Проигранная битва или вся война?



Бойцы добровольческого батальона "Донбасс", которые были в Иловайске с первого до последнего дня, в интервью DW рассказали, что полностью сохраняли боевой дух и даже не подозревали, что на самом деле находились в окружении.

Они утверждают, что были просто вынуждены уходить изИловайская 29 августа вслед за отступавшими по приказу командования подразделениями украинской армии по якобы согласованному с противником "зеленому коридору". Но в результате, оказались в засаде и были расстреляны.

Один из моральных авторитетов Украины, академик Игорь Юхновский в интервью украинской прессе сказал, что поражение украинских военных под Иловайском стало той битвой, которая означает поражение Украины в войне в Донбассе. Однако опрошенные добровольцы с этим не согласны.

http://korrespondent.net/ukraine/politics/3427246-ylovaiskyi-kotel-proyhrannaia-bytva-yly-voina

 

Жертвами "иловайского котла" стали около тысячи силовиков – ВСК

20.10.2014

Компетентные органы по-прежнему не имеют точных данных о количестве погибших под Иловайском.

В результате боевых действий под Иловайском погибли, получили ранения и пропали без вести около тысячи участников антитеррористической операции. Об этом заявил глава временной следственной комиссии (ВСК) Верховной Рады по расследованию обстоятельств трагедии под Иловайском Андрей Сенченко в ходе заседания комиссии, передает информагентство РБК-Украина.

"Общее число погибших, раненых, умерших от ран и пропавших без вести, по всем эпизодам Иловайской трагедии, составляет около тысячи человек", - заявил Сенченко.

По его словам, компетентные органы по-прежнему не предоставляют точных данных о количестве погибших под Иловайском украинских военнослужащих.

В то же время, в отчете временной следственной комиссии Верховной Рады по расследованию обстоятельств трагедии под Иловайском говорится, что при прорыве из окружения под Иловайском погибли более 300 украинских силовиков, говорится в отчете .

"До настоящего времени ни Министерство обороны, ни Генеральный штаб не ответили на вопрос следственной комиссии, который касается потерь Вооруженных сил Украины при прорыве нашей группировки из "иловайского котла", направленный в их адрес еще 10 сентября 2014 г.", - сказано в тексте отчета.

В то же время, комиссия пришла к выводу, что по непрямым оценкам общие потери при прорыве из окружения превысили 300 человек.

Согласно их информации, потери только подразделений МВД и Нацгвардии в зоне Иловайска с 24 августа по состоянию на 20 сентября 2014 года составили: убитых – 31 человек, ранены – 170 человек, пропавшие без вести – 65 человек, пленные – 98 человек.

Количество тех, кто умер в результате ранений, не установлено.

Как сообщал Корреспондент.net, в отчете Временной следственной комиссии Верховной Рады по расследованию обстоятельств трагедии под Иловайском сказано, что к окружению и разгрому украинских войск привели ошибочные кадровые назначения в силовом блоке, неадекватные действия министра обороны Валерия Гелетея и начальника Генштаба Виктора Муженко и отсутствие военного положения.

Напомним, бои под Иловайском начались накануне Дня Независимости, а 15 сентября министр обороны Валерий Гелетей заявил о выводе всех бойцов сил антитеррористической операции из Иловайска Донецкой области.

http://korrespondent.net/ukraine/3433922-zhertvamy-ylovaiskoho-kotla-staly-okolo-tysiachy-sylovykov-vsk

Следственная комиссия обвинила Порошенко и Гелетея в трагедии под Иловайском

20.10.2014

Президент Украины Петр Порошенко, бывший министр обороны Валерий Гелетей и начальник Генерального штаба Виктор Муженко совершили стратегические ошибки, следствием которых стала трагедия под Иловайский. Об этом во время заседания временной следственной комиссии Верховной Рады по трагедии подИловайский заявил председатель ВСК нардеп Андрей Сенченко.

«Есть серьезная стратегическая ошибка Президента по невведению военного положения. В сложное военное время Президент должен отказаться от некоторых полномочий и взять на себя полную ответственность, управляя ставкой Верховного главнокомандующего», — сказал Сенченко.

Он подчеркнул, что теперь ответственность за трагедию украинской армии под Иловайском должны разделить между собой экс-министр обороны Валерий Гелетей и начальник Генерального штаба Виктор Муженко.

«Следующей серьезной ошибкой Президента было назначение Валерия Гелетея и Виктора Муженко. На Муженко и его заместителе лежала конкретная ответственность, но они не принимали решения в критической ситуации», — сказал Сенченко.

«Министр обороны имел возможность повлиять на решение ситуации в Иловайске, поскольку еще 23 августа владел информацией об опасности в городе», — добавил он в отношении Гелетея.

Напомним, что ранее Андрей Сенченко заявлял, что в результате трагедии под Иловайск Украина потеряла около 3400 бойцов.

Он сообщил, что возглавляемая им ВСК не заканчивает сейчас работу — в Министерство обороны Украины отправлены новые запросы.

http://rusvesna.su/news/1413817129

 

«Иловайский котел»: отчет комиссии Верховной Рады

| ПНД, 2014-10-27 09:38

Полный текст промежуточного отчета ВСК по расследованию трагических событий под Иловайском обнародовал председатель Комиссии, народный депутат Андрей Сенченко.

Промежуточный отчет

Временной следственной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам расследования обстоятельств трагических событий, которые привели к гибели и захвату в плен бойцов добровольческих батальонов, а также Вооруженных сил Украины возле города Иловайск Донецкой области.

В соответствии с мандатом Верховной Рады Украины Временная следственная комиссия по вопросам расследования обстоятельств трагических событий, приведших к гибели и захвата в плен бойцов добровольческих батальонов, а также Вооруженных сил Украины возле города Иловайск Донецкой области, изучила следующие события и сопутствующие им обстоятельства:

- События в пограничном секторе Д с 23 июля и до его ликвидации в 24.00 24 августа 2014 года.

- Наступление на г. Иловайск, окружение города частями регулярных войск Российской Федерации и развитие ситуации в Иловайском котле с 24 августа и до начала прорыва 29 августа 2014 года.

- Попытки деблокирования гм. Иловайск силами антитеррористической операции (АТО).

- Переговоры о выходе группировки украинских войск из г. Иловайск.

- Прорыв сил АТО из г. Иловайск.

Комиссией был утвержден план работы, подготовлены и направлены письменные вопросы в адрес руководителя Антитеррористического центра СБУ, начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Украины, министра обороны Украины, министра внутренних дел Украины, председателя Государственной пограничной службы Украины, председателя Службы внешней разведки Украины, председателя Службы безопасности Украины, руководителя Главного управления разведки Министерства обороны Украины, начальника информационного управления (разведки) Государственной пограничной службы Украины, Генерального прокурора Украины, командующего Национальной гвардией Украины, председателя Донецкой областной государственной администрации, министра здравоохранения.

Комиссией также были опрошены руководители и должностные лица министерств и ведомств, которые являются субъектами антитеррористической операции, эксперты, а также непосредственные участники событий из числа командиров, бойцов и волонтеров, в т.ч. военнослужащих Вооруженных Сил Украины, Национальной гвардии и добровольческих батальонов Министерства внутренних дел Украины.

Опросы проходили в режиме заседания Комиссии, а также непосредственно в зоне АТО и госпиталях.

Необходимо отметить, что в отличие от других ведомств, Министерство обороны и Генеральный штаб системно противодействуют работе Комиссии.

Оба ведомства, имеющих различные функции и действующих на основании различных положений, определили одного исполнителя по подготовке ответов на вопросы Следственной комиссии, что является признаком сговора руководителей ведомств.

Несмотря на общественную значимость расследования, в нарушение установленных законом сроков, неполные ответы от Генерального штаба на поставленные вопросы получены лишь через двадцать дней в виде секретного документа. При этом неправомерно ограничен общественный доступ даже к информации о погибших и награжденных.

Министерство обороны, которому были адресованы иные, чем к Генеральному штабу, вопросы, вместо ответа на них направило копию ответов Генерального штаба, но за подписью министра обороны.

Даже через сорок дней после получения вопросов, по состоянию на 20 октября 2014 года, Министерство обороны и Генеральный штаб не предоставили сведения о погибших, раненых, умерших от ран, пропавших без вести и пленных. Единственный полученный от министерства и генштаба документ свидетельствует о 108 военнослужащих Вооруженных Сил Украины, которые погибли в Секторе Д с 22 июля по 24 августа 2014 года.

Именно эту цифру - 108 погибших под г. Иловайск, неоднократно повторял, отвечая на вопросы СМИ, министр обороны Гелетей В.В., не удосужившись разобраться в том, что случилось, и какие потери понесла страна. Такого отношения не заслужили ни павшие воины, ни их семьи, ни Украина.

Приглашенные на заседание следственной комиссии министр обороны Гелетей В.В. и начальник Генерального штаба Муженко В.М. в недопустимой форме отказались отвечать на вопросы Комиссии, ссылаясь на секретность, хотя определить степень секретности ответов, не выслушав вопросов, невозможно.

В связи с блокированием расследования со стороны министра обороны и начальника Генерального штаба, Следственная комиссия была вынуждена 25 сентября 2014 года обратиться к Президенту Украины с информацией о недопустимых действиях членов Совета национальной безопасности и обороны Украины Гелетея В.В. и Муженко В.М., и просьбой обязать их содействовать расследованию.

В ответ Следственная комиссия Верховной Рады Украины только через 12 дней, с нарушением установленных законом сроков, получила отписку за подписью Главы Администрации Президента Украины Ложкина Б.Е. о том, что обращение Комиссии направлено министру обороны и начальнику Генерального штаба для рассмотрения!

Несмотря на обращение к Президенту Украины, блокирование работы Комиссии со стороны министра обороны и начальника Генерального штаба продолжилось.

Так 2 октября 2014 года Комиссией на имя начальника Генерального штаба было направлено письмо с просьбой обеспечить явку на ее заседания руководителя Сектора Д генерал-лейтенанта Литвина П.Н. и начальника штаба 8-го армейского корпуса полковника Ромигайло П.Д., а также руководителя Сектора Б генерал-лейтенанта Хомчака Р.Б. с группой офицеров.

В ответ - 4 октября 2014 года письмом за подписью временно исполняющего обязанности начальника штаба Сухопутных войск сообщено, что указанные офицеры прибудут на заседание Комиссии.

Позже, 6 октября 2014 года, в день заседания, Комиссией было получено письмо за подписью временно исполняющего обязанности заместителя начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Бессараба С.Б., в котором говорится о том, что приглашенные офицеры являются свидетелями в рамках досудебного расследования, которое проводится Генеральной прокуратурой, что они предупреждены о неразглашении тайны следствия и в связи с этим не будут участвовать в заседании Комиссии.

Однако, в тот же день, на заседание Комиссии прибыли и давали свои объяснения генерал Хомчак Р.Б. и группа приглашенных офицеров, которые являются свидетелями в рамках упомянутого досудебного расследования.

На следующее заседание, запланированное на 9 октября 2014 года, Комиссия повторно пригласила руководителя Сектора Д генерал-лейтенанта Литвина П.Н. и полковника Ромигайло П.Д. Однако в Комиссию снова последовал отказ от Генерального штаба по тем же основаниям. При этом на заседание Комиссии по инициативе Генерального штаба появился и давал показания участник иловайских событий - полковник Мельник Ю.М., который также имеет статус свидетеля в упомянутом расследовании прокуратуры.

В связи с описанными манипуляциями со стороны руководства Генерального штаба, ув членов Комиссии сложилось обоснованное впечатление о нежелании допускать на заседание следственной комиссии неудобных для военного руководства свидетелей.

Следственная комиссия Верховной Рады Украины 8 октября 2014 года была вынуждена повторно обратиться к Президенту Украины с информацией о незаконных действиях министра обороны Гелетея В.В. и начальника Генерального штаба Муженко В.М., а также с просьбой обязать указанных должностных лиц способствовать работе Комиссии.

Ответ на обращение Комиссии по состоянию на 17 октября 2014 года не получен.

Попытки блокирования работы Комиссии продолжаются.

В результате проведенной работы на основании открытых источников информации на этом этапе расследования установлено следующее:

События в пограничном секторе Д с 23 июля и до его ликвидации в 24.00 24 августа 2014года

Первоначальная задача группировки сектора Д заключалось в изоляции района АТО, закрытии участка государственной границы Украины с Российской Федерацией протяженностью около 140 км на участке Изварино - Кумачово с целью недопущения незаконного пересечения государственной границы группами российских наемников и недопущения обеспечения таких групп, а также сепаратистов из числа местного населения, вооружением и боеприпасами. Кроме того, на группировку Сектора Д возлагалась задача по обеспечению беспрепятственного подвоза боеприпасов и материально-технических средств в направлении Петровское - Степановка.

На 23 июля, дату передачи командования сектора Д от полковника Грищенко А.М. генерал-лейтенанту Литвину П.Н., группировка сектора Д насчитывала около 4000 человек личного состава и состояла из большого числа разрозненных подразделений.

По состоянию на 23 июля 72-я отдельная механизированная бригада, 79-я отдельная аэромобильная бригада (без сводного пулеметно-гранатометного взвода), 2-я батальонная тактическая группа 24-й отдельной механизированной бригады, батальонно-тактическая группа 28-й отдельной механизированной бригады, механизированная рота, самоходно-артиллерийская батарея 51-й отдельной механизированной бригады, вторая и третья гаубичные артиллерийские батареи 55-й отдельной артиллерийской бригады, прикрывавшие границу на участке Изварино - Кумачово, были фактически измучены систематическими обстрелами реактивными системами залпового огня и артиллерийскими системами с территории Российской Федерации, и находились отрезанными от основных сил Сектора Д. Поставка продовольствия и боеприпасов в районы сосредоточения подразделений была невозможна.

В особо критическом положении находились подразделения 1-й и 2-й батальонных тактических групп 72-й отдельной механизированной бригады в районе населенного пункта Червонопартизанск и подразделения 2-й батальонной тактической группы 24-й отдельной механизированной бригады в районе населенных пунктов Зеленополье и Должанский.

Указанные подразделения занимали оборону в восьми отдельных опорных пунктах на узком участке пограничной территории отМариновка Донецкой области до Краснопартизанская Луганской области. Доступ в указанный коридор, ограниченный с востока - границей с Российской Федерацией, а с запада - стратегической высотой Саур-Могила и городами Снежное и Торез, ставшие базами террористов, наши части имели только из района Амвросиевки.

Кроме того, задачу по перекрытию государственной границы в Секторе Д выполняло сводная тактическая группировка "Граница" под командованием генерал-майора Биньковского О.А. в составе подразделений Государственной пограничной службы Украины и частей Южного ОТО Национальной гвардии Украины, находившихся в таком же состоянии и, начиная с 13 июля, систематически подвергавшихся обстрелам с территории Российской Федерации с использованием артиллерии, минометов и реактивных систем залпового огня БМ-21 "Град".

Используя высоту Саур-Могила, противник постоянным артиллерийским огнем отрезал наши подразделения от всех видов снабжения. Самыми опасными были массовые артиллерийские обстрелы с территории России и пограничной украинской территории, куда регулярно выдвигались русские батареи. Любые попытки перемещения подразделений в этом районе мгновенно накрывались мощным ракетно-артиллерийским огнем и были осложнены плотным минированием не только коммуникаций, но и больших территорий.

Организовать эффективное инженерное обустройство позиций наших войск на территории, сложенной тяжелыми почвами, без инженерной техники и большого количества взрывчатых веществ, оказалось невозможным. Доставить необходимые материалы и технику, а главное использовать ее в условиях постоянных обстрелов также было невозможно.

Все приведенные факторы привели к угнетенному морально-психологическому состоянию личного состава.

Ситуация требовала немедленного их вывода из зоны поражения артиллерией с территории Российской Федерации.

С момента потери нашими войсками контроля на участке государственной границы в районе населенного пункта Изварино, выполнение задачи, поставленной перед Сектором Д в его первоначальном виде, потеряло смысл. В то время, как наши части, ценой человеческих жизней, удерживали линию границы под постоянным огнем с территории Российской Федерации, на который не могли ответить, оккупанты через пролом в Изварино обеспечивали усиление и снабжение своей группировки.

Необходимо было срочно принимать решение и либо, существенно усилив группировки, закрыть изваринский разрыв и повысить плотность наших войск и огневых средств в секторе Д, или кардинально изменить задачу и тактику действий нашей группировки в указанном секторе.

Практически ежедневно руководство АТО и Генерального штаба получало донесения от командования сектора Д о фактическом состоянии дел, родные и близкие наших бойцов путем проведения массовых акций под зданиями Администрации Президента Украины, Министерства обороны Украины и Генерального штаба Вооруженных Сил Украины пытались обратить внимание политического и военного руководства страны на трагическое развитие событий.

В ответ от руководства АТО командование Сектора многократно слышало обвинения в паникерстве, а общество пытались успокоить пустыми обещаниями и рассказами об информационной войне со стороны противника.

Необходимые кардинальные решения штабом АТО не принимались. Войска продолжали нести потери.

Весь период существования сектора Д управление им со стороны руководителя и штаба АТО осуществлялось в ручном режиме. Роль органа управления сектором, возложенная на штаб 8-го армейского корпуса, была искусственно низведена до снабженческо-диспетчерских функций. Командование сектора не принимало участие в разработке операций, в большинстве случаев не знало их замысел; попытки докладов о реальной обстановке в секторе вызвали агрессию, обвинения в трусости и угрозы уголовного преследования со стороны руководителя АТО генерала Муженко В.М. и начальника штаба АТО генерала Назарова В.М. Взаимодействие соседних секторов Д и Б практически полностью отсутствовало, хотя их передовые командные пункты находились всего в 5-ти километрах друг от друга. В определенный момент это привело к опасной ситуации, когда в секторе Д случайно были обнаружены тылы Сектора Б.

В результате многочисленных немотивированных хаотических команд со стороны штаба АТО на перемещение частей и подразделений из группировки сектора Д, а также выхода из под обстрела на территорию Российской Федерации 2-й батальонной тактической группы 72-й бригады в составе 400 военнослужащих и самовольного выхода из зоны АТО 1-й батальонной тактической группы 72-й бригады, численность группировки сектора Д, которая на 23 июля составила около 4000 военнослужащих, на утро 23 августа сократилась до 1000 человек.

Таким же образом, без учета реальной обстановки и вопреки неоднократным докладам командиров из зоны боевых действий, 11 августа руководством АТО было принято решение о передислокации командного пункта 30-й отдельной механизированной бригады в населенный пункт Миусинск и основного командного пункта 8-го армейского корпуса из Старогнатовка в район Кутейникова, т.е. в места, контролируемые террористами.

Хронология дальнейших событий иллюстрирует уровень и стиль командования военными действиями со стороны руководства штаба АТО.

В 04.00 13 августа основной командный пункт сектора Д доложил руководству штаба АТО о танковой атаке района сосредоточения батальонной тактической группы и командного пункта 30-й отдельной механизированной бригады силами, примерно, 20 танков Российской Федерации и пехоты противника. Доклад был оставлен ​​без внимания и расценен как паника.

Согласно распоряжению руководителя АТО генерал-лейтенанта Муженко В.М. с 06.00 13 августа начато выдвижение оперативной группы основного командного пункта Сектора Д в район населенного пункта Кутейниково. До 18.00 передовой пункт управления сектора был развернут в намеченной точке. В 19.40 радиоперехвата Службы безопасности Украины показал выявление террористами пункта управления и запрос на его уничтожение, о чем было сообщено руководителем Сектора Д руководителю АТО. Доклад остался без внимания и более того, было указано на необходимость перемещения в тот же район основного состава командного пункта сектора.

В 04.25 21 августа по району основного командного пункта Сектора Д был нанесен удар реактивными системами "Ураган" с территории Российской Федерации. В результате потери составили 5 человек убитыми и 13 ранеными. Вторым обстрелом, нанесенным через 1,5-2 часа, была уничтожена вся техника, которую не удалось эвакуировать из-за повреждений во время первого обстрела.

Руководство Сектора Д неоднократно предупреждало командование АТО о вероятности нанесения удара по командному пункту и нецелесообразности его перемещения в опасные районы. Такие предупреждения игнорировались или предложения о перемещении в безопасные районы не утверждались, о чем свидетельствуют распоряжение штаба АТО.

Такая практика управления войсками со стороны командования АТО в значительной мере обусловила потери в секторе Д, которые среди военнослужащих Вооруженных Сил, Национальной гвардии и Пограничной службы только за период с 23 июля по 23 августа текущего года составили убитыми не менее 124 человек и ранеными не менее 696 человек.

Кроме того, в плену на территории России оказались, только из состава 72-й бригады - около 400, и 51-й бригады - около 50 военнослужащих.

Накануне парада в Киеве, 23 августа от Государственной пограничной службы Украины поступила информация об обнаружении на территории Сектора Д колонн бронированной техники, выдвигающейся с территории Российской Федерации в направлении населенных пунктов Амвросиевка, Кутейниково.

Доклад руководителя Сектора Д генерала Литвина П.Н. в штаб АТО в 14.30 23 августа о выявленных колоннах российской бронированной техники был расценен как паника и осталсяь без внимания и принятия решений.

Реакция начальника штаба АТО генерал-лейтенанта Назарова В.М. на очередной доклад был краток: "Это все херня. Мы это уже проходили. Держитесь!"

Предложения об отводе войск с целью предотвращения блокировки и окружения не утвердили.

В 21.15 23 августа генерал Литвин П.М. был вызван на связь с начальником Генерального штаба, который в это время находился в кабинете министра обороны.

Первым доклад генерала Литвина П.Н. выслушал министр и без комментариев передал трубку начальнику Генерального штаба, который в ответ на доклад сказал: "При изменении обстановки доложите в установленном порядке" и повесил трубку. Никаких команд отдано не было.

Примерно в 10.30 24 августа, во время парада в Киеве, офицеры штаба сектора Д во главе с полковником Ромигайло П.Д. с передового командного пункта в лесопосадке на трассе Амвросиевка-Кутейниково наблюдали колонну бронетехники российской армии общей численностью более 100 единиц, в составе боевых машин десанта, танков, самоходных артиллерийских орудий, а также большого количества тентованных КАМАЗов с боеприпасами и личным составом, которые на большой скорости двигались вглубь территории Украины.

Информация о колонне российской бронетехники полковником Ромигайло П.Д. была немедленно доведена до начальника штаба АТО генерала Назарова В.М. Ответ: "Идите на х..! Трусы! С вас посажу!"

Примерно в 12.00 указанная информация в телефонном разговоре была доложена начальнику Генерального штаба Муженко В.М.

В ответ поступила одна команда "Не ссы! Это все херня! Мы все это проходили!".

Никакие решения по докладам приняты не были.

Позже в штабе сектора Б, при личном докладе полковником Ромигайло П.Д. командующему оперативного командования "Юг" генералу Хомчак Р.Б. об обстановке в секторе Д, была получена традиционная команда: "Не ссы!"

В результате, уже к полудню 24 августа российские войска силами самоходных артиллерийских установок ударили по тылам Сектора Б, расположеннымх в Секторе Д.

При этом следует обратить внимание на тот факт, что министр обороны Гелетей В.В. и начальник Генерального штаба Муженко В.М. пытаются вводить в заблуждение парламентскую комиссию и общественное мнение, утверждая, что информацию о массированном пересечении государственной границы регулярными частями Российской Федерации они получили лишь 25 августа 2014 года.

Дальше события развивались следующим образом. В 14.20 23 августа при постановке задачи по телефону командир в/ч В0120 (5-й батальон территориальной обороны "Прикарпатье") заявил, что снял все вверенные ему блокпосты и движется с личным составом части в направлении Тельманово, а дальше в направлении населенного пункта Розовка. Об оставлении района выполнения боевой задачи личным составом в/ч В0120 было немедленно сообщено начальнику штаба АТО и приняты необходимые меры по возвращению личного состава в район выполнения боевой задачи.

В 23.00 23 августа командир в/ч В0120 в письменной форме отказался выполнять боевое распоряжение руководителя Сектора Д и далее на связь не выходил.

Таким образом, в 14.20 23 августа руководству АТО стало известно о том, что из состава группировки сектора Д выбыл 5-й батальон территориальной обороны "Прикарпатье" и, в итоге, численность группировки составила не более 700 человек.

Несмотря на обстановку, которая сложилась, в 23.00 24 августа, по согласованию с руководителем Сектора Б генералом Хомчак Р.Б., из состава Сектора Д в оперативное подчинение Сектора Б была переведена батальонная тактическая группа 28-й отдельной механизированной бригады.

Таким образом, в зоне боевых действий в распоряжении руководства Сектора Д осталось не более 300 военнослужащих, вооруженных стрелковым оружием, которые на 80% состояли из штаба, подразделений связи, охраны и ремонтников.

Такой численностью организовать оборону и противостоять продвижению регулярных войск Российской Федерации в составе четырех батальонных тактических групп было невозможно.

Изложенное позволяет утверждать, что эмоциональные оценки, которые звучали в прессе, об эффекте домино, вызванным уходом с позиций батальона "Прикарпатье", не соответствуют действительности.

Численность нашей группировки в секторе Д на дату начала массированного вторжения российских войск была такова, что колонны российской техники могли просто не заметить наших военных.

Также не соответствует действительности утверждение командира добровольческого батальона "Днепр-1" о побеге руководителя Сектора Д генерала Литвина П. М. и его штаба.

Руководство и штаб сектора Д выполняли имеющимися силами поставленные задачи до ликвидации сектора Д решением штаба АТО от 24.00 24 августа.

Суммарные потери сектора Д и сводной тактической группировки "Граница" с 23 июля по 24 августа 2014 года составили:

§ убитых -125 человек;

§ раненными - 706 человек;

§ умерших вследствие ранений - не установлено, ответ от Министерства обороны не получен;

§ пропавшими без вести - не установлено, ответ от Министерства обороны не получен;

§ пленниками - ответ от Министерства обороны не получен. Установлено, что только по двум эпизодам оказались в плену около 450 военнослужащих.

Наступление на Иловайск, окружение города частями регулярных войск Российской Федерации и развитие ситуации в Иловайском котле с 24 августа и до начала прорыва 29 августа 2014 года

План операции до наступления на г. Иловайск Донецкой области разрабатывался в первых числах августа текущего года под руководством Командующего оперативного командования "Юг" генерал-лейтенанта Хомчака Р.Б., который является руководителем Сектора Б.

В дальнейшем штабом АТО было принято решение "О проведении военной операции по разгрому основных сил незаконных вооруженных формирований в г. Иловайск и взятию его под контроль".

Проведение указанной операции было частью плана штаба АТО по окружению Донецка через Иловайск и далее на ЗУГРЭС с задачей перерезать трассу Шахтерск-Донецк.

При планировании взятия Иловайска руководство Сектора Б исходило из разведданных, полученных из штаба АТО о том, что в городе находится от 30 до 80 сепаратистов из числа местных жителей, имеющих стрелковое вооружение, и нет организованной обороны.

Наряду с этим, подлежит дополнительной проверке информация командира 40-го батальона территориальной обороны "Кривбасс" полковника Мотрия А.В. и командира разведподразделения 40-го батальона Александра Ткачева, которые отметили, что на встрече, которая состоялась 8 августа в расположении 40-го батальона территориальной обороны "Кривбасс" в населенном пункте Старобешево, до сведения руководителя Сектора Б генерала Хомчака Р.Б. была доведена информация о наличии в Иловайске укрепрайона и значительной численности хорошо вооруженных террористов.

Задача по блокированию Иловайска с четырех направлений намеревались выполнить силами 40-го батальона территориальной обороны "Кривбасс". Однако, командир и личный состав батальона, вооруженного только стрелковым оружием, выразили сомнение в возможности выполнения задачи и целесообразности обнажение тылов, которые защищал 40-й батальон территориальной обороны.

В результате, по решению генерала Хомчака Р.Б. один из четырех блокпостов, которые окружали Иловайск, был усилен подразделением 51-й механизированной бригады, а три других были усилены танковым взводом и механизированным взводом на боевой машине пехоты (БМП). Таким образом, на каждом блокпосту находилось от 30 до 40 бойцов батальона территориальной обороны, один танк и одна БМП.

Указанная информация генерала Хомчака Р.Б. также опровергается свидетельствами бойцов 40-го батальона территориальной обороны "Кривбасс" и подлежит дополнительной проверке.

Задача по блокированию Иловайска, поставленнаяа ​​генералом Хомчак Р.Б., была выполнена. При ее выполнении в районе населенного пункта Грабское два бойца погибли и трое были ранены.

5 августа в Днепропетровской областной государственной администрации состоялась встреча генерала Хомчака Р.Б. с командирами добровольческих батальонов "Донбасс" ( /ч 3027 Национальной гвардии) и добровольческими батальонами особого назначения Министерства внутренних дел "Днепр-1", "Азов" и "Шахтерск", выделенных штабом АТО для операции по зачистке Иловайска. На встрече с участием заместителя руководителя Днепропетровской ОГА Корбана Г.А., обсуждался план операции.

Вопрос, на который Комиссия не получила логического ответа - почему в "военной операции по разгрому основных сил незаконных вооруженных формирований в г. Иловайск и взятию его под контроль» подразделения Вооруженных Сил участвовали в блокировании города, а разгром основных сил незаконных формирований был поручен добровольческим батальонам, которые призваны выполнять милицейские функции во втором эшелоне и имеют соответствующее этим функциям вооружение? Кто конкретно и почему утверждал такое решение?

Предстоит установить, почему при планировании операции по взятию крупного транспортного узла, имеющего стратегическое значение, не вызывала сомнения информация о незначительных силах противника, почему не была проведена доразведка ситуации в городе, и почему не была учтена возможность усиления группировки террористов с использованием железной дороги?

Первая попытка входа в Иловайск с двух направлений состоялась 10 августа и столкнулась с замаскированным укрепрайоном сепаратистов и заминированными участками. Потери убитыми в батальоне "Донбасс" составили 4 человека.

Второй колонной наступал батальон "Шахтерск", усиленный двумя противотанковыми пушками.

Такая организация наступления вызывает больше вопросов, чем дает ответов.

Почему, если речь шла о 30-80 сепаратистов из числа местного населения, наступление было усилено двумя противотанковыми пушками?

Почему, если были сомнения в разведданных, первым эшелоном не были подразделения Вооруженных Сил с тяжелым вооружением?

На эти вопросы еще предстоит получить ответы.

Далее, 16 августа в поселке Урзуф на базе батальона "Азов" прошло совместное совещание с участием генерала Хомчака Р.Б., заместителя министра внутренних дел Ярового С.А. и командиров четырех батальонов, на котором был согласован новый план операции по захлду в Иловайск, назначенной на 18 августа.

Через полтора часа после доклада руководству АТО, сделанного по итогам совещания генералом Хомчак Р.Б., последний получил задание штаба АТО начать наступление 17 августа, то есть на сутки раньше.

То, что произошло дальше, подтверждает тезис о том, что управлять военными действиями в режиме АТО нбыло евозможно.

Так, в 05.00 17 августа на точку сбора прибыли генерал Яровой С.А. и батальон "Донбасс", который сразу приступил к выполнению задания. С опозданием на несколько часов прибыл батальон "Днепр-1". Не прибыли батальоны "Азов" и "Шахтерск", командиры которых заявили, что никакие новые уточнения их не интересуют и они будут на месте в понедельник (18 августа). Батальон "Донбасс" при поддержке 6 БМП роты капитана Кошубы пошел выполнять задачи, не имея запланированной поддержки с трех сторон.

После этого пошел батальон "Днепр-1", но не вместе с "Донбассом", как планировалось ранее, а по маршруту, намеченному для отсутствующих батальонов "Азов" и "Шахтерск".

По мнению руководителя Сектора Б генерала Хомчака Р.Б., полностью взять Иловайск можно было за 2-3 дня, при условии, что все силы, которые были запланированы для участия в операции, прибыли бы своевременно и приступили к выполнению поставленной задачи.

На следующий день в зону Иловайска вместо батальона "Шахтерск" прибыли только его представители. Командир батальона "Шахтерск" Андрей Филоненко на заседании Следственной комиссии показал, что разрешение на выход из операции батальоны "Шахтерск" и "Азов" получили от советника министра внутренних дел Антона Геращенко и начальника Департамента организации деятельности подразделений милиции особого назначения Чалаван В.А. Комиссия проверяет указанную информацию и полномочия названных чиновников, но ответыа от МВД пока не получены.

Приведенная информация ставит под сомнение утверждение Министерства внутренних дел о передаче добровольческих батальонов в распоряжение штаба АТО.

Далее, батальон "Азов", который прибыл в зону Иловайска на сутки позже, к выполнению задания приступил только 19 августа и вскоре вышел из боя окончательно.

Батальон "Днепр-1», после некоторых колебаний, совместно с батальоном "Донбасс" зачистил половину Иловайска, однако на вторую половину города сил не хватало.

Тогда на поддержку в Иловайск прибыли батальоны МВД "Миротворец", "Ивано-Франковск", "Херсон”, рота "Свитязь", вооруженные стрелковым оружием, а не подразделения Вооруженных Сил.

В это же время, 20 августа Информационно-аналитический центр СНБОУ победно рапортовал о полном контроле украинских силовиков над Иловайском.

По заявлению генерала Хомчака Р.Б., 24 августа он из неофициальных источников (возможно, от начальника штаба сектора Д полковника Ромигайло П.Д. - источник уточняется) получил информацию о пересечении государственной границы несколькими колоннами российской бронетехники численностью по 80-100 единиц.

Штаб АТО эту информацию не подтвердил, сообщив, что есть непроверенные сведения об отдельных группах российских БМП или танков численностью по 3-5 единиц.

Такая информация из штаба АТО была доведена руководителю Сектора Б генерал-лейтенанту Хомчак Р.Б. после того, как 23 августа пограничная служба Украины и генерал Литвин П.М. проинформировали руководство АТО об обнаружении в Секторе Д колонн российской бронированной техники, а 24 августа начальник штаба сектора Д полковник Ромигайло П.Д. доложил начальнику штаба АТО генералу Назарову В.М. о пересечении в 10.30 колонной российской бронетехники численностью более 100 единиц государственной границы Украины. Та же информация в 12.00 была доведена до сведения министра обороны и начальника Генерального штаба.

К полудню 24 августа российские войска силами самоходных артиллерийских установок ударили по тылам Сектора Б, расположенных в Секторе Д, а к вечеру 24 августа подразделения 51-й бригады уже приняли в плен первых 10 российских десантников из 331 полка ВДВ России, переданных затем в штаб АТО.

После этого и до начала прорыва из котла 29 августа обстрелы Иловайска группировка не прекращались.

Из зоны Иловайска в течение 24 и 25 августа на Старобешево и 27 августа в направлении Волновахи удавалось вывозить раненых.

Такая ситуация неплотного окружения, которое позволяло вывести группировки из котла, сохранялась, как минимум, до утра 27 августа.

В период с 25 по 27 августа генерал Хомчак Р.Б. неоднократно спрашивал у штаба АТО решение. Необходимо было либо существенно усиливать группировки, разрывать кольцо окружения и окончательно занимать Иловайск, или срочно выходить из котла.

Все эти дни руководство Иловайской группировки получало только один приказ - "Держаться и ждать подмоги!". Так было потеряно время.

Суммарные потери Сектора Б в зоне Иловайска с начала наступления на город 10 августа 2014 года и до начала прорыва из котла утром 29 августа 2014 года составили:

§ убитых - не установлено (ответы от Министерства обороны и Генерального штаба не получены, данные по МВД и Национальной гвардии учтены в численности потерь при прорыве из Иловайска);

§ раненными - не установлено (ответы от Министерства обороны и Генерального штаба не получены, данные по МВД и Национальной гвардии учтены в численности потерь при прорыве из Иловайска);

§ умерших вследствие ранений - не установлено (ответ от Министерства обороны и Генерального штаба не получены, данные по МВД и Национальной гвардии учтены в численности потерь при прорыве из Иловайска);

§ пропавших без вести - не установлено (ответ от Министерства обороны и Генерального штаба не получено, данные по МВД и Национальной гвардии учтены в численности потерь при прорыве из Иловайска);

§ пленными - не установлено (ответ от Министерства обороны и Генерального штаба не получено, данные по МВД и Национальной гвардии учтены в численности потерь при прорыве из Иловайскя).


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 244; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!