Вебсайт - Пространство Любви. Звенящие Кедры России в Новой Зеландии. 8 страница



Я осознаю крови боль.

И я раскаюсь, я откроюсь…

И растворюсь в любви с Отцом.

 

Наша экскурсионная группа уехала. Погода испортилась, и шёл мелкий

дождь. Я завернула за левый мыс и пошла по камням вдоль берега. Я шла,

шла и шла. Куда? Зачем? Я не знаю. Ливень усилился, и я была почти вся

мокрая. На склоне берега я увидела маленькую палатку. Я взобралась по

глиняному откосу и заглянула вовнутрь: у вас можно укрыться от дождя? Я

сейчас уже не помню, сколько там было людей, но помню чувство

удивительной лёгкости и спокойствия.

Нам так хорошо было сидеть в палатке и смотреть, как дождь омывает и

питает собой море. Просто хо-ро-шо. А что ещё надо?

Хотелось вбирать и вбирать в себя воздух, море, горы, бушующую зелень и

нечто ещё невидимое, теребящее душу.

 

 * * *

На следующее утро мы совершили восхождение на гору Нексис. Идёшь,

трудишься, потеешь и тут поворачиваешься лицом к миру… и застываешь от

удивления и восторга: там, с другой стороны склона раскинулась сказочная

страна, покрытая волшебными, бархатистыми, чарующими горами. Словно

игрушечные, плюшевые, а на самом деле великие и мудрые. Именно

тут мне вспомнились слова Анастасии: «Старцы мудрые! Всё, что веками для

меня берегли - отдайте людям». У меня было чувство, что там, внизу,

среди этих чащ шевелятся и выходят из земли, листвы, дремавшие тысячи

лет дольмены. И я чувствовала, словно они смотрят на меня.

Беседа экскурсовода была плавной и спокойной, мы все расслабились и

чувствовали нечто, объединяющее нас.

А вот и дольмен. Я поздоровалась с ним и ласково погладила. В какой-то

момент мне показалось, что он просит, чтобы я легла рядышком на землю.

Трава была уже высохшей от солнца и немного кололась, но я закрыла глаза

и раскинула руки.

 

Небо-небо, ветер-ветер,

Я во всём на белом свете.

Воздух сердцем я вдыхаю,

Растворяюсь, улетаю…

Тишина. В душе покой.

Песню, детка, со мной спой…

  

И я услышала: звучала музыка - это пел ветер, звенела листва и …шорох

платьев, и дивный смех. Девы кружились, кружились и радовались. Я не

видела это, скорее чувствовала. Радость, лёгкость и снова радость. Во

всём, везде – радость. Я радость. Они танцевали и пели, а я чувствовала,

что чувствуют они. Вот оно что!!! Я поняла!!! Дольмен дал мне

почувствовать то состояние души, в котором жили мы тогда! Или…это мои

чувства вдруг пробудились на мгновение. Я продолжала лежать с закрытыми

глазами. И словно издалека, доносились до моего сознания чьи-то слова:

« Нельзя в близком человеке искать и видеть источник счастья и своей

любви. Такое убеждение ошибочно. Только Бог является таковым источником,

а находится он в твоём сердце. Ожидая любви и ласки от близкого

человека, мы становимся потребителями, жаждущими тепла, но отдаём ли мы

сами при этом? Вот сегодня ты обиделся на неё, что она сказала что-то не

так. Но кого ты при этом видел в ней? Если ты видишь свет - ласкающий и

любящий, заботливый и направляющий, ты примешь слова её без обиды, а

если ты душой своей ждал любви - ты разочаруешься. Капля за каплей

копятся горькие чаши в наших душах. Но испить из них нам самим и

придётся.

Сегодня ночью я бродил по пустырю, где греются у костров нищие. Мне не

жаль их, ибо господь ведёт их своей дорогой. Смиряя страсти плоти своей,

они освобождают силу духа своего. По настоящему же нищ тот, кто живёт

под властью желаний своих и страстей. Что есть низменное желание-это то,

что подчиняет тебя, твои мысли, чувства и действия себе, принося якобы

радость, а на самом деле, медленно, но верно делая тебя безвольным

телёнком.

Может ли вера сделать из человека безвольное существо? Может, когда она

живёт в разуме, а не в сердце. Сердце не приемлет лжи, а разум любит

красивые выражения, сладкие речи, но разве сердце обмануть?! Господь сам

заложил в тебя свой путь, свою мечту, и следуя зову сердца своего, ты

верно найдёшь дорогу.

Видь в человеке человече и божественное. Божественное говорит чувством.

Человече - словами, взглядом, делами. Поэтому не обижайся на

человеческое в другом, а сквозь него видь вечное, тогда оно и прольётся

в человече…»

Год спустя Жанна мне скажет, что в один из этих дольменов ушла девушка.

Её звали Эола:

Доля. Долюшка. Судьба.

Мой дольмен-вся жизнь моя.

Здесь вселенная слилась,

С духом в вечность отражаясь.

Я в дольмен ушла - младая,

Девицы судьба такая

Мне по сердцу всех милей,

О Любви услышь скорей!

Доля. Долюшка. Судьба!

Мой Дольмен-любовь моя,

Чтоб Тебе ее отдать,

Сердца благость передать.

Чтоб среди цветущих трав

Гласу вечности внимать,

Чтоб среди рассвета мог

Ощутить, что ты есть Бог.

 

Эола-это значит жизнь цветка

среди полей цветущих трав.

Эола-это значит путь,

Цветком средь вечности ты будь!

Расти, цвети и источай,

Ты аромат души отдай,

Ты сердца благость подари,

Свою любовь в нее вложи!

Живи, душа! Люби! Люби!

И с Богом сотворяй мечты!

Не бойся ничего, мой друг,

Ведь Бог - во всем живом вокруг!

 

 * * *

 

Такая лёгкость во всём теле! Наш экскурсионный автобус везёт нас к

дольменам в хозяйстве Бомбаковых.

 

Любовь везде, любовь во всём,

Цветёт неутомимо.

В листве, в траве, на всей земле

Бушует зеленью красивой!

Смотрю, смотрю – во все глаза

И взглядом горы поглощаю.

И улетает ввысь душа,

Во всём живом я растворяюсь.

 

Вот и остановка. Хочется скорей к дольмену, но его сразу и не видно. Нас

всех усадили на поляну, что-то говорили, говорили, настойчиво предлагая

очиститься. Жаль, что мочалку и мыло с собой-то никто и не взял! Ну,

вот наконец-то – пройдёмте к дольмену…

- Родненький мой, хороший мой! Как ты тут, милый?! Как долго не

видела я очи твои ясные. Уж сколько столетий не внимала речам твоим

светлым…

- Как ты приходил ко мне?! Ты не забывал меня?!

- Но почему тогда…

- Я чёрный ветер слушала? Сердце молчало…Оно проснулось!

Проснулось! Оно живёт! Живёт и поёт!

Господи, но почему громко-то так.

Я обернулась и увидела девушку. Как она могла услышать песню мою и

запеть? Я подошла и села на земельку рядышком. И сижу тихонько слушаю, а

сердце ещё сильнее трепещет от радости. Все ушли куда-то. Лишь мы

остались. Пой девица, пой! Целую вечность мечтала песню я услышать

эту…целую вечность. А дева позвала меня ласково:

- Иди же сюда, пой со мной!

- Но…я не умею петь…         

- Ты можешь, - твёрдо и уверенно сказала она.

- Конечно же, могу! Могу! Всю жизнь говорили, что плохо могу,

но чувствую, сердечку так хочется!

 

Она протянула мне блокнотик свой, где слова дивные были и мы вместе с

ней и пели так тихонечко. Тут мужчина подошёл с бородой огромной, стоял,

слушал, ждал, когда закончим. А потом смотрит мне в глаза и спокойно так

говорит:

- Ну что поехали с нами. Именно сказал, а не спросил. И я также

спокойно ответила:

- Поехали, вот только вещи свои из автобуса заберу.

Едем мы в машине к дольменам, что на кладбище, и так хорошо нам, будто

тысячи лет друг друга знаем.

- Так и есть, говорит Алай, муж Орланы.

И рассказывает мне, как они из Москвы переехали сюда. Купили дачку в

горах. И выполняют призвание своё - слушают дольмены и передают людям

всё то, что они им ведают. Вот и книжечку свою уже издали: «Я дух

дольмена, говорю…». По тропинке едва заметной с дороги мы поднялись к

дольменам.

 

Повеяли холодом плиты лесные

И мхом поросли стены святые.

Но жаром обдало душу младую:

- Мы ждали…- почудилось уху повсюду,

Мы ждали тебя, ты свет-человече!

Мы ждали тебя, минуту и вечность.

Мы ждали тебя, когда ты придёшь

И мудрость, и силу, себя самого,

Услышав, проснувшись, навеки вернёшь…

И вновь замолчали. Иль чудится только.

Минута прошла, али час, али сколько?!

А может века, как долго я спала!

Проснувшись, себя то я и не узнала.

Тело иноё, голос не мой-то.

И столько печали на сердце, ой сколько!

Так что происходит? И где же семья…

Наш род весь уснул…

Пробудилась уж я!

Я вас всех найду! Не оставлю в беде,

Я вас пробужу! Жить в раю, не во сне!

Вы братья! Вы сёстры! Вы свет мой, друзья!

Вы дети прекрасного Бога-Творца!!!

Молчали дольмены, сердцу внимая…

Молчали, смотрели и дел святых ждали…

 

 Когда уходят души в навь,

 То с грустью вспоминают жизни,

 Что не посажен детям сад,

 И неопознан мир растений.

 Лишь иногда ты любовался,

 И иногда сливался сам.

 Стремитесь к космосу, но там

 Порою холодно душою,

 Коль на земле не жил с добром.

 На землю тянет вновь и вновь.

 Твори сейчас - построй свой дом,

 И родовое дерево ты посади,

 И передай детям в любви.

 Не надо будет им учений,

 Всю истину и опыт, познанный тобой,

 Познают, прикоснувшись к древу!

 

Но тогда в лесу я лишь запомнила слова Орланы, сказанные ей дольменом,

 

Среди покоящихся в земле…

Я видел много душ и тел,

И сожалений, увы, тщетных

От незаконченных и не содеянных

Важнейших для людей всех дел…

 

Обратно к Геленджику мы ехали, когда уже начало темнеть. И вдруг вижу –

ребята, с которыми мы ездим на экскурсии, идут пешком к горе Нексис по

дороге мимо нас. Мы договаривались пойти сегодня с ночевкой туда.

- Алай, останови. Я пойду с ними. Как хорошо, что мы их

«случайно» встретили.

Алай хотел что-то сказать, но Орлана его остановила.

- Пусть идёт, если хочет. Увидимся на Возрождении.

Все удивились и обрадовались, откуда я взялась среди трассы. Опять

счастливые совпадения.

- Где ты была? Пропала куда-то. Мы уж и не надеялись, что ты нас найдёшь!

 

И ночь настала. Звёзды низко

Нам шепчут небывалый сказ.

И ветер, пламя раздувая,

Нам начинает свой рассказ.

Мы у костра по кругу сели,

Гитар струна звучит в ночи.

И песня нас объединяет

И лечит раны у души.

Не во плоти, ты милый друже,

Не во плоти, но дух силён.

Ты отдаёшь, что сокровенно

Хранил для нас с былых времён.

Душа услышит твою душу,

Душа узнает глас отцов

И не предаст свою свободу

На лесть былых, слепых оков.

Я пробужусь однажды утром-

Всё тот же мир мне стал иной,

То я увидел суть всю сердцем-

Во всём Отца свята любовь…

Раскаюсь я в грехах, в неправде,

Что сеял по земле века,

И очищеньем и прощеньем

Слетит с души моей слеза…

Встречали солнце, горы спали

И вдруг взметнулся лучик ввысь.

Златое солнце, просыпаясь,

Заполнило собою высь.

А мы стояли и летели

На встречу ветру и мечте,

Свободу грудью мы вбирали,

Чтоб на яву жить, не во сне!

 

Этот восход был для нас волшебным. Там, с той стороны хребта, словно

иной мир великих, могучих синих гор. А горы там действительно синие.

Я, Лариса и ещё одна девушка, мы пошли к первому дольмену. Обняли его,

сели рядышком. И так душе чего-то хотелось прекрасного! И мы стали

мечтать. Придвинувшись вплотную к отверстию, мы обнимали его руками и

всё говорили, говорили, то по очереди, то вместе. Просили мы дольмен,

чтобы свои вторые половинки мы встретили. И тут, как током обожгло, не

сговариваясь, мы стали говорить, мечтать, чтобы все женщины, девушки

встретили своих любимых. И так хорошо нам стало. Всем-всем желали мы

любовь свою обрести. Встретить единственного или единственную, и чтоб не

прошли мимо, чтобы душа узнала душу. А если этот человек уже рядышком,

чтобы сердце раскрылось навстречу друг другу. И такое счастье мы ощутили

в минуту эту…

На следующий день я поехала на Возрождение к Орлане и Алаю. Они сидели

на пеньке напротив дольменов и тут же были их книги, которые они

предлагали заинтересовавшимся.

Алай дал мне листок и ручку и сказал:

- Пиши.

- Что писать?

- Мысли свои, и то, что говорят дольмены.

- Я не смогу!

Тогда я ещё и представить не могла, что смогу слышать дольмены, хотя

стихи я писала. Тогда это казалось, слишком невероятным. Все стихи, что

вы читали, были написаны мной позже.

- Ты сама ещё не знаешь, что ты можешь, - ответил Алай и добавил, -

напиши: «Повелеваю себе…». Прежде чем повелевать кому-либо или природе,

человек должен научиться повелевать себе!

Я ушла и села за центральным дольменом:

-Велю себе: счастливой быть!

-Велю себе: красивой быть.

-Велю себе я: мудрой быть…

-Велю себе…

Надо было не просто написать, а прочувствовать, поверить в это.

А вот, чтобы слышать мысли дольменов, с этим ничего не получилось… Но

Алай даже не сомневался, что получится…

Уже закончились экскурсионные дни, но я осталась в Геленджике.

Почти каждый день ездила на Возрождение. Меня тянуло не только к

дольменам, но и к людям, которые жили там и были мне близки по духу.

« ….Подул сильный ветер….Раскрыв свою огромную пасть, Страх

выдохнул из себя ураган. Ещё никто не знал, что он окажется сильнее, и

что миллионы капель бесконечного океана разлетятся миллионами живых

брызг. Перестав быть одним целым, бескрайнее пространство жизни

претворилось на хаотично движущиеся частицы. Но самым страшным было

другое – эти капли забыли, что когда-то они были одним целым – единым

океаном. Где одна капля не могла без другой, но при этом оставалась сама

собой – вечной, прекрасной, и способной в своём единстве делать то, что

мог только Бог – множить жизнь! И до недавних пор капли продолжали

пребывать в невесомости вселенной, думая, что они одиноки… но недавно

произошло чудо – снова подул ветер – ласковый и животворящий, он

пробудил в Каплях память о том, что они не одиноки! И первые

проснувшиеся стали искать остальных!... И ещё немного осталось до той

поры, когда все Капли сольются в единый океан, ведь ему дано так много –

сотворять и множить вечную жизнь… А ураган страха мы давно простили…

Дай мне свою руку – я не могу без тебя! Ты нужен мне! Я хочу, как

и прежде мечтать вместе с тобою! Вместе радоваться, вместе созидать!

 Я мечтаю вновь ощутить, данное нам Отцом чувство – сливаясь во едино в

мгновенье вдохновенья сотворять прекрасные мечты. Не слушай меня ушами –

посмотри в небо, растворись в нем. Я в тебе, а ты во мне. Любовь едина».

Однажды на полянку к дольменам вышел мужчина вместе с внуком.

Мне, почему-то стало так хорошо от его присутствия, и от мысли, что он

все равно скоро пойдёт дальше, сердце сжалось…

Не уходи! Не уходи! Не знаю я кто ты, но сердце ноет… ты родной!

Как долог путь мой к памяти моей.. не помню ничего, но помнит сердце..

чувства плачут… Побудь ещё мгновенье, дай вдохнуть мне краткий миг

нежданной встречи… ты родной… кто ты?... откуда? Почему вдруг сердце

плачет?! КТО ТЫ?! Кто?!...Отец мой помоги мне вспомнить, боле не хочу в

беспамятстве я пребывать… Мне помоги всё вспомнить….

Находясь в смятении чувств, я просто подошла и завела обычный

разговор. Уму обычный - так ведь «надо» - маски одевать. Ну, право же, я

не могла вот так сказать: « Не знаю я тебя вот вроде, а сердце знает!

Ведает оно, что ты родная мне душа». Тогда казалось навсегда уходит он с

поляны… Но Отец ведет невидимой рукой детей, кто доверят, по судьбе!

Ведет к родному дому и к семье родной, в веках тобой забытой, в памяти

уснувшей! Пришло то время – вспомнить ВСЁ! Ошибки осознать свои в пути,

вернуться в лоно чистоты и света наших душ, к груди прижать родных и

близких. И выльются все слезы грусти и сомнений, невидимый и непомерный

груз сердечной боли растает, в мгновение слияния с Отцом, в порыве

чувств твоих живых. Тебя ведут, не покидая ни на миг! Невидимой рукой

ведет Отец тебя Твоей дорогой. СЛУШАЙ СЕРДЦЕ!!!

Ты нужен роду – часть его Ты, капля, без которой океан не станет полной

чашей жизни…

Настал день отъезда. Так как я отдыхала у родственников в четырёх часах

езды от Геленджика, то я решила съездить туда и позвонить своей любимой

подруге Наташе, чтобы она приехала из Днепропетровска, и мы бы уже

вместе поехали к дольменам.

Автобус был после обеда, и я решила, что ещё успею съездить в Марьину

Рощу. Мне хотелось собрать красных, спелых ягод кизила, что рос у ручья

и сварить варенье, а также нарвать мяты. Но сперва, я пошла попрощаться

с морем. Стоя на большом скользком камне, я почему-то подумала: сейчас

упаду в воду. Не прошло и трёх секунд, как я уже поскользнувшись, сидела

в одежде по пояс в вводе… Переодеваться не было времени. Я выкрутила

штаны, одела их и пошла к автобусу. Со стороны не было видно, что я

мокрая. Собрав кизил, нарвав мяты у ручья и попрощавшись с дольменом, я

пошла по направлению к автобусу. И тут за мной увязался …шмель.

Он жужжал и явно чего-то хотел от меня, преследуя. Отгонять его было

бесполезно. Я так перепугалась, что он укусит меня, что начала убегать

от него, но шмель настойчиво летел за мной. Только минут через пять, он

всё же отстал.

По прошествии трёх лет спрошу у дольмена (дедушки) за шмеля:

 

Ой, деточка, ой солнышко,

Хорошая моя!

Ну что ж ты испугалася

Обычного шмеля.

Хоть он был не обычный.

Он показал весь страх,

Который детка виден был

В испуганных глазах:

-О, ужас! Вдруг укусит!

О, вдруг ужалит он!

Кому сказала: - Прочь я!

Пошёл-ка, шмель ты, вон!

Агрессия, агрессия

Сокрыта от всех глаз.

Её-то и почувствовал,

Хранишь ты, что в сердцах.

 

…Пришла себе даров набрать в лесу, а что ты отдала? Приветила ли всех

тогда, спросила ль разрешенья, иль мяту у ручья рвала побольше и

побольше… Ты не подумай, не виню тебя. Ведь не обычный этот лес. Кизил

лечебный у ручья, пропитан мудростью Отца. А мята, то для всех - для

пчёлок и для путников. Листочек, парочку сорвут и в чай положат.

Напоминанье будет им с тех мест, где род сей жил. Кизила ягодку съедят,

и мудрость им земля отдаст, которую века хранила для детей, которые там

жили века назад, в них память пробуждать начнёт, питая душу их и плоть!

А ты хотела всё себе…


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 164;