Почувствуй свое тело как пустоту 4 страница



Всего лишь несколько дней назад ко мне пришел один молодой человек и сказал: «Я эгоист, и всякий раз, когда я слушаю вас, я чувствую, что неправ. Как мне сделать так, чтобы не было эго?»

Я сказал ему: «Просто будьте эгоистом, примите как факт, что вы такой, и не боритесь с этим. Не пытайтесь расстаться с эго. Вы эгоист, почувствуйте это и будьте им».

Он испытал большое разочарование, поскольку на самом деле он искал лишь нового пути для своего эго. Он искал отсутствия эго. А я сказал ему: «Будьте таким, как вы есть», -чтобы это желание быть без эго было бы уничтожено и эго не смогло бы двигаться. Я сказал ему: «Три месяца не приходите ко мне и не боритесь с эго - примите его, примите, что оно есть. Оно - часть вас, вы такой. Не боритесь с ним и не думайте о нем, как о противнике, не думайте, как стать без эго, поскольку это и есть путь эго. Примите его. Ваше приятие - смерть для эго».

Но молодой человек сказал: «Но каждая религия учит, что нужно быть без эго, и я хочу быть без эго».

Кто этот «я», который хочет быть без эго? Пути эго очень тонки. Когда я разговаривал с ним, я чувствовал, что он не слушает меня. Если бы я дал ему какие-нибудь техники для устранения эго, он охотно принял бы их, ведь тогда эго могло бы начать свою работу. Но я сказал: «Не говорите об отсутствии эго, просто будьте таким, какой вы есть. Не боритесь с эго три месяца; после этого приходите ко мне».

Он пытался. Через три месяца он пришел снова и сказал мне: «Было очень трудно воспринять это, но, поскольку вы сказали, я пытался. Теперь дайте мне какую-нибудь технику, дайте мне какой-нибудь ключ выйти за пределы этого его». Все усилия были напрасными, поскольку, если бы было приятие, не было бы желания выйти за пределы.

Всякий раз, когда вы чувствуете себя обыкновенными, вы пытаетесь каким-то образом быть необыкновенными. Но обыкновенным является каждый: быть обыкновенным - это быть естественным. Может быть так, что кто-то кажется вам необыкновенным потому, что вы сравниваете его с собой, но и гений сам по себе такой же обыкновенный, как и все остальные, и он чувствует себя обыкновенным. Цветок розы обыкновенный, цветок лотоса обыкновенный, но если роза начинает сравнивать, начинает думать о том, как стать лотосом, вот тогда и возникают проблемы. И если лотос начинает думать о прекрасном аромате, исходящем от цветка розы, тогда необыкновенным становится цветок розы.

Когда вы сравниваете, в самом этом сравнении возникает необыкновенность - в противном случае все является обыкновенным. Само по себе все является таким, как оно есть. Не сравнивайте и не стремитесь. .Если вы страстно стремитесь к чему-либо, медитация разочарует вас, ведь медитация ведет вас к точке, где вы почувствуете свою полную обыкновенность. Будьте восприимчивы к ней, приветствуйте ее. Обыкновенность - это хорошо. Она показывает, что медитация движется вперед, углубляется. Но все же желание необыкновенного еще присутствует где-то в вас, оно все еще препятствует вам.

Если это желание исчезнет, вы не почувствуете себя обыкновенными. Вы просто будете. Как вы можете почувствовать себя обыкновенными? Вы просто будете, а быть, быть такими, чтобы не чувствовать, обыкновенные вы или необыкновенные, - этого нужно достигнуть.

Обыкновенность - это хорошо, пусть она не разочаровывает вас. Если вы почувствовали разочарование, то вспомните, что в вас было желание и это желание отравило вас. Откуда это безумие? Почему оно приходит к каждому человеку? Из-за этого безумен весь мир: каждый пытается быть чем-то особенным, необыкновенным.

Жизнь случается вам только в том случае, когда вы никто. Когда вы настолько пусты, что никого нет, тогда вся жизнь течет сквозь вас без всяких преград, без всяких препятствий, без всяких помех. Тогда поток жизни полон и завершен.

Когда вы кто-то, вы становитесь скалой, вы нарушаете поток - жизнь не может двигаться сквозь вас. Есть борьба и сопротивление, и, конечно, создается много шума. И из-за того, что вы создаете так много шума, вы можете подумать, что вы и есть что-то необыкновенное.

Будьте пустым сосудом, переходом без преград, так, чтобы жизнь могла течь по нему, течь сквозь него без сопротивления. Тогда не будет создаваться никакого шума. Вы не сможете почувствовать, что вы есть, поскольку вы чувствуете это только тогда, когда боретесь. Чем больше вы боретесь, тем сильнее чувствуете.

Жизнь течет сквозь вас так плавно, что вы можете даже совершенно забыть о том, что вы существуете. Нет преград, нет сопротивления, нет отбрасывания, нет отвержения. И все приветствует вас так, что вы даже забываете о том, что вы существуете.

Я слышал об одном учителе дзэна, что он много раз в день настойчиво повторял свое собственное имя. По утрам он спрашивал: «Бокудзю?» - и затем отвечал: «Да, сэр, я здесь». Бокудзю было его имя. Его ученики спрашивали, зачем он так делает. Он отвечал: «Я все время забываю. Я настолько растворился во всем, что должен напоминать себе - «Бокудзю?» И тогда я говорю: «Да, сэр, я здесь».

Жизнь может стать таким спокойным потоком, такой тихой рекой, что не будет создаваться никакого шума. Но если вы склоняетесь к тому, чтобы быть чем-то, быть кем-то, быть необыкновенным, особенным, то тогда жизнь не сможет течь сквозь вас. Тогда между жизнью и вами, между вашим маленьким эго и космосом будет постоянная борьба.

Это порождает безумие. Вся Земля стала безумной планетой. И этому безумию не помогут лечение, психотерапия, поскольку оно стало основным стилем жизни и уже не является патологией. Мы вот так и живем. Безумен весь наш стиль жизни. Поэтому, если он не изменится, никакие психотерапии не помогут.

Есть лишь два стиля жизни: ориентированный на эго и ориентированный на отсутствие эго. Вы должны быть кем-то... это один стиль жизни. Тогда результатом является безумие. Действительно, сумасшедший - это самый необыкновенный человек. Он достиг необыкновенности потому, что теперь он полностью оторван от реальности, он совершенно не связан с реальностью. Теперь он живет изолированным в себе, он создает свой собственный мир. Теперь реальным становится сновидение, а реальное становится сном. Все переворачивается вверх дном.

Вам не удастся убедить сумасшедшего в том, что он неправ, ведь он очень логичен. Сумасшедшие очень логичны и рациональны.

Один сумасшедший имел обыкновение выходить из дома по утрам и распевать некоторые мантры, совершая при этом некоторые телодвижения. Всякий, кто проходил мимо, спрашивал его, что это он делает. И сумасшедший отвечал: «Я защищаю эту окрестность от злых духов».

Тогда тот, кто спрашивал, говорил: «Но в этой окрестности нет злых духов».

И сумасшедший отвечал: «Ну вот, видите, духов нет, потому что я распеваю мантры».

Он рационален, вам не удастся переубедить его - духов нет потому, что он распевает мантры. Вот он живет в своем собственном субъективном мире снов, и его не вытащить оттуда.

Если вы думаете о себе, что вы кто-то, - никто не может быть кем-то, это противоречит природе вещей, - но если вы все лее думаете о себе, что вы кто-то, тогда какая-то ваша часть сошла с ума. Это пребывание в качестве кого-то и есть ваше безумие. И чем больше разрастается рак этого бытия в качестве кого-то, тем больше вы отгораживаетесь от реальности.

Будда - это никто. Все его двери открыты. Его продувают ветры, его омывают дожди, его пронзают лучи солнца, но его самого нет. Вот что я имею в виду, когда говорю, что медитация случилась вам. И это весьма обыкновенно, естественно, реально.

Третий вопрос:

Вы часто говорите, что это хорошо, а то плохо, что это правильно, а то неправильно. Это всего лишь язык для разговора с нами, поскольку мы не можем осознать единства всего, или на самом деле есть такие понятия, как плохое и хорошее?

Нет, это всего лишь язык. Для меня нет ничего хорошего и нет ничего плохого. Но для вас это будет слишком опасно. Истина может быть опасной. На самом деле только истина и может быть опасной - ложь никогда не бывает такой опасной, она ведь лишена потенциала. В ней нет силы.

Истина может быть очень разрушительной. Это истина, что нет хорошего, нет плохого, что нет ничего правильного и ничего неправильного. Все есть, как оно есть; все оценки, все разделения тщетны, - но это будет опасно для вас. Это будет для вас слишком, вы неправильно поймете это. Вы не сможете понять той ситуации, когда нет хорошего, нет плохого, вы будете давать ей свою собственную интерпретацию.

Если я говорю, что нет ничего хорошего, ничего плохого, то вы можете решить для себя, что теперь не нужно думать, как о плохом, обо всем том, о чем вы раньше так думали. Это станет для вас как бы разрешением мыслить двояко. Вы будете думать, что для вас нет ничего хорошего, ничего плохого, но другим вы не позволите ничего подобного. Если же вы можете допустить то же самое и для других, то вот тогда вы поняли; и тогда это не разрешение для вас мыслить двояко, тогда это свобода для вас. Ум должен быть един; двойные стандарты недопустимы.

Почему я говорю, что нет ничего хорошего и ничего плохого? Потому что понятия хорошего и плохого - это лишь интерпретации, они не принадлежат реальности.

Если в саду растет цветок, то вы можете назвать его прекрасным, а кто-то другой назовет его безобразным. А цветок - ни то и ни другое. Цветок существует как таковой в своей подлинности, и его не волнуют ваши интерпретации. Но для вас он или прекрасен, или нет. Эти красота и безобразность - всего лишь интерпретации, это не реальность. Это ваш ум говорит, что цветок прекрасен или безобразен. На цветок это не оказывает влияния, но на вас оказывает. Если вы скажете, что цветок прекрасен, ваше поведение будет одним; если вы скажете, что он безобразен, ваше поведение будет другим. На вас будет воздействовать ваша интерпретация.

Я разговариваю с вами, и я должен постоянно помнить, что все, что я говорю, оказывает воздействие на ваше поведение. Если вы еще не дошли до той точки, когда все перемещается с делания на бытие, когда вы перестаете интересоваться деланием, а интересуетесь только бытием, то вы не сможете понять, что я имею в виду, когда говорю, что нет ничего хорошего и ничего плохого. Вещи таковы, каковы они есть.

Но это можно понять только в том случае, когда вы глубоко центрированы в бытии. И если вы центрированы в бытии, тогда, что бы вы ни делали, все будет хорошо. Тогда нет опасности. Но прямо сейчас вы еще не центрированы в бытии, вы центрированы на периферии. Вы постоянно выбираете, что делать, чего не делать.

Действительно, вы не задаетесь вопросом: «Как быть?» Вы постоянно спрашивали, что делать и чего не делать, хорошо это или нет. Вы никогда не задавали вопроса: «Как быть?» А если бытие еще не стало для вас более важным, чем делание, то тогда для вас есть хорошее и есть плохое. Тогда вам что-то нужно делать, а чего-то делать не следует.

Как я провожу это различие между хорошим и плохим и почему? Если на самом деле нет хорошего и нет плохого, то как и зачем проводится это различие?

Повторю снова, я провожу это различие именно для вас: я называю что-то хорошим, если оно ведет к вашему бытию, к вашему существу, где все станет хорошим, и я называю что-то же самым. Чтобы вернуться домой, никакой другой путь не нужен. Меняется только направление.

Путь, которым вы следовали, чтобы войти во тьму, будет тем же путем, он является тем же путем, единственным путем: обратно вы будете вынуждены возвращаться им же. Путь, который привел вас к горю и страданию, будет тем же путем, который поведет вас к блаженству и экстазу. Нет другого пути, он и не нужен. И помните, не следуйте никаким другим путем; иначе вы никогда не достигнете дома.

Вам нужно бдительно следить за тем, чтобы следовать снова по тому же пути. Единственное, что меняется, это направление - это полный разворот. Гипноз, самовнушение - они создают этот мир; снятие гипноза, снятие самовнушения поведут вас обратно к реальному. Нет конечного мира, мир бесконечен. Он выглядит конечным из-за вашего гипноза, из-за вашего восприятия. Снимите свой гипноз, и мир предстанет вам бесконечным - он всегда был таким.

Все техники медитации подобны гипнозу. Это порождает проблему. Это порождает проблему, когда люди спрашивают, в чем различие между гипнозом и медитацией. Различия нет. Путь один и тот же, но направления различны.

В гипнозе вы все более и более впадаете в сон, теряете осознанность; в медитации вы выходите из сна, становитесь более осознающим. Путь тот же самый. В гипнозе вы обуславливаете себя, в медитации вы снимаете эту обусловленность, -но процесс тот же самый. Медитация - это гипноз наоборот. Вы просто удаляете все, что сделали с собой, вот и все.

Попытайтесь провести очень простой эксперимент, который покажет вам: вы можете гипнотизировать сами себя. Закройте свою комнату и сделайте так, чтобы в ней было совершенно темно, затем поставьте маленькую свечу прямо перед глазами. Затем пристально, не мигая, смотрите на пламя и думайте о том, что вы засыпаете, что вы засыпаете. Глубокий сон опускается на вас — пусть эта мысль проплывает внутри сна. Продолжайте пристально смотреть на свечу, и пусть эта мысль будет как облако, нависшее над вами. Вы засыпаете, вы засыпаете. Делая это, вы должны говорить: «Я засыпаю. Сон опускается. Мои конечности расслаблены».

Вы немедленно почувствуете очень тонкое изменение, и в течение трех минут вы почувствуете, что все тело стало тяжелым. Вы можете упасть в любой момент. Веки глаз тяжелые, и теперь становится очень трудно продолжать смотреть на пламя. Глаза хотят закрыться. Все оцепенело.

Теперь вы почувствуете, что такое гипноз: это значит быть более спящим, впасть в неосознанность, стать менее сознательным. Почувствуйте ощущение этого, ощущение того, что происходит, как омрачается ваш ум. Уходит ясность, уходит живость, вы мертвеете. Ваше тело приобретает больший вес. Это дает вам ощущение того, как ваша сознательность превращается в бессознательность.

Проделывайте этот эксперимент в течение семи дней, чтобы вы смогли полностью ощутить, что это такое и как вы опускаетесь в колодец. Больше и больше тьмы, больше сна, больше несознания, и в последний момент вы внезапно исчезаете, вас нет, и пламя исчезает. Вы крепко спите. Вы чувствуете себя, как в могиле.

Потом неделю спустя попробуйте другой эксперимент. Та же комната, то же пламя, тот же пристальный взгляд, но в уме иная мысль: «Я становлюсь более чутким и внимательным, я становлюсь все более и более бдительным, более живым, более осознающим. Тело становится все более и более невесомым». Пусть будет такая мысль, и продолжайте пристально смотреть на пламя - вы почувствуете внезапный прилив жизненной осознанности и сознания.

В течение семи дней вы сможете прийти к той точке, когда почувствуете себя настолько осознающими, что тела как будто не будет. На одном полюсе спектра - глубокий сон, когда вы полностью забываете себя; на другом полюсе - глубокая осознанность, когда забывается все остальное, вы помните только себя.

И есть множество промежуточных состояний. Состояние, в котором мы пребываем, располагается как раз посередине: наполовину сон, наполовину бодрствование. Поэтому все, что вы делаете, вы делаете наполовину во сне, наполовину наяву. Оба процесса одинаковы, это один и тот же процесс.

В напряженном состоянии мысль становится реальностью; сконденсированная мысль становится вещью. Одна мысль, постоянно хранимая в сознании, преобразует вас, становится семенем. Поэтому, если вы боретесь за то, чтобы быть более и более осознающими, вы снимаете свою обусловленность, движетесь в ином направлении. Гурджиев называет это самовспоминанием, он говорит: «Постоянно вспоминайте себя». Будда говорит: «Не забывайте себя, что бы вы ни делали; постоянно говорите себе, что это именно вы делаете это». И он так конкретен, что говорит своим монахам: «Когда вы гуляете и поднимаете левую ногу, помните, что ваша левая нога поднимается. Теперь эта нога опускается, теперь поднимается правая нога, теперь правая опускается. Помните, что дыхание входит, что дыхание выходит. Непрерывно помните все, что происходит, и используйте каждое событие как ситуацию для вспоминания. Не делайте ничего в бессознательном состоянии, в состоянии сна». И Будда говорит, что этого достаточно. Если вы можете работать подобным образом двадцать четыре часа в сутки, то рано или поздно вы сможете разгипнотизировать себя. Вы станете осознающими, чуткими, внимательными, бдительными.

Гипноз и медитация - один и тот же процесс, проходимый в диаметрально противоположных направлениях. Вы можете использовать гипноз для того, чтобы разбудить себя; вы можете использовать гипноз для того, чтобы глубоко уснуть. И если вы овладели искусством гипноза, вы обрели ключ ко всем дверям жизни.

Если вы не овладели ключом к гипнозу, тогда вы являетесь жертвой многих и многих сил. Это стоит понять: если вы не знаете, что такое гипноз, то вы - жертва. Каждый стремится загипнотизировать вас - я говорю каждый! Люди могут делать это несознательно, но каждый пытается делать это. Есть различные способы, различные методы. Весь мир полон гипнотических трюков: та же реклама в газетах, на телевидении, на радио. Она все время что-то вбивает в вас, она гипнотизирует вас.

Про себя вы все время повторяете: «Люкс - наилучшее мыло». Вы все время повторяете это. Куда бы вы ни пошли, это написано на всех стенах; вы видите это мыло в кино, оно на телевизионном экране, оно на радио, в журналах, в газетах, повсюду: «Туалетное мыло "Люкс"». Это продолжается и продолжается, реклама гипнотизирует вас. Потом вы идете в магазин, и человек за прилавком спрашивает вас: «Какое мыло вам нужно?» Вы говорите: «Туалетное мыло "Люкс"». Вы спите. Вы говорите это несознательно, это было вбито в вас и теперь осталось там.

Горы денег тратятся на рекламу как раз для того, чтобы гипнотизировать вас. Реклама должна повторяться постоянно. Повторение — вот способ. Тогда она впечатывается в вас, вы перестаете осознавать ее; и тогда неожиданно из вашего рта раздается: «Туалетное мыло "Люкс"». А вы думаете, что вы выбираете. Нет, вы не выбираете.

Вся система образования является гипнотизирующей. Вот почему преподавателю в классе нужно более высокое место. Это, должно быть, определено научными методами, поскольку есть такая особая точка; то, как я сижу здесь, - это неправильная точка. Ваши глаза должны находиться в напряжении, когда вы глядите на меня, в большом напряжении, они не должны расслабляться - тогда вас легко загипнотизировать.

Гитлер использовал каждую пропорцию. У него был комитет экспертов, который определял, каким должно быть расстояние до аудитории и какой должна быть высота точки, с которой он выступает, чтобы глаза людей находились в правильном напряжении и их можно было бы легко гипнотизировать и усыплять. И потом должны быть выключены все лампы - в зале для выступлений Гитлера свет должен падать только на него. Никому нельзя смотреть куда-нибудь еще, и поэтому всех заставляют смотреть только на него. В конкретной ситуации создавалось конкретное напряжение. В этом напряжении он настойчиво говорил что-то. То, что он хотел бы вложить в аудиторию, говорилось позднее, когда все засыпали. Тогда слова непосредственно западали в подсознание и начинали действовать.

Теперь изобрели подсознательную рекламу в кинофильмах. Во время просмотра фильма, между двумя сценами, на долю секунды вспыхивает реклама. Вы не в состоянии прочитать ее, вы даже не знаете, что происходит. Просто на протяжении фильма в течение нескольких секунд идет реклама, - но вы не осознаете ее.

Только два человека из ста могут почувствовать, что что-то происходит. Только те, у кого очень острый глаз, чувствуют, что между сценами что-то есть. Девяносто восемь процентов не чувствуют этого, но подсознание прочитывает рекламу. Она входит в вас.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 161;