Почувствуй свое тело как пустоту 12 страница



Ко мне пришел человек и сказал: «Я практикуюсь в том, что Бог повсюду».

Поэтому я спросил его: «Как вы можете практиковаться в этом? Что вы представляете себе? Имеете ли вы какой-либо вкус, какое-либо ощущение Бога? Только в этом случае его легко будет представить себе; в противном случае вы просто будете думать, что представляете себе его, но ничего не случится».

Запомните, что это относится к любой технике, которую вы будете выполнять. Вначале вы должны делать то, с чем вы знакомы; вы можете быть знакомы с этим не в совершенстве, но некоторое представление об этом необходимо. Только тогда вы сможете шаг за шагом прогрессировать. Но не кидайтесь в то, что вы абсолютно не знаете, ведь вы не чувствуете и не представляете себе этого.

Именно из-за этого многие учителя, особенно Будда, совершенно отбросили слово «бог». Будда говорил: «С этим нельзя работать. Это самый конец, и невозможно перенести конец в начало. Поэтому начинайте лишь с самого начала». Он говорил: «Забудьте про конец, конец придет автоматически». И он говорил своим ученикам: «Не думайте о Боге. Думайте о сострадании, думайте о любви». Так что он не говорил, что нужно повсюду чувствовать Бога; нужно просто чувствовать сострадание ко всему, что есть, - к дереву, к человеческим существам, к животным. Просто почувствуйте сострадание. Почувствуйте симпатию, создайте любовь... поскольку любовь вы знаете, хотя и немного. В жизни каждого было что-то похожее на любовь. Может быть, сами вы не любили, но кто-то любил вас, по крайней мере ваша мать. Вы, должно быть, глядели в ее глаза: она любила вас.

«Лишь испытывайте материнское чувство к существованию, - говорит Будда, - чувствуйте глубокое сострадание. Почувствуйте, что весь мир наполняется вашим состраданием. Тогда будет и все остальное».

Запомните этот основной закон: всегда начинайте с того, что вы чувствуете, только тогда, только через это, к вам придет неизвестное.

Глава 6 (70)

ВЫСТРАДАЙТЕ БОЛЬ УЕДИНЕННОСТИ

30 июля 1973 года, Бомбей,

Вопросы:

Уединенность так болезненна. Что делать?

Как примирить уединенность с целостностью?

Минимизировать или максимизировать ?

Является ли секс стремлением вернуться назад в материнское чрево?

Кого Вы имеете в виду, когда говорите «мы»?

Первый вопрос:

Противостояние человека с самим собой в уединенности ужасно, болезненно. Что делать?

Это противостояние ужасно и болезненно, и человек вынужден страдать от него. Ничего нельзя сделать, чтобы избежать его, ничего нельзя сделать, чтобы отвлечь свой ум, ничего нельзя сделать, чтобы убежать от этого. Придется страдать и идти через это. Это страдание, эта боль - хороший знак того, что вы уже вблизи нового рождения, ведь каждому рождению предшествует боль. Ее нельзя избежать, ее не следует избегать, поскольку эта боль - часть вашего роста. Эти боль и страдание традиционно известны как тапасчарья, аскетизм. В этом смысл тапаса -ревностного энергичного аскетизма.

Но почему есть эта боль? Это нужно понять, поскольку понимание поможет вам пройти через эту боль, а если вы идете через нее осознавая, то легче, скорее выйдете из этой боли.

Почему, когда вы одни, есть боль? Прежде всего потому, что болит ваше эго. Ваше эго может существовать только с другими. Оно растет, когда есть связи, оно не может существовать в одиночку. Поэтому в ситуации, когда оно существовать больше не может, оно задыхается, оно чувствует себя как на краю смерти. Это страдание самое глубокое. Вы чувствуете себя так, как будто умираете, но умираете не вы, умирает ваше эго, которое вы воспринимаете как себя, с которым вы отождествили себя. Оно не может существовать, так как оно было дано вам другими. Оно вложено в вас.

Когда вы оставляете других людей, вы не можете унести его с собой. Подумайте об этом таким образом: когда вы в обществе, люди думают, что вы очень хороший человек. То, что вы хороший, не может существовать, когда вы одиноки, одни, поскольку это ведь то, что о вас думают люди. Теперь этих других людей больше нет. Они не содействуют больше вашему образу. Эта ваша «хорошесть» теперь лишена основания. Мало-помалу она исчезает, и вы чувствуете себя плохо, ведь вы были таким хорошим человеком, а теперь больше нет. И будут страдать не только хорошие люди - если вы плохой человек, то и это тоже дано вам другими людьми. Это тоже способ привлечения внимания. Когда многие люди считают вас плохим, на вас обращают внимание. Люди не могут быть безразличными по отношению к вам, они должны быть по отношению к вам бдительными. Вы кто-то, вы плохой, опасный человек. Когда вы отправляетесь в одиночество, вы становитесь никем. Этот плохой образ исчезает, а ведь вы питались им, ваше эго питалось им. Поэтому плохой человек, хороший человек - это в основном безразлично: оба воспитывают свое эго. Их средства различны, но цель одна и та же.

Плохое зависит от других людей, хорошее тоже. Эти качества существуют в обществе. Праведник и грешник — они существуют в обществе. Когда вы одни, вы не праведники и не грешники. В уединении все, что вы знали о себе, отпадет; мало-помалу оно исчезнет. Вы можете продлить свое эго на некоторый период - и это тоже вы должны будете делать с помощью воображения, - но вы не сможете продлить его надолго. Без общества вы лишены корней; нет почвы, из которой можно получать питание. Вот в чем основная боль. Вы больше не уверены в том, кто же вы: вы просто распадающаяся личность, растворяющаяся личность. Но это хорошо, поскольку, если это ложное «я» не исчезнет, реальность не сможет проявиться. Если вы не омоетесь полностью и не станете снова чистыми, реальное не проявится.

Это ложное «я» завладело троном, оно должно быть свергнуто с трона. Если вы живете в уединении, все ложное уходит. А все, что дано вам обществом, ложно, - на самом деле, все, что дано вам, - ложно, все, что рождено в вас, - реально. Все, что есть вы, как вы есть, что не вложено в вас кем-то, - все это реально, подлинно. А ложное должно уйти. Ложное - это великий вклад; вы так много вложили в него, вы так много ухаживали за ним. Все ваши надежды связаны с ним, поэтому, когда вы начнете растворять себя, вы будете чувствовать страх, дрожь, испуг. Что же вы делаете с собой? Вы разрушаете всю свою жизнь, всю структуру жизни.

Будет страх. Но вы должны пройти через этот страх, только тогда вы станете бесстрашными. Я не говорю, что вы станете храбрыми, нет; я говорю, что вы станете бесстрашными. Храбрость - это всего лишь часть страха. Какими бы храбрыми вы ни были, за этим прячется страх. Я же говорю бесстрашными. Вы не будете храбрыми, нет необходимости быть храбрыми, когда нет страха. И храбрость, и страх становятся несущественными. Они - две стороны одной монеты. Эти ваши храбрые люди - это же вы, стоящие вверх ногами, - совсем как в сиршасане. Ваша храбрость спрятана в вас, а страх - на поверхности; их страх внутри, а храбрость - на поверхности. Поэтому когда вы одни, вы очень храбры, когда вы думаете о чем-то, вы очень храбры, но когда наступает реальная ситуация, вы полны страха.

О солдатах, о величайших из солдат, говорят, что когда они отправляются на фронт, они боятся так же, как и все остальные. Внутри все дрожит, но они идут. Они выталкивают эту дрожь в подсознание; и чем больше эта внутренняя дрожь, тем сильнее они создают видимость своей храбрости. Они создают себе броню. Посмотрите на эту броню — они выглядят храбро, но глубоко внутри они исполнены страха. Человек становится бесстрашным только в том случае, когда он прошел через глубочайший из страхов - через страх растворения эго, растворения образа, растворения личности.

Это смерть, поскольку вы не знаете, проявится ли из этого новая жизнь; в течение всего этого процесса вы знаете только смерть. Только когда вы мертвы, мертвы, как вы есть, мертвы, как ложная сущность, только тогда вы познаете, что смерть была дверью в бессмертие. Но это цель. В течение же самого процесса вы просто умираете. Все, что вы так сильно ценили, отбирается у вас - ваша личность, ваши идеи, все, что вы считали прекрасным. Все оставляет вас. Вы обнажаетесь. Все роли и одеяния отбираются прочь. В течение самого процесса будет страх, но этот страх - основное, необходимое, неизбежное, - через что нужно пройти. Это нужно понять, и не пытайтесь избежать этого, не пытайтесь сбежать от этого, поскольку всякое бегство приведет вас обратно, вы вернетесь к своей личности.

Те, кто входит в глубокое безмолвие и уединенне, всегда спрашивают меня: «Будет страх, что же делать?» Я говорю им не делать ничего, просто жить страхом. Если приходит дрожь, дрожать. Зачем предотвращать ее? Если есть внутренний страх и вы трясетесь от него, так тряситесь. Не делайте ничего. Позвольте страху быть. Он пройдет сам собой. Вы избегаете его, - а вы можете избежать его, вы можете начать распевать Рама, Рама, Рама; вы можете ухватиться за мантру, и таким образом отвлечь свой ум. Вы успокоитесь, и страха не будет. Вы вытолкнули страх в подсознание. Страх уходил - это хорошо, ведь вы хотели освободиться от него, - он оставлял вас, а когда он оставляет вас, вы будете дрожать. Это естественно, поскольку из каждой клеточки тела и ума освобождается некоторая энергия, обычно загнанная вовнутрь. Будет дрожь и тряска; будет совсем как при землетрясении. Вся душа будет потрясена этим, но пусть так будет. Не делайте ничего. Это мой совет. Не распевайте и имени Рамы. Не пытайтесь что-либо делать с этим, поскольку все, что вы сможете сделать, снова будет подавлением. Просто позволяйте этому страху быть; когда ему позволяют быть, он оставляет вас - и когда он оставит вас, вы будете совершенно иным человеком.

Циклон прошел, и теперь вы будете центрированными, такими центрированными, какими никогда раньше не были. И раз вы познали искусство позволять вещам быть, вы познали один из главных ключей, открывающих все внутренние двери. Что бы ни происходило, пусть так и будет, не избегайте ничего.

Если в течение трех месяцев вы можете быть в полном уединении, в полном безмолвии, не сражаясь ни с чем, позволяя быть всему, что бы то ни было; тогда в эти три месяца все старое уйдет и будет новое. Но секрет в том, чтобы позволять этому быть, как бы то ни было страшно, болезненно, как бы то ни было опасно, смертельно. Будет много моментов, когда вы почувствуете, что сойдете с ума, если не сделаете чего-нибудь, и непроизвольно вы начнете что-то делать. Вы будете знать, что ничего сделать нельзя, но вы не сможете контролировать себя и начнете что-то делать.

Это точно так же, как если бы вы пробирались по темной улице ночью, в полночь, и испытывали страх, поскольку никого нет вокруг, и ночь темна, а улица неизвестна - вы начинаете насвистывать. Что может сделать насвистывание? Вы знаете, что это вам не поможет. Потом вы начинаете напевать какую-нибудь песню. Вы знаете, что пение ничем не поможет вам, темнота не рассеется, вы останетесь в одиночестве, но все же, это отвлекает ваш ум. Если вы начнете насвистывать, то благодаря этому самому насвистыванию вы обретете уверенность и забудете темноту. Ваш ум устремляется в это насвистывание, и вы хорошо себя чувствуете.

Ничего не случилось. Улица та же самая, темнота та же самая, опасность, если она и есть, то есть, но теперь вы чувствуете себя более защищенными. Все то же самое, но теперь вы что-то делаете. Вы можете начать распевать мантру, имя Рама, Рама, это будет что-то вроде насвистывания. Это придаст вам силы. Но такая сила опасна, такая сила снова станет проблемой, поскольку она может стать вашим старым эго. Вы снова оживляете свое эго.

Оставайтесь свидетелями и позволяйте случаться всему тому, что случается. Чтобы пройти через страх, нужно встретиться с ним лицом к лицу. Чтобы перешагнуть через боль, нужно встретиться с ней лицом к лицу. И чем более подлинной является эта встреча, чем более она лицом к лицу, чем больше вы смотрите на вещи, как они есть, тем скорее случится то, что должно случиться.

Для этого вам потребуется время и только потому, что ваша подлинность не является интенсивной. Это может занять у вас три дня, три месяца, три жизни - все зависит от интенсивности. На самом деле, и трех минут может быть достаточно - и трех секунд может быть достаточно. Но тогда вы должны будете пройти через потрясающий ад, испытывая при этом такое напряжение, которое вряд ли сможете вынести, вряд ли сможете выдержать. Если человек может встать лицом к лицу со всем, что спрятано в нем, тогда это спрятанное проходит, и если оно проходит, вы становитесь иными. Ведь все, что покинуло вас, было раньше вашей частью, а теперь не является таковой.

Так что не спрашивайте, что делать. Не нужно ничего делать. Ничего не делая, лишь участвуя как свидетель, встречаясь без напряжения лицом к лицу со всем, что бы ни происходило, не делая даже ни малейшего усилия, просто разрешая всему этому быть... оставайтесь пассивными, и пусть это проходит. Когда вы что-нибудь делаете, вы это самое и портите своим вмешательством.

И кто будет вмешиваться? Кто боится? Будет вмешиваться та же самая болезнь. Будет вмешиваться то же самое эго, которое должно быть оставлено.

Я говорил вам, что эго - это часть общества. Вы оставили общество, но не хотите оставить часть, которую общество дало вам. Эта часть укоренена в обществе; она не может жить без общества. И поэтому вы должны или оставить эту часть, или создать новое общество, в котором эта часть может жить.

Вот вы и создаете альтернативное общество - это один из величайших трюков ума. Всегда было так. Вы можете построить другое общество, вы можете создать ашрам. Двадцать людей, которые думают, что хотят жить в уединении, могут создать монастырь - тогда альтернативным обществом станет этот монастырь. Они уходят от общества, но создают при этом другое общество, поэтому в своей основе ничего не меняется. Они остаются теми же самыми. Скорее напротив, они могут стать более эгоистичными, поскольку теперь они - немногие избранные, отборные. Они оставили мир, но создали при этом другой мир, снова возвращается прежний стиль отношений. Снова есть руководитель, снова есть ученики, снова есть учитель, возвращается вся иерархия и все остальное, хотя и в миниатюре. Снова будут хорошие ученики, плохие ученики, будут успевающие и неуспевающие... так что все то же самое. В маленькой группе проявляется все общество.

Этого недостаточно. Сейчас такое происходит на Западе. Большое число молодых людей оставляют общество, поскольку они чувствуют, что общество загнивает, приходит в упадок, умирает; они чувствуют, что общество в таком упадке, что его нельзя изменить. Это новое дело. Молодые люди всегда думают, что общество загнивает, но они при этом думают, что его можно изменить, трансформировать, и поэтому нужна революция. Только на последней стадии общества или цивилизации происходит такое - люди начинают думать, что ничего нельзя сделать, что революция - это чепуха, что общество настолько мертво, что никто не может оживить его, никто не может изменить его. Поэтому его нужно просто отбросить. С ним ничего нельзя сделать, дом в огне - поэтому просто бегите из такого дома.

Вот это и происходит на Западе: хиппи, битники, йиппи и другие, все бросают общество. Но они создают другое общество, альтернативное общество. Хиппи сами стали альтернативным обществом. Если в обыкновенном обществе вы носите длинные волосы, на вас смотрят так, как будто вы заблудились. С вами что-то не так. Если в обществе хиппи у вас будут короткие волосы, то с вами снова будет что-то не так! Что-то не так с вами. В чем же разница?

В обыкновенном обществе считается, что если вы живете грязно, то с вами что-то не так - у вас плохие манеры, вы некультурны, необразованны, невоспитанны. А в обществе хиппи считается, что с вами что-то не так, если вы живете чисто. Тогда считается, что вы все еще цепляетесь за старый ум, который говорит, что чистота - это близость к Богу. Бог умер давным-давно, теперь умирает и другое - чистота. Она не может существовать без Бога.

Есть то же самое осуждение и то же самое одобрение. Вы можете создать альтернативное общество с полностью противоположными правилами, но разницы не будет - ваше эго снова находит свою пищу. Оно пересажено, для него сформирована новая почва.

Быть в уединении означает не создавать альтернативного общества. Просто уходите от общества, и тогда все, что дало вам общество, исчезнет. Все это может существовать только в среде, в социальной среде, оно не может существовать вне ее. Вы должны отбросить эту среду. Будет больно, ведь вы так хорошо отрегулированы для жизни в этой среде, все так хорошо организовано. Быть отрегулированным — это так комфортно, так привычно. Когда вы изменяетесь и движетесь одни, вы оставляете все удобства, все привычное, все, что может дать вам общество, — а когда общество что-то дает вам, оно же и забирает что-то от вас: вашу свободу, вашу душу.

Это обмен - и когда вы пытаетесь получить свою душу во всей ее чистоте, вам нужно прекратить торговаться. Будет болезненно, но если вы сможете пройти через это, высшее блаженство недалеко. Общество не так болезненно, как одиночество, общество успокаивает, общество привычно, удобно. Но оно погружает вас в своего рода сон. Если вы уходите от него, обязательно будут неудобства. Будут все виды неудобств. Нужно перестрадать всё эти неудобства с полным пониманием того, что они — это часть уединения, часть восстановления себя.

Это тапас, это аскетизм, и вы выйдете из него новыми, с новой славой и чувством собственного достоинства, в новой чистоте и невинности.

Второй вопрос:

Вчера вечером Вы говорили, что полная уединенность — это сущностная природа, предельная реальность человека. В другой день вы объясняли, что индивидуальность ложна и человек — лишь волна в органической целостности существования. Как можно примирить уединенность с целостностью?

Не нужно никакого примирения. Уединенность и есть целостность. Но уединенность не означает индивидуальности. Вы индивидуальны потому, что находитесь в обществе. Когда вы совершенно одни, вы не будете индивидуальными.

Индивидуальность - это часть общества, единица общества. Когда вы в толпе, вы индивидуальны; когда вы уходите из толпы, вы оставляете позади не только толпу, вы оставляете также и индивидуальность. Эта индивидуальность была навязана вам. Индивидуальность и общество - два полюса одного явления. В одиночестве вы не индивидуальны; индивидуальность существует лишь в структуре общества. Точно так же, как я говорил вам, что когда вы одни, вы не являетесь ни хорошими, ни плохими, когда вы одни, вы не являетесь ни святыми, ни грешниками, когда вы одни, вы не являетесь ни мудрыми, ни глупыми. Все двойственности отбрасываются. Отбрасывается дихотомия, разделение целого на две части.

Индивидуальность существует в обществе; индивидуальность - единица общества. Когда вы одни, вы не индивидуальности, и не думайте, что в одиночестве вы станете индивидуальностями. Нет, вы индивидуальностями не будете. Если нет общества, как вы можете быть индивидуальными? Вы будете, и ваша уединенность и будет целостностью. Эго будет отброшено, а ведь именно эго и дает вам чувство индивидуальности.

Одни - это не значит, что вы индивидуальны, одни - это значит, что больше нет дихотомии общества и индивидуума. Это придаст вам целостность. Вы больше не часть чего-то, вы стали цельными.

Это трудно выразить на языке, потому что выглядит абсурдным. Вы вряд ли можете представить себе, как это вы не будете индивидуальными в одиночестве, ведь если вы воображаете себя сидящими на вершине холма или сидящими в одиночестве где-нибудь в Гималайских пещерах, вы будете думать о себе как об индивидуальности, - и это потому, что вы не знаете, что такое уединенность. Уединенность означает, что оставлены позади все мысли, весь ум, вся индивидуальность, которые даны вам обществом. Вы становитесь просто пространством, пустотой, никем. Когда вы сидите в Гималайских пещерах, не будет никого, кто сидит, будет лишь пустое пространство.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 152;