ВЫДЕРЖКИ ИЗ ДНЕВНИКА АРТЕМИСА ФАУЛА Диск № 2. 11 страница



Дворецки застегнул рубашку.

– Все так изменилось, сэр. Я ведь больше не могу вас охранять.

– А мне больше и не понадобится охрана. Элфи была права. Мои гениальные планы вечно приводят к тому, что страдают люди. Как только мы разберемся со Спиро, я намереваюсь полностью посвятить себя учебе.

– Как только мы разберемся со Спиро? Вы и правда об этом думаете? Сэр, Йон Спиро – опасный человек. Я полагал, что вы уже поняли это.

– Я все прекрасно понял, мой старый друг. И поверь, я учту это в своем плане, который, кстати, уже начал разрабатывать. Мы сможем вернуть Всевидящее Око и нейтрализовать мистера Спиро при условии, что Элфи согласится нам помочь.

– Кстати, а где Элфи? Я хотел бы поблагодарить ее. Еще раз.

Артемис снова взглянул в окно.

– Ей нужно было совершить Ритуал. Ты сам можешь догадаться, где она сейчас.

Дворецки кивнул. Два года назад они познакомились с Элфи в священном для волшебного народца месте на юго-востоке Ирландии, где она совершала восстанавливающий магическую силу Ритуал. Хотя сама Элфи предпочитала отзываться об этом “знакомстве” как о “похищении”.

– Она должна вернуться примерно через час. Ты пока можешь отдохнуть.

Дворецки покачал головой.

– Сейчас не время для отдыха, сэр. Я должен проверить дом. Вряд ли Спиро удалось так быстро собрать новую команду убийц, но осторожность не помешает.

С этими словами громадный телохранитель направился к стенной панели, которая скрывала за собой комнатку, где располагался центр управления охранной сигнализацией. Каждый шаг давался Дворецки с трудом, Теперь из-за кевлара в груди даже подъем по невысокой лестнице будет для Дворецки нелегким испытанием.

Слуга перевел большой экран в многоканальный режим, чтобы видеть передаваемые со всех камер изображения одновременно. Одна из картинок вдруг заинтересовала его” и он, нажав пару кнопок, увеличил изображение.

– Так-так, – удивленно протянул он. – Вы только посмотрите, кто заглянул к нам поздороваться.

Артемис подошел к Дворецки и увидел на экране какого-то коротышку, демонстрирующего непристойные жесты прямо в направленную на кухонную дверь видеокамеру.

– Ну надо же, Мульч Рытвинг… – пробормотал Артемис. – А я как раз думал, как бы его найти.

– Это неудивительно, сэр, – хмыкнул Дворецки. – А вот зачем он вас нашел?

Привычки гнома ничуть не изменились: развалившись в кресле, он тут же потребовал принести ему сэндвич. Мол, о деле на пустой желудок не говорят. К сожалению для Мульча, Артемис лично отправился готовить ему еду. Через некоторое время мальчик появился из буфетной, держа в руках блюдо, на котором словно бы что-то взорвалось.

– Это оказалось несколько сложнее, чем я думал, – объяснил Артемис.

Мульч распахнул массивные челюсти и разом заглотил все содержимое блюда. Несколько минут он сосредоточенно жевал, потом запустил в пасть всю пятерню, достал оттуда громадный кусок жареной индейки, внимательно осмотрел его и снова сунул в рот.

– В следующий раз добавь побольше горчицы, – двигая челюстями, сказал он и смахнул с рубашки хлебные крошки.

Мульч даже не заметил, что совершенно случайно включил прицепленный к лацкану пиджака микрофон.

– На здоровье, – язвительно отозвался Артемис.

– Это ты должен меня благодарить, юноша, – наставительно произнес Мульч. – Ведь я прилетел в такую даль из Чикаго только ради того, чтобы спасти твою жизнь. И тебе жаль для благородного Мульча какого-то сэндвича? Кстати, благородный Мульч вовсе не считает сэндвич достойным вознаграждением за эту услугу.

– Из Чикаго? Тебя послал Йон Спиро? Гном покачал головой.

– Возможно, но не напрямую. Я работаю на клан Антонелли. Конечно, они понятия не имеют о том, что на самом деле я гном. У них я числюсь вором-домушником.

– Окружной прокурор Чикаго говорил о связи Спиро с мафией Антонелли. Но убедительных доказательств не обнаружилось.

– Какая разница? Так или иначе, согласно плану я должен был проникнуть в дом и впустить своего напарника, а уже он должен был уговорить тебя отправиться вместе с нами в Чикаго.

Дворецки тяжело оперся на стол.

– И где сейчас твой напарник, Мульч?

– За воротами. Маленький, но очень сердитый. Кстати, рад видеть тебя живым, громила. По преступному миру поползли слухи, будто ты умер.

– Я и вправду умер, – сказал Дворецки, направляясь к пульту управления видеокамерами. – Но сейчас мне уже лучше.

Мокасин достал из нагрудного кармана небольшой блокнот, в который записывал все услышанные где-либо удачные фразы, чтобы как-нибудь потом самому их использовать. Вообще, остроумные реплики – фирменный знак настоящего гангстера, по крайней мере судя по кинофильмам. Перелистывая странички, Мокасин Макгвайр довольно улыбался.

“Пришло время закрыть ваш счет. Навсегда”. – Ларри Ферригамо, нечестный банкир, девятое августа.

“Боюсь, ваш жесткий диск отформатирован”. – Дэвид Спински, хакер, двадцать третье сентября.

“Я взобью тебя как тесто”. – Морти по кличке Пекарь, семнадцатое июля.

Отличный материал. Быть может, когда-нибудь он напишет мемуары.

Мокасин все еще довольно хихикал, когда вдруг услышал в наушнике голос Муча Подкопайли. Сначала он подумал, что “обезьяна” разговаривает с ним, но потом вдруг осознал, что его напарник, так сказать, с потрохами сдает их обоих.

“Это ты должен меня благодарить, юноша, – вещал Подкопайли. – Ведь я прилетел в такую даль из Чикаго только ради того, чтобы спасти твою жизнь”.

Спасти его жизнь! Значит, Муч работает на врага! Как это было глупо с его стороны забыть о микрофоне…

Мокасин вылез из машины и тщательно запер все двери. Если машину угонят, он лишится залога и мисс Фразетти вычтет эту сумму из его комиссионных. Рядом с воротами обнаружилась небольшая дверца, которую Муч Подкопайли по неосмотрительности оставил открытой. Мокасин проскользнул в нее и двинулся к особняку, стараясь держаться в тени деревьев.

А Муч тем временем продолжал разглагольствовать. Он выложил пацану весь план операции, причем абсолютно добровольно. Никаких угроз, никаких пыток. Оказывается, Подкопайли раньше работал на этого ирландского мальчишку. Более того, Муч был вовсе не Муч, а Мульч. Что за дурацкое имя? А еще Мульч был гномом. Вот тут совсем непонятно. Может быть, гномы – это название какой-нибудь банды? Ну и дурацкое же название. Заходишь в лавку и говоришь: “Я – гном, а ну гони бабки!” Вряд ли кто тебя испугается.

Мокасин трусцой бежал по аллее мимо изящных серебристых берез, окаймляющих самую настоящую площадку для крокета. Два павлина важно расхаживали по берегу водного рельефа. Мокасин фыркнул. Водный рельеф, придумают же! До изобретения телевидения эта штуковина называлась “пруд”.

Мокасин как раз пытался прикинуть, как бы пробраться в здание, когда вдруг увидел указатель с надписью: “Вход для прислуги”. Спасибо огромное. Он еще раз проверил глушитель, щелкнул обоймой и на цыпочках двинулся вперед по гравиевой дорожке.

Артемис принюхался.

– Что за странный запах?

Мульч выглянул из-за двери холодильника.

– Боюсь, это от меня, – еле разборчиво пробормотал он с набитым ртом. – Средство против загара. Знаю, воняет ужасно, но если б не эта мазь, воняло бы еще хуже. Представьте, как будут пахнуть полоски бекона, полежавшие пару часиков на камне посреди Сахары.

– Очень емкий образ.

– Гномы – существа подземные, – пояснил Мульч. – Даже при Фронде мы жили под землей…

Фронд был первым эльфийским королем. Во время его правления волшебный народец и люди мирно сосуществовали на поверхности земли.

– …Поскольку практически не переносим солнечный свет. Честно говоря, мне порядком надоела такая жизнь.

– Слушаю и повинуюсь, – услышали они чей-то насмешливый голос. – Сейчас ты с ней распрощаешься.

Это был Мокасин. Он стоял у двери на кухню и сжимал в руке огромный пистолет.

Следует отдать должное Мульчу: гном опомнился довольно быстро.

– Кажется, я велел тебе ждать на улице.

– Ага. Но я решил проявить инициативу. И знаешь, что удивительно? Никаких отстойников, никаких сточных труб я не обнаружил. И дверь черного хода была не заперта.

Когда Мульч думал, он имел отвратительную привычку скрипеть зубами, издавая звук, как будто кто-то водит гвоздем по классной доске.

– А… да. Мне сопутствовала удача, и я легко проник в дом, но тут же наткнулся на мальчишку. Пришлось срочно что-то придумывать, и я почти завоевал его доверие! Если бы не ты…

– Не трудись, – прервал его Мокасин. – У тебя включен микрофон. Я все слышал, Муч, – или на самом деле тебя зовут Мульчем? А, гном, что скажешь?

Сделав огромный глоток, Мульч отправил в горло наполовину пережеванную пищу. Ну не умеет он держать свою пасть на замке и из-за этого постоянно попадает в беду, но, может, сейчас эта же пасть и выручит его? Главное – пошире ее распахнуть. Коротышка вполне ему по зубам, глотали куски и покрупнее… Или познакомить его с гномьей газовой атакой? Оставалось только надеяться, что пистолет не выстрелит, прежде чем Мульч пустит в ход свое секретное оружие.

Мокасин заметил испытующий взгляд Мульча.

– Давай, коротышка, – подбодрил он, взводя пистолет. – Попробуй, отбери. Посмотрим, сколько шагов ты успеешь сделать.

Артемис задумался. Он знал, что в данный момент ему ничего не грозит. Только что появившийся гангстер не мог не выполнить приказ мафии. Но вот Мульчу грозила опасность, и помощи ждать было неоткуда. Дворецки теперь уже не тот, что раньше, да и все равно его нет рядом – наверное, обходит дом. Элфи совершает свой Ритуал. А сам Артемис не в лучшей физической форме… Значит, пора приступать к переговорам.

– Мне известно, зачем ты здесь, – произнес он. – Ты пришел узнать тайну Ока. И я открою ее тебе, но с одним условием: ты пообещаешь, что мой друг уйдет отсюда целым и невредимым.

Мокасин помахал стволом пистолета.

– Ты сделаешь все, что я попрошу и когда я попрошу. Может быть, даже будешь плакать, как девчонка. Иногда такое бывает.

– Хорошо. Я скажу все, что ты хочешь знать. Только опусти пистолет.

Мокасин чуть не рассмеялся.

– О, конечно. Договорились. Ты тихо и спокойно пойдешь со мной, а я никого не обижу. Даю честное-пречестное слово.

И тут в комнату вошел Дворецки. Его лицо все блестело от пота, а дыхание с хрипом вырывалось из груди.

– Я все проверил, – сказал он. – В машине никого нет, возможно, этот тип уже…

– Здесь, – закончил за него Мокасин. – Старые новости для всех, за исключением тебя, дедушка. Не делай никаких резких движений, иначе точно заработаешь инфаркт.

Артемис заметил, как глаза Дворецки стремительно оглядели комнату. Он искал выход. Способ их спасти. Возможно, вчерашнему Дворецки это было под силу, но сегодняшний Дворецки постарел на добрых пятнадцать лет и еще не оправился от целительных чар. Ситуация была отчаянной.

– Ты можешь связать их, – предложил Артемис. – И тогда никто не помешает тебе забрать меня с собой.

Мокасин хлопнул себя по лбу.

– Какая чудесная идея! Может, тебе удастся еще как-нибудь потянуть время? Я что, выгляжу таким дураком?

Внезапно Мокасин почувствовал, что за спиной у него появился кто-то еще, и резко крутанулся на месте. Однако тревога оказалась ложной. У входной двери стояла девушка. Еще один свидетель… Карле Фразетти будет выставлен большой счет. Тем более что изначально весь план был под угрозой срыва.

– Здравствуйте, мисс, – ухмыльнулся Мокасин. – Присоединяйтесь к остальным. И не вздумайте валять дурака.

Девушка перекинула длинные волосы на плечо и сощурила подведенные зелеными тенями глаза.

– О, что вы, я настроена очень даже серьезно! – ответила она.

В тот же самый миг ее рука, как молния, мелькнула в воздухе, дотронувшись до пистолета Мокасина и ловко лишив оружие затвора. Теперь этот пистолет был годен лишь для того, чтобы забивать им гвозди.

Мокасин с опаской отскочил назад.

– Эй-эй, поосторожнее! Я не хочу случайно тебя ранить. Пистолет может выстрелить!

Он даже не понял, что произошло, и все продолжал размахивать бесполезным куском металла.

– А ну, отойди в сторону, девочка, не то… Джульетта сунула затвор ему под нос.

– Не то что? Ты выстрелишь в меня? Мокасин скосил глаза на очень знакомо выглядящий металлический предмет.

– Постой-ка, эта штука похожа на…

А затем Джульетта ударила его в грудь так сильно, что он оторвался от пола, перелетел через всю комнату и проломил стойку бара.

Мульч посмотрел на потерявшего сознание гангстера, потом перевел взгляд на незнакомку.

– Слушай, Дворецки, я попытаюсь угадать. Эта девушка – твоя младшая сестричка, да?

– Ты абсолютно прав, – сказал здоровяк-телохранитель, крепко обнимая Джульетту. – Но как ты догадался?

 

 

Глава 7

ПЛАН ГОТОВ

 

Родовое поместье Фаулов

Настало время обсудить дальнейшие планы. Поздно вечером все расположились за столом в комнате для совещаний. На этом же столе стояли два монитора – Жеребкинсу удалось подключиться к их частоте, и теперь он и майор Крут также могли присутствовать на встрече.

Мульч угрюмо пристроился в уголке – он предпочел бы не приходить, но ему не оставили выбора. Он как раз пытался выпросить у Артемиса хоть какое-нибудь вознаграждение, когда в особняк вернулась Элфи и немедленно приковала его наручниками к стулу.

Экран одного из мониторов был весь мутный от дыма знаменитой грибной сигары майора Крута.

– Похоже, вся банда в сборе, – сказал майор на чистейшем английском, в очередной раз демонстрируя врожденную способность к языкам вершков, которая была свойственна большинству представителей волшебного народца. – И знаете что? Я очень не люблю банды.

Элфи положила свой микрофон в центр стола, чтобы было слышно всех присутствующих.

– Я могу все объяснить, майор.

– О, ни секунды не сомневаюсь. Странно, но у меня вдруг возникло предчувствие, что никакие твои объяснения не изменят моего к тебе отношения и уже к концу смены твой значок будет лежать в ящике моего стола!

– Постойте, майор, – попытался вмешаться Артемис– Элфи… капитан Малой ни в чем не виновата. Я выманил ее наверх обманом.

– Неужели? Тогда, умоляю, просвети меня: что она до сих пор делает в твоем доме? Решила отобедать?

– Сейчас не время для сарказма, майор. У нас серьезная ситуация. Грядет катастрофа.

Крут выдохнул очередное облако зеленоватого дыма.

– Меня не интересует, что вершки творят друг с другом. Или ты считаешь нас своей личной полицией, а, Фаул?

Жеребкинс вежливо откашлялся.

– Мы уже в этом замешаны, Джулиус, хотим мы того или нет. Чрезвычайное положение было объявлено из-за Артемиса. Это он сканировал нас. И это еще не самое страшное.

Крут бросил мрачный взгляд на кентавра. Жеребкинс назвал его по имени. Значит, ситуация действительно была серьезной.

– Ладно, капитан, – смилостивился он. – Продолжай совещание.

Элфи открыла отчет на своем карманном компьютере.

– Вчера я отреагировала на сигнал системы наземного предупреждения “Страж”. Немного позже выяснилось, что вызов поступил от Артемиса Фаула, вершка, хорошо известного Легиону подземной полиции.

Дворецки был смертельно ранен по приказу некоего вершка по имени Йон Спиро, и Артемис попросил меня оказать Дворецки посильную помощь посредством моей целительной магии.

– В которой ты ему, разумеется, отказала, после чего вызвала команду техников, чтобы стереть этому наглому вершку память, как и положено по уставу.

Элфи готова была поклясться, что экран монитора вот-вот раскалится докрасна.

– Немного не так. Учитывая значительный вклад Дворецки в подавление восстания гоблинов, я приняла решение помочь вершку, после чего перенесла Дворецки и Фаула в Ирландию, в родовое поместье Фаулов.

– Перенесла? Я очень надеюсь, что ты оговорилась. Или вы устроили летное представление?

– Другого варианта не было. Но они были завернуты в маскировочную фольгу.

Крут устало потер виски.

– Фольга… – проворчал он. – А головы ты им тоже завернула? А дышали они чем? А если бы вас кто-то сфотографировал? Этот снимок уже облетел бы весь Интернет! Элфи, ну почему ты так меня не любишь?

Элфи не ответила. Да и что она могла сказать в свое оправдание?

– Затем мы задержали одного из наемных убийц Спиро, – наконец продолжила она. – Очень скверный тип.

– Он тебя видел?

– Нет, но слышал, как Мульч называл себя гномом.

– Нет проблем, – сказал Жеребкинс. – Сотри ему память и отошли домой.

– Все не так просто. Как я уже сказала, этот человек – наемный убийца. Он может быть прислан сюда еще раз, чтобы закончить работу. Думаю, следует задействовать программу переселения свидетелей. Поверьте. Здесь никто не будет по нему скучать.

– Договорились, – согласился Жеребкинс. – Усыпи его, сотри память, уничтожь все, что имеет отношение к происшедшему, а затем отправь его туда, где он никому не причинит вреда.

Чтобы успокоиться и немножко прийти в себя, майор Крут несколько раз глубоко затянулся своей сигарой.

– Ладно, – сказал он. – А теперь к зондированию. Если ответственность за переполох лежит на Фауле, можем ли мы отменять тревогу?

– Пока что нет. Бизнесмен по имени Йон Спиро украл у Артемиса волшебную технологию.

– Которую Артемис, в свою очередь, украл у нас, – добавил Жеребкинс.

– Спиро полон решимости завладеть секретом чудо-прибора. Причем любым способом. Этот вершок не остановится ни перед чем, – продолжила Элфи.

– И кому известен данный секрет?

– Артемис – единственный человек, который может работать со Всевидящим Оком.

– Мне нужно знать, что такое Всевидящее Око?

Теперь настала очередь Жеребкинса объяснять сложившуюся ситуацию.

– Из шлемов, конфискованных у первого взвода Быстрого реагирования, Артемис соорудил новую модель микрокомпьютера. Шлемы были не последней модели и, по сути, уже устарели, но использованные в них микрочипы все равно опережают все достижения человеческой техники лет этак на пятьдесят.

– А потому этот приборчик стоит целого состояния, – закончил майор.

– А потому этот приборчик бесценен, – поправил Жеребкинс.

Услышав дорогие сердцу слова, Мульч вдруг заинтересовался разговором.

– Бесценен? – встрепенулся он. – Насколько бесценен?

Наконец-то Крут нашел, на кого можно от души наорать.

– Заткни пасть, каторжник! Тебя это не касается. И постарайся насладиться последними глотками воздуха свободы. Хорошенько запомни этот вкус, потому что завтра в это же время ты будешь пожимать руку сокамернику, который, я искренне надеюсь, окажется троллем.

Однако в лице Мульча майор Крут встретил достойного оппонента.

– Джулиус, ну когда ты от меня отстанешь? – устало отмахнулся гном. – Каждый раз, когда возникает связанная с Фаулом, сложная ситуация, именно я спасаю ваши жалкие шкуры. Уверен, какой бы план ни вынашивал Артемис, в нем будет задействован искренне ваш Мульч Рытвинг. Зуб даю, меня обязательно втянут в какую-нибудь смертельно опасную авантюру.

Цвет лица Крута мгновенно изменился с розового на кроваво-красный.

– Артемис, ты правда планируешь использовать этого каторжника?

– Я еще не решил.

– И от чего зависит твое решение?

– От того, дадите вы мне Элфи или нет.

Голова Крута полностью скрылась в облаке сигарного дыма, торчал лишь тлеющий кончик сигары, похожий на прожектор выныривающего из туннеля поезда. Несколько клубов занесло даже на экран Жеребкинса.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 187;