Достаточно хорошо, чтобы съесть



 

Одним воскресным днем 2004 года моя жизнь изменилась навсегда. Я сидела в гостиной своего дома в Нью-Хейвене, штат Коннектикут, и читала New York Times. Когда я дошла до раздела «Воскресный стиль», то сразу же натолкнулась на статью о предстоящей публикации книги Мирей Гильяно «Почему француженки не толстеют»[21]. Книга еще не вышла, но я сразу почувствовала, что почва уходит у меня из-под ног.

Судя по статье, книга Гильяно была посвящена тому, как худеют француженки – они едят понемногу, потому что делают это только для удовольствия.

 

Не нужно сидеть на «диете». Достаточно лишь получать истинное наслаждение от невероятно вкусной пищи – пусть даже с шоколадом и сливочным маслом! – но в умеренном количестве.

 

Питаясь, как француженка, вы будете счастливы и уравновешенны. И вам никогда не захочется съесть целый огромный пакет кукурузных или картофельных чипсов (нет, нет, автор книги так не делает, но пример показательный).

Я сразу же позвонила в местный книжный магазин и попросила отложить для меня экземпляр этой книги, когда она поступит. Я много лет боролась с лишним весом. Честно говоря, уже в 14 лет я вступила в общество Следящих за Весом, и мне даже удалось скинуть целых пять фунтов[22]. В конце концов, в 1985 году я получила карточку «Пожизненного члена общества» и с тех пор продолжаю свою борьбу. Ох, как же это нелегко!

И вот появляется книга под весьма соблазнительным названием «Почему француженки не толстеют»! Мысль о том, что можно есть для удовольствия и наконец-то примириться с едой, показалась мне невероятно соблазнительной. Это же настоящий рай! Можно есть хлеб, и настоящее масло, и темный шоколад, и пить вино и шампанское – и при этом худеть! Я дождаться не могла, когда книга попадет мне в руки.

Мы еще не получили книгу и не успели ее прочитать, когда мне позвонила моя подруга Сьюзен Даниген. Она только что вернулась из Парижа и хотела навестить меня. Она приехала с бутылкой вина и какими-то закусками. Наверное, вы догадываетесь, что она привезла? Именно! Бутылку французского вина и кружок сыра бри с пакетом крекеров. На Сьюзен был новый шарф от Hermes с рисунком «флакон духов». Весь ее облик буквально кричал: «Я только что была в Париже!» Мы поболтали на ломаном французском, я выложила сыр и хлеб на блюдо и открыла вино. Сьюзен уже слышала о книге Мирей «Почему француженки не толстеют» и точно так же, как я, дождаться не могла, когда ее можно будет заполучить, прочитать и узнать, как есть в свое удовольствие и при этом быть стройной. Мы решили стать настоящими француженками! О-ля-ля! Мы разлили вино, чокнулись и произнесли любимый тост: «A votre santé! » (За ваше здоровье!). А потом мы выпили всю бутылку вина, съели весь сыр и все крекеры, а еще большую гроздь винограда и яблоки, которые я нарезала для «пищеварительного баланса».

Сколько очков присудили бы нам Следящие за Весом? Наверное, целую сотню. А может, и две. Точно не знаю, но, думаю, вся неделя пошла прахом!

 

Как вам это понравится

 

Прочитав наконец-то книгу, о которой я так мечтала, я поняла, что мне есть чему поучиться. И главное – это размер порций! Они должна быть маленькими. Книга Мирей Гильяно полностью изменила мое отношение к еде.

Но пришлось мне нелегко. Если ты – крупная американская женщина (а я именно такая!) с огромным американским аппетитом, то как же тебе принять идею маленьких порций? Как наесться, если в ответ на вопрос: «Как вам это понравилось?» – хочется сразу же закричать: «Хочу еще, еще, еще, еще!» И речь тут не только о еде. Мы всегда хотим больше: больше любви, больше денег, больше комплиментов, больше внимания, больше нарядов, больше туфель – еще, еще, еще, еще! Мне не терпелось узнать, как французские женщины ухитряются быть счастливыми, довольствуясь меньшим. Как они преодолевают свою неуверенность? Как они находят то je ne sais quoi (не знаю что)?

Задать этот вопрос моей французской бабушке я не могла. Она умерла много лет назад и унесла с собой секрет joie de vivre . Она не успела поделиться со мной своей savoir vivre (житейской мудростью).

Я – американка. Еда для меня – не просто питание, а нечто большее. Это своего рода эмоциональное топливо. Это лекарство. Это таблетка счастья. Еда приносит комфорт – порой даже избавляет от невысказанной боли. А иногда это разновидность мести. Естественно, если к еде относиться без уважения, она может стать опасным оружием. Она может насытить тебя, но в то же время и уничтожить.

Наверное, именно поэтому моя французская бабушка строго-настрого запрещала нам появляться на кухне в перерывах между трапезами. Летом я жила у них с дедушкой, пока мама лежала в больнице. До сих пор помню, как вкусно бабушка готовила. У нее все было вкусно и ароматно. У нее всегда была масса свежих овощей из собственного огорода. Да, она добавляла сливочное масло, когда готовила тыкву и стручковую фасоль. В истинно французском стиле бабушка подавала еду на маленьких тарелках. И порции ее были достаточными – но не больше. Мы очень быстро научились не просить добавки. Правда, бабушка всегда подавала десерт. Никогда не забуду свежие персики с ванильным мороженым, которое она готовила в собственной мороженице.

А когда обед заканчивался и посуда была вымыта, кухня закрывалась – насовсем. Если бабушка видела, что я начинаю крутиться возле кухонных шкафов жаркими летними днями, она сразу же отправляла меня подышать свежим воздухом. Когда мне было уже за двадцать, я прочла роман Джудит Кранц «Крупинки».

 

Читая главу о том, как толстая американка из Бостона приезжает жить в Париж, а хозяйка ее квартиры просто-напросто запирает холодильник на замок, я сразу же вспомнила бабушку!

 

Героиня романа, Валентина, возвращается в Америку полностью изменившейся. Она стала стройной, изысканной женщиной. Она усвоила французский метод обретения равновесия и баланса. Мне кажется, что такое отношение к еде выработалось у французов из-за долгой истории борьбы и лишений. В прошлом в истории этой страны произошли ужасные события, которые приучили французов ничего не воспринимать как должное. Я слышала, что улитки и лягушачьи лапки отнюдь не были уделом гурманов. Они стали пищей из-за суровой необходимости. Людям не хватало цыплят, рыбы и говядины, и им приходилось быть изобретательными. Возможно, французские femme d’un certain âge так тщательно следят за весом, потому что быть толстой – это непатриотично, а стройность – это проявление уважения к тяжелой борьбе, которую их родители, бабушки и дедушки вели во время войн. Имея за плечами такую историю, люди просто испытывают чувство вины за переедание и любые излишества. Мне кажется, что это так.

 

Никаких коров

 

Во Франции на привычку «пастись» у холодильника смотрят неодобрительно. Время трапезы священно, и к нему нужно приходить с должным аппетитом. Французские трапезы – это настоящая радость, праздник, важный момент жизни, когда формируются отношения, решаются семейные проблемы, вспыхивают искры любви, обсуждаются важные вопросы. Это важнейший источник удовольствия в жизни любого француза. Очень важна беседа. Искусство беседы во Франции доведено до высочайшего уровня. Это действительно искусство. Интеллигентный и остроумный собеседник станет желанным гостем за любым столом.

Француженки от ужинов с родными и друзьями получают очень многое. Они могут поговорить о том, как прошел их день, и превратить хаотичные разнообразные события в нечто упорядоченное. Мы все знаем, что женщинам нравится разговаривать. Мы хотим быть услышанными. Сидя за красиво накрытым столом (может быть, даже со свечами и приятной музыкой), мы учимся связывать трапезу с joie de vivre и находить счастье, преломляя хлеб.

Поскольку процесс еды во Франции неразрывно связан с общением, то тайные ночные перекусы в одиночку для французов совершенно неприемлемы. Во-первых, они наедаются за ужином. Во-вторых, ощущение сытости длится часами. Более того, ужин в обществе других людей – это не просто процесс насыщения. Это разговоры, смех, общение – это пища для сердца и души. А со счастливым сердцем трудно выйти из-за стола неудовлетворенным. Такая трапеза воздействует на эмоциональную сторону сердца и души человека. Она удовлетворяет не только голод, но еще и желание быть любимым.

И в этом смысле можно сказать, что трапеза – это любовь. А чувствуя себя любимыми, мы счастливы.

 

Желание быть увиденным

 

Однако усвоить новый образ питания и уважения к пище не всегда легко. У нас за плечами долгие годы использования еды в медицинских целях. Должна признаться, что порой мне кажется, что я сама виновата в своей полноте. Не в самой полноте, а в плохом отношении к себе, в ощущении того, что я «недостаточно хороша» – и в плане физической красоты, и в плане своего места в мире. Я всегда ощущаю свои недостатки – почти как «гандикап» в гольфе.

 

Мне даже выгодно иметь эти недостатки, чтобы от меня ожидали меньшего.

 

В моем случае подобные «изъяны» несут и эмоциональную нагрузку. В свое время мы с мамой попали в серьезную автомобильную аварию, и мама стала инвалидом, а я практически не пострадала. С тех пор я постоянно терзаюсь чувством вины.

А вот если бы у меня не было лишнего веса, то, как мне кажется, я могла бы быть человеком сильным и абсолютно уверенным в себе. Но, с другой стороны, если бы я была сильной и уверенной, то, боюсь, от меня слишком многого бы ожидали. Да и другие женщины стали бы меня недолюбливать. А мой недостаток – лишний вес – говорит миру: «Вот видите, я тоже несовершенна и уязвима».

Можно подумать, что крупная фигура делает человека сильным и большим, но это не так. Это своеобразное наказание самого себя. Это все равно что заставить себя выйти на улицу, надев трусы на голову. То есть сделать нечто нелепое, что все увидят: «Надо же, она надела трусы на голову! Что с ней случилось?» Возможно, это и есть часть уравнения нашей уязвимости – я хочу быть увиденной. Думаю, что такая проблема есть у всех женщин, даже у моего кумира Опры Уинфри. Все мы хотим, чтобы нас ценили, принимали и любили такими, каковы мы есть, несмотря на нашу борьбу с лишним весом, а может быть, и за эту борьбу. Мы чувствуем себя уязвимыми и несовершенными, но мы именно таковы. Именно наши человеческие слабости и несовершенства делают нас такими, каковы мы есть.

 

Реальные фигуры

 

Ну а теперь, если все это действительно так, сообщу вам и хорошие новости. У нашей проблемы есть решение, и француженки могут нам в этом помочь. Если мы боремся с лишним весом, то нам нужно, чтобы кто-то нас принимал. Прямо сейчас. Нам нужно быть увиденными – во всем нашем несовершенстве! Начните с ходьбы. Да, да, именно с ходьбы! Может быть, вы и не живете в Париже или французском городке, где можно каждый день ходить на рынок. Но вы всегда вольны поставить машину подальше от магазина и дойти до него пешком. А если вам нужно пройтись по нескольким магазинам, то поставьте машину в конце улицы, а потом пройдите ее до конца и вернитесь обратно, по пути делая покупки. Возьмите с собой холщовую или соломенную сумку. Ходьба – прекрасное упражнение, доступное каждому. А сумки с покупками укрепляют мышцы рук! А, кроме того, это прекрасный способ достижения полного единства разума, духа и тела. Если вы находитесь не в лучшей физической форме, то скоро это почувствуете. Вы выдохнетесь и устанете. И это очень важно.

 

Вы так привыкли ездить повсюду на машине, что набрали лишние килограммы, сами того не заметив.

 

Но когда вы начнете ходить, то сразу же это почувствуете. Кроме того, вас будут видеть. Вы ощутите реакцию людей на свое присутствие. Улыбаются ли прохожие, заметив ваш красивый синий шарф? Обращают ли они внимание на ваши туфли? А еще вы будете видеть свое отражение в витринах. Все это укрепляет ощущение присутствия в этом мире. Нет, вы вовсе не невидимка.

Да, конечно, вам не всегда будет нравиться то, что вы увидите. Возможно, вы поймете, что за зиму набрали несколько лишних килограммов. Ну и что? Если вы увидите себя в этом мире, то наверняка увидите и других женщин, похожих на вас. Может быть, мы все за зиму набрали несколько килограммов. Однако женщины все равно ходят по улицам, сидят в кафе или стоят в очереди на почте. Уверена, что вы заметите: некоторые из них одеты очень хорошо и даже изысканно. В борьбе с весом есть и свои плюсы: она будит воображение и учит ценить шарфы, шляпы, туфли и украшения.

Понимаете, если мы будем прятаться от стыда за себя, то это ничем нам не поможет – и не поможет обществу в целом. Спрятавшись, мы начнем есть еще больше. Так почему бы не поступать так, как поступают француженки? Они совершенно спокойно относятся к лишнему весу. Они не сходят с ума от диет. Они спокойно выходят в свет и говорят друг другу о том, что поправились. Они не делают из этого проблемы. Они слышат, что говорит им их тело – идет ли речь о лишних килограммах или о лишней худобе. А потом они кое-что меняют, оценивая перспективу в целом. Но отнюдь не садятся на строгую диету, потому что любят и ценят свою вкусную кухню.

Недавно я получила от Изабеллы электронное письмо. Когда я спросила ее о физических проблемах, она ответила, что самое важное для нее – «хорошо чувствовать себя в собственной коже». Это такое французское выражение. Изабелла считает, что очень важно прислушиваться к собственному телу, потому что тело всегда подскажет , какой вес для вас оптимален. Следует обращать внимание не на цифры на шкале весов, а на собственные телесные сигналы.

Может быть, настало время выбросить весы прочь и прислушаться к своим бедрам, талии, животу и ягодицам!

 

Городские девушки

 

Мне кажется, что девушки в таких городах, как Нью-Йорк и Париж, всегда стройные. И это потому, что им приходится повсюду ходить пешком. Здесь даже толстяки стройные! В таких городах не увидишь чрезмерно ожиревших людей, потому что с таким грузом просто невозможно перемещаться – бежать за автобусом, делать пересадки в метро, подниматься по лестницам, проходить целые мили, чтобы добраться из пункта А в пункт Б.

 

Да, французы без обиняков скажут вам, что вы излишне поправились. В Америке мы более тактичны. Но наша лояльность, как мне кажется, и порождает проблемы. Мы чересчур тактичны и лояльны.

 

Машина рискует превратиться в своеобразное «убежище». Это – маленькая пещера. Если не проявить осторожности, то она очень легко может стать местом, где хочется тайком съесть шоколадку – ведь никто не увидит. Думаю, что члены общества Следящих за Весом часто становятся лидерами, потому что умеют достигать поставленной цели. Лидер нашей группы в Кейп-Код, ослепительная Барбара, говорит, что эта программа позволяет ей быть честной с самой собой. В этой задаче мы едины, и мы следим друг за другом. Мы никогда не критикуем друг друга и всегда принимаем себя такими, каковы мы есть, но мы знаем, что обсуждать проблемы очень важно. И не надо бояться лишнего веса, словно это ужасное чудовище, которое прячется в темноте. Такой подход не просто полезен для тех, кто борется с весом. Он еще и снимает завесу тайны с процесса похудания и поддержания веса.

 

Да, французы без обиняков скажут вам, что вы излишне поправились. В Америке мы более тактичны. Но наша лояльность, как мне кажется, и порождает проблемы. Мы чересчур тактичны и лояльны.

 

Нам кажется, что лишний вес – это настолько неприятная и личная проблема, что нам не позволено о ней даже упоминать. Думаю, что успех книги и фильма «Дневник Бриджет Джонс» объясняется именно тем, что в ней самым веселым и понятным каждой женщине образом было привлечено внимание к этой неприятной проблеме.

 

Толстые – это новые стройные

 

Не следует ли нам наложить мораторий на «чудесные» истории трансформации? Вы знаете, о чем я говорю: «Она похудела с 14-го до 4-го размера всего за 21 день!», «Как избавиться от жира на животе с помощью одного простого приема!»…

Недавно я была на одной конференции, и в зале присутствовали преимущественно женщины. Тема конференции не была связана с похудением, но одна из участниц поднялась и сообщила всем присутствующим, что сбросила сто фунтов[23] и теперь носит 2-й размер. Все захлопали. Некоторые даже прослезились – честное слово, я видела это собственными глазами. Я была рада за эту женщину, но у меня появился вопрос: а стала бы она объявлять о том, что похудела на 15 фунтов?[24] И стали бы мы ей аплодировать с таким же жаром? Не думаю. Потому что в похудении на 15 фунтов нет ничего драматичного и героического. Но могу сказать вам по личному опыту: сбросить 15 фунтов не легче, чем 50. Последние пятнадцать фунтов – вот где кроется настоящая драма. Но поскольку мы этого не «видим», то и не признаём этого. Вот почему нам так нравится история Золушки. Нашей героине приходится бороться не с парочкой злых сестер, а с собственным весом. А если говорить о реалити-шоу, связанных с трансформацией, то нашей Золушке надо не только похудеть, но еще и исправить прикус, сделать новую прическу, сменить одежду, пройти процедуру липосакции и увеличить грудь. А затем – voila ! Золушка приходит на бал полностью преображенной. Она прекрасна!

Во всех этих историях есть одна проблема – они стимулируют однозначность мышления: черное или белое, или-или. Мы получаем сигнал о том, что повседневные усилия – упражнения, правильный выбор продуктов, маленькие слабости, а потом маленькие исправления – слишком скучны! Почему бы не дождаться, когда наступит полная катастрофа, а потом решить все проблемы одним махом? Например, сделать пластическую операцию, или найти чудодейственную диету, или нанять гуру фитнеса.

Менталитет, при котором воспринимаешь себя либо в программе , либо вне программы , ведет лишь к ощущению несчастья и неудовлетворенности. В таком состоянии всегда кажешься себе недостаточно хорошим. Всегда несовершенным. Это абсолютно не по-французски и очень вредно для тела, разума и духа. Когда сильно худеешь, потом набираешь вес и снова начинаешь с ним бороться, это порождает полный хаос в самооценке.

А как же нужно действовать? Что вы думаете о небольших шагах каждый день? Что думаете о том, чтобы принять и полюбить себя красивой либо несовершенной, уязвимой прямо сейчас, в любом своем состоянии?

Вот за что я люблю кампанию «Истинная красота» фирмы Dove. Их сигнал очень прост – красота может проявляться в разных формах, размерах, цветах и возрастах. Зайдите на их сайт, и вы увидите, что в рекламе этой фирмы используются настоящие, реальные женщины, а не экзотические красотки, каких не встретишь на улице. И они даже создали фонд, который поддерживает девушек, испытывающих кризис в самооценке.

Итак, вы видите, что возникло определенное движение. На самом деле компании хотят поступать правильно. Если мы дадим им знать, что нереалистические ожидания, которыми бомбардируют нас средства массовой информации, пагубно влияют на наше здоровье, красоту и моральное состояние, то даже компании, производящие модную одежду, прислушаются. Говорите же. Пусть мир знает, что вы хотите видеть более широкий диапазон стандартов красоты. Мир уже готов слушать!

 

Вы достаточно хороши, чтобы есть. Начните лишь следить за размером порций. Помните, что можно есть меньше, но при этом получать больше удовольствия от еды. Держитесь подальше от кухни между трапезами.

Больше ходите – это не только хорошее физическое упражнение, но еще и способ быть увиденной и научиться принимать свое тело сейчас, а не когда-нибудь в будущем. Не соблазняйтесь схемами быстрого похудения. Стройность и здоровье требуют повседневной работы.

Заботьтесь о своем теле прямо сейчас. Не откладывайте это на будущее, когда вы достигнете столь желанной совершенной формы. Ваше тело заслуживает любви во всех своих проявлениях.

 

Глава 8

Как флиртовать à la Français

 

У французов нет слова «флирт». И совершенно понятно, почему. Каждый разговор, каждая беседа, каждый взгляд, каждое купленное яблоко и каждый купленный багет – это и без того «флирт» в нашем понимании этого слова. Франция – это страна традиций и подтекстов. В старину магазины располагались на первых этажах жилых домов. Входя в магазин, человек в фигуральном смысле слова входил в «дом», поэтому до сих пор считается невероятно грубым просто войти в магазин и начать рассматривать товары, не перекинувшись с продавцом парой слов. Нужно хотя бы поздороваться: «Bonjour, Madame! Bonjour, Monsieur! »

«Флирт» – это своеобразный способ наладить контакт и облегчить общение. Он используется не только в повседневной жизни, но и в бизнесе. Иначе говоря, для французов флирт – это совсем не то, что для нас. Французский флирт не имеет отношения к соблазнению (по крайней мере, в большинстве случаев). Это, скорее, искусство беседы, которое в этой стране ценится очень высоко. Искусство беседы заключается в вежливости и в понимании того, что вы принимаете участие в древнем социальном обычае. Кроме того, флирт превращает обычную жизнь в нечто более увлекательное, веселое и, разумеется, более вкусное!

 

Французская женщина «флиртует» глазами – она смотрит вверх, быстро опускает глаза, а потом снова их поднимает. Она «флиртует» милым несогласием. Она «флиртует» очаровательным смехом. Она «флиртует» даже тем, как входит в комнату, поправляет волосы, скрещивает ноги, лишает вас своей ослепительной улыбки, пока не сочтет вас достойным того, чтобы увидеть ее идеально неидеальные белые зубы.

 

Она «флиртует» со всеми и постоянно. И поскольку у этого процесса нет ни начала, ни конца, собеседник никогда не чувствует, когда француженка «включает» или «выключает» свой флирт. Она просто так живет. Это делает ее счастливой. Это – часть ее joie de vivre .

 

Les Bisous

Поцелуи

 

Прошлой весной я оказалась в парижском метро. Рядом со мной стояла небольшая группа французских подростков – три мальчика и две девочки. Всем им было лет по шестнадцать. Я видела, как они встретились и поздоровались – все расцеловали друг друга в обе щеки. Это заняло какое-то время – поезд был переполнен, и нам пришлось стоять. А когда с поцелуями было закончено, они опять стали обычными подростками – начали смеяться, флиртовать и болтать о школе.

Вернемся к вездесущим les bisous . Когда эти мальчики и девочки проделали древний ритуал, который передавался из поколения в поколение, мне показалось, что современный мир – новое тысячелетие – на мгновение остановился. Я не могла удержаться от мысли, что этот маленький жест наверняка прокладывает себе путь во французском мозгу, своеобразное русло, по которому текут мысли о хороших манерах. Это очень интимный жест. Он гораздо нежнее и интимнее, чем рукопожатие (или как там еще приветствуют друг друга подростки в наши дни). Я знаю, что моя дочь и ее друзья обнимаются, но все же поцелуй в щечку кажется мне нежнее. Этот жест требует большего внимания и деликатности: если вы будете слишком торопиться, то смысла в нем не будет. Для поцелуя человек должен полностью сосредоточиться на настоящем моменте.

 

«Не понимаю, как женщина может выйти из дома, не приведя себя в порядок – хотя бы из вежливости. Кроме того, никогда не знаешь, а вдруг именно в этот день тебя ожидает встреча с судьбой. А судьбу лучше всего встречать во всеоружии».

Коко Шанель

 

 

Маленькие дети

 

Поезд остановился, и вошла мать с маленькой девочкой. Девочке было около трех лет. Она стояла рядом с матерью, держась за ее руку. Подростки тут же привлекли ее внимание. Точнее, один подросток. Мальчик – а именно самый красивый мальчик. Поезд остановился, две девочки вышли, и трехлетняя малышка улыбнулась оставшемуся мальчику. Он улыбнулся ей в ответ. Она спряталась за маминой юбкой. Поезд тронулся, малышка выглянула, и тут я увидела нечто совершенно невероятное. Девочка захлопала ресницами. Мальчик рассмеялся. А поезд шел дальше.

Какой восхитительный момент! Какая абсолютная невинность! И все же эта малышка и этот мальчик-подросток явно «флиртовали» друг с другом.

Конечно, маленькие девочки во всем мире флиртуют, смеются, улыбаются и увлекаются старшими мальчиками. Но американских девочек всегда учат останавливаться. Может быть, нам хотят показать, что такое поведение опасно? Что во взрослой жизни оно может привести к непониманию?

А французы не видят в этом ничего особенного. И это заставляет меня думать о том, что во французской традиции les bisous есть нечто такое, что формирует человеческое взаимодействие. Мы учимся целовать маму, отца, брата, сестру или бабушку. La bise [25] объединяет семейную любовь, дружбу и флирт. Эти поцелуи не делятся на категории. Я сильно подозреваю, что la bise – это такой же секрет, как французская загадочность и сексуальность. Для французской женщины любовь и привязанность не связаны с принципом «или – или». Поцелуй – это не случайная мелочь. Это – норма общения. А когда эта традиция сочетается с тонкостями языка (vous для формального «вы» и tu для неформального «ты», а также обращения Mademoiselle или Madame ), то, по моему мнению, возникает определенная напряженность между интимным и неформальным. Возможно, даже проблема. Приветствие поцелуем означает, что французские мужчины и женщины физически проявляют свою симпатию ежедневно. Только представьте, что эти нежные поцелуи творят с их эндорфинами!

 

Первый поцелуй

 

При таком обилии ежедневных поцелуев можно подумать, что для мальчиков и девочек первый поцелуй ничего не значит. На самом же деле первый поцелуй в губы означает очень многое!

Когда мы собирали виноград, очаровательная девочка-подросток Манон рассказала мне о первой встрече со своим парнем Лораном – сыном владельцев виноградника и винодельни. Сегодня Манон семнадцать лет.

 

Вот как она рассказала мне о первой встрече с Лораном в электронном письме.

Во-первых, мы вместе учились в школе – в лицее. Мне было пятнадцать, а ему семнадцать лет.

У меня что-то случилось, поэтому в школе я была очень грустной. До этого с Лораном мы разговаривали всего пару раз. У нас были общие друзья, но с ним я не была знакома. Он казался мне симпатичным и забавным, но я знала, что им интересуются другие девочки, поэтому решила не заморачиваться. В тот день я чувствовала себя очень плохо. Я вышла в школьный сад, а там оказался Лоран. Мы разговорились. Он сумел меня рассмешить, хотя никому из друзей в тот день это не удалось. Только Лоран сумел заставить меня улыбнуться.

Вечером я вернулась домой, включила компьютер, и Лоран связался со мной по MSN (чат). Он почувствовал, что мне грустно, но не понимал, почему – ведь я смеялась с ним целый день. Он просто не понимал, что происходит.

Я все ему рассказала. А он сказал, что если я хочу, то может позвонить мне прямо сейчас. Мы проговорили с ним до утра. И поступали так каждый вечер в течение целого месяца. Мы очень хорошо узнали друг друга. Мы постоянно смеялись. Друзья заметили, что я влюбилась, и сказали мне об этом, но я отмахивалась от их слов.

Прошло два месяца телефонного общения, и мы поняли, что нас по-настоящему тянет друг к другу. А потом он сказал мне, что считал меня самой красивой девочкой в школе с самого первого дня… В четверг, 6 мая 2008 года, мы ушли подальше от школы, чтобы побыть наедине (поскольку другие школьники постоянно подглядывали за нами и гадали, что происходит). Мы оказались на футбольном стадионе – не самое романтическое место, но нам было все равно. Мы болтали, смеялись, он держал меня за руку. Я жевала черносмородиновую жевательную резинку. Лоран говорит, что он навсегда запомнит этот запах. В тот день я еще воспользовалась блеском для губ с лимонным вкусом. Мы никогда этого не забудем. Мы болтали и сидели очень близко друг к другу. Я не могла больше ждать. Я поцеловала его, он улыбнулся и обнял меня. Вот так все это началось.

Через два месяца после начала нашего романа я познакомилась с родителями Лорана. Прошло два года. Мы по-прежнему вместе. Все прекрасно. Мы любим друг друга. В следующем году мы поселимся вдвоем в небольшой квартирке, потому что я буду поступать в университет, а он там уже учится. Мы молоды, но, надеюсь, у нас все останется, как прежде.

 

Мне нравится история Манон. Во-первых, в ней чувствуется магия первой любви, истинной любви. Манон – удивительно красивая девушка, но при этом она очень скромная, самодостаточная и даже слегка загадочная.

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 261; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ