Актуальность проблем в рассказе С.В. Лукьяненко «Чужая боль».



Проблема «чужой боли» сегодня в мире как никогда актуальна: идут войны, льётся кровь. «Чужой боли» быть не должно, человек не имеет права оставаться равнодушным к чужому горю, потому что он ЧЕЛОВЕК.

Действие рассказа С.Лукьяненко (фэнтези) происходит в «будущем». На первый взгляд, это будущее кажется счастливым, потому что люди научились не страдать – «выключать боль», отменять смерть, восстанавливать человека.

Люди играют в странные игры: охотятся друг на друга, убивают, и им это не страшно, потому что стоит включить программу «восстановления» – и человек возникает в своём первозданном виде целым и невредимым. Электронные, компьютерные игры заменили реальную жизнь, отучили человека страдать, сочувствовать, сопереживать… Наступило время всеобщего веселья, причин для уныния нет.

Но это так кажется только на первый взгляд. Главный герой Дэн не похож на всех. Во время игры на Майданеке (а это бывший немецкий концлагерь) он сорвался, вышел из роли. Бросился на эсэсовцев с голыми руками. А игра-то называлась «Вооруженное восстание». Все аж ошалели… Дэн оказался человеком, а не роботом. Он помнил, что такое эсэсовцы…

Таким образом, автор поднимает в рассказе ещё одну актуальную проблему: проблему памяти. Неужели люди будущего забудут фашистские лагеря, горе, страдания погубленных людей? Неужели на Майданеке будут только играть и развлекаться?

В «будущем» игра стала синонимом жизни… Любимая девушка задаёт дикий для нас, нынешних, вопрос:

— Дэн, почему ты не выстрелил в меня?

Действительно, бояться нечего: регенерационная система сработает. Играют потому, что больше нечего делать.
«Делать вид, что управляешь машинами, которые давно не нуждаются в управлении? Сидеть в лаборатории, пытаясь научить человека видеть не только в инфракрасных, но и в ультрафиолетовых лучах? Или ждать очереди на колонизацию очередной планеты? Там Игра станет реальностью…

— Я не знаю. Но с чего она началась, Игра?
Она пожала плечами. С тех пор, как люди обрели бессмертие, наверное. Игра — это жизнь. Что является основной чертой жизни? Стремление убить. Что является основной чертой Игры? Стремление убить. В инсценировке — на Перл-Харборе, где кипит вода и в который раз тонут корабли, и падают ведомые смертниками бомбардировщики на Курской дуге, где танки спекаются с землей И кровью в один сплошной черный ком; в Хиросиме, где снова и снова вспыхивает пламя атомного взрыва…

Но ведь когда-то в первый раз это не было игрой! Они не могли играть, умирая по-настоящему! Их вело в бой что-то другое! Они бросались на колючую проволоку концлагерей не потому, что это очень интересно! И ведь Дэн почувствовал, почти ощутил это неведомое, непонятное, когда в прекрасной инсценировке «Майданек» смотрел на сытых, откормленных эсэсовцев, избивающих детей… Он бросился вперед не потому, что хотел испортить игру, соригинальничать. Он просто не мог иначе. Он почти понял! А они не хотят или уже не могут понять. Слишком долго длилась Игра».

Автор рассказа «Чужая боль» предупреждает людей: прекратите играть! И Дэну игра надоела. Он взбунтовался: начал уничтожать реанимационных роботов.

Его убили к вечеру второго дня. Дом штурмовали морские пехотинцы, зеленые береты, самураи династии Тан и бригада СС из дивизии «Мертвая голова». Они умирали, воскресали, шли в бой снова. А он стрелял, зная, что уже выведен из памяти регенерирующей системы…
И всё-таки Дэн победил – он прекратил игру.

Как вы понимаете фразу, которой заканчивается рассказ В.П.Астафьева «Фотография, на которой меня нет»? («Деревенская фотография – своеобычная летопись нашего народа, настенная его история»).

В данном фрагменте автор, на мой взгляд, поднимает проблему связи между поколениями.
Вопрос, волнующий писателя, очень важен. Он представляет интерес для писателей, философов, педагогов, социологов и для любого простого человека, который задумывается о том, как жили его предки, что удалось сохранить после них.

Герой В. Астафьева «со стыдом» вспоминает, сколько бесценного уничтожил» он, «уничтожил безвозвратно. Он сожалеет о том, что у него не осталось ни одной фамильной вещи, что он ничего не унаследовал, как будто разорвалась «цепь времён» . Писатель рассказывает и о другом человеке – учителе истории Николае Ивановиче, который по крупицам собирает четверть века старинные вещи не из этнографического интереса, а ради того, чтобы восстановить, не утратить связи между поколениями.

Рассказчик искренне восхищён музеем, созданным руками Николая Ивановича. Таким образом, вырисовывается авторская позиция: каждый человек должен стремиться к тому, чтобы сохранить хоть какую-то старинную вещь, особенно дорогую для родителей, дедушек и бабушек, прадедушек и прабабушек. Эта вещь должна вызывать особые воспоминания.

Невозможно не согласиться с мыслями автора. В. П. Астафьев прав в том, что фамильные вещи помогают сохранить, оживить воспоминания о близких людях, не разорвать цепь времён.

Билет № 25


Дата добавления: 2018-02-18; просмотров: 616;