Глава 6. Добро пожаловать в оценивающий мир



 

Вступление

Первый день месяца мая. Прозвенел утренний звонок. Следом за ним в класс вошла Чябашира-сенсей, со скрученным плакатом в руках. Ее лицо всегда выглядело мрачным и серьезным. У тебя менопауза что ли? Пошути я так вслух, боюсь, тут же мне бы в лицо вмазалась железная бита.

 — Учитель, у вас менопауза? – Ике имел глупость произнести это в полный голос. Хотя меня больше удивило обстоятельство того, что мы подумали об одном и том же.

 — Итак, начинаем утренний классный час! - Чабашира-сенсей проигнорировала Ике и продолжила: — У кого-то есть вопросы? Если что-то беспокоит, не стесняйтесь.

 Она сказала это с такой интонацией, будто была уверена, что вопросы обязательно появятся. И буквально в тот же миг несколько человек подняло руки.

 — Эм, я проверил счет утром, и на нем ноль баллов. Разве нам их не должны были перечислить сегодня? Меня это беспокоит, потому что я не смог купить сок, который хотел.

 — Хондо, я же объясняла, баллы поступают на счета учеников ежемесячно первого числа. Все заработанные вами баллы уже были выплачены.

 — Эм, но… я не получил баллов.

 Хондо и Ямаучи переглянулись между собой. Ике был слишком удивлен, чтобы обратить внимание на их перемигивания. Конечно, я тоже утром проверил баланс на счету, но он не изменился со вчерашнего дня. Поэтому я решил, что они поступят позже.

 — Вы правда такие глупые?

 Она зла? Или ей что-то не нравится? Чабашира-сенсей выглядела зловеще.

 — Глупые? В смысле?

 Когда Хондо, как идиот, переспросил, в глазах Чабаширы-сенсей промелькнуло откровенное презрение.

 — Сядь, Хондо. Позволь, объясню еще раз.

 — С-Саэ-тян-сенсей? – Хондо рухнул на стул, изумленный ее строгостью.

 — Баллы были зачислены на счета учеников. Ошибок или сбоев быть не может. Вероятность того, что какой-то из классов забыли, крайне низка. Понимаете?

 — Нет, я не понимаю, мы не получили баллов… - с недовольным выражением пробурчал Хондо.

 Но если Чабашира-сенсей говорит правду… нет ли в ее словах подвоха? Получается, нам выплатили по ноль баллов?

 У меня все еще оставались сомнения, но их тут же развеяли.

 — Ха-ха-ха, понятно, вот оно что, учитель! Я все понял! - воскликнул Коэндзи сквозь смех. Закидывая ноги на стол, он самодовольно посмотрел на Хондо. — Мы не получили баллов, потому что из класса D.

 — Что? Что это значит? Нам говорили, будем получать по сто тысяч баллов каждый месяц.

 — Что-то не припомню ничего такого, а? – Коэндзи с ухмылкой указзал на Чабаширу-сенсей.

 — Ты близок к истине, хоть и не до конца, Коэндзи. Мало кто заметил мою подсказку, и это печально.

 Класс загомонил в смятении.

 — Учитель, можно вопрос? Я все еще не понимаю, - поднял руку Хирата. По виду он беспокоился не столько о своих баллах, сколько об остальных учениках. Как и ожидалось от лидера класса. Снова взял инициативу в свои руки. – Пожалуйста, объясните, почему нам их не зачислили? Как мы можем что-либо понять, если вы ничего не говорите?

 В конце концов, она еще не назвала причину.

 — Девяносто восемь прогулов и опозданий за месяц, триста девяносто один случай разговоров и использования телефонов в классе. Я подсчитывала все ваши нарушения с самого первого дня. В этой школе ваше поведение и оценки отражаются на количестве получаемых баллов. В результате, сто тысяч баллов, которые вы могли бы получить, просто растворились. Вот что произошло! Я вас предупреждала в день вступительной церемонии, что эта школа оценивает учеников по их способностям. А это значит, что за прошедший месяц ваша ценность в глазах школы упала до нуля.

 



 

 Чабашира-сенсей говорила как робот, безо всяких эмоций. Мои сомнения, возникшие в начале учебы, в конечном счете оправдались самым наихудшим образом.

 Получается, наша изначальная ценность в сто тысяч баллов была потеряна классом D всего за месяц.

 До меня донесся звук карандаша, царапающего по бумаге. Хорикита пыталась хладнокровно разобраться в ситуации и записала число прогулов, опозданий и случаев болтовни на занятиях.

 — Чабашира-сенсей, не припомню чтобы вы раньше это объясняли…

 — Что? А вы не способны понять такое без объяснений?

 — Само собой. Но никто не упоминал, что количество баллов, что мы можем получить, уменьшается. Если бы нам объяснили, мы бы старались не опаздывать и не разговаривать на занятиях.

 — Интересный аргумент, Хирата. Я тоже не припомню, чтобы говорила, сколько именно баллов вам будут начислять каждый месяц. Разве вас не учили ходить на занятия и не болтать на уроках в младшей школе?

 — Это…

 — Я абсолютно уверена, что учили. Все девять лет обязательного обучения вам твердили, что за такие дела по головке не погладят, что разговаривать во время уроков и опаздывать нехорошо. Говорите, вы не поняли, потому что я не объяснила? Такая отмазка не прокатит. Если бы вы вели себя так, как должны вести себя студенты, ваша ценность не упала бы. Ответственность лежит только на вас! — Ее рассуждения были абсолютно правильными. В конце концов, все знают, что такое «хорошо» и что такое «плохо». — Неужели вы думали, что поступив в старшую школу, вдруг станете получать по сто тысяч баллов в месяца безо всяких условий? В этой школе, созданной правительством Японии для воспитания идеальных людей? Советую прислушаться к здравому смыслу. Думали, все для вас будут делать за просто так?

 Пускай Хирата и выглядел растерянным, пришел в себя очень быстро и посмотрел учителю в глаза.

 — В таком случае, не могли бы вы объяснить, как начисляются и отнимаются баллы? Мы будем стараться изо всех сил, чтобы соблюдать правила.

 — Это невозможно! Нам запрещено разглашать подробности методики оценки качеств учеников. Точно как в реальном мире. В современном обществе, при трудоустройстве, вам вряд ли сообщат о том, как вас оценивают. Хотя, это зависит от компании. Однако… я не пытаюсь отстраниться от вас, не испытываю ненависти. Мне вас даже жаль немного, потому скажу кое-что, - впервые я увидел на лице Чабаширы-сенсей тень улыбки. — Если вы перестанете опаздывать и начнете прилично вести себя в классе, вычеты прекратятся. Но это не значит, что вы получите больше баллов. Значит, в следующем месяце стипендия будет тоже ноль баллов. Отсутствие опозданий и разговоров не поможет вам вырваться с последнего места. Помните об этом и работайте над собой.

 — Ох… - лицо Хираты помрачнело. Часть класса так ничего и не поняла, объяснения возымели обратный эффект. Ученики, собиравшиеся исправиться за счет поведения, были в смятении. Такова цель Чабаширы-сенсей, нет – цель школы.

 Прозвенел звонок, обозначая конец классного часа.

 — Что-то мы заболтались. Надеюсь, вы меня поняли. В общем, давайте перейдем к главному, - она расправила скрученный плакат и закрепила его на доске магнитом.

 Ученики взирали на плакат с той же неуверенностью, мало что понимая.

 — Это… результаты каждого из классов? – Хорикита пыталась разобраться, хотя и не была до конца уверена.

 Наверное, она права. На плакате числились классы от A до D, а напротив каждого из классов виднелись числа.

 У нашего класса D был ноль. У класса C – 490, класс B – 650. И лучший результат у класса А – 940. Значит, тысяча очков равна сто тысячам иен? Каждый класс потерял разное количество очков.

 — Эй, вам это не кажется странным?

 — Да… рейтинг классов соответствует положению букв в алфавите, - мы с Хорикитой заметили что-то странное.

 — В этом месяце вы делали что хотели. Теперь школа ничего не запрещает. Ваши действия, а именно опоздания и разговоры, просто влияют на количество баллов у вас. Вы вольны распоряжаться баллами как захотите. Мы за этим не следим.

 — Так нечестно! Мы не можем жить нормально с такими правилами! – выкрикнул молчавший все это время Ике. Ямаучи также бился в агонии. Он уже потратил все свои баллы.

 — Смотрите внимательно, глупцы, все остальные классы получили баллы! Того количества баллов, что осталось у вас, должно хватить, чтобы протянуть месяц.

 — Н-но как остальные классы смогли сохранить баллы? Это странно…

 — Я скажу вам, но в этом нет никаких уловок. За прошлый месяц классы оценивали по одним и тем же правилам. Тем не менее, они не потеряли столько баллов, сколько вы. Это факт.

 — В таком случае… откуда такая разница в баллах у разных классов? – Хирата тоже заметил нелогичность. Разница между суммами была слишком заметной.

 — Догадались, наконец, почему вы попали в класс D?

 — Почему попали в класс D? Разве не потому, что мы соответствуем уровню этой школы?

 — Что? Так бывает в и обычной школе, знаете ли? — Все начали переглядываться. — В этой школе все ученики распределяются по классам, в зависимости от их ценности. Лучшие попадают в класс A, самые худшие – в класс D. Такая система используется и в большинстве обычных школ. А значит класс D – цветник отбросов. Это значит, что вы худшие ученики, забракованные этой школой. Заслуженный результат для ущербных учеников.

 Хорикита окаменела. Похоже, что метод распределения учеников ее шокировал.

 Конечно, лучше собрать умных с умными, а ограниченных с ограниченными. Если положить заплесневелые мандарины к хорошим, те испортятся значительно быстрее. Неудивительно, что склонная ощущать собственное превосходство над другими, Хорикита оказалась застигнута врасплох.

 И все же, думаю, хорошо что я попал сюда. Есть только одно направление – двигаться вверх.

 — Однако, класс D первый, сумевший потерять все баллы за первый же месяц. С другой стороны, могу только восторгаться тому, как щедро вы жили до сих пор. Достойно восхищения, - неискренние аплодисменты Чабаширы-сенсей разнеслись по притихшему классу.

 — Опустившись до ноля, мы так и будем вечно получать по ноль баллов?

 — Скорее всего, ваш уровень останется нулевым до выпускного. Но не волнуйтесь, комнаты в общежитиях все еще ваши, а в столовой есть бесплатные обеды. С голода не умрете.

 Жить в жесткой экономии вполне возможно, но большинству это вряд ли понравится. Все-таки мы прожили месяц, предаваясь всевозможным излишествам. Внезапно начать себя ограничивать будет для многих непросто.

 — Теперь, остальные классы будут над нами издеваться? – с грохотом пнул парту Судо.

 Осознав, что классы распределены по ценности, все наверняка будут смеяться над классом D как на кучкой придурков. Это наверняка лишний раз усилит наше отчаяние.

 — Ты еще держишься за свою гордость, Судо? Тогда постарайся и сделай худший класс лучшим.

 — Что?

 — Эти очки не просто связаны с вашей ежемесячной стипендией, они также отображают уровень класса.

 Значит, получается… например, если класс D наберет 500 баллов, он станет классом C. Совсем как в оценке компаний.

 — Ладно, у меня для вас еще плохие новости, - с этими словами, она прикрепила к доске еще один лист. На нем значились имена всех учеников нашего. Рядом с каждым было число. — Глядя на это, понимаю, сколько же идиотов в классе D, - она оглянулась на учеников и пристукнула каблуками. – Перед вами результаты теста, написанного вами несколько дней назад. Я была просто в восторге от ваших потрясающих способностей. Серьезно, чем вы, черт возьми, занимались в средней школе? — За исключением нескольких учеников, практически у всех было меньше 60 баллов. Если опустить невероятную оценку Судо в 14 баллов, следующим был Ике с 24. Средний балл был порядка 65. — Если бы этот тест учитывался, семеро из вас уже были бы исключены. Хорошо, что его результаты не отразятся на итоговых оценках, не так ли?

 — Исключены? В смысле?

 — Что непонятного я сказала? Если вы провалитесь на экзамене в конце семестра или года хотя бы по одному предмету, вас исключат. На данный момент, это относится ко всем, у кого меньше 32 баллов. Вы реально отбросы.

 — Что? – удивленно завопили семеро провалившихся, то есть Ике с компанией.

 На листе со списком была красная линия, отделявшая семерых учеников от остальных. Лучшим из них был Кикучи с 31 баллами. Те, кто расположились в списке ниже него, провалились.

 — Не несите чушь, Саэ-тян-сенсей! Не надо шутить про исключения!

 — У меня тоже слов нет. Но таковы школьные правила, так что готовьтесь к худшему.

 — Как учитель и сказала, тут полно идиотов, - сказал Коэндзи с самодовольной улыбкой, подпиливая ногти.

 — Что же ты, Коендзи? Твои оценки небось тоже красные!

 — Хех, ты хорошо посмотрел, мальчик? Взгляни-ка еще раз.

 — Что? Хм, Коэндзи… а? - просматривая от самого низа, он дошел до вершины. И наконец, увидел имя Коэндзи Рокуске. Трудно поверить, но Коэндзи был на вершине рейтинга – 90 баллов. А значит, он справился с одним из самых сложных вопросов.

 — Никогда бы не подумал, что Судо такой же тупой, как и я, - саркастично произнес Ике на весь класс.

 — О, и еще кое-что. Эта школа под управлением государства, и многие выпускники действительно получают высшее образование и легко трудоустраиваются. Это всем известный факт. Скорее всего большинство из вас поступят в институт или найдут работу.

 Как она и сказала, в этой школе высочайший процент поступлений и успешного трудоустройства. Ходят слухи, что выпустившись из этой школы, трудности поступления и поиска работы станут плевым делом. По другим слухам, завершение этой школы – практически рекомендация в Токийский Университет.

 — Но все не так просто в этом мире. Такие как вы – совсем низкоуровневые, наверняка столкнетесь с большими проблемами, - слова Чабаширы-сенсей эхом отразились от стен класса.

 — Значит, если мы мечтаем о работе и поступлении в университет, нужно как минимум стать классом С?

 — Это не совсем так, Хирата. Исполнить свои мечты можно только пройдя путь до класса А. Остальным ученикам школа ничего не гарантирует.

 — Это… я никогда об этом не слышал! Абсурд! – подскочил очкарик Юкимура. У него был такой же высший балл, как у Коэндзи.

 — Стыдоба! Нет ничего более жалкого, чем трясущиеся и паникующие мальчики, - вздохнул Коэндзи, словно что-то из слов Юкимуры его задело.

 — Коэндзи, разве тебе не обидно состоять в классе D?

 — Обидно? С чего бы? Не понимаю.

 — Потому что нам сказали, что наш класс – кучка отбросов, и что наши шансы получить высшие образование и работу ничтожны.

 — Ха! Это все бессмыслица! Мне незачем отвечать на такие глупые предположения, - ответил тот, продолжая пилить ногти. Он даже не смотрел на Юкимуру, пока говорил: — Эта школа просто не разглядела еще всего моего потенциала. Я ценю, уважаю и отношусь к себе лучше, чем к кому-либо другому. Даже если школа распределила меня в класс D, для меня такое ничего не значит. Если, к примеру, меня исключат, тоже ничего страшного. В конце концов, потом они будут умолять меня вернуться.

 Очень похоже на Коэндзи. Это мужественность или самоуверенность? Конечно, если тебе плевать на школьную систему оценки, в ней нет смысла. Если учитывать его интеллект и физические способности, трудно представить, что ученики из класса А лучше Коэндзи. Или может его отправили в класс D из-за характера.

 — Если уж на то пошло, я не собираюсь идти в университет или искать где-то работу после выпуска. Давным-давно решено, что я возглавлю в будущем Конгломерат Коэндзи. И неважно, в классе А я или в D.

 Тому, чье будущее обеспечено, и впрямь незачем волноваться о классе. Не посмев и слова возразить, Юкимура сел.

 — Похоже, ваша радость улетучилась. Если бы вы поняли, в какую суровую среду вы попали с самого начала, нам бы не понадобилось проводить этот длинный классный час. Экзамены будут через три недели, в середине семестра, так что постарайтесь не вылететь из школы. Уверена, вы все можете сдать тесты, не угодив за красную линию. Постарайтесь справиться с ситуацией и вести себя подобающим образом.

 Чабашира-сенсей покинула класс, захлопнув за собой дверь. Ребята с оценками ниже красной линии сидели удрученные. Даже обычно горделивый Судо сейчас пристыженно опустил голову.

Часть 1

— Что же теперь делать, если баллов больше не будет?

 — Я потратил остаток вчера…

 Как только Чабашира-сенсей покинула класс, он наполнился шумом.

 — Да черт с ними, с этими баллами. Проблема в этом классе… Почему я попал в класс D? - нервничал разочарованный Юкимура. На его лбу даже выступили капельки пота.

 — Погодите, выходит, мы не попадем в те университеты, в которые захотим? Зачем я тогда вообще сюда поступил? Похоже, Саэ-тян-сенсей меня ненавидит…

 Никто из учеников не мог скрыть замешательства.

 — Понимаю, что вы в панике, но прошу, успокойтесь! - Хирата пытался взять контроль над ситуацией и успокоить всех.

 — Как мы можем быть спокойны в такой ситуации? Разве тебя не расстраивает, что наш класс – кучка неудачников?

 — Даже если так, не лучше ли нам всем объединить усилия, для того чтобы выкарабкаться из сложившегося положения?

 — Выкарабкаться? Я даже не согласен с подобной иерархией классов!

 — Я отлично понимаю, что ты чувствуешь. Однако нет смысла сидеть на месте и возмущаться.

 — Что? – Юкимура подошел к Хирате и схватил его за воротник.

 — Вы оба должны успокоиться, хорошо? Уверена, учитель объяснила ситуацию с позиции жесткости, специально чтобы подстегнуть нас, - сказала Кушида. Она разняла этих двоих и мягко взяла в руки сжатый кулак Юкимуры. Тот, как и ожидалось, боялся навредить ей, потому неосознанно отступил назад. Кушида продолжила: — С начала занятий прошел только месяц. Как и сказал Хирата-кун, думаю, лучше всего нам постараться преодолеть эту ситуацию общими силами. Считаешь, я не права?

 — Н-нет, это… конечно, я не думаю, что ты ошибаешься, только… - гнев Юкимуры уже отступил. Кушида искренне посмотрела на каждого в классе D, будто рассчитывая на их помощь.

 — В-верно, мы не должны спешить. И незачем Юкимуре драться с Хиратой.

 — Простите, я на мгновение потерял самообладание.

 — Все хорошо, сам должен был аккуратнее подбирать слова.

 Благодаря помощи Кушиды Кикё, проблема разрешилась мирно. Я достал телефон и сделал снимок таблицы классов с набранными ими баллами. Заметив это, Хорикита удивленно посмотрела на меня.

 — Что ты делаешь?

 — Я не до конца разобрался с этими цифрами. Разве ты сама не делала записи? Если мне удастся определить точное количество вычитаемых баллов за опоздания и разговоры на уроке, наверняка получится разработать кое-какие контрмеры.

 — Возможно ли сделать расчеты со столь малым объемом информации? И даже если у тебя получится что-то определить, не думаю, что это разрешит нашу проблему. У нас просто все опаздывают и слишком много болтают на уроках.

 Как Хорикита и сказала, найти решение будет непросто. Она выглядела на удивление нетерпеливой, ее обычное спокойствие куда-то испарилось.

 — Ты тоже поступила сюда, чтобы попасть в хороший университет?

 — А почему ты спрашиваешь?

 — Просто когда учитель говорила о разнице между классами А и D, ты выглядела шокированной.

 — Практически все в классе так выглядели, нет? Нам не объяснили ситуацию в первый же день, и я не понимаю, почему они так поступили.

 Что ж, резонно. Ученики из классов B и C наверняка тоже недовольно ворчат. В этой школе ущербные все классы, кроме А. Стараться изо всех сил ради повышения уровня класса наиболее верный подход в данной ситуации.

 — Думаю, вместо того чтобы задумываться о том, класс А у нас или D, нужно для начала набрать хоть какое-то количество баллов.

 — Баллы – следствие наших усилий на занятиях. Отсутствие баллов не мешает учебе. В конце концов, в некоторой мере эта школа предоставляет все бесплатно. Даже потратившие все свои баллы не останутся голодными.

 — Не мешает учебе… Проблема не в банальном выживании и получаемых знаниях. Есть многое, что можно получить только за баллы. Например, досуг и развлечения. Жизнь совсем без развлечений создаст проблемы в будущем.

 — Сколько ты потратил в прошлом месяце, Аянокодзи-кун?

 — Хм? А, сколько потратил… приблизительно двадцать тысяч баллов.

 Те, кто потратили все баллы, безусловно, серьезно влипли. Тот же Ямаучи уже паникует. Ике потратил абсолютно все. Пускай это и некстати будет сказано, но они сейчас расплачиваются за собственные ошибки. Потратить сто тысяч баллов за месяц – задача несложная.

 — Нам вскружила голову сумма за первый месяц… Сто тысяч баллов в месяц – было понятно, что это все слишком хорошо, чтобы быть правдой, но все тогда радовались.

 — Ребята, когда занятия начнутся, прошу всех быть внимательными. Особенно тебя, Судо-кун, - Хирата привлек внимание класса, встав у доски.

 — Блин, ну да.

 — В этом месяце мы ничего не получили. Эта проблема сильно повлияет на нашу дальнейшую жизнь в школе. Мы же не хотим продолжить так же, чтобы потом выпуститься с нулем в сумме?

 — Конечно, нет! — крикнула одна девушка в ответ на слова Хираты.

 Он кивнул ей, продолжив:

 — Конечно, нет! Тогда у нас нет выбора, кроме как постараться получить их в следующем месяце. Поэтому мы должны работать все вместе. Мы не должны опаздывать и разговаривать на уроках. Конечно же, использовать телефоны на занятиях тоже запрещено.

 — Ха? С чего бы нам тебя слушать? Если баллы так и останутся на том же уровне, нам незачем прекращать.

 — Однако если мы так и будем опаздывать и разговаривать на уроках, ничего и никогда не изменится. Ноль останется нулем, даже если в минус не опуститься.

 — Не понимаю. Если мы будем выкладываться на занятиях, не похоже чтобы это помогло повысить наши оценки, - недовольный Судо фыркнул и скрестил руки на груди.

 Заметив это, Кушида вмешалась:

 — Разве нам не сказали, что не опаздывать и не разговаривать на занятиях – это очевидная норма?

 — Ага, я согласен с Кушидой, таким и должно быть нормальное поведение.

 — Ты так это объясняешь, потому что тебе так удобно. Если баллов больше не станет, все бессмысленно. Говори подобные вещи, когда выяснишь, как повысить наши баллы.

 — Не думаю, что Судо-кун не прав во всем. Прости, что заставил тебя почувствовать неловкость, - Хирата кивнул раздраженному Судо, - но, Судо-кун, если мы не будем работать вместе, наши баллы не возрастут – это факт.

 — Мне плевать, что ты делаешь. Не втягивай меня. Ты понял? – и Судо вышел, словно ему некомфортно было оставаться в классе.

 Он ушел только до начала занятий, или вообще не вернется?

 — Судо-кун и правда ничего не понимает. И он опаздывает чаще всех. Сможем ли мы получить баллы без его помощи?

 — Да… отстой, почему он в нашем классе?..

 Да вы все отрывались по полной до сегодняшнего утра. И никто ни разу не подумал сделать замечание Судо.

 Спустившись с возвышения, Хирата приблизился к нам.

 — Хорикита, Аянокодзи-кун, у вас будет время чуть позже? После занятий я хотел бы обсудить наши дальнейшие действия по возвращению баллов классу. Нужно чтобы вы пришли. Это возможно?

 — Почему мы?

 — Хочу услышать мнения каждого. Однако даже если я попрошу всех высказаться, боюсь, больше половины не воспримет мои слова всерьез.

 Вот почему ты решил спросить именно нас. Не думаю, что мы сможем подать какие-то полезные идеи, но можно и сходить. А пока я думал…

 — Прости, не мог бы ты попросить кого-нибудь другого? Я не очень хороша в обсуждениях.

 — Ты не должна заставлять себя говорить что-то конкретное. Достаточно прийти.

 — Прости, но я не собираюсь никуда идти без необходимости.

 — Думаю, это наше первое испытание, как класса, так что…

 — Я уже отказалась, - спокойно, но твердо отказала она, не обращая внимания на его точку зрения.

 — Вот как, прости… и если передумаешь, приходи.

 Хорикита уже не обращала внимания на отчаявшегося Хирату.

 — А ты, Аянокодзи-кун?

 Если честно, я думал, что было бы неплохо пойти. В конце концов, там будут практически все. Но если Хорикита будет единственной отказавшейся, к ней будут относиться так же, как и к Судо.

 — А… я пасс, прости.

 — Нет, это ты меня прости. Если передумаешь, буду только рад.

 Хирата вроде как понял, о чем я подумал. К тому же я не отказал ему так же жестко, как Хорикита.

 Разговор на этом завершился. Хорикита начала готовиться к уроку.

 — Ого, а Хирата ничего себе! Он сумел задействовать всех. В такой ситуации было бы нормально чувствовать подавленность.

 — Это одна из точек зрения. Если ты умеешь решать проблемы разговором, проблем не будет. Но если в обсуждении захочет поучаствовать кто-то не очень умный, дискуссия скатится в бессмыслицу. И я не могу заставить себя принять ситуацию вот так сразу.

 — Заставить себя принять ситуацию? Ты о чем?

 Хорикита не сказала больше и слова. Мой вопрос повис в воздухе.

Часть 2

Дело было после занятий. Хирата поднялся и начал готовить классную доску для обсуждений. Благодаря его обаянию собрались все, за исключением Хорикиты и Судо. Эти двое уже ушли. Я также собирался уйти до начала обсуждения.

 — Аянокодзи! – прямо передо мной появилась голова Ямаучи, он все еще не отошел от потрясения.

 — Что за черт? Что такое?

 — Купи ее за двадцать тысяч! – Ямаучи положил на мою парту приставку, на которой он раньше играл. — Я ничего купить не могу, у меня баллы кончились.

 Не скидывай свои проблемы на меня!

 — Если ты продашь ее мне, то с кем я буду играть?

 — Мне откуда знать? И так же неплохо, а? Отличная сделка.

 — Я куплю, если снизишь цену до тысячи.

 — Аянокодзи! Мне больше не на кого положиться…

 — Почему на меня? Я не могу дать того, чего у меня нет.

 Ямаучи посмотрел на меня слезящимися глазами, но я отвел взгляд до того, как ощутил укол совести.

 — Хасебе, у меня к тебе просьба, как к моему лучшему другу! Купи эту консоль за двадцать две тысячи!

 Теперь он пытается всучить приставку Хасебе. Более того, он беззастенчиво поднял цену.

 — Потратившим все свои баллы небось сейчас непросто… - сказала Кушида, наблюдая за обменом между Ямаучи и Хасебе.

 — Кушида, у тебя они еще остались? Девчонкам обычно много чего нужно.

 — Хм, нет, пока достаточно, осталась примерно половина. В этом месяце я много тратила, потому будет трудно контролировать себя в дальнейшем. А как ты, Аянокодзи-кун?

 — Конечно, такой популярной девушке трудно жить, не тратя денег. Я почти не тратил. Мне ничего особо не нужно.

 — Это потому что у тебя друзей нет?

 — Эй!

 — Ха-ха-ха, прости-прости, я не хотела тебя обидеть, - хихикая извинилась Кушида. Она очень милая, когда так смеется.

 — Эм, Кушида-сан?

 — Каруизава-сан? В чем дело?

 — Если честно, я потратила все баллы. Мне уже немного помогли остальные девушки, но я подумала попросить еще и у тебя. Мы же друзья, да? Мне нужно примерно две тысячи, - с фальшивой улыбкой на лице просила Каруизава. Думаю, тут должен последовать отказ…

 — А, да без проблем.

 «Без проблем?» - мысленно переспросил я. Впрочем, наверно каждый сам решает, кто ему друг. Кушида без колебаний решила помочь Каруизаве.

 — Спасибо! Друзья и правда полезная штука. А вот мой номер. Что ж, увидимся. Эй, Иногашира-сан, если честно, я потратила все свои баллы!.. - переключившись на новую цель, Каруизава покинула нас.

 — Тебя это устраивает? Сомневаюсь, что потом она тебе вернет баллы.

 — Я не могу отказать, когда другу нужна помощь. У Каруизавы-сан тоже много друзей, так что ей трудно будет обойтись без баллов.

 — Мне кажется, то, что она потратила все сто тысяч – это только ее проблема.

 — Слушай, а как тут переводить баллы?

 — Каруизава же дала тебе бумажку с номером? Можешь переслать их с помощью телефона.

 — Ого, эта школа и правда все продумала. Они даже придумали систему, чтобы можно было помочь тем, кто потерял все свои баллы.

 Несомненно, для Каруизавы эта система переводов очень даже кстати. Однако так ли нужно пересылать таким как ей деньги? Это скорее прибавляет проблем.

 «Аянокодзи-кун из класса D. Тебя вызывает Чабашира-сенсей. Пожалуйста, приходи в учительскую!!!» - раздался голос из громкоговорителя.

 — Тебя позвала учительница.

 — Ага… извини, Кушида. Я пойду.

 С самого начала обучения в этой школе не припоминаю, чтобы делал что-то, из-за чего меня могли бы вызвать в учительскую. С этой мыслью, ощущая на себе тяжелые взгляды, я вышел из класса.

 Дойдя до кабинета учителей, я неуверенно постучался и открыл дверь. Оглядев просторное помещение, так и не нашел Чабаширу-сенсея, потому решил обратиться к одной из учительниц, рассматривавшей себя в зеркале.

 — Эм, а Чабашира-сенсей здесь?

 — Что? Саэ-тян? Только что была тут, - у оглянувшейся на меня учительницы были волнистые волосы до плеч, придававшие ей взрослый вид. Судя по тому, как она назвала Чабаширу-сенсей, они довольно близки. И возраст у них примерно одинаковый.

 — Похоже, она вышла. Если хочешь, можешь подождать тут?

 — Нет, лучше побуду в коридоре.

 Мне не очень комфортно в местах вроде учительской. Чтобы не привлекать внимания, я решил остаться в коридоре. Но учительница почему-то вышла следом за мной.

 — Я Хошиномия Чиэ - куратор класса B. Мы с Саэ-тян лучшие подруги со старшей школы. И даже достаточно близки, чтобы звать друг друга Саэ-тян и Чиэ-тян.

 Никогда раньше о ней не слышал, потому эта информация бесполезна. Но она не отступила:

 — Слушай, так зачем тебе позвала Саэ-тян? Ну, ну, так зачем?

 — Как знать, мне ничего не известно.

 — Не понимаю, тебя позвали, не сказав зачем? Серьезно? Как тебя зовут?

 Сколько вопросов. Она словно изучала меня со всех сторон.

 — Аянокодзи, - ответил я максимально коротко.

 — Аянокодзи-кун? Какое крутое имя… Ты популярен, да? Слушай, а у тебя уже есть девушка?

 Да что с этой излишне дружелюбной учительницей? Она больше похожа на ученика, чем на учителя, в отличие от Чабаширы-сенсей. Если бы это была школа только для мальчиков, вне всякого сомнения, все ученики были бы в нее влюблены.

 — Нет… эм, я не особо популярен, - пытался я сделать вид раздраженного человека, однако Хошиномия-сенсей пододвинулась ближе и изящным движением она схватила меня за плечи своими тонкими красивыми руками.

 — Серьезно? Странно, я бы точно влюбилась, если бы мы были одноклассниками? Это потому что ты слишком невинный? Или ты цун-цун?[26] - она потыкала пальцем мне в щеку.

 Я даже не знал, что сказать. Если внезапно укусить ее за палец, она наверняка остановится, но когда об этом узнают, меня тут же исключат.

 — Что ты делаешь, Хошиномия? – Чабашира-сенсей неожиданно стукнула Хошиномию-сенсей папкой для бумаг по голове. Учительница опустилась на корточки, схватившись за голову.

 — Больно! Зачем ты это сделала?

 — Потому что ты занималась странными вещами с учеником.

 — Я просто разговаривала с ним, пока он ждал твоего возвращения!

 — Оставь его в покое. Прости, что заставила ждать, Аянокодзи. Что ж, идем в отдельный кабинет.

 — Я не так уж долго ждал. В отдельный кабинет… Скажите, я что-то натворил? Думал, у меня получается не выделяться.

 — Хороший ответ. Идем со мной.

 Я шел за Чабаширой-сенсей и размышлял: «В чем же дело?»

 Неожиданно Хошиномия-сенсей, улыбаясь, пристроилась рядом со мной. Заметив это, Чабашира-сенсей развернулась и гневно посмотрела на нее.

 — Нет, ты остаешься.

 — Не будь такой холодной… ничего же страшного, если я тоже послушаю, а? Кстати, Саэ-тян, тебе ведь не свойственно давать частные уроки. А тут вдруг зовешь Аянокодзи-куна на личный разговор… Что ты задумала? - ухмылкой отвечая Чабашире-сенсей, она подошла ко мне сзади и возложила руки мне на плечи. Я не видел ее лица, но ощутил напряжение, повисшее в воздухе. — Так может быть, Саэ-тян ищет парня помладше?

 Парня помладше? Что она хочет этим сказать?

 — Не говори глупостей. Это невозможно.

 — Ха-ха, ну да. Для Саэ-тян такое невозможно, - Хошиномия-сенсей почему-то продолжала идти за нами.

 — Долго будешь преследовать? Эта проблема касается класса D.

 — А? Мне нельзя? Будет плохо, если я пойду? Знаешь, я ведь могу что-нибудь посоветовать… - Хошиномия-сенсей так и продолжала тащиться следом, но вдруг к нам подошла ученица и перегородила ей путь. Это была привлекательная девушка со светло-розовыми волосами, которую я раньше никогда не встречал.

 Она на мгновение взглянула на нас, но потом снова перевела взгляд на учительницу:

 — Хошиномия-сенсей, у вас есть время? Студсовет желает кое-что обсудить с вами.

 — Тебя ищут, так что давай иди уже! -Чабашира-сенсей шлепнула ее по заднице папкой для бумаг.

 — Блин… боюсь, она озвереет, если я останусь, так что увидимся, Аянокодзи-кун! Что ж, идем в учительскую, Ичиносе-сан, - с этими словами она развернулась на каблуках и они с ученицей ушли.

 Когда Хошиномия-сенсей покинула нас, Чабашира-сенсей поскребла голову и двинулась дальше в сторону кабинета. Он расположился сразу за учительской.

 — Так… зачем вы меня позвали?

 — Ох, насчет этого… до того как я начну, иди-ка сюда, - взглянув на настенные часы она открыла дверь в смежное помещение, и там поставила чайник на конфорку офисной плиты. — Я приготовлю зеленый чай. Ходзича[27] подойдет? – она достала банку с Ходзича в порошке, а потом вдруг приказала: — Заходи! Не делай лишних движений, и не шуми. Пока я не разрешу тебе выйти, смирно стой тут. Ослушаешься – и тебя тут же исключат!

 — Чего? Что это значит?

 Безо всяких объяснений она закрыла дверь с другой стороны. Что она, черт побери, собирается делать? Я стоял тихо, как мне и было велено, и совсем скоро дверь в кабинет открылась.

 — Вот, заходи. Так что ты хотела мне сказать, Хорикита?

 Похоже, Хорикиту пригласили в этот кабинет.

 — Спрошу прямо, почему меня зачислили в класс D?

 — Серьезно, вот так в лоб?

 — Сегодня утром вы сказали, что классы были распределены по потенциалу. И что класс D – это кучка отбросов.

 — Именно так я и сказала. Создается впечатление, будто ты относишь себя к высшей касте.

Интересно, как Хорикита на это ответит? Уверен, она найдет что сказать.

 — Я верю, что решила практически все задачи на вступительных экзаменах и не допустила серьезных ошибок на собеседовании. Потому не думаю, что должна быть в классе D.

 Посмотрите-ка, а я угадал. Хорикита из тех, кто считают себя выше других. Она никогда не скромничает, и всерьез думает, что лучше остальных. По результатам прошедшего теста она делила первое место.

 — Решила все задачи, значит? Обычно мы не показываем результаты вступительных экзаменов, но я сделаю для тебя исключение. У меня случайно оказался твой лист с ответами.

 — А вы хорошо подготовились. Похоже, вы заранее знали, что я приду сюда, чтобы опротестовать свое распределение.

 — Я учитель, и в мои обязанности входит знать своих учеников, по крайней мере, до определенной степени. Хорикита Сузуне, как я и думала, ты была третьей среди поступивших учеников. Разрыв с первым и вторым местом минимальный. Справилась на отлично. С интервью тоже никаких проблем. Тебя оценили очень высоко.

 — Благодарю. Но тогда почему?

 — Для начала ответь, недовольна ли ты попаданием в класс D?

 — Никто не обрадуется, если его способности остались недооцененными. К тому же, есть разница между классами, значительно влияющая на перспективы в будущем. Естественно я недовольна.

 — Недооцененными? Эй-эй, твоя самооценка чересчур завышена! - хихикнула, нет, в открытую рассмеялась Чабашира-сенсей. — Твои академические способности высоки. Ты умная. Но кто сказал, что в лучшие классы попадают самые умные? Я такого не говорила.

 — Это было бы логично.

 — Логично? Разве не логика создала ту ущербную Японию, в которой мы сейчас живем? В обычных школах и правда классы распределяют по баллам на тестах. В результате неумелые в отчаянии пытаются справиться с по-настоящему превосходящими их. Это, в конечном счете, привело к наследственной системе.

 Услышав это, я застонал. В груди защемило. Наследственная система предполагает, что социальное положение, честь и работа передается и наследуется.

 — Конечно, я не спорю, ты способная ученица. Однако цель школы – создавать идеальных людей. Это первое, что мы объяснили, еще на вступительной церемонии. Обдумай это спокойно. Полагаешь, поступил бы сюда кто-то вроде Судо, если бы мы принимали учеников только по их умственным способностям?

 — Блин…

 Это лучшая школа в Японии, и в нее принимают даже тех, чьи сильные стороны сконцентрированы не на учебе.

 — Однако говорить, что никто не обрадуется, если его недооценивают, немного самонадеянно. Например, класс A находится под постоянным давлением школы и зависти учеников из низших классов. Бороться под таким давлением труднее, чем ты думаешь. Есть ученики, которые только рады оказаться недооцененными.

 — Это шутка какая-то? Не понимаю таких людей.

 — Да? А мне вот кажется, что в классе D есть сразу несколько таких. Чудаков, с удовольствием готовых остаться в низкоуровневом классе.

 Такое впечатление, словно она говорила это именно мне.

 — Вы все еще не объяснили, меня действительно определили в класс D, и это не ошибка? Прошу, перепроверьте!

 — Прости, но ты в классе D не по ошибке. Ты определенно там, где и должна быть. Это определенно твой уровень.

 — Вот как, в таком случае попробую спросить у высшего руководства.

 Похоже, она решила, что ее классный руководитель – не тот, у кого нужно было спрашивать, и не сдалась.

 — Тебе кто угодно ответит то же самое. Незачем разочаровываться лишний раз. Как я уже сказала утром, классы могут обгонять и превосходить друг друга. Помни, что возможность подняться до класса A до выпуска еще существует.

 — Не похоже, чтобы это было просто. Как последнему в списке классу D заработать больше баллов, чем у класса A? С какой стороны не посмотри, это невозможно!

 Таково искреннее мнение Хорикиты. Сейчас у нас слишком большой разрыв в баллах.

 — Уж не знаю. Идти по этому безумному пути или нет – решать лишь тебе. Быть может, у тебя есть личные причины состоять в классе А?

 — Дело в том… простите за сегодня. Но помните, пожалуйста, что я так и не приняла такого распределения.

 — Хорошо, я запомню.

 Я услышал звук отодвигаемого стула. Похоже, разговор завершен.

 — А, и еще, я позвала сюда кое-кого. Того, кто вполне уместен и для тебя.

 — Уместен для меня? Нет… брат…

 — Выходи, Аянокодзи.

 Не зови меня в такой неудачный момент. Ладно, просто не выйду.

 — Если не выйдешь, тебя исключат.

 Жестокая. Нельзя использовать исключение как рычаг влияния.

 — Долго мне тебя ждать?

 Вздохнув, я вышел из кухоньки в кабинет. Хорикита была удивлена.

 — Ты… подслушивал нас?

 — Подслушивал? Знаю, что вы о чем-то говорили, но я ничего не слышал. Стены тут толстые.

 — Неправда. Я слышу все, что происходит в кухне, - Чабашира-сенсей зачем-то решила вытряхнуть из меня душу.

 — Зачем вы сделали это, учитель? - Хорикита сразу же поняла, что все было подстроено. На ее лице отразилась злость.

 — Потому что решила, что это необходимо, - ответила Чабашира-сенсей Хориките и переключилась на меня: — Теперь, Аянокодзи, я скажу, для чего вызвала тебя.

 — В таком случае, я пойду…

 — Подожди, Хорикита. Тебе стоит дослушать до конца. Будет подсказка, как вы можете достичь класса А.

 Хорикита резко развернулась и села обратно на стул.

 — Только покороче.

 Взглянув на папку бумаг перед собой, Чабашира-сенсей рассмеялась.

 — А ты интересный, Аянокодзи.

 — Я совсем неинтересный, не то что сенсей с фамилией Чабашира.

 — Хочешь принести извинения всем Чабаширам в этом мире? Мм?

 Боюсь, даже если буду их искать, никого кроме вас не найду…

 — Взглянув на результаты вступительных экзаменов, я подумала, тебе потребуются дополнительные индивидуальные занятия, но результат прошедшего теста потряс меня до глубины души. — На папке лежал знакомый бланк с ответами на вступительные экзамены. — Ровно пятьдесят баллов за японский, пятьдесят по математике, пятьдесят за английский, пятьдесят по истории и столько же по естественным наукам… Результат последнего теста тоже пятьдесят баллов. Ты понимаешь, о чем я?

 Удивленная, Хорикита просмотрела мой тест, а потом перевела взгляд на меня.

 — Какое пугающее совпадение.

 — Ха? Будешь утверждать, что эти результаты – совпадение? Очевидно, что так сделано намеренно.

 — Простое совпадение. У вас нет доказательств. К тому же, какой мне смысл подгонять собственные результаты? Если бы я был способен зарабатывать высокие оценки, постарался бы собрать сотню баллов по каждому из предметов.

 Глядя на мою тщательно разыгрываемую невинность, она вздохнула.

 — Если честно, ты какой-то странный. Ты уверен? Задачу номер пять по математике в этом году решили только три процента поступающих. К тому же, ты добавил сложную формулу и без проблем ее решил. С другой стороны, семьдесят шесть процентов учеников ответили правильно на десятый вопрос. Ты ошибся специально? Или это считается «нормальным»?

 — Я понятия не имею, что значит «нормально». Это совпадение! Совпадение!

 — Отлично притворяешься. Я восхищаюсь твоим отношением, но оно доставит тебе проблем в будущем.

 — Вспомню об этом, когда потребуется.

 Чабашира-сенсей посмотрела на Хорикиту с видом: «Ну как?»

 — Зачем ты… делаешь вид, что не понимаешь?

 — Да нет же, я же сказал, это совпадение! Я не скрытый гений или что-то типа того.

 — Ну и как тебе? Этот парень может оказаться умнее тебя, Хорикита.

 Хорикита заметно вздрогнула. Учитель, прошу, не говорите ничего лишнего!

 — Я не люблю учиться, и даже не особо стараюсь. С чего бы мне получать такие баллы?

 — Речь не об учениках, выбравших эту школу. Кроме тебя и Коэндзи, есть и другие, кому плевать, быть в классе A или D.

 Тут не только школа, учителя тоже необычные. Когда Чабашира говорила с Хорикитой, она смогла расстроить ее своими словами. Такое впечатление, что они знают все секреты своих учеников.

 — В чем же дело? Каковы еще причины?

 — Хочешь услышать обо всем в подробностях?

 Я заметил дьявольскую искорку во взгляде Чабаширы-сенсей. Такое впечатление, что она пытается спровоцировать Хорикиту.

 — Нет, на этом хватит. Если продолжу это слушать, взбешусь и разнесу тут всю мебель.

 — Если сделаешь это, Аянокодзи переведут в класс E.

 — Есть и такой класс?

 — Именно, класс E обозначает «expelled» - то есть исключенный. Ладно, пора заканчивать. Радуйтесь своим школьным денькам, - сделала она саркастичное замечание. — Мне уже пора, вот-вод начнутся занятия. Я закрываю кабинет, так что выходите.

 Сказав это, она вытолкнула нас в коридор. Зачем Чабашира-сенсей подстроила нам встречу? Ей не свойственно делать бессмысленные вещи.

 — Так… не пора ли и нам возвращаться? - я двинулся, не дожидаясь ее согласия. Думаю, нам лучше появится в классе по отдельности.

 — Подожди, - Хорикита окликнула меня, в надежде, что я остановлюсь, но я шел дальше. Если удастся оторваться до того как дойду до общежития, моя цель достигнута.

 — Твои оценки… действительно совпадение?

 — Я уже говорил. Или у тебя есть доказательства того, что я делаю это специально?

 — У меня нет доказательств, но… Аянокодзи-кун, я не понимаю. Ты избегаешь неприятностей, и совсем не заинтересован попасть в класс А.

 — Зато тебя этот вопрос на удивление беспокоит.

 — А не должен?

 — Нет, это вполне естественно.

 — Я работаю над тем, чтобы иметь любое преимущество в будущем. Такова моя цель с момента поступления сюда. Но вообще дело не в этом, ведь я еще даже не начала.

 Заметил, что Хорикита ускорила шаг, и теперь идет рядом со мной.

 — Так почему ты хочешь попасть в класс А?

 — Во-первых, я хочу понять истинные намерения этой школы. Почему я попала в класс D? Чабашира-сенсей сказала, что меня оценили только на класс D, так что… А когда выясню, попробую добраться до класса А. Нет, я обязательно достигну его!

 — Это будет непросто. Тебе придется заняться нашими проблемными детишками. Вечными прогулами Судо, болтовней на уроках и баллами за тест. И даже если справишься, результат останется в районе нуля.

 — Я уже поняла, и все еще надеюсь, что мое распределение было ошибкой школы.

 Еще совсем недавно переполнявшая Хорикиту уверенность сменилась беспокойством. Ты точно «уже поняла»?

 Единственное заключение, которое я могу сделать из полученной сегодня информации, это «отчаяние». Если следовать базовым правилам школьной жизни, можно до определенной степени избежать минусов. Но проблема в том, что нам неизвестно, как обернуть минусы в плюсы. У самого крутого класса – класса А, все еще совсем небольшой вычет баллов.

 И потом, если мы найдем способ преумножать свои баллы, остальные классы тоже узнают об этом и воспользуются им. К тому же, с таким разрывом в баллах и ограничениями по времени стать конкурентоспособными будет весьма и весьма непросто.

 — Я понимаю, о чем ты думаешь. Однако не уверен, что школа будет и дальше внимательно следить за результатами учеников. А значит, смысла сражаться тоже не будет.

 — Ясно, ты тоже подумал в этом направлении.

 Я читал, что администрация школы не позволит классу А смениться в первый же месяц после поступления. Значит, Хорикита верила, что есть шанс сильно поднять наши баллы.

 — Считаешь, я должна взять управление классом в собственные руки?

 — Да.

 — Быстрый ответ, - мне в бок ткнулись пальцы.

 — Ай…

 Выражение боли на моем лице Хорикита проигнорировала.

 — Я понимаю, что ты чувствуешь, но эта проблема не из тех, с которыми можно справиться в одиночку. Особенно что касается таких как Судо. Даже если улучшишь свои результаты, толку нет, если остальной класс даст минус.

 — Нет, я не совсем о том. Конечно, люди мало что могут поодиночке, но если все не приложат усилия, задача станет исключительно сложной. Если все не постараются, можно даже не пытаться сражаться с другими классами.

 — Так что ты собираешься делать? На данный момент ты лишь согласилась, что это большая проблема.

 — Есть три ключевых аспекта, над которыми нам нужно поработать. Опоздания, болтовня на уроках, а также нужно убедиться, что все сдадут экзамены в середине семестра.

 — Первые два будут проработаны. Но что касается экзаменов…

 На недавних проверочных работах были и трудные задачи, но большинство заданий выглядели простыми. Прискорбно то, что многие ученики заваливаются и на таком уровне. Учитывая все это, будущие тесты вырисовываются мне в достаточно мрачном свете.

 — Еще… я хочу попросить тебя о помощи, Аянокодзи-кун.

 — Помощь?

 Хорикита посмотрела на меня с очень недовольным выражением.

 — Ты отказала Хирате утром, получается я тоже имею право тебе отказать, верно?

 — И ты хочешь мне отказать?

 — А если я скажу, что с удовольствием помогу?

 — Никогда бы не подумала, чтобы ты способен на такие смелые заявления, но я все же не думаю, что ты откажешься. Если совсем не хочешь помогать, то разумеется, я не стану настаивать. Если откажешь, так же как это сделала я, ничего не поделать. Так могу я на тебя рассчитывать?

 Хотелось бы мне вспомнить слова, которыми она отказала Хирате…

 Однако я мне не хотелось бы резко отказывать тому, кто просит помощи. Нет, нет, спокойно! Ведь если сейчас я скажу, что помогу, она меня будет гонять до полусмерти, и так до самого выпуска. Мне нужно иметь сердце дьявола, чтобы справиться с такими испытаниями.

 — Отказываюсь!

 — Я верила, что ты согласишься, Аянокодзи-кун. Прими мою благодарность!

 — Не говорил я такого! Я отказался!

 — Нет, расслышала твой внутренний голос. Ты сказал, что поможешь.

 Жуть какая, она читает мои мысли.

 — Не думаю, что сммогу помочь с чем-то конкретным.

 Хорикита очень умная. Не думаю, что ей понадобятся мои навыки

 — Не волнуйся. Мне без надобности твои интеллектуальные способности. Оставь планирование мне, а ты будешь олицетворением грубой силы.

 — Ха? С чего бы мне быть грубой силой?

 — А разве тебя не беспокоят баллы класса? Если последуешь моим инструкциям, могу гарантировать повышение наших баллов.

 — Уверен, у тебя есть какой-то план, но ты могла бы положиться на кого-нибудь другого. Если заведешь друзей, сможешь попросить их помочь.

 — Какой кошмар, но в классе D нет никого подходящего, кроме тебя.

 — Да нет же, там полно таких людей! Тот же Хирата. У него есть влияние на класс, и к тому же он умный – отлично подходит. Более того, он обеспокоен, что у тебя нет друзей.

 Если достучишься до него, он станет хорошим другом.

 — Он не подходит. Даже если у него есть талант и способности, я не готова его принять. Если сравнивать, мне нужна шахматная фигура. Не золотой или серебряный генерал, а именно пешка[28].

 Ты назвала меня пешкой? Поэтому ты выбрала меня?

 — Пешку можно использовать и для получения денег.

 — Интересная мысль, но ты не тот, кто будет стараться ради них. Разве ты только что не подумал: «Меня устраивает роль пешки, но я не хочу этого признавать»?

 Она поставила цуккоми[29] на место. Будь я нормальным человеком, это наверняка задело бы мои чувства.

 — Прости, но я не могу тебе ничем помочь. Не подхожу для такого.

 — Что ж, можешь связаться со мной, когда решишься. Буду ждать.

 Мои слова так и не достигли сознания Хорикиты.

Глава 7. Команда двоечников

Вступление

Пришли первые выходные мая. Ике с товарищами научились молча слушать учителя. Только Судо продолжал спать на уроках, но никто не пытался ему помешать. Так как мы не смогли найти надежный способ повысить баллы, на привычки Судо пока не обращали внимания.

 И все же на него пал гнев одноклассников.

 Тоже хочу спать. Вот-вот будет обед, трудно не уснуть. Ко всему прочему вчера я засиделся допоздна за просмотром фильма. Было бы чудесно сейчас поспать.

 Я уже начинал клевать носом, как вдруг ощутил острую боль в правой руке.

 — Чего?!

 — Что такое, Аянокодзи? Ты вскрикнул. Переходный возраст беспокоит?

 — Н-нет, простите, Чабашира-сенсей. Просто соринка попала в глаз.

 Обычно ученики начали бы перешептываться, однако сейчас они молчали и зыркали на меня, очевидно беспокоясь за наши баллы. Почесывая болящее место, я посмотрел на соседку, и увидел Хорикиту с циркулем в руке.

 Это ненормально. Зачем ей вообще понадобился циркуль? На занятиях истории он нам без надобности. Когда прозвенел звонок, я подошел к Хориките.

 — Есть вещи, которые можно делать, и которые нельзя! Циркуль – вещь опасная!

 — Злишься?

 — Ты проделала дырку в моей руке! Дырку!

 — О чем ты? Когда это я тыкала в тебя циркулем?

 — В твоих руках орудие преступления.

 — Считаешь, это я уколола тебя, просто потому что видел у меня в руке циркуль?

 — Меня разбудил не шум урока, а боль.

 — Будь осторожен. Если бы тебя увидели спящим, у нас бы вычли баллы.

 Хорикита так хотела вырваться из класса D, что стала беспокоиться и о таком. Протест против школы кончился для нее ничем. Блин, больно. Черт побери, если Хорикита когда-нибудь сама задремлет, я ее таким же способом разбужу.

 Когда все начали собираться на обед, заговорил Хирата:

 — Тест, о котором говорила Чабашира-сенсей, уже совсем скоро. Мы все понимаем, что если не наберем проходной балл, нас исключат. Так что, думаю, было бы неплохо создать учебные группы. — Герой класса D, намеревавшийся заняться благотворительной помощью, продолжил: — Если пренебрежете учебой, провалитесь на тестах и вас исключат. Я хочу этого избежать. Но это не единственная цель, ведь высокие баллы наверняка отразятся и на количестве баллов. Я попросил помочь некоторых ребят с лучшими оценками. Так что если вы не уверены в том, что наберете достаточно баллов, пожалуйста, присоединитесь к учебной группе. Конечно, остальные тоже могут, - сказав это, Хирата смотрел на Судо.

 — Блин… - тот отвел взгляд, скрестил руки и закрыл глаза. С тех пор, как Судо отверг предложение Хираты представиться, их отношения не улучшались.

 — С пяти часов, сегодня и до дня тестов я планирую регулярно заниматься в этом классе по два часа. Если хотите присоединиться, приходите. Конечно, вы можете выйти из группы, когда захотите. На этом все!

 Когда он закончил, сразу несколько ребят с худшими оценками встали и подошли к Хирате.

 

 Только Судо, Ике и Ямаучи не приняли его помощь. Последние двое немного колебались, но все-таки отказались.

 Я не мог сказать, испугались они гнева Судо, или просто завидовали популярности Хираты.

Часть 1

— Ты свободен в обед? Может, поедим вместе? – подошла спросить Хорикита во время перемены.

— Необычно получить от тебя приглашение. Мне как-то страшно.

— Нечего бояться. Я могу купить тебе набор с овощами, если ты не против.

Бесплатный обед?

— Просто шучу. Я куплю тебе все, что ты выберешь.

— Ну точно страшно. В чем загвоздка? — приглашение Хорикиты было подозрительным. Трудно не занервничать, если тебя приглашают ни с того, ни с сего. Помню, Хорикита о чем-то таком говорила.

— Если все всегда будут сомневаться друг в друге, общество не будет работать, верно?

— Это да, но…

У меня не было планов, поэтому я просто пошел за Хорикитой в столовую. Я выбрал один из самых дорогих обедов, нашел место и мы с Хорикитой устроились там.

— Что ж, итадакимас?[30] — Хорикита смотрела на меня, словно хотела, чтобы я начал есть.

— Что такое, Аянокодзи-кун? Почему не ешь?

— Ох… — Страшно. Тут точно какая-то загвоздка. Обед не может быть бесплатным. Но я не могу мешкать. Если еда остынет, легче не станет. Я нерешительно откусил от крекера.

— Прости что так вдруг, но послушай.

— У меня было дурное предчувствие… — Я собирался встать и убежать, но она схватила меня за руку.

— Аянокодзи-кун, прошу еще раз. Выслушаешь меня?

— Ох…

— С тех пор, как Чабашира-сенсей дала нам совет, количество нарушений на уроках существенно уменьшилось. Можно даже сказать, количество поводов снизить баллы сократилось вдвое.

— Ага, точно. И это было не так уж и трудно. — Не факт, что так и дальше пойдет, но по крайней несколько последних дней прошли намного лучше, чем предыдущий месяц.

— Теперь, следующее, над чем нам нужно поработать – это повысить баллы на промежуточных экзаменах. Хирата-кун уже начал действовать.

— Учебные группы, хех. Ну… думаю, они помогут. Вот только…

— Вот только что? Ты что-то хочешь сказать? Что-то не так с учебными группами?

— Нет, не с ними. Вообще странно, что тебя беспокоят окружающие.

— Я раньше и представить не могла, что можно не сдать экзамен. Но оказалось, что для некоторых учеников это неизбежно.

— Ты о Судо сотоварищи? Как всегда безжалостно.

— Я констатирую факт.

Ученики не могут покидать территорию школы, общаться с людьми за ее пределами и ходить на дополнительные занятия, а значит остается только учить друг друга.

— Я почувствовала облегчение, когда Хирата-кун организовал учебную группу. Но Судо-кун, Ике-кун и Ямаучи-кун в нее не вступили. И меня это беспокоить.

— А, эти… У них плохие отношения с Хиратой. Они не будут ходить.

— Тогда они скорее всего завалят. Чтобы стать классом А, нам нужно стараться не терять баллы и сфокусироваться на из получении. Мне кажется, вероятность того, что баллы за тест связаны с выплатами, очень высока. — Логично считать, что учеников вознаграждают пропорционально приложенным усилиям.

— Что если… ты тоже создашь учебную группу, как Хирата? Так мы сможем помочь Судо, Ике и Ямагучи.

— Ага. Не возражаю. Тебя это, наверное, удивляет?

— Твой настрой меня удивляет. – На самом деле, ничего такого. Она старается ради себя самой, хоть я никогда не считал ее безразличной. — Я понял, что ты хочешь добраться до класса А. Но, если честно, я никогда не думал, что ты будешь просто и банально учить их. Такие ребята ненавидят учиться. Да и ты сама держалась особняком с самого начала. Похвально, что такой человек, не желающий обзаводиться друзьями, предлагает их учить.

— Поэтому я и обратилась к тебе. Мне повезло, что вы с ними близки.

— Что? Да не то чтобы…

— Будет проще, если с ними поговоришь ты. Вы же друзья? Так что просто приведи их в библиотеку. Я помогу им с учебой.

— Это безумие. Думаешь, парень, ведущий безвредное и безобидное существование, сможет?

— Вопрос не в том, сможешь ты или нет. Просто делай.

Я тебе собачка что ли?

— Ты можешь хотеть в класс А сколько угодно, но меня в это не втягивай.

— Ты же съел? Угощение. Обед. Этот замечательный вкусный обед.

— Я получил искреннее и добровольное угощение от другого представителя рода человеческого.

— Нет, это была не просто любезность.

— Ничего не слышу. Точно, я верну тебе баллы. Мы в расчете.

— Я не опущусь до получения подарков. Предложение отклонено.

— Я впервые начинаю на тебя злиться.

— Так что? Поможешь мне? Или хочешь стать врагами?

— Ты будто приставила мне пистолет к голове и угрожаешь…

— Ничего не «будто», я действительно угрожаю.

Такова сила жестокости? Очень действенная.

Ладно… если на мне только сбор, думаю, можно и помочь.

Слабость Хорикиты в том, что у нее нет друзей.

К тому же, мы с Судо, Ике и остальными многое пережили вместе до того, как подружились. Я не могу позволить им так быстро покинуть школу.

Пока я сомневался, Хорикита решила усилить нажим.

— Тебе не кажется, что ты должен извиниться за то, что сговорился с Кушидой-сан, что вытащишь меня?

— Ты же сказала, что не винишь нас. Пользоваться тем случаем нечестно.

— Я это говорила Кушиде-сан, не припомню чтобы оно относилось к тебе.

— Ого, грязный прием…

— Если хочешь заслужить прощение, помоги мне.

Похоже, у меня изначально не было ни единого шанса.

Я думал, она отступит, но теперь не вижу возможности отказать.

— Не обещаю, что они придут. Тебя это устроит?

— Уверена, ты сможешь их всех собрать. Вот мой номер телефона. Если что-то случится, позвони.

Таким необычным способом я получил номер телефона девушки, впервые в старшей школе.

Правда, он принадлежит Хориките… Мда, я не особенно этому рад.

Часть 2

Я осмотрел весь наш класс. Так, и что же я здесь пытаюсь найти?

 Придет ли хоть кто-нибудь, если просто попрошу: «Не хочешь вместе позаниматься после уроков?» Мы с Судо и Ике были друзьями, всего лишь время от времени обедающими вместе. И их намерения чересчур далеки от учебы.

 Терять нечего. Просто попробую спросить.

 — Судо, ты свободен? - поинтересовался я, когда он вернулся в класс после обеденного перерыва. Он был потный и тяжело дышал. Наверное, играл на перемене в баскетбол. — Что собираешься делать с экзаменами?

 — А, это… да без понятия. В учебе я никогда силен не был.

 — О, правда? У меня есть вариант специально для тебя. Думал с сегодняшнего дня начать обучаться после занятий. Не хочешь присоединиться?

 Судо на какое-то время задумался.

 — Ты серьезно? Меня бесят даже обычные уроки, сомневаюсь что мог бы заниматься еще и после них. К тому же, у меня есть клуб. Нет, это просто невозможно. А обучать нас кто возьмется? Твои оценки так себе, знаешь ли.

 — Учить будет Хорикита.

 — Хорикита? Я о ней практически ничего не знаю. Звучит подозрительно, так что отказываюсь. Попробую вызубрить все перед самым тестом. Можешь идти.

 Как и предполагал, Судо отказался. Он ничего не понял.

 Черт, нехорошо это. Если бы я настоял, он мог бы и врезать. И ничего не поделать. Начнем с кого-то, с кем попроще. Подумав так, я окликнул Ике, играющегося с телефоном.

 — Эй, Ике!

 — Нет! Слышал твой разговор с Судо. Учебная группа? Не мое это.

 — Знаешь, тебя исключат, если не сдашь?

 — В прошлый раз я завалил, но в этот будет легче. Приложу все усилия к ночной зубрежке вместе с Судо.

 Он думает, что такое сработает? Даже не чувствует надвигающейся опасности.

 — Если бы прошлый тест не был внезапным, я бы набрал хотя бы сорок баллов.

 — Понимаю, что ты хочешь сказать, однако бывают моменты, когда нельзя полагаться на случай.

 — Время после занятий дорого для ученика старшей школы. Я не хочу тратить его на учебу, - он махнул рукой, показывая, чтобы я уходил. Очевидно, он был увлечен перепиской с девушкой. С тех пор, как Хирата начал встречаться, Ике начал отчаянно искать себе подружку.

 Понурив плечи, я вернулся на место. И попытался доказать Хориките, что ей лучше сдаться.

 — Без шансов.

 — Я слышал ты что-то сказала?

 — Без шансов, я сказала. Ты же не думаешь, что так просто сорвался с крючка?

 Черт! Какая наглость с ее стороны отвергать мои попытки!

 — Нет, конечно же нет. У меня в запасе еще 425 стратегических вариантов.

 Я еще раз обвел класс взглядом. Все выглядело спокойно, атмосфера расслабленная. Нужен способ заставить учиться тех, кто ненавидит учиться. И заставить их потратить на это не учебное время, а их свободные часы. Я бы отказался от этого дела, но они под угрозой исключения…

 Думаю, Судо не стал бы соглашаться на первое же совместное обучение.

 Мне нужно найти какой-то стимул. Заставить его поверить, что за занятия последует награда. И желательно выбрать что-то такое, что их обязательно зацепит, тогда план сработает.

 — Я понял! - с радостной улыбкой, словно достигнув божественного откровения, я повернулся к Хориките,. — Твоя задача в том, чтобы помочь им с учебой, но собрать их всех непросто. Мне нужны твои особые качества. Можешь помочь?

 — Особые качества? Я могу выслушать… но что конкретно требуется сделать?

 — Как насчет такого варианта: ты станешь девушкой того, кто получит хороший балл на тесте. Они на это точно купятся. Девушка – лучшая мотивация для парней.

 — Умереть хочешь?

 — Нет, мне бы остаться в живых.

 — Я думала, ты действительно что-то придумал. Глупо было в это поверить.

 Ну нет же, я правда верю, что это сработает! Это бы стало лучшей мотивацией для них. Но Хорикита не понимает парней.

 — Ладно, тогда поцелуй. Ты поцелуешь того, у кого будет лучшая оценка.

 — Да ты реально умереть хочешь?

 — Я бы еще пожил.

 Мне прилетел мгновенный подзатыльник. Блин, Хорикита вообще ни с чем не собирается соглашаться. А было бы очень эффективно. В итоге, я вернулся к началу пути.

 Подумав об этом, я обратил внимание на одну весьма заметную личность, сидящую в средних рядах. Нет, не Хирата, а еще кое-кто очень популярный – Кушида Кикё.

 Выглядит радостной и активной, как всегда. Общительная девушка, с которой могут спокойно разговаривать и парни, и девушки. В самом деле, Ике сошел с ума от одержимости Кушидой, а Судо и остальным она тоже нравится. И ее оценки относительно высокие. Подойдет для моего плана!

 — Эй! - окликнув ее, и тут же передумал.

 — В чем дело?

 — Нет… ничего.

 Хориките не понравится, если я позову еще людей. В прошлый раз, когда мы с Кушидой работали над операцией «Дружба», эта девчонка взбесилась.

 И в учебную группу она вряд ли примет Кушиду, особенно если учесть, что у нее хорошие оценки. Так что нужно подождать, пока Хорикита не вернется в общежитие, и только потом приступать к активным действиям.

Часть 3

Итак, занятия подошли к концу. Хорикита быстро собралась и двинулась в общежитие, как и обычно. Время начинать исполнение плана. И первым делом, я должен уговорить Кушиду.

 — Ты не занята? - спросил я ее, уже явно собиравшуюся домой. Она обернулась на мой внезапный оклик.

 — Необычно, что ты захотел со мной поговорить. Что-то от меня нужно?

 — Да. Если не против, я бы хотел поговорить об этом снаружи.

 — Я собиралась пойти погулять с друзьями, так что времени у меня немного, но… идем, - улыбнулась она и последовала за мной.

 В коридоре, завернув за угол, Кушида остановилась в ожидании.

 — Могу поздравить, Кушида, тебя выбрали на роль посла. Прошу, посодействуй для помощи классу!

 — Ч…что? Прости, что это значит?

 Я рассказал про учебную группу, которую мы хотели собрать, чтобы помочь Судо. Конечно, не забыл упомянуть и то, что учить их будет Хорикита.

 — Подумал, ты могла бы использовать учебную группу, чтобы подружиться с Хорикитой.

 — Я хочу с ней подружиться… но меня это не сильно беспокоит, знаешь ли. В конце концов, помогать друзьям естественно. Так что я помогу.

 Черт, она слишком добра… Такое впечатление, что ей хочется защитить Ике, Судо и остальных от исключения.

 — Тебя это точно устраивает? Если не хочешь, я не буду настаивать. Ох, прости, я это говорю не потому, что не хочу, чтобы ты нам помогала. Просто… я очень рад.



 Кушида прислонилась к стене и шаркнула ногой.

 — Исключать людей только из-за плохих оценок жестоко. Мы с таким трудом подружились, будет грустно, если придется расстаться. Когда Хирата-кун решил собрать учебную группу, я была восхищена им. Но Хорикита-сан внимательнее к окружающим, в отличие от меня. Это она обратила внимание на Судо-куна и его друзей. Кажется, она начинает видеть друзей в своих одноклассниках. И я на все готова, чтобы ей помочь в этом! - улыбнулась Кушида, и почему-то взяла меня за руку. Ох, она слишком милая!

 — Тогда, я рассчитываю на тебя. Ты мне очень поможешь.

 Никто не устоит перед ее улыбкой.

 — Можно и я тебя попрошу об услуге? Хочу присоединиться к учебной группе.

 — А? Серьезно?

 — Ага, чтобы учиться вместе со всеми.

 План сработал. Если Кушида будет в группе, ее присутствие благотворно повлияет на атмосферу. Однако у Кушиды хорошие оценки, и ей вроде бы незачем ходить туда.

 — Так, когда у нас начнутся занятия?

 — Я думал завтра или около того.

 «По крайней мере, так решила Хорикита», - мысленно закончил я.

 — Да? В таком случае, необходимо поговорить со всеми сегодня. Я позвоню тебе позже, ладно?

 — Кстати, тебе дать контакты Судо и остальных?

 — Все хорошо, у меня они есть. Нет только твоего и Хорикиты-сан.

 Не знал я о второй части.

 — Вы уже встречаетесь?

 — Откуда такие вопросы? Мы с ней друзья… нет, точнее сказать просто соседи по парте.

 — Среди девушек ходят слухи о вас, знаешь ли? Хорикита же всегда одна. И только ты с ней общаешься. Вы даже обедаете вместе, в конце концов.

 Ага, значит девушки увидели нас вместе и начали сплетничать, ну понятно.

 — Увы, сладкой парочки из слухов не существует.

 — Это же не проблема? Дай мне свой номер, пожалуйста.

 — Конечно.

 Так у меня появился номер еще одной девушки.

Часть 4

Около полуночи, когда я бесцельно коротал время в своей комнате, пришло сообщение от Кушиды:

 «Ямаучи-кун и Ике-кун согласились~ (^・ω・^)b»

 Как быстро это они!

 Когда я его спрашивал, Ике лишь отмахнулся… Присутствие девушки важный аргумент, чтобы убедить парней. Будто у нее особая суперспособность.

 «Я только что написала Судо-куну, думаю, он согласится (^ω^)» - прилетело еще одно письмо.

 Такими темпами нам удастся собрать всех уже завтра.

 Обрадованный молниеносным развитием, событий я написал Хориките. Отправил ей письмо о том, что договорился c Кушидой. Ике и Ямаучи согласились присоединиться, и сама Кушида тоже будет состоять в учебной группе.

 Что ж, время сходить в душ. Но как только я поднялся с кровати, раздался звонок телефона. Это была Хорикита.

 — Алло?

 — Не поняла твоего письма.

 — В смысле не поняла? Все коротко и ясно. Скорее всего, завтра придут все трое.

 — Не это. Ты написал, что Кушида-сан помогла. Впервые об этом слышу.

 — Я попросил ее. Кушида очень старается помочь всем в классе, она захотела бы присоединиться, пригласил бы я ее или нет. Короче, Судо, Ике и Ямаучи будут. Все хорошо?

 — Не припомню, чтобы разрешала подобное. У нее и оценки неплохие.

 — Если включить в план Кушиду, шансы на успех повышаются. Я просто принял элементарную меру предосторожности, чтобы повысить вероятность удачного исхода.

 — Мне это все равно не нравится. Разве ты не должен был сначала меня спросить?

 — Я знаю, ты не переносишь таких активных людей, как Кушида. В общем, это все ради того чтобы никто не завалил тест. Или хочешь заняться сбором двоечников сама?

 — Ну… - кажется, Хорикита начала понимать, что Кушида в команде пригодится. Но ее гордость не позволяла просто согласиться.

 — У нас не так много времени до теста. Все еще чем-то недовольна?

 Кстати, Хорикита почти не оставила своему плану пространства для маневра. Но я ее подловил, и она молчала. Молчание затянулось.

 — Ладно, без жертв не обойтись. Но Кушида-сан поможет нам только собрать ребят. Я не согласна, чтобы она состояла в группе.

 — Но почему? Она помогает лишь на таком условии. Это нерационально.

 — Я не приму ее в группу. И не передумаю.

 — Даже так. Хочешь отомстить нам за тот обман?

 — Это другое. Она прошла на пробном тесте. Лишние люди потребуют лишних усилий и будут мешать.

 Ее объяснения имели свой резон, но я не понимаю, почему она отказывает Кушиде.

 — Да ведь ты просто ненавидишь Кушиду?

 — Если чувствуешь себя рядом с кем-то некомфортно, это ненависть?

 — Что?

 Не понял, о чем она? Кушида старается понять Хорикиту больше кого бы то ни было, пытается стать ее другом. Никогда не думал, что Хорикита в самом деле может ненавидеть Кушиду.

 — А если они решат не ходить без Кушиды?

 — Прости, изучение материала к тесту займет больше времени, чем я думала. Отключаюсь, мы заболтались. Доброй ночи!

 — Эй!

 Она бросила трубку. Мизантроп сделал бы так же. Но чтобы подняться до класса А, нужно научиться идти на компромиссы.

 Я воткнул телефон в зарядку, положил его на стол и растянулся на кровати.

 «Бракованные, хех!» В первый день обучения второгодки так отозвались о нас. «Defective product» - по-английски. Они привыкли насмехаться над учениками класса D. У безупречной на первый взгляд Хорикиты наверняка тоже имеются проблемы. В какой-то мере я понимал ее.

 Что же делать? Должен ли я надавить на нее? В худшем случае, эта девчонка просто возьмет и откажется. Но если Хорикита не будет учить, время пройдет впустую.

 С тяжелым чувством на душе я набрал номер Кушиды.

 — Алло? – вместе с голосом, в трубке раздался сильный порыв ветра. Звук вскоре ослаб, а потом и вовсе пропал

 — Ты там волосы сушишь?

 — Ты слышал? Уже закончила, все хорошо.

 Кушида только из ванной, эх… погодите, мне некогда фантазировать на эту тему.

 — Эм, у меня плохие новости… Можно обернуть все назад, будто я и не просил тебя собрать ребят?

 — А зачем? - ответила она после короткой паузы. Она хочет узнать причину, а не злится сразу.

 — Прости, не могу раскрывать подробности. В общем, возникли трудности.

 — Вот как… я и правда не нравлюсь Хориките-сан.

 Я даже намеками не говорил, но Кушида поняла все по одному лишь телефону.

 — Дело не в ней. Это моя ошибка.

 — Ничего, можешь не скрывать. Я вовсе не злюсь. Честно говоря, догадывалась, что она откажет. Я ей не нравлюсь. Случилось лишь то, что должно было произойти.

 Это женская интуиция?

 — В любом случае, моя вина, ведь именно я попросил тебя помочь.

 — Нет, не за что извиняться. Но… не думаю, что Хориките-сан удастся собрать Судо и остальных самой.

 Тут не поспоришь.

 — Так что Хорикита-сан сказала? Она была простив того, чтобы я собрала ребят? Или не хотела видеть меня в учебной группе?

 Попала в точку, словно слышала наш разговор.

 — Последнее. Похоже, я испортил тебе настроение.

 — Ха-ха-ха, ну точно. Да не извиняйся. Ее аура говорит: «Не подходи ко мне». Было ожидаемо услышать от нее отказ. — И все-таки, она на редкость прозорлива. — Но ребята согласились потому что я обещала, что буду в группе… Ты не соврешь, если скажешь, что я не смогу приходить. Только если напишешь им прямо сейчас, они возненавидят Хорикиту.

 Кушида меня немного пугает. Она понимает вообще все.

 — Можно я все сама сделаю?

 — Что сделаешь?

 — Завтра приведу ребят к Хориките-сам. Конечно, я тоже там буду.

 — Это…

 — Можно же? Или сам справишься? У тебя есть способ собрать ребят без моей помощи, или же способ убедить Хорикиту?

 Увы, это невозможно.

 — Понял. Действуй, как считаешь нужным. Но я не знаю, что из этого получится.

 — Не страшно, при любом исходе ты ни в чем не виноват. Тогда до завтра!

 Она положила трубку. Никогда бы не подумал, что могу устать от общения с ней сильнее, нежели после телефонного разговора с Хорикитой. Она сказала, что все будет в порядке, но так ли все будет?

 Хорикита начнет измываться надо каждым, кто ее не послушает. Такая сомнительная ситуация просто должна обернуться катастрофой. Обеспокоенный, я направился в ванную.

 Хватит думать о завтрашнем дне, это навевает тоску. Завтра наступит и закончится, вне зависимости от моих волнений по этому поводу. Что-нибудь да выйдет.

Часть 5

На утро Хорикита пришла угрюмая. Было бы здорово, если бы она миленько хлопнула себя по щекам и, надув губки, ударила парня в грудь. Но она не выражала ничего и сидела тихо. И даже не обратила внимания на мое присутствие. Правда, если я повернусь к ней спиной, она потянется за циркулем…

 Занятия закончились, и было свободное время.

 — Все придут в библиотеку? - первые ее слова за день оказались про учебную группу. Она говорила так, словно я должен был что-то прочитать между строк.

 — Кушида их приведет. Не знаю, будут ли они учиться.

 — Приведет, значит? Ты же сказал, что я не приму ее в группу?

 С этими словами Хорикита направилась в библиотеку. Когда я выходил из кабинета, Кушида мило подмигнула мне.

 Заняв угол длинного стола в библиотеке, мы ждали учеников.

 — Я их привела! – подошла к нам Кушида. За ней были…

 — Кушида-тян рассказала нам об учебной группе. Не хочу, чтобы меня так быстро исключили. Позаботься о нас, пожалуйста!

 Ике, Ямаучи и Судо. И еще один неожиданный гость. Парень по фамилии Окитани.

 — Окитани, ты тоже набрал меньше проходного балла?

 — А, нет-нет. Но волнуюсь, потому что оставался на грани. Я… мне нельзя присоединиться? Ходить в группу Хираты для меня трудно… - посмотрел Окитани на меня, и почему-то на его лице появился легкий румянец.

 Стройная фигура, синие волосы, стриженные под короткий боб. Парни, зацикленные на девушках наверняка сказали бы: «Я влюбился!» Если бы он не был парнем, конечно. Это очень опасно.

 — Ничего страшного, если Окитани-кун будет в группе? – спросила Кушида. У него тридцать девять баллов, вот он и беспокоится.

 — Если ты боишься не набрать проходной балл, можешь приходить. Но ты должен стараться, как и все остальные.

 — Л… ладно, - радостно уселся Окитани. Кушида попыталась сесть рядом с ним, но Хорикита заметила и предупредила это.

 — Кушида-сан, разве Аянокодзи-кун тебе не говорил? Ты…

 — Если честно, я тоже беспокоюсь о плохих оценках.

 — Ты… у тебя же были неплохие результаты на прошлом тесте?

 — В тот раз мне просто повезло. Многие вопросы были на выбор ответа. Примерно в половине случаев, думаю, я угадала. Если честно, едва прошла, - Кушида мило почесала щеку, и смущенно улыбнулась. — Наверное, я на одном уровне с Окитани-куном, если не хуже. Поэтому хочу вступить в группу, чтобы не получить плохих оценок. Так ведь можно?

 Я не мог скрыть удивления смелостью нового плана Кушиды. Она разыграла партию после того, как Окитани разрешили присоединиться. Хорикита не может отказать.

 — Ладно…

 — Спасибо, - вновь улыбнулась Кушида. Привести Окитани наверняка было частью ее плана. Она использовала его для оправдания собственных намерений.

 — Проходной балл до 32. С 32 баллами – это не сдал?

 — Если «до», то 32 балла – это сдал. Судо, справишься ли ты?

 Даже Ике волнуется о Судо. Конечно, им важно знать, «до» или «до, включительно».

 — На самом деле, это неважно. Моя цель состоит в том, чтобы все вы получили минимум по 50 баллов.

 — Эй, не слишком ли это для нас?

 — Ориентироваться на минимум небезопасно. Вы, не набравшие даже проходного балла, можете провалиться. — Аргумент Хорикиты был логичен, и все неохотно согласились. — Я собрала большинство тем, которые будут в тесте. За следующие две недели, по моему плану, мы должны пройти их все. Если что-то не понимаете, сразу же спрашивайте.

 — Эй, я не понимаю первой задачи, - Судо сердито посмотрел на Хорикиту.

 Я тоже прочитал вопрос.

 «У товарищей А, В и С на троих 2150 йен. У А на 120 йен больше, чем у В. Когда С отдал В 2/5 своих денег, у В стало на 220 йен больше, чем у А. Сколько денег было у А изначально?»

 Задача, требующая составить систему уравнений. Для ученика старшей школы – элементарно.

 — Используй свои мозги. Если сдашься в самом начале, ничего не выйдет.

 — Ты так говоришь… но я даже не знаю, с чего начинать.

 — Все остальные в школе могут с этим справиться.

 Школа принимает учеников на основании не только оценок. Судо наверняка взяли за его спортивные таланты. Если так подумать, разве его не должны тут же исключить за плохие оценки?

 — Ох, я тоже не знаю… - Ике тоже в замешательстве почесал голову. — Окитани-кун, ты знаешь как тут решать?

 — Эм… А+В+С равно 2150 йен, а А равно В+120… - Окитани, которому удалось не провалиться на последнем тесте, начал составлять уравнения. Кушида смотрела из-за его плеча.

 — Да, да, правильно, правильно. А теперь?

 Кушида храбрая. Хотя и сказала, что сомневается в своих оценках, она начала учить Окитани.

 — Если честно, это задача, которую решают первогодки и второгодки в младшей школе. Если не сможете научится этому, вы не сможете ничего.

 — Мы что, младшеклассники?

 — Как Хорикита и сказала, плохо, если вы не можете этого решить. Первые несколько задач по математике в тесте были примерно такого уровня, но я понятия не имела, что делать с последней.

 — Я могу научить тебя составлять системы уравнений, если хочешь, - Хорикита не задумываясь взяла ее ручку. Ужасно, но только Кушида и Окитани знали, как решать эту задачу.

 — Для начала, что такое «система уравнений»?

 — Ты серьезно?

 Ого, эти парни вообще никогда не учились! Судо бросил карандаш на парту.

 — Нет, хорош. Это не сработает, - он сдался, даже не начав.

 Хорикита посмотрела на него, раздраженная его ничтожным видом.

 — Погодите, ребята. Давайте все постараемся. Если разберетесь с этими задачами, сможете использовать знания на тесте. Хорошо?

 — Что ж, раз Кушида-тян так говорит, мы постараемся, только… если нас будет учить она, я буду стараться даже сильнее.

 — Эм…

 Хорикита промолчала, когда Кушида спросила ее разрешения. И ее молчание было проблемой. Если она так и будет себя вести, остальные забьют на учебу. Кушида решилась и взялась за карандаш.

 — Это, как и сказала Хорикита-сан, задача на составление системы уравнений. Я запишу сказанное в математическом виде, - с этими словами она записала три уравнения.

 Кажется, что они стараются, но даже если она запишет уравнения и покажет им, эти балбесы скорее всего ничего не поймут. У нас получается не учебная группа, а просто место траты времени. Они не понимают ее объяснений.

 — Итак, ответ 710 йен, понимаете? - удовлетворенная, Кушида с улыбнулась Судо. — Теперь можешь ответить на вопрос? Почему?

 — Эм…

 Она наконец осознала, что все объяснения ушли впустую.

 — Не хочу вас обижать, но вы ребята чересчур глупые и не знаете самых простых вещей, - заявила молчавшая все это время Хорикита. — Меня пугает ваше будущее, если вы не в состоянии справиться даже с этой задачей.

 — Вот как. Значит ничего не поделать! - взбешенный ее словами, Судо ударил кулаком по столу. — Ты неисправима.

 — Меня и не нужно исправлять. Твое мнение меня не волнует. Мне просто тебя жалко. А я всю жизнь старалась избегать вещей, вызывающих у меня жалость.

 — Можешь говорить как хочешь. Учеба все равно никак не повлияет на мое будущее.

 — Учеба не влияет на будущее? Интересное заявление. С чего ты так решил?

 — Ничего страшного, что я не могу решить эту задачу. В этом просто нет смысла. Чем корпеть над учебниками, я лучше буду стараться стать профессиональным баскетболистом.

 — Глупости! Если научишься решать эту задачу, вся твоя жизнь изменится. Если начнешь учиться, будет меньше неприятностей. Точно так же и в баскетболе. Ты же не играешь в него по своим собственным правилам? Или так же бежишь от каждой трудности, как поступаешь с учебой? Создается впечатление, что ты и к тренировкам относишься несерьезно. Такой ты есть! Если бы я была куратором клуба, не позволила бы тебе попасть в основной состав.

 — Тфу… - Судо поднялся и схватил Хорикиту за воротник.

 — Судо-кун!

 Кушида подскочила и схватила Судо за руку еще до того, как я успел что-либо сообразить. Однако Хорикита лишь приподняла брови и оставалась спокойной.

 — Ты мне неинтересен, но я понимаю, какой ты человек. Хочешь стать профессиональным баскетболистом? Думаешь, такое детское желание можно просто исполнить в существующем обществе? Такой нерешительный человек, как ты, профессионалом не станет. А если и станет, то не думаю, что ты будешь зарабатывать достаточно. Ты идиот, если надеешься получить работу мечты.

 — Ты!.. - Судо вот-вот потеряет контроль. Если поднимет руку, мне придется вмещаться и удержать его.

 — Вот так просто бросишь учебу, да и вообще школу? Тогда точно можешь забыть о своей мечте стать профессиональным игроком, и продолжишь жить своей жалкой жизнью, перебиваясь подработками.

 — Ха… ну и отлично! Я сдаюсь! Не потому что слишком трудно. Я пропустил тренировку, и это какая-та бессмысленная трата времени. Всем покеда!

 — Ты говоришь странные вещи. Учиться всегда трудно! - добила его Хорикита.

 Если бы не Кушида, он бы точно ударил ее. Не скрывая раздражения, Судо запихнул учебник в сумку.

 — Эй, тебя это устраивает?

 — Да плевать! Ему неинтересно… и нам незачем стараться ради такого человека, даже если на кону исключение. У него нет желания задерживаться в этой школе.

 — Я сразу почувствовал неладное, когда такая как ты – девушка без друзей, вдруг создает учебную группу. А ты позвала нас сюда, чтобы называть тупыми. Если б не была девчонкой, я бы тебе врезал.

 — Да тебе просто не хватает смелости, чтобы ударить меня? Не используй мой пол как оправдание.

 Только что созданная учебная группа уже разваливалась.

 — Я тоже ухожу. И не столько потому, что я не хочу учиться… в основном потому, что ты бесишь. Хорикита-сан, ты можешь быть умной, но это не значит, что ты лучше нас! - отказался Ике, потеряв терпение.

 — Мне плевать, вылетите вы из школы или нет. Поступайте как хотите.

 — Что ж, я делаю ставку на ночную зубрежку.

 — Интересно. А сюда ты пришел не потому, что не способен учиться самостоятельно?

 — Тфу…

 Жестокие слова Хорикиты задели даже обычно жизнерадостного Ике. Ямаучи также стал собираться. В конце концов, и взволнованный Окитани встал, не способный противиться воле остальных.

 — Ребят… вы уверены?

 — Идем, Окитани, - они вдвоем вышли из библиотеки.

 Остались только мы с Кушидой. И даже она, наверное, скоро уйдет.

 — Хорикита-сан, почему ты их не остановила?

 — Я ошиблась. Если сегодня они и прошли каким-то чудесным образом, это ситуация повторилась бы в будущем. И они бы снова все бросили. Я наконец поняла, что это лишняя трата времени и сил.

 — Что ты хочешь этим сказать?

 — Хочу сказать, нам нужно избавляться от балласта.

 Если бы тут не было учеников с плохими оценками, не было бы и необходимости их учить, а средний балл бы вырос. Она пришла к такой мысли.

 — Так вот в чем дело… Слушай, Аянокодзи-кун, ты с ней согласен?

 — Если так решила Хорикита, наверное, и ладно?

 — Аянокодзи-кун, ты правда так думаешь?

 — Ну, мне бы не хотел, чтобы их исключили. Но так как учу их не я, ничего не могу поделать. Выходит, я согласен с Хорикитой.

 — Понятно, - разом помрачневшая, Кушида взяла сумку и поднялась. — Я попробую что-нибудь сделать. Не хочу, чтобы все так быстро рассорились.

 — Кушида-сан, ты правда этого хочешь?

 — А что не так? Я не могу просто взять и бросить Судо-куна, Ике-куна и Ямаучи-куна.

 — Можешь не притворяться. Не думаю, что ты действительно хочешь им помочь.

 — Ты о чем? Не понимаю. Почему ты так упорно наживаешь врагов своими холодными словами? Это… грустно, - Кушида опустила голову. — До завтра!

 В итоге, ушла и она. Мы вдруг остались только вдвоем. В библиотеке воцарилась абсолютная тишина

 — Итак, учебная группа закрыта.

 — Похоже на то.

 Тишина в библиотеке казалась зловещей.

 — Только ты меня понял. Думаю, ты немного лучше этих бесполезных придурков. Если хочешь, чтобы я тебе что-то объяснила, можем начать прямо сейчас.

 — Откажусь.

 — Пойдешь в общежитие?

 — Судо с остальными идут туда. Поговорю с ними еще раз.

 — Нет смысла разговаривать с людьми, которые так легко сдаются.

 — Я просто хочу поговорить со своими друзьями.

 — Как это эгоистично. Называть их друзьями и смотреть, как их исключают. С моей точки зрения, это самое жестокое, что ты можешь сделать.

 Что ж, не отрицаю. Все ее слова попали в точку. В конце концов, в учебе важна и правильная мотивация.

 — Не буду говорить, что ты ошибаешься. И понимаю, почему ты назвала Судо глупым. Но, Хорикита, разве не важно учесть обстоятельства Судо? Если он хочет стать профессиональным баскетболистом, ему от этой школы практически никакого проку. Не хочешь понять, почему он выбрал именно ее?

 — Мне плевать.

 Отмахнувшись от моих слов, Хорикита уткнулась в учебник.

Часть 6

Выйдя из библиотеки, я решил встретиться с Кушидой. Хотел поблагодарить ее и извиниться за произошедшее. К тому же, знаете ли, я не прочь подружиться с миленькими девушками.

 Радостно схватившись за мобильник, я нашел имя Кушиды в контактах. Я немного нервничал, так как это будет наш второй разговор по телефону. Раздался гудок, второй, третий… Она не собиралась брать трубку. Не заметила? Или игнорирует меня?

 Ее не было видно, так что я пробежался по окрестностям. В здании школы увидел кого-то, со спины похожего на Кушиду. Было около шести часов, в школе оставались только члены клубов. Может Кушида встречается с кем-то из друзей, состоящих в клубе?

 Я направился за ней. Если у нее там с кем-то встреча, можно будет пообщаться позже. Для начала, стоит догнать ее.

 Выудив из ящика сменную обувь , я обулся и двинулся по коридору. Однако Кушиды нигде не было видно. Я потерял ее из виду? И прямо в этот момент раздался едва слышный звук чьих-то шагов.

 Они доносились с лестницы, ведущей на второй этаж. Похоже, это все-таки она. Шаги поднимались выше, уже на третий этаж. Дальше только выход на крышу? Он открыт в обед, но мне казалось, что его закрывают после уроков.

 Немного заинтригованный, я поднялся по ступеням. Старался не шуметь, на случай если у нее там с кем-то встреча. А потом, добравшись практически до самого верха, заметил чей-то силуэт и замедлил шаги.

 Подтянувшись, я заглянул в щель слегка приоткрытой двери. За нею стояла Кушида. И больше никого. Она здесь кого-то ждет?

 Если она ждет его в таком пустынном месте… может, Кушида встречается с парнем? В таком случае меня может обнаружить тот, кто поднимется следом. Пока я колебался, раздумывая, уходить или остаться, Кушида бросила сумку и…

 — Как же бесит! - голос звучал так низко, что казалось, говорит вовсе не Кушида. — Бесит! Бесит! Чтоб она сдохла!.. – шептала она, словно произносила заклинание или проклятие. — Ненавижу таких выскочек, думающих, что они милые! Почему же она такая сучка? Эта коза вообще не способна кого-либо учить!

 Кушиду бесит… Хорикита?

 — Блииин! Она невыносима! Невыносима! Невыносима! Хорикита бесит! Бесит! Так она меня бесит!

 Кажется, образ самой популярной девушки в классе только что рассыпался в прах. Этот облик она не хотела никому показывать. Разум подсказал, что оставаться дальше там опасно.

 Но появился вопрос. Если забыть о том, что она скрывает свои истинные чувства, то зачем она согласилась помочь мне, если уж так сильно не переносит Хорикиту? Я думал, ей известно достаточно о характере Хорикиты. Она могла отказаться помогать, оставив ее самой разбираться с проблемами, или придумать бесчисленное число отмазок.

 Так почему она заставляла себя присоединиться к учебной группе? Хотела ли она подружиться с Хорикитой? Или хотела сблизиться с кем-то из группы?

 Все это не имеет смысла. Если ее это так нервирует, но при этом есть какая-то причина присоединиться к учебной группе, я ее просто не знаю. И не понимаю.

 Нет… она наверняка подавала сигналы с самого начала.

 Я никогда об этом не думал, но взглянув на ее нынешнее положение, я подумал… может ли быть, что Кушида и Хорикита…

 Неважно, нужно выбираться. Кушиде не понравится, если кто-то увидит ее в таком состоянии. Поэтому я предпринял попытку быстренько смотаться.

 Бух!

 Звук от удара о дверь оказался намного громче, чем я рассчитывал. Неожиданно громче. Услышав его, Кушида напряглась и задержала дыхание. Потом резко развернулась на месте, словно кто-то ее окликнул, и сразу же заметила меня.

 — Что ты… тут делаешь? - холодно спросила Кушида после непродолжительной паузы.

 — Заблудился. Прости, я уже ухожу.

 Кушида смотрела на меня и явно раскусила обман. Ее взгляд выглядел напряженным как никогда.

 — Ты слышал?

 — Поверишь, если скажу что нет?

 — Понятно…

 Кушида быстро приблизилась ко мне. Прижала предплечье к моей шее и вдавила меня в стену. Ее голос и поведение были совсем непохожи на ту Кушиду, что я обычно привык видеть. Она выглядела устрашающе, и я невольно сравнил ее с Хорикитой.

 — Насчет того, что ты услышал… если сболтнешь кому, я тебя не прощу! - ее слова звучали как угроза.

 — А что если…

 — Тогда я пущу слух, что ты меня изнасиловал здесь.

 — Но это же ложное обвинение, знаешь ли.

 — Не беспокойся, обвинение будет не ложным.

 Ее слова имели какую-то странную подоплеку.

 И вдруг, Кушида схватила меня за левое запястье и медленно раскрыла ладонь. Придерживая руку, она положила ее себе на грудь. Моя ладонь тут же почувствовала мягкость ее груди.

 — Что ты делаешь? - я попытался убрать руку, но она удержала ее на месте.

 — Твои отпечатки остались на моей одежде. Это прямое доказательство. Я надеюсь, ты понял, что это не шутка?

 — Понял… понял уже, так что отпусти руку.

 — Я не буду стирать этот комплект формы. Если кому-нибудь расскажешь, он попадет в полицию.

 Некоторое время я смотрел на Кушиду, а она держала мою руку на своей груди.

 — Не забывай!

 Убедившись, что я все понял, Кушида отошла. Я не мог воссоздать ощущение в памяти, хотя это был первый раз, когда я прикоснулся к женской груди.

 — Слушай, Кушида. Какая «ты» настоящая?

 — Тебе-то какое дело?

 — Ну да… И все-таки я кое-что не понял. Если ты ненавидишь Хорикиту, тебе незачем пытаться с ней подружиться?



 Я не собирался об это спрашивать, и знал, что она вряд ли ответит. Но мне было любопытно узнать, зачем она зашла так далеко.

 — Разве плохо пытаться понравиться всем? Ты понимаешь, как это трудно? Нет, не понимаешь.

 — У меня не так много друзей так что нет, не могу сказать, что понимаю.

 С самого первого дня Кушида старалась поговорить, обменяться контактами и позвать куда-нибудь негативно настроенную одноклассницу. Кто угодно поймет, насколько это трудно и затратно по времени.

 — Что до Хорикиты… я хотела создать хотя бы видимость, что мы с ней неплохо ладим.

 — Но тебе было трудно.

 — Ага, но я этим живу. Так я смогу ощутить свою значимость, - без колебаний ответила она. У Кушиды есть чувства и принципы, о которых знает только она. Это она хотела сказать. Следуя своим собственным принципам, она отчаянно пыталась поладить с Хорикитой. — Я говорю это тебе под влиянием момента, но мрачные обычные парни вроде тебя меня раздражают.

 Образ миленькой Кушиды рассеялся, но я не был удивлен. В конце концов, у всех есть внешний образ и внутренний мир.

 Но ответ Кушиды содержал в себе и правду, и ложь.

 — Это только моя интуиция, но ты случайно не знала Хорикиту? Еще до школы.

 Когда я это сказал, плечи Кушиды на мгновение дрогнули.

 — Что за… понятия не имею, о чем ты. Хорикита-сан что-то обо мне рассказывала?

 — Нет, выглядело, будто вы встретились впервые. Но кое-что показалось мне странным.

 — Странным?

 Тут же вспомнился наш первый разговор с Кушидой.

 — Когда я представился, ты моментально запомнила, как меня зовут.

 — И что? - ответила она вопросом на вопрос.

 — Откуда ты узнала имя Хорикиты? В тот раз она никому его не говорила. Знал ее только Судо, но сомневаюсь, что он тебе сказал.

 То есть у нее не было возможности узнать ее имя.

 — К тому же, ты подружилась со мной, чтобы добраться до нее, я прав?

 — Заткнись! Твои слова выводят меня из себя. От тебя мне нужно одно: клянешься ли ты, что никому не скажешь ни слова о том, что узнал сейчас?

 — Обещаю. Даже если и скажу кому, мне не поверят.

 Одноклассники доверяют Кушиде. Мы как небо и земля.

 — Хорошо, я принимаю твое обещание, - выражение ее лица не изменилось, Кушида закрыла глаза и глубоко вдохнула.

 — Разве мне кто-то может поверить? - вдруг вырвалось у меня.

 — Хорикита-сан не обычный человек.

 — Ну да, я бы сказал, она очень необычная.

 — Ее не волнуют люди, и она не позволяет им к себе подступиться. Полная моя противоположность.

 Хорикита с Кушидой и правда на разных полюсах.

 — Ты знаешь, она открывается только тебе.

 — Погоди! Дай-ка уточню, она даже мне не открывается! Вообще!

 — Может быть. Но даже так, тебе она доверяет больше, чем остальным. Из всех, кого я знаю, она наиболее уверена в себе и осторожна по отношению к окружающим. Она не доверится человеку глупому и бесполезному.

 — Говоришь, у нее хорошая интуиция на людей?

 — Поэтому я и верю твоему обещанию. Все остальные тебе совершенно безразличны.

 Не припоминаю, чтобы демонстрировал такое поведение Кушиде, но она выглядела уверенной в своих словах.

 — Нечему удивляться. Ты и не собирался уступить место той старушке, верно?

 Вот она о чем. Заметила нас в автобусе. И поняла, что мы даже не подумали уступить места.

 — Раз веришь мне, незачем распространять слухи.

 — Была бы так уверена вначале, я бы не дала тебе лапать мою грудь. Это… я была смущена. И запаниковала.

 Ее выражение лица смягчилось, на нем появилось нетерпение.

 — Так могу я считать тебя стервой, спокойно дающей парням лапать свою грудь?

 В этот же момент мне прилетел удар в ребра. В испуге я схватился за поручень.

 — Опасно! Я мог пострадать!

 — Это потому что ты несешь чушь! - покраснев (от злости, а не смущения) рявкнула на меня Кушида. — Постой-ка здесь!

 Я кивнул ей. Поднявшись снова наверх, Кушида забрала сумку и вернулась. На ее лице сияла ухмылка.

 — Идем домой вместе?

 — К-конечно.

 Может, мне это приснилось? Ее поведение вдруг полностью изменилось. Обычная Кушида. Я уже не мог понять, какая из ее личностей настоящая.

Часть 7

Интересно, что будет твориться в классе D завтра? Такое впечатление, что я сторонний зритель, смотрящий разные телепередачи безо всяких эмоций.

 Пришло сообщение в групповом чате, и в нем говорилось:

 «Сато присоединилась к группе».

 Если правильно помню, она одна из самых активных девушек в классе.

 «Юхоо~ Мы болтали с Ике-куном и он предложил присоединиться к чату».

 Мне нечего было ответить, так что я просто читал их переписку.

 «Я слышала о сегодняшнем~ Хорикита такая стерва!»

 «Она меня выбесила. Судо тоже сильно разозлился. Я думал, он ей врежет».

 «Если увижу ее завтра, точно врежу. Она меня капец как выбесила».

 «Ха-ха-ха, ударишь – будут проблемы XD. Это как-то слишком».

 «Эй, мы отошли от темы. Будем игнорировать ее с завтрашнего дня?»

 «Хах, да я всегда ее игнорировал XD»

 «Мне необходимо как-то ей отомстить. Можем довести ее до слез. Например, спрятав сменку».

 «Это было бы смешно, если бы мы были детьми, я хочу чтобы она реально страдала».

 Итак, Хорикита стала в чате темой дня.

 «Аянокодзи, ты в деле? Я про издевательства».

 «Не, он у нее под каблуком».

 «Слушай, ты на чьей стороне?»

 Конечно, Хорикита вывела их всех из себя. У них не было никаких положительных воспоминаний, связанных с ней. Но я не готов согласиться бить или издеваться над ней. Ни в одном из этих подходов нет ничего хорошего.

 «Ты же читаешь? Я спросил тебя: на чьей ты стороне?»

 «Ни на чьей. Не буду вас останавливать», - напечатал я.

 «Нейтралитет. Самый хитрый из возможных ответов XD».

 Не удержавшись, я ответил:

 «Можешь думать как хочешь, тебе же хуже. Если школа узнает, у тебя будут проблемы. Помни об этом».

 «Пытаешься ее защитить? Хаха».

 Я не мог видеть их лица, потому они вели себя агрессивнее обычного. Если бы Ике стоял передо мной, он бы побоялся такое говорить.

 Все просто хотят почувствовать себя жертвами, сплотившись против Хорикиты. Продолжать сидеть в переписке было бы напрасной тратой времени. Пора заканчивать.

 «Если бы Кушида это прочитала, ей бы вряд ли понравилось. Хех».

 Отправив это сообщение, я захлопнул телефон.[31] Он зазвонил, но я не ответил. Вряд ли они рискнут натворить глупостей. А Сато не решиться без поддержки остальных.

 Пройдя в другой конец комнаты, я открыл окно. Было слышно жужжание насекомых, прячущихся среди деревьев. Может, это кубикиригису [32]так шумит? Ночной ветер раскачивал оконную створку.

 Мы с Хорикитой познакомились в первый день школы, попали в одну школу и оказались соседями по парте. Я подружился с Судо и Ике. К тому же, я оказался в западне, в класс, определенный школой как самый худший. Хорикита пыталась исправить положение, но обратила на себя всеобщий гнев из-за своего же характера.

 Я нахожусь ближе всех к центру сложившийся ситуации, но лишь плыву по течению.

 Нет, это неправильное определение. И неприятное ощущение. Такое впечатление, что я сторонний наблюдатель. Я не чувствовал той же ярости, что Судо и остальные, поэтому решил, что ситуация меня не касается, что можно остаться в стороне.

 «Только идиот не воспользуется силой, которой обладает». Я не хотел запоминать эти слова, но они застряли в моей памяти.

 «Идиот… наверное, я и есть идиот», - захлопнув окно, я услышал резкий смех из телевизора.

Часть 8

Заснуть не получалось, поэтому я поднялся с постели и вышел из комнаты. На первом этаже купил сок из автомата и двинулся обратно к лифту.

 — Хм?

 Лифт висел на седьмом этаже. Заинтересовавшись, я посмотрел на экран, передающий изображение непосредственно с камеры, установленной в кабинке лифта. Там находилась Хорикита в школьной форме.

 Мне незачем скрываться, но… сейчас встречаться с ней не хотелось, поэтому я проворно спрятался за автоматом. Лифт приехал на первый этаж.

 Озираясь, Хорикита вышла из здания общежития. Когда она растворилась в темноте, я зачем-то пошел следом.

 Мне пришлось снова спрятаться, едва завернув за угол. Хорикита остановилась. Там был еще чей-то силуэт.

 — Сузуне. Не думал, что ты последуешь за мной сюда.

 Она вышла так поздно, чтобы встретиться с парнем.

 — Хватит, я уже не та бесполезная девчонка, какую ты помнишь, брат. Я поступила, чтобы догнать тебя.

 — Хех, догнать меня…

 Брат? Мне не было видно лица ее собеседника, но похоже, что это старший брат Хорикиты.

 — Я слышал, ты в классе D. Ровным счетом ничего не изменилось за последние три года. Постоянно преследуя меня, ты совершенно неспособна разглядеть собственные недостатки. Выбор поступить в эту школу – еще одна твоя ошибка.

 — Это… неправда! Я доберусь до класса А, и тогда…

 — Невозможно, ты никогда не сможешь его достичь. Твой класс разваливается. Эта школа не такая простая.

 — Я определенно… определенно попаду в класс А…

 — Сказал же, это невозможно, глупая младшая сестра, - брат Хорикиты шагнул вперед, что позволило мне лучше разглядеть его из своего укрытия.

 Это действительно оказался президент студсовета. Его лицо ничего не выражало, словно он смотрел на что-то совершенно неинтересное.

 Внезапно, схватив сестру за запястье, он прижал ее к стене.

 — Как бы я не пытался тебя избегать, ты моя младшая сестра. Если люди о тебе узнают, я опозорюсь. Поэтому отчислись немедленно!

 — Нет… я точно поднимусь до класса А!

 — Идиотизм! Хочешь снова пережить болезненные моменты прошлого?

 — Брат… я…

 — У тебя нет ни силы, ни подготовки, чтобы попасть в класс А, пойми уже наконец!

 Тело Хорикиты рванулось вперед, словно она хотела перехватить инициативу в борьбе. Ситуация накалилась.

 Ощутив намерения президента, я выскочил из своего укрытия и перехватил его руку.

 — Что? Ты кто? - глаза брата Хорикиты засверкали недобрым огнем. Он посмотрел на собственную руку.

 — А… Аянокодзи-кун?

 — Ты, собирался применить к ней бросок? Тут с этим строго, знаешь ли. То, что она твоя сестра, не значит, что ты можешь обращаться с ней как пожелаешь.

 — Подслушивать нехорошо.

 — Просто отстань от нее.

 — Это мои слова.

 В тишине мы уставились друг на друга.

 — Хватит, Аянокодзи-кун, - напряженным голосом попросила она.

 Никогда не видел ее такой. Я неохотно отпустил его руку. В то же мгновение он замахнулся, целясь мне в лицо.

 Ощутив опасность, я инстинктивно уклонился. Мощная атака для такого щуплого парня. Потом он попытался точным ударом попасть мне в живот.



 — Ха!

 Я почувствовал, что ему хватит сил, чтобы отправить меня в нокаут с первого же удара. Удивленный, он выдохнул и потянулся ко мне правой рукой.

 Если бы я схватил ее, он наверняка бы провел бросок. Вместо этого я отбил ее своей левой.

 — Хорошие рефлексы, но не думаю, что тебе удастся уклоняться бесконечно. Ты отлично понял, что я собираюсь сделать. Ты чем-то увлекаешься? - спросил он, прекратив атаки.

 — Да, фортепиано и каллиграфией. В младшей школе даже занял место на национальном музыкальном конкурсе.

 — Тоже из класса D? Какой интересный парень, Сузуне! - отпустив ее руку, он медленно повернулся ко мне. — Сузуне, у тебя появился друг? Я искренне удивлен.

 — Он… не друг. Просто одноклассник, - отрицая, она смотрела на брата.

 — Ты как всегда путаешь уединение с одиночеством. Аянокодзи, с тобой ситуация может стать интереснее, - сказал он, а после прошел мимо и растворился в темноте.

 Уверенный в себе президент студсовета. Похоже, Хорикита вела себя странно из-за встречи с братом.

 — Я обязана добраться до класса А, даже если это будет стоить мне жизни. Путь только один.

 После того как брат ушел, ночь погрузилась в тишину. Хорикита сползла по стене, опустив голову. Может, я сделал что-то не так? Я собрался идти к общежитиям, когда она вдруг решила окликнуть меня.

 — Ты все слышал? Или скажешь, что это просто совпадение?

 — Нет, совпадения тут только 50%. Я увидел тебя, когда спустился купить сока в автомате. Пошел следом из любопытства. Вообще не собирался вмешиваться.

 Хорикита снова притихла.

 — Твой старший брат силен. И не постеснялся атаковать.

 — У него… пятый дан по каратэ и четвертый по айкидо.[33]

 Ого, да он нечто. Если бы я не уклонился, дело приняло бы неприятный оборот.

 — Аянокодзи-кун, ты ведь тоже каким-то боевым искусством занимался? У тебя тоже есть дан?

 — Я же сказал, что играл на пианино и занимался чайной церемонией.

 — Говорил о каллиграфии.[34]

 — И каллиграфией тоже…

 — Ты намеренно получил низкие баллы по тестам, и продолжаешь настаивать, что занимался фортепиано и каллиграфией. Никак не могу тебя понять.

 — Те оценки были случайностью, и я действительно занимался фортепиано, чайной церемонией и каллиграфией.

 Если бы тут было пианино, я бы смог сыграть хотя бы «К Элизе».

 — Я позволила тебе разглядеть мою странную сторону.

 — Никогда и не думал, что ты обычная девушка.

 Она нахмурилась.

 — Давай вернемся в общежитие. Если нас кто-то здесь увидит, подумает еще всякое.

 Конечно. Пойдут странные слухи о парне и девушке, в полном одиночестве посреди ночи. Не говоря уже о том, что наши отношения не очень-то надежные.

 Медленно поднявшись, Хорикита пошла к входу в общежитие.

 — Слушай… тебя действительно устраивает то, как вышло с учебной группой? – зная, что другой возможности у меня не будет, я решился спросить ее.

 — Почему это так тебя интересует? Это ведь я хотела собрать группу. Было непохоже, что ты в ней хоть немного заинтересован. Или я ошибаюсь?

 — У меня плохое предчувствие. Или я должен сказать, что ребята что-то замышляют?

 — Неважно, я уже привыкла. Кстати, большинство из заваливших в группе Хираты-куна. Он хорошо учится, легко сходится с людьми и в отличие от меня, умеет объяснять. В этот раз у них должно получиться. Я решила, что пытаться помочь им самой – трата времени. Им придется бороться за оценки до самого выпуска. Глупо вытаскивать их каждый раз.

 — Судо с товарищами не очень-то ладят с Хиратой. Не думаю, что они пойдут к нему.

 — Это их решение, не мое дело. Если они не обратятся к Хирате, их исключат. Конечно, моя цель попасть в класс А. Я стараюсь только для себя, а не для других. Мне плевать, что делают остальные. Если их исключат на тестах, останутся только лучшие ученики. Будет проще. Ситуация, где любой исход ведет к победе.

 Думаю, она права. Во-первых, в этой ситуации плохо тем, у кого оценки ниже намеченной границы. Но я не успел закончить беседу с неожиданно разговорившейся Хорикитой.

 — Хорикита, тебе не кажется, что мы допускаем ошибку?

 — Ошибку? Где именно? Хочешь сказать, тем, кто бросает одноклассников, ничего не светит?

 — Расслабься. Я слишком хорошо тебя знаю.

 — Тогда в чем дело? Нет смысла спасать неудачников.

 — Смысла и правда особого нет. Но это может помочь избежать вычета.

 — Вычета?

 — Считаешь, школа такого не предусмотрела? Ученики получают вычеты за разговоры на уроке и опоздания. А тут их исключают, потому что никто им не помог. Как думаешь, какой вычет нам за это грозит?

 — Ну…

 — Само собой, у нас нет точной информации. Но тебе не кажется, что вероятность есть и она большая? Сотня? Тысяча? Возможно, у нас заберут десять или даже сто тысяч баллов. В таком случае прорваться в класс А станет еще труднее.

 — Наши вычеты за опоздания и разговоры не могут опуститься ниже ноля. Пока у нас ноль, лучше избавиться от тех, кто не учится. Разве так нельзя?

 — В данной ситуации никакой гарантии. Наверняка есть какой-то фактор, о котором мы не знаем. Неужели тебе кажется, что нормально игнорировать такой риск? Вряд ли такая умная девушка как ты, не подумала об этом. Иначе ты бы не стала собирать учебную группу. Ты бы сразу отказалась от них.

 Моя идея заработала. Наверное, потому что я начал относиться к ней по-дружески. Не хочу, чтобы она пожалела о своем решении.

 — Даже если есть неизвестные нам вычеты, классу лучше избавиться от неудачников. Если начнем набирать баллы, будет не очень приятно получать новые вычеты из-за них. В данной ситуации это оправданный риск.

 — Ты правда так считаешь?

 — Да, и меня скорее беспокоишь ты, отчаянно пытающийся их спасти.

 Когда мы вошли в лифт, я схватил Хорикиту за руку.

 — Что? Ты можешь опровергнуть мои слова? Эту проблему мы с тобой решить не можем. Ответ известен только школе, а нам остается спорить до посинения. Я интерпретирую ситуацию как мне нравится, так же как и ты. На этом все и закончится.

 — Ты сегодня разговорилась. Я бы и не подумал, что такая как ты способна столько болтать.

 — Это потому… что ты настаиваешь.

 Обычно Хорикита не стала бы меня слушать, а еще могла бы ударить меня за такой способ остановить ее. Но воздержавшись, она показала, что тоже думала в этом направлении. Поэтому и не стряхнула мою руку. Она скорее даже не обратила на нее внимания.

 — В тот день, когда мы встретились… Помнишь, что случилось в автобусе?

 — Ты про тот раз, когда мы отказались уступать место старушке?

 — Ага. Тогда я подумал о значении слова уступать место. Вставать или не вставать. Какой ответ верный?

 — У меня уже есть. Я не уступила, потому что решила, что в этом нет смысла. Нам нет с этого никакой выгоды, только трата времени и сил.

 — Выгоды? Вечно ты думаешь о выгоде и тратах.

 — А это плохо? Люди любят подсчитывать. Если чем-то торгуешь, или если кому-то оказываешь услугу, получаешь отдачу. Сделав определенный вклад в общество, уступив место, я должна была получить от этого удовольствие. Разве нет?

 — Нет, это неправильно. Думаю, даже неестественно.

 — Тогда…

 — С таким мышлением ты должна научиться видеть реальную картину жизни. Сейчас ты так ослеплена злобой и печалью, что ничего не видишь.

 — А ты какой-то особенный? Обладаешь суперспособностью, позволяющей тебе разглядеть чужие ошибки?

 — Не знаю что там с суперспособностями, я вижу только одну вещь, которую ты не замечаешь. Единственный недостаток в совершенстве по имени Хорикита Сузуне.

 Она фыркнула, словно пыталась сказать: «Давай уже, выкладывай свои претензии».

 — Позволь мне указать на твою ошибку. Ты воспринимаешь людей, как помехи, и никого к себе не подпускаешь. Не думаешь, что ты обоснованно попала в класс D, именно потому что ставишь себя выше всех остальных?

 — Такое впечатление, будто ты пытаешься сказать, что я с Судо-куном и остальными равны.

 — А ты считаешь себя лучше их?

 — Очевидно, достаточно взглянуть на оценки. Они для класса просто балласт.

 — Конечно, если мерить по оценкам, понятно что они в два-три раза по уровню ниже тебя. Даже если очень постараются, им тебя не обойти. Но это правда только отчасти. Школа смотрит не только на интеллект. Если бы школа принимала по физическим данным, результаты были бы другими. Или я не прав?

 — Как тебе…

 — Твоя физическая форма тоже очень ничего. Я видел, как ты плаваешь – одна из лучших среди девушек. Но мы с тобой знаем, что физические способности Судо превосходят твои. Что Ике умеет общаться с людьми так, как у тебя не выходит. Если бы мы сдавали экзамен на способности к общению, Ике бы очень пригодился. И тогда ты была бы в числе худших в классе. Получается, ты бездарна? Нет, вовсе нет. У всех свои сильные и слабые стороны. У каждого человека.

 Хорикита хотела возразить, но не смогла сказать ни слова.

 — У тебя нет оснований так говорить. Это только догадки.

 — Даже без оснований, к этому можно прийти, если обдумать имеющуюся информацию. Вспомни слова Чабаширы-сенсей. В кабинете она сказала: «Кто сказал, что в лучшие классы попадают самые умные?» Следовательно, есть еще какие-то факторы, влияющие на оценку потенциала ученика.

 Я резко отрезал Хориките путь к отступлению, пока она искала, чем бы ответить на мой аргумент. Если бы я этого не сделал, в моих усилиях не было бы смысла.

 — Говоришь, тебя устраивает просто оставить заваливших на произвол судьбы, но это не более чем ложь. Даже ты будешь сожалеть.

 Я заглянул в глаза Хориките. Она не просто поняла ситуацию, но и уже начала анализировать ее. Эта девушка впечатляет.

 — И ты сегодня разговорился. Это не отвечает твоему принципу избегать проблем.

 — Ага, похоже на то.

 — Меня это огорчает, но ты прав. Твоего дара убеждения хватило, чтобы заставить меня принять это. Но я все еще кое-что не понимаю. А именно – твои цели. Что для тебя эта школа? Почему ты так отчаянно пытаешься меня уговорить?

 — Вот о чем ты думаешь. Понимаю.

 — Если у человека нет дара убеждения, его предположениям не поверят.

 Хорикита пытается понять, почему я так стараюсь убедить ее в том, что дать Судо и ребятам вылететь – плохо.

 — Я хочу узнать настоящую причину, без отговорок. Ради баллов? Чтобы подняться до класса А? Или чтобы помочь друзьям?

 — Потому что хочу узнать, в чем ценность человека? Что такое равенство?

 — Ценность, равенство…

 — Я поступил в эту школу, чтобы получить ответы на вопросы.

 В моей голове это понимание еще не приняло формы, но слова сформулировали мысль верно.

 — Может уже отпустишь мою руку?

 — Ой, прости.

 Освободившись, Хорикита обернулась и посмотрела на меня.

 — Ты ведь не думаешь, что я куплюсь на твои речи? - с этими словами она протянула мне ладонь. — Так что позабочусь о Судо-куне и ребятах ради себя самой. Просто чтобы убедиться, что их не исключат, и не увеличат наш вычет. Тебя это устроит?

 — Все хорошо. Даже не думал, чтобы ты изменишь своим принципам. Такой уж ты человек.

 — Тогда договорились.

 Я уверенно пожал ей руку. И позже узнал, что это был договор с дьяволом.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 436;