ВЫДЕРЖКИ ИЗ ДНЕВНИКА АРТЕМИСА ФАУЛА Диск № 2. 12 страница



– Судя по всему, дела наши плохи, – заметил кентавр.

Наконец Крут немножко успокоился и опять смог связно изъясняться.

– Дать тебе Элфи? – вскричал он. – О боги, подарите мне терпение! Ты хоть представляешь, сколько законов я уже нарушил, согласившись на участие в этом совещании?

– Полагаю, достаточное число.

– Почти все, Фаул! Почти все! Я бы вообще не стал с тобой разговаривать, если бы ты не помог нам тогда разобраться с Б'ва Келл. Но прознай о нашей беседе Совет – и я тут же отправлюсь в Атлантиду регулировать движение канализационных субмарин.

Мульч радостно подмигнул экрану.

– Вероятно, эта информация не предназначалась для моих ушей, а, Джулиус? – ехидно осведомился он.

Но Крут его даже не слышал.

– Артемис, у тебя тридцать секунд. Попытайся меня убедить.

Артемис встал прямо перед экраном.

– Спиро завладел волшебной технологией. Маловероятно, что он сможет ее использовать, но она наверняка натолкнет его ученых на мысль об ионных процессах. Этот человек страдает манией величия, а на людей и на окружающую среду ему просто-напросто наплевать. Кто знает, что за ужасную машину он создаст при помощи технологии волшебного народца? Также существует весьма серьезный шанс того, что этот прибор позволит ему узнать о существовании Гавани, и тогда жизни всех существ как на поверхности Земли, так и под ней будет угрожать смертельная опасность.

Крут отъехал на кресле от своего монитора и появился на экране Жеребкинса. Наклонившись к уху кентавра, он что-то прошептал.

– Плохо дело, – пробормотала Элфи. – Скорее всего, я вылечу домой на ближайшем же шаттле.

Артемис забарабанил пальцами по столу. Без помощи волшебного народца ему со Спиро не справиться. Что же делать?

Через несколько секунд майор снова появился на своем экране.

– Ситуация серьезная. Мы не можем допустить, чтобы волшебные технологии попали в руки этого Спиро, ведь тогда он все о нас узнает. А такая возможность существует, какой бы ничтожной она ни казалась. Значит, я высылаю наверх специальный отряд. Думаю, что вооруженный до зубов взвод Быстрого реагирования решит все наши проблемы.

– Быстрое реагирование? – переспросила Элфи. – Посылать в человеческий город? Майор, вы же сами знаете, что могут натворить эти вояки. Они же все провалят! Позвольте я попробую.

Крут задумался.

– Для подготовки операции мне потребуется сорок восемь часов, значит, у тебя есть двое суток. Пару дней я смогу тебя прикрывать. Рытвинг, если хочет, пусть помогает. Решать ему. Я, конечно, закрою глаза на его мелкие провинности, но кража золотых слитков все равно тянет на серьезный срок. Это все, что я могу вам обещать. Если вы потерпите неудачу, взвод Быстрого реагирования будет наготове.

Артемис обдумал это предложение.

– Согласен, – кивнул он.

– Правда, есть еще одно условие, – после некоторой паузы сказал Крут.

– Я так и думал, – усмехнулся Артемис– Вы хотите стереть мне память. Я прав?

– Да, Артемис, ты прав. Но сам пойми, ты становишься серьезной угрозой для волшебного народца. В обмен на нашу помощь в решении проблемы ты и твои люди-помощники должны будете согласиться на стирание памяти.

– А если мы на это не согласимся?

– Значит, мы сразу переходим к плану “Б” и ваша память все равно будет стерта.

– Простите, майор, но тут есть некоторые технические тонкости, и лучше будет, если я все объясню…

Это в разговор вступил Жеребкинс.

– Существуют два вида стирания памяти: блочное, которое уничтожает все воспоминания за определенный период и которое легко может выполнить Элфи при помощи имеющегося у нее оборудования, и точечное, при котором удаляются только определенные воспоминания и которое грозит меньшим снижением коэффициента умственного развития. Мы подвергнем всех вас точечному стиранию, а потом я запущу в твою компьютерную систему специальный вирус, который автоматически удалит все связанные с нами файлы. Также мне потребуется разрешение на сканирование твоего дома – на тот случай, если в нем хранятся какие-то связанные с нами предметы. Короче говоря, после завершения всей операции вы очнетесь и не будете помнить ничего о волшебном народце.

– Но это целых два года, потерянных бесследно.

– Не волнуйся, твой мозг придумает новые воспоминания, которые заполнят пустые места.

С подобным условием нелегко было смириться. С одной стороны, знания о волшебном народце составляли теперь неотъемлемую часть личности Артемиса. С другой стороны, он не мог больше рисковать жизнями близких ему людей.

– Хорошо, – сказал он. – Я принимаю ваше предложение, майор.

Крут швырнул окурок сигары в мусоросжигатель.

– Отлично, – сказал он. – Значит, договорились. Капитан Малой, канал связи держать открытым постоянно.

– Есть, сэр.

– Элфи.

– Майор?

– Будь осторожна. Твоя карьера висит на волоске.

– Так точно, сэр.

– И, каторжник?..

– Полагаю, ты имеешь в виду меня, Джулиус? – с притворной усталостью вздохнул Мульч.

Крут грозно воззрился на гнома.

– Все кончено, Мульч. Теперь тебе не сбежать. Так что приготовься к небу в клеточку и друзьям в полосочку.

Поднявшись со стула, Мульч повернулся спиной к экрану. Быстрым движением руки он расстегнул клапан специальных туннельных штанов и явил взгляду майора свою огромную заднюю часть. В мире гномов, как и в других культурах, это считалось страшным оскорблением.

Майор Крут в ярости ударил по кнопке, прерывая сеанс связи. Ответить на этот жест ему было нечем. Но очень скоро он встретится с этим ворюгой лицом к лицу, и тогда…

 

К западу от Ваджира, Кения, Восточная Африка.

Когда Мокасин Макгвайр очнулся, голова его буквально раскалывалась на мелкие кусочки. Боль была настолько сильной, что он просто обязан был придумать яркий образ для ее описания – на случай, если когда-нибудь он все-таки издаст свои мемуары. Наконец Мокасин подобрал нужные слова: он чувствовал себя так, словно внутри его черепа метался разъяренный дикобраз. “А ведь неплохо, – обрадовался он про себя. – Не забыть бы записать в свой блокнотик”.

“Стоп, – тут же нахмурился Мокасин. – В какой такой блокнотик? И кстати, как меня зовут? Кажется, мое имя как-то связано с обувью… ”

Подобная реакция была естественной, когда люди приходили в себя после имплантации памяти. Несколько мгновений старая личность еще сохранялась, но затем в разум вторгались внешние раздражители и стирали ее навсегда.

Мокасин оперся на руки и сел. Дикобраз в его голове совсем обезумел – мелкие, но длинные иголочки принялись нещадно жалить мягкую мозговую ткань.

– О-о, – простонал Мокасин, сжимая руками разрывающуюся от боли голову.

Что все это значит? Куда его занесло? И, самое главное, как он тут оказался?

Мокасин посмотрел на свои руки. На какую-то секунду его мозг спроецировал на кожу образ татуировок, но и это воспоминание почти мгновенно испарилось. Кожа была безупречно чистой. По рукам струился, подобно водопаду, солнечный свет.

Вокруг Мокасина раскинулась пустыня терракотового цвета, окаймленная вдалеке сине-фиолетовыми холмами. Золотой диск солнца нещадно палил испещренную трещинами почву. Неподалеку сквозь тепловые волны бежали две человеческие фигуры, грациозные, как гепарды.

Эти двое были настоящими великанами, не меньше семи футов ростом. В руках мужчины сжимали овальной формы деревянные щиты и тонкие копья, а на поясах у них покачивались мобильные телефоны. В волосы незнакомцев были вплетены многоцветные бусы, и такие же многоцветные бусы украшали их шеи.

Мокасин вскочил на ноги. С удивлением он обнаружил, что одет в кожаные сандалии. Великаны предпочитали кроссовки фирмы “Найк”.

– Помогите! – крикнул он. – -Помогите мне!

Великаны резко сменили курс и подбежали к испуганному гангстеру.

– Джамбо, брат. Ты заблудился? – спросил один.

– Простите, – сказал Мокасин на безупречном суахили. – Я не говорю на суахили.

Великаны переглянулись.

– Понятно. А как тебя зовут? “Мокасин”, – подсказал мозг Мокасина.

– Нуру, – произнесли его губы.

– Очень приятно познакомиться, Нуру. Унатока вапи? И откуда ты родом?

– Я не знаю, откуда я родом, но я хочу пойти с вами, – заговорил рот Мокасина, наотрез отказываясь слушаться своего хозяина. – В вашу деревню. Там мое место.

Кенийские воины внимательно осмотрели низкорослого незнакомца. Он отличался цветом кожи, но в остальном выглядел вполне по-человечески.

Воин чуть повыше снял с пояса мобильный телефон и набрал номер вождя племени.

– Джамбо, вождь, это Бобби. Духи земли оставили нам еще одного.

Выслушав ответ, Бобби хохотнул и снова оглядел Мокасина с головы до ног.

– Он совсем маленький, но выглядит сильным и улыбается шире, чем очищенный банан.

Мокасин постарался растянуть губы еще больше – на случай, если основным критерием отбора была ширина улыбки. Почему-то больше всего на свете ему хотелось отправиться в деревню этих воинов и зажить там полезной обществу жизнью.

– О'кей, вождь, я приведу его. Отдадим ему старую хижину миссионера.

Бобби пристегнул телефон к поясу.

– Хорошо, брат Нуру. Мы согласны. Следуй за нами и постарайся не отставать.

Воины побежали дальше. Мокасин, который теперь превратился в Нуру, поспешил за ними, смешно шлепая кожаными сандалиями. “Нужно будет обязательно купить пару кроссовок”, – подумал он.

А в пятидесяти метрах над их головами парила невидимая Элфи и снимала все происходящее на камеру.

– Перемещение прошло благополучно, – наконец произнесла она в микрофон шлема. – Объект принят в племя. Видимых признаков прежней личности не обнаружено. Следующая проверка объекта через месяц. На другом конце линии ее слушал Жеребкинс.

– Превосходно, капитан, – откликнулся он. – Немедленно возвращайся к шахте Е77. Если дашь полный газ, успеешь на вечерний шаттл и через пару часов будешь снова в Ирландии.

Элфи не нужно было повторять дважды – не часто удавалось получить разрешение на сверхскоростной полет. Чтобы случайно не столкнуться со стервятниками, она включила радар.

– Итак, – пробормотала она, – посмотрим, удастся ли мне побить рекорд. – И запустила секундомер.

Прежний рекорд скорости был установлен Джулиусом Крутом восемьдесят лет назад.

 

 

ЧАСТЬ 2

КОНТРАТАКА

 

Глава 8

КРЮЧКИ, ГРУЗИЛА И ЛЕСКИ

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 178;