Почувствуй свое тело как пустоту 3 страница



Продолжайте это движение. Ваша голова выходит за пределы комнаты — теперь внутри нее оказывается дом, затем внутри нее оказывается весь город. Продолжайте распространяться. В пределах трех месяцев, постепенно, вы сможете дойти до той точки, когда в вашей голове начнет вставать солнце, оно будет двигаться в вашей голове. Ваша голова стала бесконечной. Это даст вам такую глубокую свободу, которой вы еще не знали, и все несчастья, принадлежащие этому узкому уму, исчезнут. В таком состоянии провидцы Упанишад говорили: «Ахам Брахмасми - я божественный, я абсолютный». В таком экстазе произносилось: «Анал хаг».

В таком экстазе Мансур кричал: «Анал хаг, анал хаг - я есть Бог». Мусульмане не могли понять его. Действительно, ни один религиозный сектант не сможет понять этого. Они думали, что он сошел с ума, но он не был сумасшедшим, он был настолько душевно здоровым, насколько это вообще возможно. Они думали, что он стал эгоистом. Он говорил: есть Бог». Поэтому они убили его. Когда его убивали, когда ему уже отрубили руки, он смеялся и говорил: «Анал хаг, ахам Брахмасми - я есть Бог».

Кто-то спросил его: «Мансур, почему ты смеешься? Тебя убивают».

Он ответил: «Вы не можете убить меня. Я - все. Вы можете убить только мою часть. Как вы можете убить все? Что бы вы ни делали, это не имеет никакого значения».

Говорят, что Мансур сказал: «Если бы вы действительно хотели убить меня, вы должны были бы прийти по крайней мере на десять лет раньше. Тогда я был. Тогда вы могли бы убить меня, но теперь вы убить меня не можете, поскольку меня больше нет. Я сам убил эго, которое вы могли бы убивать и терзать».

Мансур применял определенные суфийские методы этого типа, такого типа, когда человек настолько распространяется, настолько становится бесконечным, что его больше нет. Тогда все есть, а индивидуума нет. За последние несколько десятилетий, за последние двадцать или тридцать лет, на Западе очень распространились психоделические наркотики. Их привлекательность заключается действительно в расширении, поскольку под воздействием такого наркотика утрачивается ваша узость, ваша ограниченность. Но это химическое изменение, из него не может получиться ничего духовного. Это лишь насилие над вашей системой - вы ломаете свою систему.

У вас может быть какой-то проблеск того, что вы более не заключены ни в какие пределы, что вы стали бесконечным, освобожденным. Но это благодаря химическому воздействию. Вернувшись, вы снова окажетесь в узком теле, теперь вы будете ощущать это тело еще более узким, чем раньше. Вы снова будете заключены в ту же тюрьму, но теперь тюрьма становится еще более невыносимой, ведь вы видели проблеск. А поскольку этот проблеск был вызван химическим воздействием, вы не будете его хозяином, вы станете его рабом, вы станете наркоманом. Теперь вам нужно всё больше и больше наркотика.

Эта техника - духовная психоделика. Если вы применяете ее, возникнет духовное, а не химическое изменение, хозяином которого будете вы сами.

Примите это как критерий: если вы хозяин, то это духовное. Если вы раб, то будьте осторожны - это может казаться духовным, но не является таковым. Все, что увлекает вас в дурное, овладевает вами, порабощает вас, все это ведет к еще большему рабству, к большей несвободе, как бы это ни выглядело.

Поэтому примите в качестве критерия то, что, что бы вы ни делали, ваша власть над этим должна возрастать. Вы должны все больше и больше становиться хозяином этого. Говорят, и я повторяю это вновь и вновь, что когда вам по-настоящему случилась медитация, вам не нужно будет делать ее. Если вам еще нужно ее делать, то это означает, что она еще не случилась для вас по-настоящему и она стала для вас рабством.

Даже медитация должна исчезнуть. Должен наступить момент, когда вам ничего не нужно делать. Тогда вы божественны - вы именно таковы, какие вы есть; тогда вы блаженны — вы таковы, какие вы есть.

И эта техника хороша для расширения, для расширения сознания. Перед тем как применять ее, проведите эксперимент со сцеплением рук, чтобы почувствовать. Если ваши руки сцепляются, у вас очень творческое воображение, не бессильное воображение. Тогда с его помощью вы можете творить чудеса.

Глава 2 (66)

БУДДА - ЭТО НИКТО

26 июля 1973 года, Бомбей,

Вопросы:

Что Вы имеете в виду, когда говорите о таинственном?

Я чувствую себя обыкновенным, но не трансформированным.

Есть ли такие понятия, как плохое и хорошее?

Можно ли обратить воображение?

Первый вопрос:

Прошлым вечером Вы сказали, что, когда в уме нет мыслей, тогда ум становится пустым пространством и открываются двери для всего таинственного. Я глубоко и ясно чувствую это внутреннее пространство, но нет ничего такого, что я чувствовал бы как таинственное.

Не объясните ли Вы, что Вы имеете в виду под таинственным и как оно чувствуется?

Внутренняя пустота - сама по себе тайна. Вы не можете чувствовать ее и не можете познать ее. Вы становитесь ею. Вы и есть она. Когда есть внутреннее пространство, вас нет. Вы не можете наблюдать его. Если вы наблюдаете, то внутреннее пространство еще не появилось. Кто будет наблюдать его? Если вы можете наблюдать его, то это означает, что вы отделены от него, то есть оно не внутреннее, оно внешнее. Оно «вне» по отношению к вам. Внутреннее еще не стало пустым, оно наполнено. Там есть эго - оно есть там в очень тонкой форме; оно есть как наблюдающий или смотрящий. Внутреннее пространство еще не пусто, поскольку, когда внутреннее пространство пусто, вас нет.

Поэтому первое, что нужно запомнить: вы не будете свидетелями тайны, вы сами будете тайной. Вы не сможете наблюдать ее, поскольку вы не можете быть отделены от нее, не может быть никакой двойственности.

Первое... когда внутреннее пространство по-настоящему пусто, тогда вас нет, поскольку вы - это та вещь, которой заполняется внутренняя пустота. Оно не пусто из-за вас; оно не пусто, поскольку его пространство занято, закрыто вами. Когда вы растворяетесь, когда вы просто исчезаете, только тогда возникает внутренняя пустота. Поэтому-то вы и не будете свидетелями тайны. Пока вы есть, тайное не откроется; тайное откроется, когда вас не будет. Поэтому, когда вы говорите, что чувствуете внутреннюю пустоту, то это означает, что вы еще не стали пустотой; пустота - это то, что случается вам, окружает вас, но сами вы еще не пусты. Поэтому на самом деле эта пустота - всего лишь мысль о пустоте, именно поэтому вы можете говорить, что теперь ваше внутреннее пространство стало пустым. Это всего лишь мысль; эта пустота не реальна, эта пустота - лишь часть вашего ума. Есть наблюдатель, поэтому должен быть и объект. Вы делаете объектом пустоту, мысль о ней.

Рассказывают о том, что Бокудзю стал пустым подобным же образом. Ему, должно быть, повстречался этот тип пустоты. Он пришел к своему учителю и сказал: «Теперь ничего нет, я стал пустым».

Учитель сказал: «Ступай прочь и выброси заодно и эту пустоту. Эта пустота и есть еще что-то, зачем ты несешь ее? Когда ты на самом деле станешь пустотой, тогда ты не сможешь рассказать об этом. Кто будет нести эту пустоту? Кто почувствует в этой пустоте какой-то подвиг?» Учитель сказал Бокудзю: «Ты хорошо сделал, ты стал пустым; а теперь пойди и выброси заодно и эту пустоту».

Вы можете быть наполнены пустотой - вот в чем проблема. И если вы наполнены пустотой, то вы не пусты.

Второе... что я имею в виду под таинственным? Я не имею в виду ничего такого, что вы можете понять, а ведь вы думаете, что тайна будет чем-то весьма изумительным, ошеломляющим, потрясающим, чем-то, что собьет вас с ног. Не в этом главное. Тайна - это просто чистое существование, без всякого изумления, без всякого потрясения. Вы не будете вытолкнуты прочь, не будете сброшены, не будете потрясены, не будете изумлены. В тайне на самом деле нет ничего таинственного. Это весьма обычное существование - принимайте его, как оно есть, не создавая при этом никаких проблем. Когда вы не создаете проблем, это существование и есть тайна, таинство; когда вы создаете проблемы, таинство разрушается. Тогда вы пребываете в поиске решения, в поиске какого-нибудь ответа. И продолжается все тот же ум. Когда вы слышите мои разговоры о тайне, то думаете о чем-то весьма особенном. В существовании нет ничего особенного, только для эго существует слово «особенное».

Рассказывают, что когда Линчи достиг просветления, он рассмеялся. Ученики спросили его: «Почему вы смеетесь?»

Он ответил: «Я смеюсь над этим. Я стремился к этому просветлению на протяжении тысяч и тысяч жизней, - а это так обыкновенно».

Вот какова тайна; ничего особенного.

Рассказывают о Догене, еще одном учителе дзэна, что, когда он достиг просветления, ученики спросили его: «Что первое вы захотели сделать после этого?»

Говорят, что Доген сказал: «Я захотел чашечку чая».

Это было так обыкновенно. Но для эго такие вещи не привлекательны. Если я говорю, что просветление - это так обыкновенно, что после него вы пожелали бы чашечку чая, то вы можете подумать, что вся эта штука - чепуха, к чему тут стремиться? Вот тогда и входит эго. Эго жаждет чего-нибудь особенного, чего-нибудь редкого, чего-то, что обычно не случается, что случится только для вас, что не случится ни для кого другого. Эго хочет чего-нибудь особенного, необыкновенного.

Реальность не является необыкновенной; она случается повсюду. И если она не случилась вам, то тогда она - что-то особенное! А ведь она всегда есть, всегда присутствует. Она не отсутствует ни на единое мгновение. Просветление случается каждое мгновение, оно - самая сердцевина существования; но вы глухи и слепы. В нем же нет ничего особенного.

Быть буддой, быть просветленным - самое обыкновенное явление. Когда я говорю «обыкновенное», я имею в виду, что оно должно быть таким. Если оно выглядит весьма необыкновенным, то это из-за вас, из-за того, что вы сами создаете так много барьеров - и любите их. Сначала вы создаете препятствие, а затем пытаетесь преодолеть его. Тогда вы чувствуете себя в настроении. Но прежде всего запомните: нет препятствий. А ваше эго будет чувствовать себя тогда не очень хорошо - вам нужно сотворить длительный маршрут для достижения цели, которая на самом деле близка, находится в теснейшей близости к вам. И вы никогда не упускаете ее!

Так что не ищите чего-то таинственного. Будьте просты и невинны, и тогда все существование откроется вам. Вы не сойдете с ума, вы просто улыбнетесь абсурдности всего этого, когда цель была так близка, а вы не смогли достичь ее. И не было препятствий. В определенном смысле она всегда была внутри вас. Это просто чудо, что вы постоянно упускали ее.

Если пустота настоящая, тогда есть все, тогда целое, реальность откроется вам. И не то, чтобы сейчас она закрыта, -реальность открыта, вы закрыты. Ваш ум занят. Когда ваш ум пуст, не занят, тогда вы откроетесь для реальности и ваша встреча состоится. И тогда все прекрасно во всей своей обыкновенности. Поэтому и говорят, что тот, кто познал, становится абсолютно обыкновенным. Он заодно с реальностью. Стремиться к чему-то особенному - это путь эго, а все пути эго порождают провалы и расстояния между вами и реальностью. Будьте пустыми - и все случится вам.

Не то, чтобы вам будет много о чем рассказать; рассказывать будет нечего. Думают, что Будды и Кришны или любые другие, кто достиг предельного, не могут описать его потому, что оно очень сложно. Нет, они не могут описать его потому, что оно очень просто. Запомните, сложную вещь можно описать. Простые вещи описать нельзя. Чем сложнее вещь, тем проще ее описание, поскольку в сложности можно разделять, сопоставлять, сравнивать. С простой вещью ничего нельзя сделать.

Например, если я спрошу вас: «Что такое желтое?», - что вы ответите? Желтое - это так просто, в нем нет ничего сложного. Если я спрошу: «Что такое вода?», вы можете ответить: «Н2О». Это сложно: есть водород, есть кислород, и поэтому вы можете определить, что такое вода. Но если я вас спрошу: «Что такое желтое?», - то, самое большее, вы скажете, что желтое - это желтое. Но это тавтология, она не образует смысла. Что вы будете делать, когда я спрошу вас: «Что такое желтое?» Вы можете указать на желтый цветок, вы можете указать на желтое восходящее Солнце, но вы ничего не говорите, вы только указываете.

На простую вещь можно только указывать; сложная вещь может быть определена, расчленена, проанализирована. Будды молчат, но не потому, что встретились с очень сложной реальностью, они молчат потому, что само явление так просто, что на него только можно указать, но не определить его. Поэтому они могут повести вас к нему, но не могут ничего рассказать о нем.

Тайна - это не сложная вещь, это очень просто, самое простое, что возможно. Но с ней вы можете повстречаться только в том случае, когда сами стали простыми. Если вы сложны, вы не встретитесь с ней. Тогда не будет почвы для встречи. Только в том случае, когда вы стали простыми, совершенно простыми, невинными, пустыми, вы встретитесь с реальностью. Тогда в вас возникнет отражение реальности. В вас возникнет эхо реальности. Реальность войдет в вас.

Но не ждите ничего особенного. Нирвана - это не нечто особенное. Что происходит в вашем уме, когда я говорю это? Что вы чувствуете, когда я говорю, что нирвана - это не нечто особенное? Как вы чувствуете это? Вы чувствуете легкое разочарование. В уме должен возникать вопрос: «Тогда зачем эта борьба? Тогда зачем предпринимать какие-либо усилия? Тогда зачем медитировать? Тогда зачем все эти техники?»

Всмотритесь в этот ум; этот ум — вот проблема. Ум хочет чего-то особенного. И из-за этого желания ум все время создает особенные вещи. В реальности нет ничего особенного: или все в реальности особенное, или ничего особенного нет.

Из-за этого желания ум создал небеса, рай. И он не удовлетворился одним экземпляром, он создал их много. У христиан одно небо, у индусов семь небес - ведь добрых людей так .много, должна быть иерархия. Самые добрые, куда они должны отправиться? Этому нет конца. Во времена Будды была секта, которая верила в семьсот небес. Нужно разместить все эго: высшие эго должны отправляться на высшее небо.

Я просматривал священную книгу секты Радхасвами. Они говорят, что есть много подразделений - четырнадцать подразделений. Последнего достиг только их гуру. Будда находится где-то в седьмом подразделении, Кришна где-то в пятом, Мухаммед где-то в третьем. Четырнадцатого достиг только их гуру. Место определено для каждого, каждому дана категория. Один лишь их гуру особенный. Вот оно желание быть особенным. И каждый соответствует своему желанию.

Я слышал один анекдот. В воскресной школе священник давал урок религии очень маленьким мальчикам, жившим по соседству. Он много рассказывал о том, чего достигнут добрые люди: короны славы и небесные воздаяния. Те, кто добр, будут коронованы на небесах. Под конец он спросил: «Кто получит самую большую корону?»

На время наступила тишина, потом маленький мальчик, сын шляпника, уверенно встал и сказал: «Тот, у кого самая большая голова».

Вот это и делаем мы все. Могут отличаться наши определения самой большой головы, но наша цель - это концепция чего-то особенного, и из-за этого «особенного» мы и движемся. Но запомните, из-за этого «особенного» вы совсем никуда не движетесь, вы движетесь лишь в направлении своих желаний. А движение к желаниям - это не прогресс, это движение по кругу.

Если вы все же можете медитировать - медитировать, хорошо зная, что ничего особенного не случится, что вы просто примиритесь с обыкновенной реальностью, что вы будете в гармонии с этой обыкновенной реальностью, - если вы можете медитировать с таким состоянием ума, тогда просветление возможно в это самое мгновение. Но с таким состоянием ума вы не захотите медитировать - вы скажете: «Оставь все, коль скоро ничего особенного не случится».

Ко мне приходят люди и говорят: «Я медитировал три месяца, и ничего еще не случилось».

Желание... и это желание - преграда. Если желания нет, просветление может случиться в единое мгновение.

Поэтому не желайте таинственного. На самом деле, не желайте ничего. Просто будьте непринужденными, будьте как дома с этой реальностью, с тем, какова она есть. Будьте обыкновенными: быть обыкновенным это прекрасно. Тогда нет напряжения, нет страдания. Быть обыкновенным - вот самое таинственное, поскольку это так просто. Для меня медитация -это игра; это не работа. Но для вас она все еще остается работой; вы думаете о пей, как о работе.

Будет хорошо понять различие между игрой и работой. Работа ориентирована на цель, она не является достаточной сама по себе. Она должна куда-то вести, к какому-то событию, к какой-то цели, к какому-то конечному результату. Работа - это мост, средство. Ее смысл спрятан в цели.

Игра совершенно иное. Для нее нет цели, или она сама цель. За ней, вне ее нет событий, вне ее нет смысла - все это лежит внутри нее, присуще ей самой. Вы играете не по какой-то причине, а просто потому, что прямо сейчас наслаждаетесь игрой. Игра бесцельна.

Вот почему только дети могут играть по-настоящему; чем старше вы становитесь, тем меньше ваши способности к игре. Все большее и большее значение для вас приобретают цели, все больше и больше вы спрашиваете, почему, почему я должен играть? Вы все больше и больше становитесь ориентированными на конечный результат: посредством игры что-то должно быть достигнуто, игра сама по себе не имеет смысла. Ее внутренняя ценность теряет для вас значение. Только дети могут играть по-настоящему, поскольку они не думают о будущем. Они находятся здесь безвременно.

Работа - это время; игра - это безвременье. Медитация должна быть похожей на игру, она не должна ориентироваться на какую-то цель. Вы не должны медитировать для того, чтобы достичь чего-то, поскольку тогда теряется весь смысл. Вы вовсе не можете медитировать, если медитируете ради чего-то. Вы можете медитировать только в том случае, если вы играете с медитацией, наслаждаетесь ею, если за счет нее ничего не должно быть достигнуто, если она прекрасна сама по себе. Медитация ради медитации... тогда она становится безвременьем. И тогда эго не сможет возникнуть.

Когда у вас нет желаний, вы не можете представлять себя в будущем, когда у вас нет желаний, вы даже не начинаете ждать чего-либо, когда у вас нет желаний, вы никогда не испытаете разочарований. Когда нет желаний, время действительно исчезает: вы движетесь от одного мгновения вечности к другому мгновению вечности. Нет последовательности событий... и тогда вы не спросите, почему не случается ничего особенного.

Что касается меня, то я еще не познал тайну. Сама игра — вот тайна; быть без времени, без желания - вот тайна. А быть обыкновенным - это «цель», если вы позволите мне использовать это слово. Быть обыкновенным - вот цель. Если вы можете быть обыкновенными, вы освобождаетесь, тогда для вас нет сансары, тогда для вас нет мира.

Весь этот мир - борьба за то, чтобы быть необыкновенными. Некоторые пытаются делать это в политике, некоторые пытаются делать это в экономике, некоторые пытаются делать это в религии. Но вожделение везде одно и то же.

Второй вопрос:

Не только в медитации, но и в повседневной жизни тоже я постоянно чувствую свое единство с существованием, отсутствие у себя эго, свое пребывание вне времени. И еще я чувствую себя обыкновенным. И все же я не нахожу в себе полного трансформирования, о котором Вы так часто говорите.

Это хорошо. Это цель. Вам не следует делать из этого проблему. Вам нужно расслабиться и быть обыкновенным.

Но почему вы чувствуете это? Почему вы чувствуете, что остаетесь обыкновенным? Где-то еще, должно быть, присутствует желание быть необыкновенным, быть экстраординарным. Только в контрасте с этим вы можете чувствовать себя обыкновенным, и тогда наступает определенного рода уныние. Но почему бы не быть обыкновенным? Что я имею в виду, когда говорю: «Будьте обыкновенными»? Я имею в виду вот что: будьте обыкновенными при любых обстоятельствах.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 191; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!