Глава 8. Команда двоечников, вторая попытка



Вступление

«В воздухе витает аромат свежего чая из первого урожая этом года. Надеюсь, у вас все хорошо.

 Прошло полтора месяца с момента начала занятий. Мои дни проходят беззаботно…»[35]

 — Алло, как слышно? С головой все в порядке? — она дала мне подзатыльник, и я недовольно потер ушибленное место. — Температуры значит нет?

 — Конечно нет! Я просто задумался.

 Вспомнилось, как мы пришли к нынешнему положению, и я тяжело вздохнул. Быть может, не следовало соглашаться ей помочь.

 Ладно, поздно рыдать над пролитым молоком. Сейчас я решил поддержать ее, но если подумать, соглашаться на такое было не в моем стиле.

 — Итак, господин Стратег. Что мне теперь делать?

 — Ну… конечно, нам нужно убедить Судо-куна и ребят вернуться в учебную группу. Чтобы получилось, тебе наверняка придется ползать на коленях, умоляя их.

 — Почему я должна этим заниматься? В конце концов, из-за тебя мы оказались в такой ситуации.

 — Не из-за меня, а потому что они не хотели учиться. Не путай одно с другим.

 Эта девчонка… она вообще собирается им помогать?

 — Без помощи Кушиды их не собрать. И ты это тоже знаешь.

 — Знаю, похоже, без жертв не обойтись.

 Она изо всех старается избежать участия Кушиды. И хотя ей это совсем не по душе, в критическом положении она готова согласится.

 — Ладно, тогда иди и скорее попроси ее.

 — Я?

 — Ну да, мы же договорились, что ты будешь моей рабочей лошадкой до тех пор, пока мы не станем классом А. Так что подчиняйся!

 Не припоминаю таких договоров.

 — Вот, взгляни на контракт.

 Ого! Там стоит мое имя и даже моя личная печать!

 — Тебя накажут за подделку документов, знаешь ли.

 Сдавшись, я оставил ее в покое. Хорикита убрала с парты все свои письменные принадлежности и обратилась к Кушиде:

 — Кушида-сан, я хочу с тобой поговорить. Можем ли мы пообедать вместе?

 — Пообедать? Странно, что ты пригласила меня, Хорикита-сан. Конечно же можно!

 Я находился рядом, но Кушиду это ни капли не смутило. Она тут же согласилась. Ведомые ею, мы вышли из здания школы, и направилась к самому популярному кафе Паллет. К месту, где Хорикита разозлилась на нас за то, что мы придумали план, чтобы вытащить ее.

 Хорикита оплатила напиток Кушиды. Я, конечно, заплатил за себя сам. С улыбкой приняв напиток, Кушида устроилась на стуле. Мы сели напротив.

 — Спасибо! Так о чем ты хотела поговорить?

 — Я собираю учебную группу, чтобы помочь Судо-куну. Можешь еще раз нам помочь?

 — Ради кого ты это делаешь? Ради Судо-куна? - Кушида тоже достаточно быстро поняла, что просьба была не из альтруистических побуждений.

 — Нет, ради себя.

 — Вот как. Хорикита-сан, ты, как и всегда, все делаешь ради себя.

 — Ты не помогаешь тем, кто старается не ради друзей?

 — Можешь думать как тебе удобно. Но я хотела убедиться, что ты не соврешь, и рада получить честный ответ. Хорошо, я помогу. Мы же одноклассники. Да, Аянокодзи-кун?

 — Д-да. Пожалуйста, помоги нам!

 — Я хочу спросить именно у тебя. Не ради друзей, не ради баллов – ты хочешь, чтобы я помогла нам достичь класса А, верно?

 — Да.

 — Это… немного необычно, и звучит невероятно. Ох, я не пытаюсь сказать, что ты идиот. Как же выразиться… больше половины учеников уже сдались, ты знаешь?

 — Потому что разрыв между нами и классом А слишком велик?

 — Ага… если честно, я не знаю, получится ли у нас. Я даже не знаю, получим ли мы вообще баллы в следующем месяце. У меня нет воли к борьбе.

 Хорикита с грохотом опустила кулаки на стол.

 — Я смогу это сделать.

 — Аянокодзи-кун, ты тоже хочешь сделать из нас класс А?

 — Да, он мой помощник в этом деле.

 Сделала меня помощником без разрешения.

 — Хм… ну ладно. В таком случае, позвольте мне помочь.

 — Конечно, мы же сами об этом просим.

 — Не в том смысле, я хочу присоединиться к вашей команде по прохождению в класс А. Я хочу помочь не только с учебной группой, но и со всем остальным.

 — Что? Но…

 — Так вы хотите, чтобы я помогла? - Кушида прямо смотрела на Хорикиту.

 — Хорошо, я официально попрошу тебя о помощи снова, если с учебной группой все получится! - таков был ее ответ.

 И хотя Кушида наверняка что-то задумала, Хорикита решила не обращать на это внимание и позволить ей присоединиться.

 — Правда? Юху! - получив согласие от обычно упрямой одноклассницы, Кушида подпрыгнула на месте. Она выглядела по-настоящему счастливой, и светилась от радости. Это выглядело очень даже мило.

 — Тогда постараемся, Хорикита-сан, Аянокодзи-кун!

 Она протянула нам руку. Слегка смущенные, мы с Хорикитой по очереди ее пожали.

 — И все-таки я не знаю, согласятся ли Судо-кун с ребятами вернуться.

 — Ага, в нынешней ситуации, это будет нелегко.

 — Прошу положиться на меня еще раз! Раз я с вами, могу попробовать помочь хотя бы с этим!

 Я был ошеломлен тем темпом, с каким Хорикита и Кушида продвигались дальше. Словно готовая приступить к активным действиям немедленно, Кушида достала телефон. Вскоре Ике и Ямаучи с радостным видом подошли к нам. Увидев меня с Хорикитой, она посмотрели, словно хотели спросить: «Ты что, рассказал ей о чате?» Удобная вышла ситуация, так что мне лучше стоит промолчать. Чувство вины поможет заставить их согласиться.

 — Простите, что позвала вас. Мне, хотя скорее Хориките, есть о чем вас спросить.

 — Ч-ч-ч-что, что это значит? Зачем мы вам?

 Какая реакция… Они нервно отшатнулись от нас.

 — Вы не собираетесь присоединиться к учебной группе Хираты-куна?

 — А? К учебной группе? Нет, мы не собирались, он слишком популярный. Мы думали вызубрить все за ночь до теста. В средней школе работало.

 Ямаучи дважды, нет, трижды кивнул, пока Ике говорил это. Похоже, у них как-то получалось вызубрить все в последнюю ночь в последние годы.

 — Такое мышление очень похоже на вас. Но вероятность того, что вас исключат, сейчас достаточно высокая.

 — Ты точно такая же, как и всегда, что бы это ни значило, - сказал только что заявившийся хмурый Судо. Похоже, он снова угодил в ловушку Кушиды.

 — Тебе стоило бы волноваться сильнее остальных, Судо-кун. Такое впечатление, что перспектива исключения тебя совсем не беспокоит.

 — Знаешь, если не будешь следить за языком, я тебе врежу. Сейчас я занят баскетболом, зубрежки в ночь перед тестом хватит.

 — Успокойся, Судо, - попытался урезонить его Ике, словно уже и не помнил, что тот писал в чате.

 — Послушай, Судо-кун. Может, попробуешь позаниматься еще разок? У тебя есть шанс кое-как пройти на ночной зубрежке. Но если это не сработает, ты не сможешь больше играть тут в баскетбол, ты это учитывал?

 — Это… я не собираюсь принимать подачек от этой девчонки. Я еще помню, что ты мне наговорила. Если хочешь попросить, для начала искренне извинись! - Судо объявил это с явной враждебностью. Думаю, даже он понимает, что забивать на подготовку к тесту опасно, и слова о баскетболе его зацепили. Но Хорикита, конечно, так просто не извинится. Мало кто способен открыто признать собственную ошибку.

 — Я думаю, ты ошибаешься, Судо-кун.

 — Чего?!

 Вместо извинений Хорикита подлила керосину.

 — Однако наша неприязнь друг к другу в данной ситуации не имеет значения. Я буду учить тебя ради себя самой. Ты будешь учиться для себя. Разве это плохо?

 — Ты серьезно хочешь сделать из нашего класса класс А? Даже рискнула позвать меня.

 — Да, иначе я бы не стала о тебе беспокоиться.

 Дерзкие слова Хорикиты еще сильнее взбесили Судо.

 — Я занят баскетболом! Остальные не делают перерыва в тренировках даже перед тестами. Я не могу сдать позиции из-за учебы.

 Словно заранее предсказав такой ответ, Хорикита вытащила и показала Судо лист бумаги. На нем было подробное расписание до самого дня теста.

 — На последней нашей встрече я поняла, что обычные способы обучения вам не подходят. Вы не знаете даже основ. Это как рассказывать лягушке об океане. Лягушка не знает, откуда начать. И я понимаю, что если отниму время ваших тренировок, это лишний раз повысит градус напряжения. Поэтому я продумала план для решения этой проблемы.

 — И что же там за колдовство? Если такой план существует, я хочу знать.

 Учеба и клубы могут сосуществовать. Но Судо прыснул от смеха, ему казалось подобное невозможным.

 — У нас осталось две недели. Будете учиться на уроках каждый день так, словно этот день для вас последний.

 Я сначала не понял, о чем она. Все застыли в замешательстве.

 — Вы трое обычно не особо стараетесь на уроках.

 — Не говори за нас! - возразил Ике.

 — Так вы усердны на занятиях?

 — Нет, я просто жду, пока они не закончатся.

 — Понимаете? А значит, вы проводите по шесть часов в день без дела. Даже если не учитывать пару часов свободного времени после уроков, у вас куча времени уходит псу под хвост. Мы должны воспользоваться этими часами.

 — Конечно, в теории это может сработать… но разве это все равно не бессмысленно? – забеспокоилась Кушида.

 В конечном счете, их время на уроках тратится зря именно потому что они неспособны учиться. Эти товарищи не могут даже воздержаться от разговоров на уроках. Не верится, что они способны разобраться с задачами самостоятельно.

 — Я не могу воспринимать то, что нам объясняют на уроках.

 — Мне это известно. Поэтому мы воспользуемся свободным временем и проведем небольшое занятие.

 Хорикита перешла на следующую страницу. Там оказалось описание того, что мы будет делать. Если коротко, то вот что там было: после первого урока мы встречаемся и обсуждаем, что кто не понял. За десять минут перерыва Хорикита будет объяснять то, что ребята не знали.

 На следующем уроке процесс повторится. Конечно, на деле все будет не так просто, как на бумаге. И раз уж нам нельзя общаться во время урока, им может оказаться трудно со всем разобраться с такими короткими объяснениями.

 — Погоди, что-то не сходится. Такое вообще возможно? - Ике тоже понял, что задача предстоит не из легких.

 — Ага, неужели ты думаешь, что сможешь объяснить все за 10 минут?

 — Не волнуйтесь, во время урока я подготовлю ответы на каждый из вопросов. А потом вместе с Аянокодзи-куном и Кушидой-сан мы объясним все каждому по отдельности.

 Если так, может и получится уложиться в отведенные десять минут.

 — Вы двое, если нужно будет объяснить, вы же справитесь?

 — Но… я все еще сомневаюсь, хватит ли нам времени. Учиться трудно, я даже не знаю…

 — Объем, предусмотренный на время одного урока, будет небольшим. Только страничка записей, максимум две. И материал, относящийся к тесту, займет всего полстраницы. Я не говорю, что хочу, чтобы вы понимали материал. Просто хочу, чтобы он был в ваших головах. Важно, чтобы вы слушали голос учителя и смотрели на то, что написано на доске. О конспектах можете забыть.

 — Ты говоришь нам не вести записи?

 — Пытаться запомнить ответы с вопросами на удивление непросто, если пытаться еще и записывать.

 Конечно, она права. Если они будут вести конспекты, то потеряют драгоценное время. Похоже, что Хорикита и правда не собирается использовать время после занятий.

 — Просто попробуйте. Если что, потом сможете отказаться.

 — Мне это все равно не нравится. Я не хочу заниматься круглосуточно и без выходных. И не уверен, что на мне такой дурацкий способ сработает.

 Хорикита продумывала план, рассчитывая на всех троих, но Судо никак не соглашался.

 — Ты, кажется, не понимаешь основ обучения. Использовать простые ухищрения? Такого не бывает. Есть только один способ — уделять внимание и старательно учиться. Это касается не только учебы, но и всего остального. Или у тебя есть ухищрения и упрощалки для баскетбола?

 — Конечно нет, только с помощью тренировок можно стать лучше.

 Осознав, что только что сказал, Судо резко выдохнул от удивления.

 — Все это невозможно для тех, кто не умеет фокусироваться. Но ты прикладываешь все усилия, чтобы стать лучше в баскетболе. Даже если остается только капля энергии, используй ее для учебы. Чтобы продолжить играть в баскетбол в этой школе. Чтобы тебя не исключили!

 Шанс был невысок, но Хорикита безошибочно предложила Судо относительно простой вариант компромисса. Но тот все еще колебался. Ему мешала гордость. Видимо, он ни за что не согласится.

 — Я все равно не хочу. Спасибо за более вежливое отношение, но я против!

 Судо попытался уйти, но Хорикита его остановила. Если она упустит этот шанс, другой возможности скорее всего уже не будет. Обычно я бы не стал вмешиваться, но решил попробовать помочь в этот раз.

 — Послушай, Кушида, у тебя уже есть парень?

 — Э? Чего? Нету, но чего ты ни с того ни с сего об этом спросил?

 — А если я наберу пятьдесят баллов на тесте, будешь со мной встречаться? - я протянул ей руку.

 — Ха? Ты о чем, Аянокодзи? Встречайся со мной, кушида-тян! Я наберу пятьдесят один балл!

 — Нет-нет, со мной! Встречайся со мной! Я наберу пятьдесят два!

 Ике быстро ворвался в наш разговор. За ним и Ямаучи. Кушида быстро догадалась, что я хотел сделать.

 — Это смущает… я не оцениваю людей по их баллам, знаете ли.

 — Но им нужна награда за старания. Посмотри на их энтузиазм. Если бы была награда, они бы старались еще лучше.

 — Что ж, как насчет такого: пойду на свидание с тем, кто наберет больше всего баллов? Мне нравятся люди, которые прикладывают усилия, даже если им это не слишком нравится.

 — Оу! Я сделаю это! Сделаю!

 Они тяжело дышали от возбуждения. Я окликнул Судо:

 — Эй, а как насчет тебя? Это такой шанс!

 Немного не то же самое, что сказать «Ты хочешь встречаться с Кушидой?» Я понимаю, что в нынешней ситуации уговорить его сдаться непросто, поэтому должен найти мотивацию, чтобы он согласился.

 Судо обернулся и едва слышно ответил:

 — Свидание, хм… мне нравится. Ничего не поделать… я с вами.

 Кушида вздохнула с облегчением.

 — Помни, парни куда проще, чем тебе может показаться, - сказал я Хориките, после чего направился к Судо, поздравлять его со вступлением в группу.

Часть 1

Объединившись, учебная группа возобновила занятия, и дело пошло неплохо.

 Конечно, ребята не считали учебу веселым занятием и не получали от нее особого удовольствия, но они старались, чтобы не вылететь из школы. Трио придурков, вопреки обычному своему поведению, с усердием записывали решения с доски, выкручивая шеи в попытках понять записанное. Судо был на грани, но ради того, чтобы стать профессиональным баскетболистом, он хотя бы пытался не спать на занятиях. Он упорно гнался за едва достижимой мечтой, над которой многие бы посмеялись. Многие из нас, только недавно закончившие среднюю школу, еще не определились со своими мечтами. Большинство лишь иногда задавались вопросом: «Кем я буду, когда вырасту?», но не более того. В сравнении с ними, трудящийся над достижением своей мечты Судо достоин восхищения.

 И все же, как эта школа определяет и оценивает потенциал? Результаты не зависят от академических способностей. Это очевидно, если взглянуть на поступивших меня и Судо.

 Если оценка давалась исходя из чего-то иного, необходимо хотя бы получить проходной бал. По крайней мере, так было для меня. И если такая система действительно имеет место быть, то руководствоваться должна простыми и понятными принципами.

 Или они добавляют сложные задачи специально для таких как Ике и Судо, чтобы именно они научились справиться с ними? Этот вопрос невольно всплыл у меня в голове.

 Нет, возможно, простого ответа и нет. И уроки, и тесты слишком сложны, чтобы с ними мог справиться Судо.

 Когда утренние занятия окончились, Хорикита с едва заметным кивком взглянула на записи. Похоже, ее устраивали результаты ее работы.

 Даже в таком занятии, как обучение трио придурков, Хорикита будет стараться изо всех сил, чтобы достичь наилучших результатов. Это естественно, потому что ей нужно увеличить баллы класса и повысить потенциал учеников. И все-таки на высший балл мы пока не рассчитываем. Главное – получить проходные баллы.

 Когда прозвенел звонок большой перемены, Ике с ребятами заторопились изо всех сил. Перерыв длится сорок пять минут. После обеда, мы договорились встретиться в библиотеке ради двадцатиминутного занятия.

 Сначала мы хотели позаниматься в классе, но там шумно, поэтому пришлось перенести урок в библиотеку, чтобы ребята могли лучше сконцентрироваться.

 Но все же мне кажется, на самом деле Хорикита просто не хотела пересекаться с Хиратой. Учебная группа Хираты обычно во время обеда обсуждает планы на будущие собрания. Если бы мы находились рядом, пришлось бы слушать то, о чем они говорят. Ей этого вряд ли хочется.

 — Хорикита, что ты делаешь в обед?

 — Ну…

 — Аянокодзи-кун, хочешь пообедать вместе? У меня нет других планов на сегодня! - Кушида неожиданно оказалась возле меня.

 — О, конечно! Может, ты тоже присоединишься к нам с Кушидой?

 — Прошу прощения, но у меня уже есть планы, так что увидимся позже! - быстро поднявшись, она вышла из класса.

 — Прости, Аянокодзи-кун, я… помешала?

 — Нет-нет, все хорошо.

 Кушида посмотрела вслед Хориките и помахала рукой.

 Это было спланировано? После того, как я узнал секрет Кушиды, она стала настороженно следить за мной. Она сказала, что верит мне, но ее явно беспокоила вероятность того, что я кому-нибудь проболтаюсь?

 В итоге, мы пошли на обед в кафе. Количество девушек там буквально ошеломляло.

 — Да что за ерунда? Столько девушек…

 Их оказалось более восьмидесяти процентов от общего количество учащихся.

 — Парни тут обычно не обедают.

 В меню было куча блюд вроде пасты и блинчиков, которые могли бы понравиться девушкам, но атлетам вроде Судо такие порции показались бы чересчур маленькими. Из парней были только риадзю[36]} и плейбои. Они сидели со своими девушками или в целых компаниях девушек.

 — Думаю, лучше вернуться в столовую. Мне некомфортно.

 — Ты привыкнешь. Знаешь, Коэндзи-кун приходит сюда каждый день. Смотри, он вон там! - показала Кушида на длинный стол. Я увидел Коэндзи, со всех сторон окруженного девушками. Он вел себя самоуверенно, как и всегда.

 Кажется, я никогда не видел его во время обеда. Так вот где он был?

 — А он популярный. Те девушки все третьего года обучения.

 Кушида тоже выглядела удивленной. Мне удалось расслышать некоторые фразы разговора Коэндзи с семпаями[37].

 — Коэндзи-кун, скажи «А-а-а».

 — Ха-ха! Девушки постарше и правда лучшие! - он не робел перед ними, и был просто облеплен девушками.

 — Ничего себе он вытворяет…

 — Его обсуждает вся школа.

 Понятно. Интересно, девушек так притягивают его деньги?

 — В каком печальном мире мы живем.

 — Девушки просто руководствуются принципами практичности. Еду за мечты не купишь.

 — Ты бы хотела к ним присоединиться?

 — Мне больше нравятся мечты. Знаешь, кто-то вроде принца в сияющих доспехах.

 — Принца в сияющих доспехах, хех…

 Мы выбрали места как можно дальше от Коэндзи.

 — А тебе, Аянокодзи-кун, нравятся девушки вроде Хорикиты-сан?

 — Почему ты приводишь в пример Хорикиту?

 — Ты постоянно рядом с ней. Разве она не милая.

 Ну, я согласен, что она красива, но это только внешне.

 — А ты знаешь, что уже давно привлекаешь внимание девушек? Ты даже был в рейтинге, который составляли девушки первогодки.

 — Внимание? Я? И что за рейтинг? — Похоже, меня обсуждали за моей спиной. Это что-то типа рейтинга грудей, который составляли парни? Я поторопился и спросил: — По каким параметрам вы оценивали? По внешности? По богатству? По грубости? Или…

 — Можешь остановиться? Я больше не хочу это слушать… Ладно, ладно, ты был пятым в списке красавчиков. Поздравляю! Кстати, на первом месте был Сатонака-кун из класса А. Вторым выбрали Хирату, а третье и четвертое место заняли парни тоже из класса А. Думаю, Хирата-кун набрал столько очков благодаря внешности и характеру.

 Как и ожидалось от звезды класса D. На него обращают внимание девушки и из других классов.

 — Я должен радоваться?

 — Конечно. Ох, впрочем, ты в топе рейтинга по мрачности.

 — Дай-ка глянуть…

 Я уставился на экран телефона. Там числилось несколько бесконечных списков с именами парней. Среди них даже нашелся идиотский рейтинг под заголовком «Рейтинг парней, которым лучше сдохнуть». Сделаю вид, что не видел его.

 — Тебя это не радует? Ты пятый.

 — Может и порадовало, если бы я жаждал популярности, а так – никаких эмоций.

 Вообще, не припоминаю, чтобы получал письма с печатью в виде сердечка от девушек.

 — Там много девушек голосуют?

 — Ага, очень много, но я не знаю общего числа голосов. Комментарии тоже анонимные.

 В общем, результаты не особо надежные.

 — И все-таки, я думаю, ты в невыгодном положении. Ты заслуживаешь считаться красавчиком, но не выделяешься, как Хирата-кун. Не особо умен, спортивен, а если точнее – тебе чего-то не хватает, понимаешь?

 — Твои слова ранили меня до глубины души…

 Я хочу сказать, для меня это вообще не имеет значения.

 — Прости, думаю, лучше забыть об этом, - Кушида забеспокоилась о том, что ее слова могли прозвучать резковато. — Эм, а в средней школе у тебя была девушка?

 — Если не было, это плохо?

 — Значит, не было. Ха-ха! Не сказала бы, что это плохо.

 — Рейтинги, хех. Если бы парни занимались подобным, что бы подумали о них девушки?

 — Что они отвратительные?

 Ее губы светились улыбкой, но глаза не улыбались. Что ж, я этого и ожидал. Если бы парни оценивали девушек по внешности, девушкам это определенно не понравилось бы. Такой вот двойной стандарт по отношению к другому полу. С другой стороны, Кушида вела себя нормально. Я думал, она изменится после сцены на крыше.

 — Знаешь, ты не должна заставлять себя общаться со мной.

 — Нет-нет, я и не заставляю. Мне нравится с тобой болтать.

 — Эм, разве ты не говорила, что не выносишь таких как я?

 — Ха-ха-ха, насчет этого… прости, что я тогда наговорила, но это были мои настоящие чувства.

 Ох, твои настоящие чувства ранят. Она улыбается, но ненавидит меня. Это отвратительно.

 — Если на то пошло, я пригласила тебя пообедать, чтобы иметь возможность присматривать за тобой. Кстати, спрашиваю просто так, но если бы ты выбирал между мной и Хорикитой-сан в качестве союзника, кого бы ты выбрал? Выбрал бы меня?

 — Я не союзник никому и не противник. Я нейтрален.

 — Думаю, есть проблемы, которых не избежать, спрятавшись под маской нейтралитета. Ты можешь быть против войны, но в какой-то момент тебя затянет в нее. Если мы с Хорикитой-сан начнем воевать, было бы неплохо заручиться твоей поддержкой.

 — Ты так говоришь…

 — Просто помни, что я рассчитываю на твою помощь.

 — Рассчитываешь... Если собираешься просить о помощи, я предполагаю, сначала ты должна будешь объяснить свои мотивы.

 Улыбаясь, Кушида покачала головой.

 — Нет, для начала мы должны убедиться, что доверяем друг другу.

 — Ага, с этим согласен.

 Мы с Кушидой не очень хорошо понимаем друг друга. Может быть потом, когда мы будем больше доверять друг другу, я смогу лучше понять ее.

Часть 2

Мы собрались в библиотеке всего на минуту позже оговоренного.

 Все были готовы записывать и ждали начала. Здесь было немало других учеников, корпевших над учебниками. Все, от первогодок до учеников третьего года обучения, прилагали усилия, готовясь к занятиям. Это было заметно сразу.

 — Ты опоздал.

 — Извини, мы опоздали, потому что в кафе было куча народу.

 — Вы обедали вместе?! - спросил Ике, обеспокоенный тем, что мы пришли в одно и то же время.

 Да, мы обедали вместе, но я не думаю, что должен об этом рассказывать.

 — Да, мы обедали вместе, - прямо заявила Кушида.

 Как я и сказал, не стоило об этом рассказывать… Ике недовольно уставился на меня, словно увидел во мне соперника. Даже не взглянув в мою сторону, Хорикита продолжила:

 — Давайте устраивайтесь поскорее.

 — Ладно… - я уселся и достал записи.

 — Думал, мне понадобится больше времени и усилий, но география на удивление несложная наука. Химия тоже проще, чем я предполагал, - заговорили Ике и Ямаучи.

 — Это потому, что там много вопросов на запоминание. На математике и английском много вопросов, на которые не ответить без знания основ.

 — Не теряйте бдительности. На тесте могут быть вопросы по событиям современности.

 — Событиям… современности?

 — Именно. Событиям в политике и экономики, произошедшим в последние несколько лет. А значит, будут вопросы, которых нет в учебниках.

 — Блин, это нечестно! Разве тогда подготовка не становится бесполезной?

 — Именно поэтому вы должны выучить все.

 — Я вдруг возненавидел географию…

 Конечно, вопросы по современным событиям вполне могут оказаться в тесте, но думаю, сейчас лучше забыть о них. Если зациклиться на вопросах, которых в тесте все равно не будет, пропустим более важные моменты.

 — Разве мы не торопимся?

 Разговор отошел от темы, и драгоценные минуты пролетали зря.

 — Угу, мы задержались, потому что кое-кто опоздал.

 — Продолжим сейчас это обсуждать?

 — Это проблема для нас всех. Ну, так кто разобрался с доказательствами по индукции?

 — Эм… мы вроде это проходили на прошлом уроке? Ох… - размышляя, Ике крутил в пальцах ручку.

 — А, тот парень. Я проголодался, когда услышал его фамилию, поэтому запомнил.

 — Френсис Ксавье![38] Ну, или как-то так?

 Судо не удалось дать правильный ответ.

 — Вспомнил! Френсис Бэкон!

 — Верно.

 — Ура! Я наберу высший балл!

 — Да нет, это вряд ли…

 Если мы продолжим в таком темпе всю следующую неделю, и будем усиленно заниматься, скорее всего, все сдадут.

 — Ребята, не забывайте о здоровье. У нас не так много времени на учебу.

 Кушида тоже понимала, что у нас нет права пропускать занятия с такими сроками.

 — Да ничего, с этими троими все будет в порядке.

 — Как и ожидалось от Хорикиты-сан. Чувствуется твоя вера в нас!

 Боюсь, она хотела сказать, что «Идиоты не простужаются», но это неважно.

 — Эй, тише там! Разверещались тут! - ученик, сидевший неподалеку, поднял голову из учебника и посмотрел на нас.

 — Прости-прости, виноват! Обрадовался, потому что правильно ответил на вопрос. Ты знаешь, что индуктивный метод придумал Френсис Бекон? Я теперь никогда не забуду, - сказал Ике, смеясь от радости.

 — Э? Вы что, из класса D?

 Несколько парней поблизости подняли на нас взгляды. Судо ощетинился от раздражения.

 — И что? Что с того, если мы из класса D? Какие-то проблемы?

 — Нет-нет, никаких проблем! Я Ямаваки из класса C. Приятно познакомиться! - Ямаваки посмеивался. — Ну, как бы сказать… думаю, это хорошо, что классы делят по способностям. И я не должен учиться с кем-то вроде вас.

 — Чего? - Судо, конечно же, едва сдерживал злобу.

 — Ты обижаешься на правду. Интересно, если мы подеремся в школе, из какого класса вычтут баллы? Или погоди, у тебя же нет баллов, чтобы из них вычитать. Если так, знаешь, тебя скорее всего исключат.

 — Хочешь подраться? Ну давай?!

 В тишине библиотечного помещения вспыливший Судо привлек всеобщее внимание. Если так дальше пойдет, учителя наверняка узнают.

 — Он прав. Мы не знаем, что будет, если ты нарушишь правила. Не забывай, тебя могут исключить, - попридержал я его пыл, а затем повернулся к зачинщику: — Можешь говорить что хочешь, но ты сам из класса C? Думаю, вам самим нечем особо хвастать.

 — Классы от А до С – результат погрешности в расчетах. Но вы все совсем на другом уровне.

 — Как мило с твоей стороны это заметить. А мне кажется, что все классы, кроме А – просто несколько сортов одного и того же.

 Улыбка сползла с лица Ямаваки, и он уставился на Хорикиту.

 — Для низшего существа без единого балла ты говоришь слишком дерзко. Думаешь, можешь говорить что вздумается из-за своего миленького личика?

 — Спасибо за этот не имеющий отношения к теме комплимент. Я никогда раньше не гордилась своей внешностью, но чувствую себя некомфортно, получив похвалу от тебя.

 — Блин! - Ямаваки встал, ударив по столу.

 — Эй! Тут слишком много свидетелей, даже не начинай, - еще один ученик из класса C попытался сдержать Ямаваки, уцепившись ему в рукав.

 — Вы знаете, что вылетите из школы, если завалите следующий тест? Жду не дождусь узнать, скольких из вашей компании исключат.

 — Мне очень жаль, но из класса D не исключат никого. Чем беспокоиться о нас, займись лучше собой. Знаешь ли, если расслабишься, то точно завалишь.

 — Хи-хи-ха, я завалю? Довольно шуток. Мы учимся не просто чтобы не завалить тест, а чтобы получить оценки повыше. Не сравнивайте нас с собой. И да, радоваться знанию, кто такой Фрэнсис Бэкон? Вы в своем уме? Зачем вы учите то, чего даже не будет в тесте?

 — Что?

 — Вы вообще знаете, что войдет в тест? Вот поэтому вы и отстающие.

 — С тебя хватит! - Судо потерял самообладание и схватил Ямаваки за воротник.

 — Эй, ты собираешься применить силу? С вас вычтут баллы. Тебя это устраивает?

 — У нас уже не осталось баллов, чтобы из них вычитать!

 Судо отвел назад руку. Он реально собирается ему врезать? Я должен его остановить. Оттолкнув стул, я собирался подняться…

 — Ладно, прекращайте! - сказала девушка.

 Судо остановился, заметив появление нового персонажа.

 — Эй, ты тут ни при чем, так что не вмешивайся!

 — Ни при чем? Я пытаюсь заниматься, и просто не могу спокойно наблюдать происходящее. Если хочешь ему врезать, не мог бы ты сделать это снаружи?



 Судо отпустил Ямаваки, выслушав аргумент блондинки.

 — А вы, класс C, не слишком увлеклись провоцированием? Думаете, школа проигнорирует такие высказывания, если узнает о них?

 — П-прости, Ичиносе, я ничего такого не хотел.

 Ичиносе? Где-то я уже слышал эту фамилию. А, это та девушка их класса В, с которой разговаривала Хошиномия-сенсей.

 — Ладно, поидем. Если будем тут заниматься, тоже станем идиотами.

 — Ага.

 Ямаваки и компания его товарищей ушли.

 — Если собираетесь тут учиться, не шумите.

 Я слегка кивнул ее словам, восхищаясь ее вежливости.

 — В отличие от Хорикиты, она привносит порядок.

 — Я не хотела ничего нарушать, а просто сказала правду.

 И все же правда спровоцировала нарушение…

 — Эй… он сказал, что этого не будет в тесте… так?

 — Что это значит?

 Мы обменялись взглядами. Материал, который Чабашира-сенсей обещала дать в тесте, начинался с эпохи Великих Географических Открытий. Мы все записали.

 — Может, у всех классов разные тесты?

 — Вряд ли… тест должен быть один для всех в параллели.

 Как сказала Хорикита, задачи на тесте должны быть одинаковые и по пяти основным предметам. Иначе эффект от оценивания по баллам нивелируется.

 Может, класс С узнал об изменениях в тесте раньше остальных? Или только классу D ничего не сказали…

 Меня смутила эта неожиданная информация. Что, если содержимое тестов по истории действительно различается? Нет… было бы странно, если изменились только задания по истории…

 В таком случае, получается, тест изменился полностью? Тогда вся прошлая неделя была потрачена зря.

Часть 3

Это было за десять минут до конца обеденного перерыва. Учебная группа собралась и направилась в сторону учительской. Мы все равно не можем продолжать заниматься, пока не узнаем, что будет на тестах.

 — Сенсей, нам нужно кое-что уточнить.

 — Вот это появление! На вас смотрит вся учительская.

 — Простите за вторжение.

 — Да все нормально, просто мы тут были заняты. Давайте коротко, - она писала что-то в тетради, не отвлекаясь от работы.

 — На прошлой неделе, когда сообщали о том, что будет на тесте, вы точно не ошиблись? Только что ученики из класса С сказали, что у них будут другие задания.

 Чабашира-сенсей слушала Хорикиту безо всяких эмоций. И вдруг ручка остановилась.

 — Темы, которые будут на тесте, изменились в прошлую пятницу. Простите, забыла вам сказать.

 — Что?!

 Записав кучу всего на листе, она вырвала лист и отдала Хориките. Там был весь пройденный материал из учебника, только Судо и ребята его не проходили.

 — Спасибо, Хорикита, что указала на промашку. И остальным тоже спасибо. Ну… увидимся!

 — П-погодите, Саэ-тян-сенсей? Разве уже не слишком поздно?

 — Нет, я так не думаю. Они успеют все выучить, да?

 Без задней мысли, Чабашира сенсей попыталась выпроводить нас из учительской. Но никто не пошевелился.

 — Даже если вы так и останетесь тут стоять, ничего не изменится. Вы же понимаете?

 — Идемте.

 — Но Хорикита-сан! Я не могу этого принять!

 — Как сказала учитель, мозолить ей глаза будет напрасной тратой времени. Мы просто должны начать с начала и пройти нужный материал.

 — Но ведь!..

 Развернувшись на каблуках, Хорикита вышла из комнаты. Судо, Ике и Ямаучи неохотно двинулись за ней. Чабашира-сенсей даже не посмотрела на нас. Ей не было стыдно за допущенную ошибку. Более того, я думал, остальные учителя хоть что-нибудь скажут по этому поводу.

 Но, не смотря на то, что это была серьезное нарушение для классного руководителя, учителя молчали. Я на мгновение встретился взглядом с Хошиномией-сенсей. Она помахала мне с улыбкой. Похоже, это ответ. Не думаю, что она просто «забыла» сказать нам про тест.

 Звонок прозвенел, когда мы уже были на пути к классной двери.

 — Кушида-сан, можно тебя попросить?

 — М? О чем?

 — Можешь рассказать классу об изменениях в тесте? - с этими словами Хорикита протянула Кушиде тот самый исписанный учителем лист.

 — Ладно, но… это точно нормально?

 — Лучше всего, если это будешь ты. Да и тест не сдать, не зная, что в нем будет.

 — Хорошо, я передам всем.

 — А я пересмотрю план наших занятий до завтрашнего дня.

 Пускай Хорикита и притворялась спокойной, я знал, что она нервничает. Наши безумные занятия в последние несколько дней были бесполезными. И до теста всего неделя.

 Но главная проблема – это мотивация Судо, Ике и Ямаучи.

 — Хорикита, я знаю, будет трудно, но полагаюсь на тебя! - неожиданно поклонился Судо. — С завтрашнего дня я возьму перерыв в клубе. Это поможет?

 — Ну…

 С учетом того, что осталась всего неделя, разумное решение. И хотя это было то, о чем она могла только мечтать, Хорикита не могла принять это вот так сразу.

 — Точно? Ты же понимаешь, что будет непросто?

 — Учиться непросто, верно, - Судо с широкой ухмылкой похлопал ее по плечу.

 — Судо, ты серьезно?

 — Происходящее меня реально бесит. И наша классный руководитель, и эти придурки из класса С.

 Думаю, это можно назвать неприятностью, обернувшейся благом. Из-за сложившегося положения Судо решил дать учебе шанс. Он наверняка почувствовал, что не сдаст этот тест, если не постарается. Новая мотивация Судо что-то изменила и в Ике с Ямаучи.

 — Ничего не поделать. Похоже, нам тоже нужно постараться.

 — Ладно. Если вы готовы, можете рассчитывать на мою помощь. Только, Судо-кун… - Хорикита сбросила руку Судо со своего плеча, - не прикасайся ко мне. Еще раз так сделаешь — можешь не рассчитывать на снисхождение.

 — Ты вообще не милая, женщина.

 — Мы должны справиться!

 — И я! - преисполненная мотивации, Кушида подняла кулак вверх. — Аянокодзи-кун, ты тоже!

 — Что? Нет, я…

 — Ты что… сдался?

 — Подумываю об этом…

 — Ты же пообещал помочь мне. Или забыл? - Хорикита резко обернулась, заслышав мои слова.

 — Я не очень хорошо объясняю. Люди бывают лучше или хуже в разных вещах, верно?

 Честно, в деле объяснения другим, Хорикита и Кушида справляются лучше меня. Я не создан для подобного.

 — Но твои оценки на тестах не так уж и хороши?

 — Времени мало, будет лучше, если Хорикита и Кушида начнут работать вместе, а не каждая по отдельности. И меня беспокоит еще кое-что…

 — Беспокоит?

 То, что только произошло в учительской, слишком значительно, чтобы не обратить на это внимание.

Часть 4

Стояло обеденное время. Покинув класс, я направился в столовую.

 Кушида заметила меня и двинулась следом.

 — Ты куда?

 — Сейчас обед, так что я решил пойти в столовую.

 Остановившись передо мной, она слегка наклонилась и посмотрела снизу вверх.

 — Интере-е-е-сно. А можно мне с тобой?

 — Можно, но ты же могла бы пообедать с кем угодно.

 — У меня много друзей, с которыми можно было бы пойти поесть, но вот у тебя никого нет. К тому же, ты обычно сначала общаешься с Хорикитой-сан, но сегодня вы даже не разговаривали. Кажется, тебя беспокоят действия учителей? Что конкретно?

 Кушида как всегда внимательно присматривается к происходящему – точнее, наблюдает за действиями остальных. Честно говоря, меня бы очень раздражало, если бы подобным занимался кто-то другой, но Кушиде прощается, потому что совершенно случайно мне удалось узнать ее секрет. Разумеется, шантажировать ее этой информацией я не планирую.

 — Я могу тебе рассказать, но можешь пообещать, что никому не проболтаешься?

 — Умение хранить секреты – моя сильная сторона.

 Вскоре мы добрались до столовой и прошли к автомату, выдающему талоны на обед. Купив талоны на две порции я перебрался в очередь на раздачу. Оттуда я внимательно разглядывал учеников, покупающих обеды.

 — Что такое? - с любопытством посмотрела на меня Кушида.

 — Есть шанс получить ответы на наши с тобой вопросы.

 Я продолжал наблюдать за покупающими еду учениками. Двадцатым на очереди стоял парень, которого я отметил как свою цель. Он взял набор блюд и тяжелой походкой прошествовал к столам.

 — Отлично, идем!

 — Что? Ну ладно.

 Быстро обменяв талоны на еду, я подошел к ученику и уселся рядом.

 — Эм, простите… вы же… из старшего класса, верно?

 — А? Ты кто? - он окинул меня прохладным взглядом.

 — Вы на втором году? Или на третьем?

 — На третьем. А ты, должно быть, первогодка.

 — Я Аянокодзи из класса D. Семпай, вы ведь тоже из класса D?

 — И что тебе от меня надо?

 Кушида с удивлением посмотрела на меня и шепотом спросила, как мне удалось это понять?

 — Потому что он ограничился бесплатным обедом. А на вкус он не очень.

 Семпай ел бесплатный овощной сет.

 — Что за черт? Ты меня бесиш! - он попытался подняться и уйти вместе с подносом, но я его остановил.

 — У меня к тебе просьба. Если выслушаешь, могу отблагодарить.

 — Отблагодарить?

 Мой тихий голос заглушил шум столовой. Ученики по соседству были поглощены дружеской беседой.

 — У тебя сохранились задачи с промежуточного теста за первый семестр? Или, может, знаешь кого-то, у кого они остались, и поделишься информацией о нем.

 — Эй, вы вообще понимаете, о чем тут говорите?

 — Ничего особого. Не думаю, что правила школы запрещают использовать тесты прошлых лет для подготовки.

 — Почему ты спросил о них меня?

 — Это просто. Я подумал, что будет проще договориться с кем-то, у кого нет баллов. Ну серьезно, бесплатный овощной сет на вкус так себе. Конечно, возможно, тебе он все-таки нравится. Ну, так как?

 — Сколько?

 — Десять тысяч, больше не дам.

 — У меня нет задач, но… я знаю, у кого они есть. Если хочешь, чтобы я у него спросил, надо хотя бы тридцать тысяч.

 — Тридцать – это слишком. У меня столько нет.

 — А сколько есть?

 — Двенадцать тысяч…

 — Двенадцать… нет, не меньше пятнадцати.

 — Пятнадцать тысяч, хе-е-ех…

 — Если просишь вопросы к тестам у совершенно незнакомого, ты должен быть в отчаянии. Все-таки школа исключает любого, кто не сдаст. Я потерял уже практически всех своих друзей.

 — Понятно… хорошо, я готов заплатить пятнадцать тысяч.

 — Значит, договорились. Конечно же, баллы вперед.

 — Ладно, но если не сдержишь слово – пожалеешь. Сделаю так, что тебя исключат.

 — Я не имею желания портить себе личное дело. Если пойдет слух о том, что я обманул первогодку, меня не простят.

 — В таком случае, семпай[39], если уж я плачу пятнадцать тысяч, можно мне небольшой бонус? Хочу получить и ответы к пробному тесту.

 — Хорошо, достану и их без проблем. Хотя мне и кажется, что твои попытки тщетны.

 Кажется, семпай понял, о чем я подумал.

 — Спасибо.

 Он быстро освободил место. Думаю, он не хотел, чтобы его заметили за разговором с первогодками.

 — Слушай, Аянокодзи-кун… а так правда можно?

 — Никаких проблем. Перевод баллов разрешен правилами школы, ничего незаконного мы не делаем.

 — Это да, но разве правильно покупать вопросы за прошлый год?

 — Если бы это было запрещено, в правилах так бы и написали. Кстати, я еще кое-что уточнил для себя в разговоре с семпаем. Похоже, такие транзакции[40] тут норма.

 — Да?

 — Он не особо удивился, и быстро согласился выслушать мое предложение. Думаю, в переговорах он участвует впервые. И у него есть ответы не только на тест, но и на пробный вариант. Это определенно.

 Кушида выглядела всерьез удивленной.

 — Аянакодзи-кун, а ты не такой, каким я тебя представляла.

 — Просто подстраховываюсь, чтобы нашу троицу не исключили.

 — Но это может не дать результата. Старые вопросы – это старые вопросы, верно? В нынешнем году тесты могут оказаться совсем другими.

 — Задачи могут и раличаться, но сходство точно останется. Пробный тест навел меня на одну мысль.

 — Мысль?

 — Ты заметила, что рядом с очень простыми вопросами стояли и очень сложные?

 — Ну да, финальные вопросы в каждом из разделов. Я их вообще не поняла.

 — Потому я выяснил, что это задачи для второго и третьего года обучения. Получается, они и не рассчитывают, что первогодки с ними справятся. Но зачем давать нам нерешаемые задачи? Они наверняка не имеют никакого отношения к промежуточным тестам. А коли задачи в прошлом пробном тесте точно такие же, как и в предыдущем, что должно произойти?

 — Если бы я их видела, наверняка смогла бы написать весь тест.

 То же самое применимо и к промежуточным экзаменам.

 Вскоре получил сообщения от семпая-третьегодки с приложением. В нем был старый тест. Сначала я проверил пробный тест. Главный вопрос, совпадают ли три последних вопроса?

 Кушида тоже пыталась заглянуть в мой телефон.

 — И что? Они такие же?

 — Совершенно идентичны. Суть, структура предложения, даже слова совпадают.

 — Потрясающе! Если покажем их всем, у нас получится! Покажи их не только Судо, но и всем остальным.

 — Нет, мы пока что не будем показывать их Судо, Ике и Ямаучи.

 — П-почему? Ты же столько баллов потратил?

 — Если узнают, что есть вопросы теста, потеряют мотивацию и концентрацию. Более того, избыток уверенности – сама по себе проблема. Промежуточные тесты могут оказаться не такими же, как пробные. Существует шанс, что задачи в них специально меняют.

 Критически важно помнить, что старые тесты – это страховка.

 — Для чего ты их думаешь использовать?

 — Мы расскажем о них всем за день до экзамена. Потом скажем, что эти задачи примерно такие же, как будут в этом году. Что тогда все будут делать?

 — Постараются за ночь вызубрить вопросы!

 — Именно.

 Ученики, не знающие основ, скорее всего не смогут вызубрить все за один день. Но ничего сложного в том, чтобы разобраться с задачами заранее. Мы не пытаемся получить высоких оценок на будущем тесте. Мы хотим избежать исключения. Если замахнемся слишком высоко, план может провалиться.

 А так есть шанс, что все из класса D сдадут.

 — Эй… когда тебе пришло в голову достать эти старые вопросы к тестам?

 — Тогда же, когда мы узнали, что вопросы изменились. У меня уже была догадка, что тесты могут быть похожими на старые, когда объявили о промежуточных экзаменах.

 — Что? Так давно?

 — Когда Чабашира-сенсей впервые упомянула промежуточные тесты, она говорила не как всегда. Хотя ей изначально было известно об оценках и настрое Судо-куна и остальных, она говорила с абсолютной уверенностью. А значит, она понимала, что есть надежный способ их выручить.

 — И этот способ… старые варианты?

 То, что Судо, Ике и Ямаучи поступили, несмотря на свои знания, наверняка как-то с этим связано. Если они не могут получить хорошие оценки за счет учебы, должен быть какой-то обходной путь для них. А значит, есть вероятность, что любой может получить практически отличные оценки, просто раздобыв старые тесты. Вот как я это понимаю.

 — Аянакодзи-кун, ты очень наблюдателен, не так ли?

 — Я просто схитрил. Не предполагал, что можно сдать промежуточный экзамен без посторонней помощи, потому искал более надежный способ.

 — Забавно… - судя по озорной улыбке Кушиды, она что-то задумала.

 — У меня есть просьба. Можешь сказать, что это ты нашла старые варианты? Скажи, что получила их от старшеклассника, с которым подружилась.

 — Могу, только… тебя это правда устраивает?

 — Я же пытаюсь избегать неприятностей, и не хочу выделяться. К тому же, одноклассники тебе больше доверяют. Будет намного лучше, если ты всем расскажешь.

 — Ну ладно, раз ты так считаешь…

 — Спасибо! Не буду выделяться без нужды.

 — В таком случае, пускай это останется между нами.

 — Да, звучит неплохо.

 — Тебе не кажется, что с появлением подобного секрета между нами появилось некое доверие?

 — Даже не знаю. Надеюсь, что все так.

 — Спасибо! – радостно поклонилась Кушида. Понятия не имею, за что именно она меня благодарит.

Глава 9. Промежуточный тест

Вступление

Уже вторник. Уроки закончились. Экзамен назначен на завтра.

 Когда Чабашира-сенсей закончила классный час и вышла из класса, в дело вступила Кушида. Она взяла распечатки со старым тестом, который я недавно отксерокопировал в магазине, и вышла с ними к доске.

 — Прошу прощения, можете выслушать меня, перед тем как разбежаться по общежитиям?

 Даже Судо замер и внимательно прислушался. Эту роль не смог бы сыграть никто, кроме самой Кушиды.

 — Надеюсь, вы все старательно готовились к завтрашнему тесту. У меня есть кое-что, что поможет с последней ночью зубрежки. Сейчас всем раздам.

 Она передала листы с вопросами и ответами сидящим в первом ряду.

 — Вопросы… теста? Ты их придумала, Кушида-сан? - Хорикита тоже выглядела удивленной.

 — Вообще-то это вопросы прошлогоднего теста. Вчера ночью мне их прислал знакомый семпай.

 — Старые вопросы к тесту? А? Что? Это настоящие вопросы?

 — Ага, два года назад на промежуточных тестах были примерно такие же вопросы, как в этой распечатке. Так что, если попрактикуетесь, думаю, у нас получится сдать с лучшими результатами.

 — Ого! Серьезно? Кушида-тян, спасибо! – от избытка чувств Ике прижал к груди свои листовки. Остальные ученики тоже не смогли сдержать эмоций.

 — Да что за ерунда! Получается, наши труды пропали впустую, если сейчас у нас есть эти вопросы? - Ямаучи радовался и возмущался одновременно. Мое предположение попало в точку.

 — Судо-кун, ты тоже постарайся сегодня!

 — Ага, спасибо! - Судо с радостью принял задачи.

 — Держите это в секрете от остальных классов! Давайте все постараемся и сдадим! - Ике уверенно прокричал во весь голос.

 Я был вынужден согласиться. Незачем помогать остальным классам. Все отправились по домам в приподнятом настроении.

 — Кушида-сан, отличная работа! - Хорикита подошла к Кушиде и неожиданно похвалила ее.

 — Ха-ха-ха, правда?

 — Мне бы и в голову не пришло воспользоваться старыми вариантами. И спасибо, что убедилась в актуальности вопросов.

 Похоже Хорикита, у которой нет друзей, даже помыслить о таком варианте не могла .

 — Ничего особого. Я ведь делаю это для своих друзей.

 — И еще, мне кажется, очень правильно, что ты объявила о них именно сегодня после занятий. Если бы о вариантах узнали раньше, ребята утратили бы мотивацию.

 — Все потому, что я получила вопросы довольно поздно. Если на завтрашнем тесте будут такие же задачи, все наверняка получат хорошие оценки.

 — Да, и последние две недели занятий прошли не зря.

 Эти две недели показались целым годом ученикам с плохими оценками, но думаю, они все немного привыкли к учебе.

 — Было трудно, но и весело.

 — Не думаю, что троица дураков ощутила хотя бы немного радости от занятий.

 В любом случае, мы сделали все, что смогли. Вопрос только в том, сколько усилий приложили эти трое.

 — Надеюсь, я не забуду все на тесте.

 С ним уже ничего не поделать. Как бы он не старался выучить, важно лишь то, как он справится с настоящим тестом. Только тренировка над старыми задачами способна хоть как-то помочь.

 — Что ж, я домой, - Хорикита молча посмотрела на Кушиду, складывающую учебник и тетради в сумку.

 — Кушида-сан.

 — Хм?

 — Спасибо тебе за проделанную работу. Без тебя у учебной группы ничего бы не вышло.

 — Не стоит… я же просто хочу вместе со всеми бороться за то, чтобы стать лучшим классом. Поэтому и согласилась помочь. И помогу в любое время! - Кушида с улыбкой поднялась с места и подобрала сумку.

 — Погоди! Я хочу кое-что уточнить.

 — Уточнить?

 — Мне нужно кое-что уточнить, потому что ты говоришь, что хочешь и дальше мне помогать. — Хорикита посмотрела улыбающейся Кушиде прямо в глаза и спросила: — Ты меня ненавидишь, не так ли?

 — Эй, эй!

 Честно говоря, мне было очень интересно, о чем она спросит, но это оказалось неожиданно.

 — С чего ты взяла?

 — Ты не ответила, потому что так и есть, я же права?

 — Ха-ха-ха, подловила! - она набросила рюкзак на плечо и медленно опустила руку, как будто признавая поражение. А потом с той же улыбкой посмотрела на Хорикиту и ответила прямо, не таясь: — Да, я тебя и правда на дух не переношу. Хочешь узнать причину?

 — Нет необходимости. Достаточно просто знать. Это значит, отныне я могу обращаться к тебе без колебаний, - спокойно ответила Хорикита, невзирая на то, что ей признались в ненависти.

Часть 1

— Отсутствующих нет? Похоже, все на месте, - с улыбкой вошла в класс Чабашира-сенсей. — Сегодняшний тест – первое препятствие для тех, кто хочет продолжить обучение в этой школе. У кого-нибудь есть вопросы?

 — Мы упорно занимались несколько недель, потому не думаю, что у нас кого-то исключат.

 — Ты полон уверенности, Хирата.

 Остальные ученики тоже выглядели уверенными в себе. Подровняв стопку с тестами, Чабашира-сенсей раздала их. Первым занятием была социология. Говорят, самый простой предмет из всех. И если кто-то завалится на нем, последующие тесты будут тяжелой борьбой.

 — Если не завалите промежуточные и триместровые экзамены в июле, поедете в путешествие на летние каникулы.

 — В путешествие?

 — Да, именно… каникулы мечты на острове, окруженным синими морскими водами.

 Лето и пляж, значит… мы сможем увидеть девушек в купальниках…

 — Что за атмосфера? - Чабашира-сенсей слегка понизила градус напряженности, повисшей среди учеников (в основном среди парней).

 — Ребята… мы должны это сделать!

 — Да-а-а-а-а-а! — во весь голос выкрикнул Ике в знак полного согласия. Я тоже закричал, но мой голос затерялся в шуме и всеобщей суматохе.

 — Извращенец, - стрельнула взглядом Хорикита. Из меня больше не вырвалось ни звука.

 После, всем раздали бланки и, по сигналу учителя, мы начали.

 Просмотрев имеющиеся вопросы, я быстро их проанализировал, чтобы понять, сможет ли трио идиотов сдать? Оказалось, что вопросы очень похожи на те, что были в тесте прошлых лет.

 Великолепно! В моей голове зазвучала триумфальная музыка. Все вопросы казались знакомыми. Я просмотрел их поверхностно, но все же не заметил никаких различий.

 Несомненно, я мог бы выдать практически безупречный результат, если бы вызубрил все ответы.

 Осмотрев класс, я не заметил никого, кто выглядел бы напряженным или поставленным в замешательство. Похоже, большинство что-то выучили за последнюю ночь.

 Успокоившись, я не спеша начал разбираться с задачами.

 На втором и третьем уроке тест продолжился. Они были по японскому языку и химии. Решая задачи, я осознал еще кое-что. Темы, что объясняла Хорикита, во многом покрывали содержимое тестов. Исходя из занятий в классе, она смогла точно предсказать типы заданий, которые нам дадут. Тихая девушка, продолжавшая вписывать ответы за соседней партой, была намного более впечатляющей, чем я поначалу думал.

 А потом подошло время и четвертого урока - математики. Все сложные задачи, что встречались в пробном тесте, присутствовали и в этом. Большинство вряд ли понимают, в чем смысл этих усложненных заданий, но должны справиться, если запомнили ответы.

 И наконец, долгожданный обеденный перерыв! Ике, Ямаучи, Кушида и Хорикита собрались вместе.

 — Хорошо прошло!

 — Такое чувство, что на сей раз я получу 120! – Ике выглядел расслабленным. Судя по улыбке на лице Ямаучи, тот тоже чувствовал значительное облегчение.

 Они держали в руках старые вопросы, чтобы просмотреть их в последний раз.

 — Судо-кун, как у тебя дела? - обратилась Кушида к изучающему вопросы за своей партой Судо.

 Тот казался мрачным, и упорно пялился в список задач.

 — Судо-кун?

 — А? Ох, прости, я немного занят.

 Он бегал взглядом по тесту английского яыка, и медленно обливался потом.

 — Судо, неужели… ты не выучил вопросы?

 — Я выучил все, кроме английского. Отрубился на середине, - начал злиться Судо. Получается, он видит эти вопросы впервые.

 — Что?!

 Судо оставалось около десяти минут до конца перерыва, чтобы изучить задания.

 — Черт, они никак не запоминаются.

 Английский не такой, как остальные тесты, его не так просто вызубрить. Да и вообще, пытаться запомнить все ответы за десять минут практически невозможно.

 Поднявшись со своего места, Хорикита подошла к Судо.

 — Судо-кун, выучи те ответы, что покороче и за которые дают больше баллов.

 — Л-ладно, - он переключился на запоминание того, что проще вызубрить и больше стоит, как и посоветовала Хорикита.

 — Т-ты в порядке? - пытаясь не мешать, спросила Кушида с обеспокоенным видом.

 — В отличие от японского, тут я не знаю основ, поэтому все похоже на заклинания. Зубрежка требует времени.

 — Т-точно. У меня тоже не очень с английским…

 Десять минут быстро пролетели, раздался беспощадный звонок.

 — Я сделал все что мог. Пока не забуду, попробую ответить на те задания, ответы на которые успел впихнуть себе в голову.

 — Ага…

 И тест начался. Пока остальные ученики писали ответы, Судо мучился. Время от времени он постукивал ручкой по голове и останавливался только когда писал. Но теперь никто не мог ему помочь. Единственный для Судо способ сдать тест – это корпеть над бланком в полном одиночестве.

Часть 2

После окончания последнего теста мы вновь собрались все вместе.

 — Ну как прошло? Спросил взволнованно Ике.

 Судо выглядел обеспокоенным.

 — Я не знаю… сделал все что смог, но понятия не имею, что в итоге получилось…

 — Все будет хорошо. Ты так старался, что все должно быть хорошо!

 — Черт побери, ну почему я заснул?! - стучал он по столу кулаком в раздражении.

 Хорикита подошла к нему.

 — Судо-кун.

 — Что такое? Собираешься снова отчитать меня?

 — Ты действительно виноват, что не вызубрил вопросы по английскому. Но, как и сказал, ты очень старался во время работы учебной группы. И не сдавался, даже когда было тяжело. После стольких приложенных усилий, я думаю, ты можешь гордиться собой.

 — Ты пытаешься меня успокоить?

 — Успокоить? Просто говорю как есть. Когда я смотрю на тебя, понимаю, насколько трудно тебе учиться.

 Хорикита хвалит Судо. Мы не могли в это поверить.

 — Давайте дождемся результатов.

 — Ага…

 — Тогда… еще кое-что. Я должна кое-что исправить.

 — Исправить?

 — Ранее я говорила, что твои надежды стать профессиональным баскетболистом – глупость.

 — Зачем ты мне об этом напоминаешь?

 — Я разузнала о том, как стать профессиональным баскетболистом. И поняла, что попасть в профессионалы действительно трудно.

 — Ты же потому и сказала мне сдаться? Потому что эта мечта такая безнадежная.

 — Не совсем. Я знаю, что ты влюблен в баскетбол, а также знаю, что ты и сам хорошо понимаешь, как трудно стать профессионалом.

 Хорикита неисправима, но это явно было неловкой попыткой извиниться.

 — В стране немало тех, кто надеется стать профи. Среди них есть те, кто мечтают о международной известности. Ты из их числа?

 — Ага, пытаться стать профессиональным баскетболистом – чересчур опрометчиво с моей стороны. Пускай есть вероятность, что я буду перебиваться подработками до конца своей жизни, это не заставит меня сдаться!

 — Всегда считала, что нет смысла понимать кого-либо, кроме себя. Но когда ты сказал, что хочешь стать профи, я тут же оскорбила тебя. Оглядываясь назад, я сожалею. Тот, кто не понимает, насколько труднодостижимая у тебя мечта, не имеет права называть тебя глупцом. Судо-кун, не забывай о том, как ты старался учиться, и приложи этот опыт к баскетболу. С таким подходом ты сможешь стать профессионалом. По крайней мере, мне так кажется, - выражение лица Хорикиты осталось неизменным, но она склонила голову перед ним. — Прости за все сказанное ранее…

 Оставив слова извинений позади, Хорикита покинула помещение.

 — Эй, ты это видел? Хорикита извинилась?! Да еще так любезно?!

 — Поверить не могу!

 Ике и Ямаучи были в шоке. Я тоже несколько удивился, равно как и Кушида.

 Хорикита признала, что Судо постарался изо всех сил. Тот, изумленный, смотрел вслед покидающей класс девушке. После недолгой паузы он положил правую руку на сердце и перевел взгляд на нас.

 — Плохо дело… Я… я кажется… влюбился.

Глава 10. Начало

Зайдя в класс, Чабашира-сенсей удивленно обвела взглядом учеников. Все с беспокойством ждали результатов промежуточных экзаменов.

 — Учитель, я слышал, что сегодня появятся результаты тестов. Когда их нам сообщат?

 — Тебе незачем так волноваться, Хирата. Ты наверняка сдал.

 — Так когда они будут?

 — Что ж, сейчас самый подходящий момент. Если отложим объявление результатов на потом, может не хватить времени на некоторые дополнительные процедуры.

 Некоторые тут же проявили интерес к словам учителя.

 — Что… что вы имеете в виду?

 — Не волнуйся, сейчас все объясню.

 Все-таки школа любит разъяснять подробности пачками.

 Она прикрепила на доску лист с фамилиями и баллами.

 — Говорю честно, вы молодцы. Не думала, что ваш класс так хорошо справится. По математике, японскому и социологии сразу десять человек получили оценки «отлично».

 Ученики ликовали, глядя на ровные ряды стобальных оценок.[41] И все же, улыбались и радовались не все.

 Возникла большая проблема – оценка Судо по английскому. За первые четыре теста Судо получил по 60 баллов, а вот по английскому у него всего лишь 39. И тогда…

 — Яху! - воскликнул Судо, вскочив из-за парты. Ике и Ямаучи поднялись, чтобы порадоваться вместе с ним.

 На листе с оценками не было красной разделительной полосы. Мы с Кушидой переглянулись и испустили вздохи облегчения. Хорикита же… не улыбалась и не радовалась, но выглядела довольной.

 — Вы же видели это, учитель? Когда мы стараемся, у нас получается! - триумфально произнес Ике.

 — Да, я вижу, и это отличная работа. Однако… - у Чабаширы-сенсей в руке появилась красная ручка.

 — Что? – невольно вырвалось у Судо.

 Она прочертила красную черту над именем Судо.

 — Что за черт? Как это понимать?

 — Ты провалился, Судо.

 — Что? Вы же шутите, да? Не дурите меня, почему это я провалился?! - он сразу начал возмущаться.

 Настроение в классе из ликующего менее чем за секунду вдруг превратилось в возмущенное.

 — Судо, ты не сдал тест по английскому.

 — Но проходной балл 32!

 — А кто тебе сказал, что проходной балл – 32?

 — Так вы же, учитель, и сказали?! Правда, ребята? - выкрикнул Ике, поддерживая Судо.

 — Что бы вы ни говорили, это не поможет. Тут никакой ошибки нет. На промежуточных экзаменах проходной балл был 40. А значит, тебе не хватает балла. Близко, но недостаточно.

 — С-сорок? Я об этом даже не слышал, потому не согласен!

 — Можете объяснить, как определяется проходной балл?

 Чабашира-сенсей написала на доске формулу.

 Там было: «79.6/2=39.8».

 — На прошлом тесте, как и на этом, у каждого класса был определен проходной балл. И составляет он половину от среднего по классу.

 Получается, все что ниже 39.8 баллов – неудовлетворительно.

 — Как видишь, Судо, у тебя оценка ниже.

 — Невозможно… получается… это значит, что я исключен?

 — Мы были вместе недолго, но ты отлично постарался. После занятий тебя попросят заполнить бланк об исключении, но тебе потребуется присутствие родителей или опекунов. Я свяжусь с ними позже.

 Все происходило слишком быстро, но ученики начинали понимать тяжесть момента.

 — Все остальные просто молодцы! В конце семестра, пожалуйста, постарайтесь сделать то же самое и успешно сдать экзамены. Переходим к следующей теме…

 — Учитель, Судо-куна действительно исключат? Есть ли способ ему помочь? – вызвался первым Хирата, не смотря на то, что Судо ненавидел его, и даже оскорблял.

 — Так и есть. Если ученик получил неудовлетворительную оценку, то его исключают.

 — Можем ли мы посмотреть бланк ответов Судо-куна?

 — Намереваешься выяснить, не допустила ли я ошибок при оценке? Что ж, я знала, что вы будете интересоваться этим.

 Вытащив бланк ответов Судо по английскому, она передала его Хирате. Тот с мрачным видом просмотрел вопросы.

 — Тут… ошибок быть не может.

 — Что ж, если на этом все, классный час закончен.

 Без жалости, не давая шанса оправдаться, Чабашира-сенсей беспощадно сообщила о его исключении. Зная, что попытки успокоить принесут обратный эффект, Ике и Ямаучи молчали. Хирата тоже. К сожалению, часть класса почувствовала облегчение. Рады ли они, что помеху для класса наконец-то исключили?

 — Судо, зайди в учительскую после уроков.

 — Чабашира-сенсей, у вас есть время? - Хорикита, молчавшая до сих пор, подняла руку.

 За все время обучения эта девчонка ни разу добровольно не высказывалась на занятиях. Это немного удивило Чабаширу-сенсей и одноклассников.

 — Как необычно, Хорикита. Ты подняла руку. В чем вопрос?

 — Раньше, на прошлом тесте, вы говорили, что проходной балл 32, и рассчитывался он по формуле, что вы написали раньше. В расчет проходного балла за нынешний тест не закралась ошибка?

 — Нет, никаких ошибок.

 — Тогда у меня есть один вопрос. Я посчитала, что средний балл за прошлый пробный тест был 64.4. Разделив на два, получите 32.2. А значит, оценки должны были быть как минимум 33. Однако вы отсекли дробную часть, и получили балл 32. Почему сейчас все иначе?.

 — Ага, проходной балл должен был быть 39!

 Судо, с большой натяжкой, но прошел бы с 39 баллами.

 — Видимо, ты понимала, что Судо по английскому получит низкий балл. У тебя тоже оценка по этому предмету подозрительно низкая.

 — Хорикита, ты… - Судо кое-что заметил. Остальные, удивленные, еще раз посмотрели на таблицу. Четыре из пяти ее оценок были идеальны, но за английский она получила 51. — Ты действительно… - он понял, что она сделала.

 И, конечно, не по ошибке. Чтобы снизить средний балл, она намеренно понизила свою оценку.

 — Если считаете, что я ошибаюсь, пожалуйста, объясните разницу в расчетах между предыдущим тестом и этим.

 Последний лучик света. Последняя капля надежды.

 — Понимаю. Что ж, позвольте мне указать вам еще на одну вещь. К сожалению, в твоей формуле есть одна ошибка. Мы не отсекали дробную часть, а просто округлили. В прошлый раз в меньшую сторону до 32, в этот – в большую сторону до 40.

 — Черт…

 — Ты наверняка заметила, что проходной балл был округлен. Но рассчитывать на такую возможность… эх… это ты зря. Первый урок скоро начнется, так что пойду.

 Хориките было больше нечего возразить, и она промолчала. Последняя надежда рухнула. Когда учитель вышла, дверь за ней захлопнулась, и весь класс замер в тишине.

 Пытаясь осознать факт исключения, Судо посмотрел на Хорикиту, которая пыталась помочь ему, снизив собственные баллы.

 — Прости, похоже, я должна была получить еще меньше баллов, - медленно опустила голову Хорикита.

 Даже 51 балл – это опасно мало. Если бы она получила 40, сама бы рисковала вылететь из школы.

 — Ты же сказала, что ненавидишь меня?

 — Не заблуждайся, я делаю это ради себя самой. Но даже так, все было зря.

 Я медленно поднялся со своего места.

 — Ты куда, Аянокодзи?

 — В туалет.

 Я вышел из класса и направился в сторону учительской. Размышляя, не добралась ли уже Чабашира-сенсей до кабинета, я вдруг увидел ее стоящей у окна в коридоре. Похоже кого-то ждала.

 — Аянокодзи, скоро начнутся занятия.

 — Учитель, могу я задать один вопрос?

 — Вопрос? За этим ты бежал за мной?

 — Мне необходимо узнать.

 — Сначала Хорикита, а теперь и ты. Тебе тоже есть о чем спросить? Так в чем дело?

 — Как вы думаете, есть ли равенство в современном японском обществе?

 — Какая неожиданная перемена темы. Какой тебе толк с моего ответа?

 — Это очень важно.

 — Если тебя интересует мое личное мнение, то нет – равенства нет.

 — Да, я тоже так считаю. Справедливость и равенство – всего лишь иллюзии и обман.

 — Ты именно это хотел узнать? Если это все, то я пошла.

 — Неделю назад, когда вы говорили, что список тем для теста изменился, вы сказали что-то вроде: «Я забыла сказать вам». Из-за этого мы узнали обо всем на неделю позже остальных классов.

 — В учительской я так и сказала. Что же дальше?

 — И хотя ответы, расчет баллы и опасность исключения одинаковы для всех классов, только с классом D поступили несправедливо.

 — Хочешь сказать, ты не согласен? Но это хороший пример. Думаю, ты можешь назвать его примером несправедливости современного общества в масштабе одной школы.

 — Конечно, как бы позитивно вы на это ни смотрели, этот мир – несправедливое место. Однако мы люди, а значит, можем думать и действовать.

 — Что ты пытаешься сказать?

 — Пытаюсь сказать, что мы должны хотя бы выглядеть равными.

 — Понятно…

 — Неважно, намеренно ли вы «забыли» нам сообщить. Но факт в том, что одного человека вынуждают покинуть школу из-за неравных условий.

 — Так чего ты от меня хочешь?

 — То, за чем пришел. Я хочу встретиться с управляющим школой, пропагандирующим неравенство.

 — Чтобы высказать свое несогласие?

 — Я просто хочу обсудить решение школы с нужными людьми.

 — Увы, пускай ты и прав, я не могу этого позволить. Судо будет исключен. В данном случае будет очень трудно все переиграть. Лучше бы тебе просто отступить.

 Она проигнорировала мой аргумент. Но это не значит, что в сказанном нет смысла. Как я и думал, в ее словах всегда есть скрытый подтекст.

 — Трудно все переиграть в данном случае? Значит, есть возможность изменить решение?

 — Аянокодзи, я высокого мнения о тебе. Конечно, получить старые вопросы было верным решением. Более того, одна лишь мысль об этом выходит за рамки обычного мышления. Но ты раздал ответы всему классу и поднял средний балл. Это о многом говорит.

 — Кушида помогла мне заполучить вопросы, так что ничего особенного я не сделал.

 — Я знаю, ты не признаешься, но ведь есть и старшеклассники. Мне хорошо известно, что ты получил вопросы от ученика третьего года.

 Похоже, меня раскрыли.

 — Ты отлично начал, добыв вопросы, но допустил незначительный промах под конец. Поэтому твой план не сработал. Если бы Судо запоминал ответы более осмысленно, он не завалил бы английский. Почему бы тебе не расслабиться и не позволить исключить его? Разве ему самому так не будет легче?

 — Честно говоря… вероятно, так и есть. Но я решил помочь в этот раз. Точнее сказать, я еще не сдался, потому как у меня осталась последняя попытка, - я полез в карман и вытащил ученическую карту.

 — Что ты имеешь в виду?

 — Пожалуйста, продайте мне один балл для теста Судо по английскому?

 — ... – она изумленно смотрела на меня, а потом громко рассмеялась: — Ха-ха-ха-ха! Какое интересное предложение. Как я и предполагала, ты не такой, как остальные. Никогда бы не подумала, что ты попытаешься купить баллы.

 — Учитель, вы сами говорили в первый день. В этой школе за баллы можно купить и продать все. Думаю, промежуточные тесты также входят в этот список.

 — Понятно, ты смог до этого додуматься. И у тебя есть достаточная сумма?

 — А сколько стоит один балл теста?

 — Это непростой вопрос. Меня раньше никто не просил продать балл. Посмотрим… я продам его тебе за сто тысяч баллов.

 — Учитель, а вы жестокая.

 В школе не найдется людей, вообще не тративших баллы. А значит, нет никого, у кого бы осталось сто тысяч баллов.

 — Я тоже заплачу, - раздался голос из-за моей спины. Обернувшись, я увидел Хорикиту.

 — Хорикита…

 — Хе-хе, как я и думала, вы двое ничего, — Чабашира-сенсей взяла обе наши карты. — Отлично, я согласна продать балл. И заберу у вас сто тысяч. Однако сообщить остальным, что исключение Судо отменяется, возлагаю на вас.

 — Так можно?

 — Вы же обещали заплатить сто тысяч, так что ничего не поделать, - Чабашира-сенсей выглядела довольной и одновременно удивленной.

 — Хорикита, ты же поняла способности Аянокодзи?

 — Лично я вижу только неприятного ученика.

 — В смысле неприятного?

 — Ты специально получил низкие баллы на тесте, даже если у тебя на руках были старые вопросы. Более того, ты отдал все лавры Кушиде-сан и пришел к мысли о покупке баллов за тест. Не думаю что ты какой-то особенный, ты просто неприятный.

 Похоже, она тоже знает о вопросах к тесту.

 — С вами, ребята, у класса есть шанс подняться в рейтингах.

 — Не знаю, как поступит этот парень, но лично я сделаю все возможное.

 — Раньше классу D никогда не удавалось продвинуться выше. Все потому что школа сразу вешала на него ярлык слабого и выталкивала с арены. Как вы собираетесь с этим справляться?

 — Учитель, - Хорикита без колебаний заглянула Чабашире-сенсей в глаза, - если честно, многие ученики в классе D действительно слабы. Однако это не значит, что они бесполезны.

 — А какая разница между слабостью и бесполезностью?

 — Очень тонкая, будто лист бумаги. Но шанс возвести слабых людей до великих есть всегда.

 — Понятно. Из твоих уст это звучит необычайно убедительно.

 Я тоже был вынужден согласиться. Ее слова имеют значение…

 До настоящего времени взиравшая на других учеников класса D, как на помехи, Хорикита немного изменилась. Разумеется, все не так просто. Но даже слабый проблеск перемены в ней значителен.

 Чабашира-сенсей улыбнулась, также обратив на это внимание.

 — Что ж, жду с нетерпением. Как твой классный руководитель, я буду внимательно наблюдать за всем, что будет происходить.

 Сенсей двинулась по направлению к учительской, а мы остались стоять в коридоре.

 — Не пора ли и нам возвращаться? Скоро начнется урок.

 — Аянокодзи-кун?

 — М? Ай! - она заехала кулаком мне в бок.

 — Эй, за что?!

 — Просто захотелось.

 Она ушла, оставив меня стоять в одиночестве. Господи, ну что за заноза… Я смотрел ей вслед, но потом решил догнать.

Эпилог

— Кампай![42] - радостно кричал Ике с банкой сока в руке.

 Вечером, после объявления результатов промежуточных экзаменов, все члены учебной группы собрались вместе. Все, кроме Хорикиты, улыбались, потому что сегодня никого не исключили.

 Вместе с друзьями мы прошли через многие трудности. Это ли называют юностью? Думаю, вышло неплохо.

 — Что за мрачное лицо? Судо не исключили, все же закончилось?

 — Я не против вечеринки, но почему в моей комнате?

 — В моей комнате бардак, у Судо и Ямаучи так же. В комнаты девушек мы пойти не можем. Нет, конечно, я бы с удовольствием заглянул к Кушиде-тян. Вот почему твоя чудесная и абсолютно пустая комната лучше всего, Аянокодзи.

 У меня в комнате было немного вещей, только самое необходимое.

 — Прошло всего два месяца с момента поступления. Было бы странно, будь у нас много вещей.

 — А ты как думаешь, Кушида-тян?

 — Думаю, комната отличная. Чистая, опрятная и без излишеств.

 — Ну? Должно быть приятно получить похвалу от Кушиды-тян. Ха-ха-ха-ха! - Ике легонько (не совсем) ударил меня, словно у него ко мне были какие-то личные счеты.

 — Все улеглось, но эти экзамены были опасными. Если бы не учебная группа, Ике и Судо гарантированно исключили бы.

 — Хах? Ты и сам был на грани, знаешь ли?

 — Нет-нет, я бы смог получить сто баллов, если бы захотел. Серьезно.

 — Все благодаря усилиям Хорикиты-сан. Ведь это она учила Ике-куна, Судо-куна и Ямаучи-куна.

 Хорикита сидела особняком и в одиночестве читала свою книгу. Когда мы произнесли ее имя, она подняла голову и вложила на страницу закладку.

 — Я просто действую так, как сама хочу. Если бы кого-то из вас исключили, баллы класса D могли бы снизить.

 — Можешь соврать, но лучше уж говори, что сделала это ради нас. Тогда мы будем думать о тебе лучше.

 — Можете не думать обо мне лучше.

 Что ж, ее настрой как всегда, но то что она сейчас здесь – это уже прогресс. Прежняя Хорикита просто бы не пришла.

 — Ладно, но… Хорикита на удивление милая, - тихо ответил Судо на ее замечание.

 С тех пор, как Хорикита извинилась, Судо перестал быть с ней таким враждебным. Раньше он ничего хорошего о ней не думал, но похоже люди меняются.

 — И все же, почему учитель решила отменить исключение Судо?

 — Мне тоже интересно, какую магию ты применила, Хорикита-тян?

 — Эм, не помню.

 — Ого, это секрет?! - Ике наигранно упал.

 — Рано праздновать, мы прошли только промежуточные экзамены. Следующее препятствие – триместровый тест. Само собой, задачи там будут сложнее. И конечно нам придется искать возможность получить больше баллов.

 — Снова возвращаться к адской учебе? Отстой! - уткнулся в ладони Ике.

 — Быть может, стоит начать сейчас, пока не стало поздно?

 — Нет!

 Думаю, нет.

 — Для меня многое в нашей школе остается непонятным, особенно распределение классов и система баллов…

 — Ох, мои баллы… хочу больше денег!.. Нет ничего хуже бедности…

 Ике и Ямаучи, потратившие все свои баллы, жили на одних бесплатных наборах.

 — Послушай, Хорикита-сан, получить баллы очень трудно?

 — Мы хорошо постарались на тесте, так что наверняка получим немного денег, да?

 — Вы видели наш средний балл? Он гораздо ниже, нежели у остальных классов. Если считаешь, что мы таким способом что-то заработаем, тебе лучше подумать еще раз, - как обычно, Хорикита оставалась безжалостной.

 — Мы и в этом месяце не получим баллов? Только не это…

 — Просто живи скромно, откажись от роскоши.

 — Все нормально, Ике-кун. Мы можем не получить ничего прямо сейчас, но скоро их обязательно заработаем. Да, Хорикита-сан?

 — Самой интересно.

 — Можно я кое-что скажу? Мы все-таки друзья. Хорикита-сан, Аянокодзи-кун и я стараемся вместе, чтобы стать классом А. Если вы не против, я хочу попросить вас помочь.

 — Стать… классом А? Вы что, серьезно?

 — Ага, конечно. Пытаться повысить баллы, конечно, тоже важная часть нашей работы.

 — Но не слишком ли высоко мы целимся? Они ведь тоже умные. Если они умнее, это же практически невозможно?



 Если задуматься об оценках, все люди подобные Хориките пугают.

 — Учеба и знания – не единственное, что учитывалось при распределении классов…

 Трое присвистнули и дружно отвели взгляды.

 — Мы все еще далеки от нашей цели, но если будем трудиться вместе, у нас определенно получится!

 — Какие гарантии?

 — Гарантии… Ну, у троих гораздо больше шансов на успех, чем у одного человека.

 — Не думаю, что это применимо конкретно к данной троице.

 — Э-эм… О, точно! Три головы лучше одной! Как-то так.

 — Что ж, если сложить их баллы за тест, получится как раз на одного человека.

 Кушида пыталась убедить, что тройка будет полезна, но Хорикита разнесла в пыль ее попытки. Какая чудесная парочка.

 — Если рассоримся, ничего хорошего не выйдет. Лучше бы нам ладить между собой.

 — Наверное, это правильно, если ты так считаешь.

 — Правильно?

 Хорикита не собиралась отказываться от своих слов.

 — В любом случае, если мы собираемся продвинуться вперед, лучше всего подружиться с как можно большим числом одноклассников. А коли разругаемся сейчас, усилия будут бесполезны. Поэтому я хочу попросить вас троих снова нам помочь.

 — С радостью! - мгновенно отреагировали Ике и Ямаучи.

 — Что ж, если Хорикита просит, то… - Судо пытался скрыть смущение.

 — Я никогда и не думала на тебя рассчитывать, Судо-кун, и помощи от тебя не жду. Да от тебя вообще пользы особой не будет.

 — Арр… я, знаешь ли, пытаюсь быть вежливым!

 — Пытаешься быть вежливым? Удивлена.

 Закономерно, Судо вспыхнул от злости, но не поднял кулак. Видимо, он тоже в чем-то прогрессирует.

 — Ты бесишь.

 — Спасибо за твои добрые слова.

 — И совсем не милая.

 — Ты так говоришь, но что это значит на самом деле? - потешался над ним Ике. Судо гневно обернулся и обхватил рукой его шею.

 — Ай! П-прекрати!

 — Если сболтнешь что-то лишнее, придушу.

 — Ты уже меня душишь! Я сдаюсь!

 Наблюдая сцену «мужской дружбы», Хорикита вздохнула.

 — Эта школа оценивает нас по нашим способностям. Нас ожидает тяжелое сражение. Не из тех, к которым можно подходить спустя рукава. Если согласитесь, а вдруг начнете отнекиваться от своих слов, будете только мешать.

 — На мне любые силовые задачи. Я уверен в своих баскетбольных и боевых навыках.

 — Я все равно ничего от тебя не жду.

 Оценивают по нашим способностям… Хех, чувствую, как в груди все сжалось.

 Важно то, что сейчас мы отделены от остального мира. Я, сам того не желая, приложил много усилий к нашей командной работе. Что ж, думаю, эту ситуацию можно назвать проклятием сортировки.

 Хорикита нацелена на класс А. Она буквально зациклена на нем. Но будет очень трудно от клейма класса D. С нынешними результатами непросто прорваться даже до класса C. И если все так, что мне теперь делать?

 Отныне буду прилагать больше усилий. Как минимум… желаю хотя бы раз увидеть улыбку Хорикиты.


[1] Неизвестно, автор мужчина, женщина, трансгендер, гермафродит или пришелец.

[2] Обязательное и бесплатное образование включает в себя учебу только в младшей и средней школе.

[3] В Японии такие места предполагаются не только для инвалидов и пассажиров с детьми, а для любых людей, кому тяжело стоять. На такие места может садиться кто угодно, но в случае появления нуждающегося, сидящей должен уступить ему место.

[4] Онсен – горячие общественные ванны с термальной водой, часто под открытым небом.

[5] Летние фестивали – праздники с шествиями или синтоистскими ритуалами, которые организует община живущих неподалеку от храма людей. Также бывают светские фестивали, например, конкурсы фейерверков. На фестиваль может попасть любой желающий. Обычно на праздниках продают уличную еду, а многие японки надевают летние кимоно – юкаты.

[6] На данный момент около 53 тысяч рублей, 23 тысяч гривен, 1 700 белорусских рублей или 900 долларов.

[7] Под 4-м номером в баскетболе играет тяжелый форвард. Их роль в команде – подбор мяча в нападении и защите. Поэтому мощные форварды должны обладать незаурядной физической силой и выносливостью. Wikipedia.

[8] 156 йен – нормальная цена для рамена в одноразовой миске в маленьких магазинах.

[9] Так как речь идет о лапше в мисках, тут использовано слово G-cup, то есть чашка размера G. Но это созвучно с японским и англоязычным обозначением размеров бюстгальтеров, G – шестой размер.

[10] Это шутка? Не смешно.

[11] Он не придурок, просто в жизни Доширака не видел.

[12] Около 290 миллионов рублей или 5 миллионов долларов.

[13] Тут использовано слово «ojousama” – уважительное обращение к дочери богатой семьи.

[14] В Японии обычно нет мусорных баков, и жильцы складывают пакеты с мусором определенного типа в определенном месте в указанный день.

[15] В Японии все коммунальные услуги ощутимо дорогие, поэтому большинство японцев экономят, не держат летом кондиционер постоянно включенным, а зимой обогревают только ту комнату, где сидят. Центрального отопления в большинстве регионов нет.

[16] 1 татами – примерно 2 квадратных метра, в зависимости от региона.

[17] 50 метров – размер олимпийского бассейна. Обычные городские бассейны делают с дорожками длиной 20-25 метров.

[18] Четвертый или пятый размер.

[19] У них узкая боковая линия ткани, как на женских трусах.

[20] Брюшные. Но Коэндзи использует медицинские термины.

[21] Японская система образования не предполагает оценок за решение задач и примеров на занятиях или у доски. Все что нужно – успешно сдать тест в конце каждого из семестров. Только эти оценки важны, и они обычно идут только в табель. Результаты теста можно никому не показывать.

[22] Очевидно, отсылка к PS Vita.

[23] Фармить лут – собирать материалы или ценные предметы, выпадающие из монстров. Игровой сленг, используемый в многопользовательских онлайн играх.

[24] Школьники в Японии большую часть времени ходят в форме. Форма же – их официальная одежда для торжественных мероприятий. Обычную одежду подростки носят только по выходным и на каникулах.

[25] от англ. Asia-Pacific Economic Cooperation, русская аббревиатура произносится как АТЭС.

[26] Цун-цун – типаж персонажа, который «колючий» при поверхностном знакомстве. От этого слова происходит слово «цундере», когда в более близких отношениях персонаж меняется и становится более настроенным на романтику.

[27] Обжаренный зеленый чай.

[28] Тут имеется в виду игра сёги, а не обычные шахматы. В сёги, помимо стандартных шахматных фигур есть золотой генерал, серебряный генерал, и пика (копьё). Золотой генерал - ходит на любое соседнее поле, кроме полей сзади по диагонали, а серебряный генерал - ходит на любое соседнее поле, кроме полей справа, слева и снизу.

[29] Цуккоми – персонаж традиционной японской комедии мандзай, исполняемой дуэтом комиков. Цуккоми представляет из себя реалиста-прагматика, «гоняющего» своего напарника боке. Бокэ – человек не от мира сего, которые постоянно путается, все забывает или несет всякую чушь.

[30] Итадакимас (яп. «принимаю», скромно о себе) — нечто среднее между «приятного аппетита» и благодарности богам за еду.

[31] В Японии свои производители телефонов, и раскладушки активно используют даже сейчас.

[32] Кубикиригису – разновидность кузнечика, встречающаяся только в Японии и Китае. Отличается особенно громким звуком, не дающим уснуть по ночам.

[33] Дан – это уровень профессионала, что-то вроде профессиональной категории. Чем выше дан, тем сильнее спортсмен. Уже первого дана достаточно, чтобы быть тренером.

[34] В японском они звучат похоже. Чайная церемония будет chadō или sadō, а каллиграфия – shodō.

[35] Первые фразы написаны в стилистике традиционного начала писем в Японии, поэтому сильно выбиваются из текста. Первое предложение традиционно посвящено фразам, относящимся к сезону, после следует вопрос к адресату. Потом в максимально расслабленной форме описывают свое нынешнее положение.

[36] Риадзю – специальное слово для парней, которые удовлетворены своей реальной, оффлайновой жизнью. Судя по наличию специального слова, не такое уж и частое для Японии явление.

[37] Слово «семпай» применимо к старшим ученикам (а также сотрудниках в компаниях, людям, посещающим курсы или занятия и кому угодно, не обладающим в деле «учительским» рангом) любого пола.

[38] Есть актер Френсис Ксавье, а еще так звали первого католического миссионера в Японии.

[39] Ученик, начавший обучение раньше. Также семпаями называются те, кто раньше начали работать в офисе (но обычно это не распространяется на профессиональные уровни).

[40] Транзакция – банковский перевод.

[41] Сто баллов – высшая оценка за тест.

[42] Что-то вроде русского «ваше здоровье» или «вздрогнем».


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 249;