Каждый человек имеет право на полноценную жизнь. Это право включает в себя все возможные гражданские и юридические права человека



Каждый человек, реализуя свое право на жизнь, не может и не имеет права этим самым как-то ограничивать такое же право другого человека.

Верховная власть данного социума не имеет права своими действиями ограничивать право на жизнь членов данного социума. Верховная власть должна предпринимать меры по ограничению таких действий членов социума, которые нарушают права других членов социума на жизнь.

4. Право собственности (материальной, интеллектуальной, духовной) индивида - неприкосновенно. Оно не может быть нарушено высшей властью или другим человеком даже по суду, если собственность индивида возникла в результате его усилий, соответствующих условию реализации права на жизнь, т.е. в результате того или иного вида трудовой деятельности, или получена по наследству.

Каждый человек, реализуя свое право на жизнь, не имеет права противодействовать верховной власти обеспечивать реализацию перечисленных выше принципов, но своими усилиями (морально и/или материально) способствует реализации верховной власти в осуществлении ее функций.

Как видим, эти конституционные правила универсальны по своему значению и могут использоваться на любом уровне социума, начиная от уровня семьи и кончая всей страной.

У них имеются очень важные достоинства:

- эти принципы имеют прямое действие, т.е. не требуют каких-либо разъяснений;

- эти принципы понятны любому члену семьи и общества, что и может стать гарантом их соблюдения, поскольку любое их нарушение будет выявляться немедленно любым членом социума;

- эти принципы, несмотря на краткость изложения, охватывают все области частной и общественной жизни.

Именно поэтому, мне кажется, такие принципы и должны быть неизменяемы (должны быть конституционными) при любых условиях жизни. Мне кажется, что именно этот - запретительный для высшей власти, т.е. для государства - принцип должен быть реально положен в основу конституции любой страны. Правда, на уровне государства обязательно должен быть добавлен еще один конституционный принцип, касающийся особых условий природопользования.

“6. Земля является особым объектом собственности. Независимо от формы собственности (государственная, муниципальная, частная) земля может быть по суду изъята у собственника, если он не обеспечивает соблюдения экологических требований к эксплуатации земли, т.е. изменяет статус своего земельного участка и/или смежных с ним в худшую сторону относительно показателей, зафиксированных в земельном и/или водном кадастре”.

Если проанализировать действие этих принципов именно на уровне государства (т.е. системы управления обществом), то мы увидим, что в этом случае реально ограничивается власть чиновников, поскольку они в этом случае будут только исполнителями, но не законодателями. От них уже не будет зависеть судьба человека, но уже именно чиновник будет зависеть от того, как он обеспечивает реализацию права человека на жизнь...

К сказанному следует прибавить очень важное замечание:

При принятии указанных психологических принципов демократии в качестве законодательной базы для всех остальных законов ребенок с первого мига своей жизни (с момента зачатия) будет обладать всем комплексом прав. Этого сегодня нет, пожалуй, ни в одной стране мира.

Психологические принципы демократии, рассмотренные выше, характеризуют условия сохранения коллективной функции отражения. Это условия сохранения психической устойчивости социума. Даже можно сказать сильнее: это единственное условие устойчивого развития общества, одинаково действующее в масштабах отдельной квартиры и всей планеты.


ГЛАВА 3.7. УСЛОВИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ КОЛЛЕКТИВНОЙ ФУНКЦИИ ОТРАЖЕНИЯ

Теперь необходимо рассмотреть факторы, создающие в основе эту функцию. Следует заметить, что эти факторы могут разниться в зависимости от уровня социума, т.е. для семьи это будут свои факторы, для производственного коллектива – другие, для города – третьи, а для страны – четвертые. Но в основе всего лежит в первую очередь – понимание членов социума друг друга.

Основой такого понимания является язык, как естественный инструмент единения, на котором происходит общение в конкретном социуме. Это первый, может быть, самый главный фактор, определяющий возможность появления и существования коллективной функции отражения. Этот фактор естественно присутствует на любом уровне социума.

Следующим фактором, определяющим условия взаимопонимания, является язык эмоций. Однако данный фактор не столь однозначен, как предыдущий. Дело в том, что лишь при условии отсутствия негативных эмоций может развиваться и усиливаться коллективная функция отражения. Можно даже говорить, что взаимопонимание на уровне эмоций будет лишь тогда, когда эмоции, пусть не совпадающие по объекту своего приложения, будут положительными. И смысл такого взаимопонимания на языке эмоций заключается в условиях формирования мыслеформ. Негативные эмоции, как говорилось неоднократно ранее, порождают левозакрученные биологические торсионные поля в виде мыслеформ, которые при этом будут “черными”, негативными.

Ранее мной приводился пример из истории XIX века, когда произошел гигантский пожар в Чикаго, фактически за одну ночь спаливший большой город дотла. Причиной его были последствия гражданского противостояния, имевшего место в США в те годы. За подробностями я отошлю к предшествующему материалу данных книг. Можно сказать, что причиной этого пожара была полностью разрушенная в результате гражданской войны коллективная функция отражения целой страны.

Немаловажным, одним из главнейших факторов, определяющих условия появления, существования и позитивного развития коллективной функции отражения, является религия. Однако не просто религия, но единая религия. Здесь важными составляющими являются как обрядовая часть и молитвы, так и само восприятие Всевышнего. Формальное следование религиозным канонам не дает ничего для развития коллективной функции отражения. Тем более разрушает коллективную функцию отражения религиозный фанатизм.

Условием способствования развитию коллективной функции отражения является непротивостояние одной религии другой. Для России определяющим фактором в создании и развитии коллективной функции отражения является сохранение и развитие православной религии, хотя у нас много последователей, в первую очередь, мусульманской религии. Но в России эти религии не противостоят друг другу. Этот исторический факт многовекового сосуществования разных религий в России привел к появлению того, что принято называть “русским духом”, одинаково принявшего в свою обитель и под свое покровительство все народы России. Но все-таки было бы существенно лучше, если бы религия для России была единой.

Еще одним фактором, способствующим появлению и существованию коллективной функции отражения на уровне страны, является принятая государственная символика. Для России это в первую очередь герб – двуглавый орел, доставшийся нам “по наследству” от Православной Византии. Не следует полагать, что государственный герб – всего лишь условный символ. Напротив, если такой символ освящен веками, если само его существование обусловлено определенными историческими традициями, если, наконец, в этом символе имеется и религиозная подоплека (связь с Византией), то аккумулирующая и стабилизирующая роль такого символа будет большой.

У исторически существующего герба страны, как и у иконы, существует информационная связь с внешней информационной оболочкой страны (с коллективной функцией отражения), что и является воплощением государственного оберега. В определенном смысле наш государственный герб – двуглавый орел - может быть уподоблен некоторой иконе. Если же учесть, что и православие Россия получила от Византии, бывшей в то время идейной хранительницей Христа, то это означает, что сегодня Россия сегодня несет некоторую мессианскую функцию, является в некотором смысле наследницей Христа.

К числу факторов на уровне страны, сохраняющими и развивающими коллективную функцию отражения, следует отнести государственный флаг и государственный гимн. Однако к России это, по-видимому, не относится. Дело в том, что “триколор” государственного флага, восстановленный как исторически имевший место, далеко еще не всегда является общепризнанным и общепринятым символом государства. Еще имеется немало людей, “поклоняющихся” красному флагу, никогда ранее не использовавшегося как государственный символ, но возведенный в символ поклонения кучкой людей, поставивших своей задачей, как можно полагать, уничтожение России. Это следует из того, что и герб СССР ничего общего не имел с Россией, но предполагал присоединение остальной части земного шара к территории СССР (но не к России), что обозначено символом земного шара и лентой, отмечавшей присоединение очередного государства к империи коммунистов.

Государственный гимн России (в редакции 2001 года), принятый и утвержденный вместе со словами также не может сегодня считаться фактором, развивающим коллективную функцию отражения России. Во-первых, музыка гимна информационно (на уровне полевых структур) связана не с Россией, а с СССР. Во-вторых, слова гимна не отменили семантику гимна СССР. Можно сказать еще более определенно: сейчас восстановлена негативная мыслеформа гимна СССР. Это не способствует развитию и сохранению коллективной функции отражения России.

На мой взгляд, для гимна необходимо было написать совершенно новый комплекс “музыка-стихи”, в котором нашло бы отражение некоторое желаемое будущее нашей Родины, но не ее кровавое прошлое. Можно лишь согласиться, что музыка Глинки, использовавшаяся в течение десяти лет в качестве гимна, также не годилась в качестве гимна, как не годилась и мелодия “Боже, царя храни”.

Еще одним фактором, непосредственно влияющим на сохранение и развитие (или разрушение) коллективной функции отражения на любом уровне социума, является духовная культура – музыка, живопись, архитектура, кино, телевидение, а также средства массовой информации.

Все, что касается музыки XIX века России, то эта музыка является несомненным фактором, сохраняющим и развивающим нашу коллективную функцию отражения. Сюда же следует отнести и классические русские народные песни. Все произведения русских классиков XIX века, русские народные песни, городские романсы, музыка Свиридова, Прокофьева, Шостаковича, Дунаевского, Соловьева-Седого и многих других стремится объединить людей, создает монолитные положительные мыслеформы.

Совсем иное дело обстоит с современной поп-музыкой. Лишь отдельные произведения достойны того, чтобы быть отнесенными к этой категории. В подавляющем большинстве случаев поп-музыка, чуждая историческим корням России, разрушает коллективную функцию России, наносит большой ущерб развитию души россиянина.

Эта музыка в подавляющем числе случаев “ни о чем”, она разъединяет людей, изолирует их друг от друга. Она ничего не дает душе с точки зрения формирования положительных эмоций. Эмоции, вызываемые современной поп-музыкой, в большинстве случаев примитивны. Они семантически относятся к уровню простейшей, примитивной чувственности, вызывающей “окрашивание” структур души в серые и красные тона тусклых оттенков. Такой процесс как раз и соответствует тому, что коллективная функция отражения при этом совершенно не развивается.

Точно также можно сказать и о современном киноискусстве. Засилье боевиков, фильмов ужасов способствует тому, что синхронно население различных стран формирует негативные (“черные”) мыслеформы, непосредственно разрушающие коллективную функцию отражения. Но у этого процесса – показа различных форм насилия – имеется и обратная сторона. Насилие становится привычным, доступным, привлекательным, ненаказуемым. Это означает, что и в дальнейшем коллективная функция отражения будет разрушаться, а это уже судьба страны. Более подробно этот вопрос рассмотрен в книге “Реинкарнация и карма. Размышление о грехе”.

Я не первый, кто высказывает подобные мысли. Надеюсь, что не буду и последним. Но в подтверждение своих идей считаю необходимым процитировать мысли интересного философа А. И. Клизовского. Он еще в тридцатые годы XX века изложил в некотором смысле квинтэссенцию философских идей, основанных на древних восточных религиях, на теософских учениях в виде некоторой новой философской идеи (А. Клизовский “Основы миропонимания новой эпохи”, том 1-й, Рига “Виеда”, 1990 г.).

В дальнейшем я буду еще обращаться к материалам этой работы, а пока проследим за идеями А. Клизовского о формировании коллективной функции отражения, о которой он говорит в несколько ином ключе.

“Мысль сильная, яркая, с определенной целью сознательно посланная, создает из ментальной материи живое пространственное существо – мыслеобраз (мыслеформа, О. Ю.), которое будет стремиться осуществить вложенную в него идею. Эти мыслеобразы живут столетиями и тысячелетиями, ожидая исполнителей вложенных в них мыслей. Они отличаются от прочих живых существ ментального плана тем, что не могут отвечать на вопросы, ибо не имеют центра сознания, живут лишь для того, для чего они рождены, и действуют лишь в том направлении, которое составляет сущность их содержания.

Но не нужно думать, что лишь сильные и яркие мысли способны творить, что мысли слабые, неясные и туманные безвредны. Они гораздо вреднее, нежели можно предположить, помня, что во Вселенной действует закон притяжения подобного подобным. Каждая мысль, хотя бы неопределенная, неясная и туманная, создает соответствующее туманное отражение в ментальном плане, которое притягивается подобными же неясными и туманными мыслями других людей. Они не сливаются с несходными с ними по содержанию туманностями, но лишь с себе подобными” (стр. 58-59).

“Человек не может получить лучше того, что он посылает. Не может то отрицательное, что он посылает в пространство, трансмутироваться для него в нечто положительное, и все стихийные бедствия и катастрофы до землетрясений включительно есть создание самого человека, результат его плохого мышления” (стр. 59-60).

“Человек, лелеющий мысли ненависти, злобы или мести, создает и привлекает к себе такие мыслеобразы, что, если бы он мог их видеть, он ужаснулся бы сам, ибо материя астрального плана настолько пластична, что мысль творит из нее именно такое существо, какое вложено в содержание мысли, потому и говорится, что мысль есть величайшая творческая сила.

Существо, созданное мыслью о злобе, будет сама злоба, при одном взгляде на которую ни у кого не останется сомнения, что это именно злоба.

Существо, созданное мыслью о какой-нибудь низкой страсти, будет сама низость и сама страсть. Человек, думающий о каком-нибудь преступлении, создаст преступное существо, которое будет стараться осуществить это преступление в жизни, ибо все, что существует в ментальном плане, должно когда-нибудь осуществиться на физическом.

Эти творимые человеческой мыслью живые существа, проводя в жизнь вложенную в них мысль, исполняют в некотором роде волю человека и являются как будто рабами создавшего их человека, но на самом деле в окончательном результате они покоряют и порабощают человека и держат его в своей власти до тех пор, пока сильными и положительными мыслями он не создаст другое, более могучее существо, которое порвет связь человека с отрицательным существом и уничтожит его. Если же человек этого не сделает, то созданное им существо, усилившись и окрепнув, со временем уничтожит его” (стр. 61 – 62).

А. Клизовский отразил лишь одну сторону действия коллективной функции отражения, считая ее, по-видимому, только лишь совокупностью когда-либо сформированных мыслеформ. На самом деле коллективная функция отражения сложное и многомерное живое информационное образование. Она существует вполне самостоятельно и самостоятельно действует на человечество в положительном или в отрицательном смыслах.

А. Клизовский невольно подметил, что коллективная функция отражения может быть положительной или, напротив, отрицательной. Может создаваться, но может и разрушаться. Почему я говорю о том, что он невольно отметил указанные свойства коллективной функции отражения? Только потому, что при понимании ее лишь в виде совокупности мыслеформ, объяснения А. Клизовского теряют основание. Только то понимание коллективной функции отражения, которое связывается с существующим вполне автономно живым информационным существом, позволяет понять, как справедливы выводы А. Клизовского.

Именно поэтому я и говорю, что в России не следует копировать чужой образ мыслей и образ жизни, чужие и чуждые привычки, иначе нам придется расстаться с самим образом России.

Если народу Соединенных Штатов так хочется разрушать свою страну, то это их право. Нашей стране, обладающей высоким нравственным и духовным потенциалом, создававшимся в течение тысячелетий, следует оберегать свою коллективную функцию отражения. Никакие экономические соображения о дешевизне проката боевиков, фильмов ужасов или уголовных триллеров при этом не могут стать оправданием. Как сказано в Евангелии – нельзя одновременно служить Богу и маммоне, т.е. “золотому тельцу”.

Теперь можно перейти к анализу психологии семейных отношений с учетом рассмотренных в данной главе положений о коллективной функции отражения.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 173; Мы поможем в написании вашей работы!







Мы поможем в написании ваших работ!