Концепции культуры в социальной антропологии.



План:

1. Школа эволюционистов: Морган, Фрезер

2. Школа диффузионистов: Гребнер, Шмидт, Смит, Перри.

3. Школа культурного партикуляризма: Боас, Кребер, Бенедикт, Мид, Сепир и Уорф

4. Структурный функционализм (Малиновский и Рэдклифф-Браун)

5. Циклические модели развития культуры (Сорокин, Шпенглер, Кребер)

6. Поворот в исследовании культур.

Полный ответ:

1. Школа эволюционистов

       Первыми социальными антропологами были, чаще всего, чиновники, работающие в проектах колонизации. Первой институционально оформившейся школой, предложившей свою теорию культуры, была школа эволюционизма. Название «эволюционизм» пришло из биологии (Ч.Дарвин). Основная мысль в биологической теории Дарвина: развитие от простого к сложному под воздействием естественного отбора, в котором выживает сильнейший.

       В социальных науках биологический эволюционизм трансформировался в прогрессизм. Культуры – различные организмы одного вида. Все общества и все культуры развиваются по единому однонаправленному вектору исторического прогресса, а культурное разнообразие объясняется тем, что общества находятся на разных этапах развития. Если культуры в перспективе проходят одни и те же стадии жизненного цикла, значит, изучать примитивные общества важно не только для того, чтобы ими управлять, но и потому, что исследуя их, изучаем колыбельное состояние европейских обществ. Таким образом, все теоретики эволюционизма исходили из идеи об общей природе и психическом единстве человечества.

       Предмет исследований в рамках эволюционизма: культурно-исторический прогресс. Метод – сравнительно-исторический.

Примеры исследований: эволюция семьи и брака, эволюция религиозных верований, эволюция правовых систем.

Классическими стали такие исследования как

Льюис Генри Морган «Лига ирокезов», «Система родства и свойства»;

Д. Фрезер «Золотая ветвь», «Тотемизм и экзогамия».

       Для эволюционистов характерен этноцентризм – позиция, в рамках которой все чужие культуры рассматриваются через призму собственной, причем, своя культура – норматив, эталон, а чужие – отклонения от нормы.

 

2. Диффузионисты («диффузия» - взаимопроникновение)

Диффузионисты первыми раскритиковали эволюционистов. В фокусе их внимания оказалось проникновение элементов одной культуры в другу. Главным измерением является не время, как у эволюционистов, а пространство. Диффузионисты интересовались пространственными перемещениями культурных элементов, которые могут быть довольно спонтанными, не укладывающимися в универсальную схему и не подчиняющимися действию общих законов. Получается, что диффузионисты первыми сформировали идею о многовариантном развитии культуры. Для них историческое развитие культур представляет собой пространственное перемещение отдельных культурных элементов из культурных центров на переферию с последующим укоренением в новых географических регионах.

Диффузионизм часто делится по национальным школам:

германский Д. британский Д.
Фритц Гребнер «Метод этнологии» Вильгельм Шмидт «Происхождение идеи Бога» Г.Элиот Смит «Начало: происхождение цивилизации», «Человеческая история» У.Перри «Дети солнца»

 

3. Американская историческая школа (культурного партикуляризма)

       Данная школа в большей степени, чем диффузионизм, преуспела в разрушении авторитета эволюционизма. «Партикуляризм» (particular) – конкретный, специфический. Во главе школы стоит знаменитый антрополог Франц Боас. Его учениками были Альфред Крёбер, Рут Бенедикт, Маргарет Мид, Эдвард Сепир, Бенджамин Ли Уорф.

       Ф. Боас исходит из того, что любые обобщения относительно развития человеческой культуры должны быть чисто индуктивными – выведенными из эмпирического материализма путем обоснованных исторических реконструкций. В этой связи эволюционизм не выдерживает абсолютно никакой критики: некритическое бесконтрольное использование сравнительно-исторического метода! Эволюционисты предполагают, что одинаковые культурные феномены подразумевают под собой и одинаковое историческое развитие культуры, которое привело к появлению этих феноменов, одинаковые причины для их появления (пример – маски).

       Ф.Боас утверждает, напротив, многовариантность путей развития идентичных явлений, из чего следует то, что культуры неповторимы, уникальны, контекстуальны.

       Гипотеза лингвистической относительности Сепира-Уорфа отражает конституирующую роль языка в формировании опыта той или иной общности и её картины мира (Опыт оказывает влияние на мышление, которое, в свою очередь, отражается в языке. Сепир и Уорф предполагают, что язык оказывает ответное воздействие на мышление заставляя своих носителей особым образом воспринимать и категоризировать свой опыт. Носители языков по-разному мыслят и по-разному воспринимают окружающий мир). Гипотеза лингвистической относительности была расширена и превращена в гипотезу культурно-лингвистической относительности, утверждающей полноценность, равноценность, произвольность и многовариантность развития любых макрокультурных и микрокультурных конструкций.

Вскоре у американской исторической школы возник конкурент:

 

4. Структурный функционализм

В антропологии это направление представлено в таких именах как Бронислав Малиновский, Реджинальд Рэдклифф-Браун. В социологии - Т.Парсонс и Р.Мертон, конечно.

Б.Малиновскому принадлежит авторство теории потребностей, которая гласит, что каждый человек обладает набором потребностей (витальные и потребности второго порядка). Функция – это удовлетворение органического импульса (потребности) подобающим актом. Основным средством удовлетворения потребности являются социальные (или культурные) институты, причем между конкретной потребностью и конкретным институтом нет прямого соответствия, то есть культурные институты – это интегрированные реакции на множество потребностей. Из этого следует, что культура есть некая целостность, состоящая из частью автономных, частью координированных институтов.

В соответствии со структурным функционализмом Парсонса, культура всегда утилитарна и адаптивна, и теория культуры должна быть номотетичной (генерализирующей), поскольку все культуры строятся по единой схеме: AGIL. В рамках данного направления разработана теория функциональных эквивалентов. ФЭ – культурные феномены, которые выполняют тождественные функции либо внутри одного общества, либо в разных обществах. Естественно, возникает вопрос, на чем основано развитие культуры, если каждому элементу культурной системы в соответствие приводится своя функция? Ответ нашел Р.Мертон, который ввел понятия «латентная функция» и «дисфункция» (последнее особенно важно).

 

5. Циклические модели развития культуры

Отправной точкой для данных теорий стала мысль о том, что в отличие от представлений эволюционной парадигмы, развитие культуры не линейно, а либо спиралевидно, либо в виде набора этапов, составляющих цикл (который может повторяться, а может и не повторяться).

Хорошей метафорой, иллюстрирующей идею циклической модели развития культуры, является «организм», который в своем развитии проходит ряд этапов: рождение, рост, замирание, отмирание.

       Важными именами для данного представления о культуре являются П.А.Сорокин, О.Шпенглер, И.Тойнби, Я.Данилевский, Й.Хейзинга. В антропологии это направление представляет А.Крёбер. Альфред Луис Крёбер ввел категорию «культурный паттерн» - культурная модель. В своих исследованиях Кребер пытается синтезировать находки американской исторической школы и диффузионизма следующим образом: перетекание (заимствование) культурных элементов происходит, однако эти диффузии происходят не везде и не всегда. Следовательно, у процессов распространения культурных паттернов есть своя внутренняя логика.

       Любая культура имеет содержание (набор элементов) и культурный паттерн (логика, структура, организующая эти элементы). Культурный паттерн – это структурные основания, придающие единство и определенность форм тому или иному культурному явлению. Это аналитическая абстракция, реальна лишь культура, в которой воплощен паттерн. Причем паттерны могут быть разноуровневыми, в зависимости от элементов, которые они объединяют:

  • универсальные КП (культурные паттерны) – общие для всех культур.

Кларк Уислер выделил всего девять фундаментальных черт, присущих всем культурам:

речь (язык); материальные черты; искусство; мифология и научное знание; религиозная практика; (система неравенства) семья и социальная система; собственность; (управленческий аппарат) правительство; война (военный аппарат). Он также назвал их универсальными паттернами (структурами, образцами) культуры. Однако в своей книге «Конфигурация» А.Л.Крёбер не соглашается с этим списком.

  • тотальный паттерн (объединяет культурные элементы в конкретной исторической целостности, соответствующие реальной культуре)
  • системный паттерн связывает ограниченное число элементов, связанных с определенным видом человеческой деятельности
  • стилистическая модель – качественные колебания внутри системного паттерна

Основной источник динамики культурно-исторического процесса – именно стилистические колебания (это источник творчества и вариантов развития)

           

Поворот в исследовании культур

       В 80-е годы ученые Маркус и Кушма написали целый ряд критических статей относительно того, сколь лукавы и внутренне противоречивы сложившиеся традиции исследования культур, в том числе и в полевой работе. Причинами поворота в исследовании культур стал, в частности, громкий скандал, связанный с опубликованным дневником Б.Малиновского. Отдельными аспектами этого поворота стали:

1. Внимание исследователей перемещается от экзотических культур к близким, современным.

Сложностей в изучении чужих культур множество: необходимо знать чужой язык, общество может быть закрыто, необходимы большие деньги, существует множество опасностей и пр. Сложностей в изучении своих культур тоже немало: в первую очередь, необходимо дистанцироваться от привычного восприятия, проблематизировать его. Эта проблема решается при помощи очуждения, остранения (англ. othering, нем. die Befremdung). Это очуждение сопровождается критикой искусственного дистанцирования поля, мистификации полевой работы, плохого владения языком.

Одновременно с этим в социальных науках развивается критика объективизма (феноменологическая концепция), которая утверждает субъективизм исследователя. Правда, исследователь, в отличие от обывателя, осознает свой субъективизм. 

2. Постепенная трансформация исследовательской парадигмы:

субъектно-объектная => субъектно-субъектная

Субъектно-объектная: исследователь активен, рационален, обладает большим запасом знаний, знаток; объект – пассивный, открывающийся, слабый, позволяющий себя исследовать. Отношения неравенства между субъектом и объектом + схожесть с отношениями «мужчина-женщина».

Субъектно-субъектная парадигма: исследователи и информанты = равноправные, равноположенные субъекты, исследователь зависит от поля, более того, появляется обратная связь (не только исследователь изучает поле, но и информанты изучают его и влияют на него).

       3. В 60-е годы XX века зарождается движение «Другие голоса» (The other voices). Сторонники этого движения вооружаются также особой критикой: традиционные исследователи осуществляют фильтрацию собранного эмпирического материала и представляют лишь доминантную культуру. Иными словами, ни одна из изучаемых культур не является внутренне однородной, гомогенной. Каждая культура есть мозаика из более мелких культурных образований. А исследователи экстраполировали версию «мужской лидерской» культуры на всю культуру целиком. Голоса слабых публик (дети, женщины, нищие, старики, религиозные меньшинства). Движение «Другие голоса», совпав с движением за права человека (сексуальных меньшинств, экологию и пр.) показало, что необходимо учитывать и мнение слабых публик.

       4. Осознается значение техник письма в фиксации эмпирического материала. Одним из исследователей, который впервые обратил внимание на этот момент, был К.Гирц. Именно его работы дали начало «периоду размытых жанров». Две известнейшие работы Гирца: «The interpretation of cultures» и «Local knowledge». Его подход был назван семиотическим, а позже – интерпретативным. Именно интерпретация становится главным элементом (условием и результатом) исследовательского труда. К.Гирц уподобляет культуру тексту. Что такое текст? Это набор символов, кодов. Прочитать текст = расшифровать его. А расшифровать можно по-разному. Пример того, насколько разными могут быть интерпретации, К. Гирц приводит, говоря о подмигивании мальчика (два мальчика в комнате, один из них подмигивает).

       Таким образом, исследование в духе К.Гирца выглядит как сочетание особого типа описания (плотное, насыщенное - thick description), в котором фиксируется максимально полно и точно событие и реакция на него, а затем проговаривание наиболее вероятных интерпретаций в зависимости от контекста. При этом необходимо продемонстрировать всю полноту эмического подхода (emic[7]): встать на место информанта, поглядеть на мир его восприятие. Этот подход демонстрируется в работе «Deep play», исследование в данной работе Гирц проводил вместе со своей супругой на Бали вскоре после того, как эта территория приобрела административную независимость (история с петушиными боями).

       В работе «Antropologists’ works and lifes» Гирц рефлексирует о том, как особый стиль письма влияет на работу антрополога и его восприятие. Возникают новые жанры в описании культур, размываются границы между наукой и литературой, развивается жанр этнографического романа и пр. (пример – Кастанеда).


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 240; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ