Проблемные вопросы квалификации неуважения к суду



 

Опасность неуважения к суду, выражающегося в оскорблении участников судебного разбирательства, судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, состоит в том, что оно нарушает нормальную деятельность суда, подрывает его статус, создает в зале судебного заседания обстановку нервозности, мешающую суду и иным участникам судебного разбирательства всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства, имеющие значения для правильного разрешения дела. Рассматриваемое деяние направлено на подрыв достоинства участников судебного разбирательства, а также их чести. Авторитет суда должен быть непререкаем. В связи с изложенным представляется совершенно обоснованным установление более строгой уголовной ответственности за неуважение к суду (ст. 297 Уголовного Кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ)) по сравнению с ответственностью за оскорбление (ст. 130 УК РФ). Однако оскорбление судьи или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, может быть и не связано с неуважением к суду. Поэтому необходимо проводить разграничение между указанными смежными составами.

Прежде всего, следует обратить внимание на то обстоятельство, что ч. 1 ст. 297 УК РФ установлена ответственность за оскорбление участников судебного разбирательства, а ч. 2 этой же статьи – за оскорбление лиц, участвующих в отправлении правосудия. В этой связи необходимо четко определить круг возможных потерпевших. Вопросы судебного разбирательства и отправления правосудия регламентированы несколькими отраслями законодательства. Но мы рассмотрим основные позиции состава преступления на примере уголовного судопроизводства.

Судебным разбирательством согласно п. 51 ст. 5 УПК РФ является судебное заседание судов первой, второй и надзорной инстанций. Следовательно, возможность проявления неуважения к суду (ч. 1 ст. 297 УК РФ) ограничена временными рамками – периодом проведения судебного заседания, поскольку за этими рамками судебное разбирательство уже не осуществляется, а его участники уже отсутствуют.

Отправление правосудия в соответствии со ст. 118 Конституции РФ осуществляется только судом и посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Последнее, согласно п. 56 ст. 5 УПК РФ, подразделяется на досудебное и судебное производство по уголовному делу. Но для состава неуважения к суду значение будет иметь только период судебного производства. В соответствии с п. 50 ст. 5 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) процессуальной формой осуществления правосудия в ходе судебного производства по уголовному делу является судебное заседание. Вместе с тем ч. 3 «Судебное производство» УПК РФ относит к нему не только период судебного заседания, но и более ранние или более поздние периоды, например, подготовки к судебному заседанию. Поэтому, вероятно, отправление правосудия следует толковать более широко, чем только период судебного заседания, и включать в него и иные этапы осуществления правосудия.

Итак, можно прийти к выводу о том, что деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 297 УК РФ, может быть совершено только в период судебного заседания. Деяние же, предусмотренное ч. 2 указанной статьи, может быть совершено на всех этапах судебного производства, по его окончании, в перерыве судебного заседания и т.д. Здесь важно то, что такое деяние совершается по мотивам, связанным с отправлением правосудия.

Оскорбление лица, участвующего в отправлении правосудия, может быть осуществлено в любой форме: устно, письменно, с использованием электронных средств и т.п. Закон не связывает наличие состава преступления со способом оскорбления. Оскорбление указанных в ст. 297 УК РФ лиц в иных ситуациях и по причинам, не связанным с участием в отправлении правосудия, следует квалифицировать как преступление против личности (ст. 130 УК РФ).

Уголовная ответственность за неуважение к суду дифференцирована в зависимости от статуса потерпевшего. Частью 1 ст. 297 УК РФ охватывается оскорбление участников судебного разбирательства за исключением судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия. Из содержания ст. 266 «Объявление состава суда, других участников судебного разбирательства и разъяснение им права отвода» УПК РФ следует, что к участникам судебного разбирательства отнесены: судьи, обвинитель, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители, а также секретарь судебного заседания, эксперт, специалист, переводчик. К участникам уголовного судопроизводства относятся и иные лица – подсудимый, свидетель и другие.

В отличие от других лиц судьи и присяжные заседатели прямо признаются потерпевшими квалифицированного состава преступления. Возникает вопрос: кого же можно отнести к категории иных лиц, участвующих в отправлении правосудия? Синонимами «отправления» являются «осуществление», «выполнение». Эта функция принадлежит только суду (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ, ст. 8 УПК РФ). Осуществлять правосудие может только суд. Содействовать этому могут все остальные участники уголовного судопроизводства. С объективной стороны оскорбление представляет выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство. Наибольшую сложность для судебной практики составляло установление именно неприличной формы унижения чести и достоинства конкретного лица. Исходя из позиций, имевшихся ранее в практике Верховного Суда РФ по этому вопросу, неприличной следует считать циничную, глубоко противоречащую нравственным нормам, правилам поведения в обществе форму унизительного обращения с человеком. Оскорбление может быть нанесено устно, письменно и путем различных действий (пощечина, плевок, непристойный жест и т.д.).

Однако следует обратить внимание на то, что хотя понятие «неприличная форма» и ассоциируется, прежде всего, с нецензурной бранью, неприличными могут быть признаны и выражения, не относящиеся к нецензурным. Как правило, в подобных случаях такие выражения и обороты эксперты-лингвисты относят к числу оскорбительных и облеченных в неприличную форму. Как отметил в одном из своих решений Верховный Суд РФ, такого рода обороты неприемлемы в общении между людьми, тем более в ходе судебного разбирательства, где их использование оскорбительно не только для конкретных лиц, против которых они направлены, но и для суда, призванного обеспечивать порядок в судебном заседании. Однако установление «неприличности» формы оскорбления, на наш взгляд, во многом носит все же оценочный характер. Поэтому в судебной практике встречаются и иные примеры оценки фактора «неприличности» при явном намерении дать личности отрицательную оценку.

Состав неуважения к суду (ст. 297 УК РФ) так же, как и состав оскорбления (ст. 130 УК РФ), связан с адресностью обращения. Поэтому представляется, что неуважение к суду не будет иметь места в случае, если неприличные выражения не обращены к конкретному лицу. Во всяком случае по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 130 УК РФ, судебная практика стоит именно на этой позиции.

В ряде случаев под неуважением к суду понимаются действия, не связанные с унижением чести и достоинства, например неоднократные неявки ответчиков в суд. Однако закон определил рассматриваемый состав преступления как оскорбление. Поэтому за пределами этого деяния состав неуважения к суду не будет иметь места.

Неуважение к суду как состав преступления, предусмотренный ст. 297 УК РФ, следует отграничивать от иных проявлений неуважения, ответственность за которые предусмотрена иными отраслями права. Например, неуважением к суду являются и такие действия, как неисполнение законного распоряжения судьи или судебного пристава о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила. Однако ответственность за них предусмотрена не УК РФ, а ст. 17.3 Кодекса об Административных Правонарушениях Российской Федерации (далее КоАП РФ).

За неуважение к суду, например, арбитражный суд в соответствии со ст. 119 Арбитражного Процессуального Кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) вправе наложить судебный штраф на участвующих в деле и иных присутствующих в зале судебного заседания лиц. Однако судебный штраф за неуважение к суду в таких случаях налагается, если совершенные действия не влекут за собой уголовную ответственность.

И наконец, по нашему мнению, рассматривая вопросы квалификации неуважения к суду, следует обратить внимание на то, что хотя в законе и не указывается на мотивацию поведения виновного как обязательный признак состава преступления, неуважение к суду будет иметь место лишь в том случае, если оскорбление связано с участием в деятельности суда. Поэтому представляется верной позиция судов, акцентирующих в приговорах внимание на этом обстоятельстве. Оскорбление, связанное с отправлением правосудия, но осуществляемое в других условиях (например, публичное оскорбление судьи после полного завершения процесса на почве мести), должно квалифицироваться как оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ). Следует обратить внимание на то обстоятельство, что оскорбление нескольких потерпевших в ходе процесса не образует совокупности преступлений, предусмотренных ст. 297 УК РФ.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 348;