Кто может мя снидь?                            



Пошлю своя воины

В страны вифлеемския

Избить младенцев,

Сущих первенцев.

 

(Встает на троне с громким говором.)

Воины мои, воины,

Воины вооруженные,              

Встаньте предо мной.    

 

ЯВЛЕНИЕ 6

Воины входят в правую дверь и становятся перед царским тро­ном в два ряда.

 

В о и н ы.

  Почто, царю, нас призываете,

Что творить повелеваете?

И р о д.

Подите в страны вифлеемские,

Избейте всех младенцев,

Сущих первенцев.

О т в е т В о и н о в.

Ваше царское величество,

Ходили мы в вифлеемские страны,

Избивали всех младенцев,

Сущих первенцев.

Одна госпожа Рахиль

Не дает своего чада убить,

А хочет идти

К вашей милости просить.

И р о д.                            Кто она такова?

                                         Привести ее сюда!

Воины.                            Идем и приведем!

 

Воины уходят все в левую дверь.

 

ЯВЛЕНИЕ 7

 

Один Воин приводит Рахиль к царю Ироду; Рахиль падает на колени и плачет.

 

Р а х и л ь.                       О, царю,

Великий государю!

Помилуйте мое чадо-отрочате,

Чтобы не было чего на том свете отвечати!

И р о д.                             Воин, возьми его и убей,

                                         Чтобы не было более душе и телу скорбей.

Р а х и л ь.                        Царь, помилуй мое чадо!

И р о д.                             Воин, возьми и убей его!

 

Воин вытаскивает младенца у нее из рук и втыкает его на копье. Рахиль падает на землю и плачет.

 

Плач Рахили.

Ах, увы! Ах, увы!

В горести, печали!

Ах, увы! Ах, увы!

В горести, печали!

Вижу младенца прободенную утробу

И предаюся гробу.

 

Плач повторяется два раза сряду, Рахиль все время лежит на полу у трона.

 

ЯВЛЕНИЕ 8

 

Является к ней (Рахили) Ангел в белой одежде, с крыльями, подни­мает ее и говорит.

 

А н г е л.                          Не плачь, Рахиль,

Восстань, Рахиль,

Увидишь свое чадо

У царя небесного в руцех.

 

Ангел идет с пением и уводит Рахиль в правую дверь.

 

Пение Ангела.

Не плачь, Рахиля,

Зря чада тело,                                    

Не убиют душу

Военныя крылы,

Но бог принимает

Во своя святыни (...)                                   

Маленькое чадо

                                          В рае будет радо.

 

                                       Пение повторяется два раза. 

 

ЯВЛЕНИЕ 9

 

В правую дверь входит Ксендз, подходит к И р о д у на троне и говорит с дерзостию.

 

К с е н д з.                      О, Ироде...

За твоя превеликия злости

Приидет гибель-дьябель

И поберет черт душу твою и кости.

И р о д.                          Аз злу непричастен,

Ирод есмь предвластен,

Царствовать - царствую,

Царство мати - маю.

Равного себе не знаю.

К с е н д з.                     Поментуй, поментуй. 

                                     На том-то свете - бездна, смола, деготь будешь пытати. Амент!

 

Ксендз уходит в левую дверь.

 

ЯВЛЕНИЕ 10

 

В правую дверь выходит Смерть в белом саване.

 

С м е р т ь.                 Аз есть малахиня,

Сильнейший воин.

Всему свету пани.

Где пребываю,

Все там царие и князи,

Все под властью моею.

Всех я, всех я истребляю

Косою своею.

(От сего говор к Ироду).

Полно тебе, Ирод,                    

Проклятый, безумный,

На сем свете жить.

Пора тебе, Ирод,

Во ад снить!

И р о д.                       Ах, Смерть моя, мати,

Я не хочу с тобой добровольно поступати,

А хочу воевати,

Дабы неповинное царство узнати.

С м е р т ь.                 Ах, ты, Ирод,

Проклятый, безумный,

Не хочешь со мной добровольно поступати,

А хочешь воевати,

Дабы неповинное царство узнати!

Воскликну я своего брата

Из пропускного ада.

 

Смерть поворачивается к левой двери и говорит громким голосом.

 

С м е р т ь.      Ах, брат мой,

                         Стань предо мной!

 

ЯВЛЕНИЕ 11

 

Является Черт, с рогами, с хвостом, страшный, как пишется.

 

Ч е р т.                          Ого, сестра,

Зачем призвала?

С м е р т ь.                    Да вот, Ирод

Проклятый, безумный,

Не хочет со мной добровольно поступать,

А хочет со мной воевать,

Дабы неповинное царство узнать.

Ч е р т.                           Возьми, сестра, косу,

Сними ему главу.

Ему труп и голова,

А нам с тобой держава.

 

Черт отходит. Смерть царю Ироду на троне голову снимает косой и держит за волосы, а тело упадает с трона. Черт подбегает к телу

царя Ирода.

 

Ч е р т.                           О, проклятый Ироде,

За твоя превеликия злости

Поберу тя в преисподнюю бездну...

 

Захватывает тело царя Ирода. Ирод проваливается вместе с Чертом в                                       люк (в преисподнюю). Смерть с главой Иродовой уходит в левые двери.

 

ЯВЛЕНИЕ 14

С правой двери выходит Межевой, а с левой двери Межевая. Сходятся вместе и здороваются за руку.

 

Межевая. Здравствуйте, сударь!

Межевой. Да здравствуйте, сударыня! Я Межевой, иду с ландкартами из поля домой.

Межевая. А я, сударь, Межевая, Да у меня и ножка кривая.

Межевой. Нельзя ли милость вашу утрудить: С вами танцевать идтить?

Межевая. Извольте, сударь! Я для вас хоть сто раз!

Межевой. Господин музыкант, сыграй-ка нам «Чи­жика», да позабористее.

 

Межевой да Межевая танцуют оба вместе, взявшись за руки, и уходят

в правую дверь.

 

ЯВЛЕНИЕ 15

 

С левой двери входят две Девицы из Валдая, бараночницы, в крестьянской одежде.

 

Д е в и ц ы из В а л д а я. Господин музыкант, а нам сыграйте камаринского, да почаще.

Музыкант играет, а Девицы из Валдая танцуют камаринского и убе­гают в левую дверь.

 

ЯВЛЕНИЕ 16

 

В правую дверь входит Ц ы г а н с колпаком в руке и говорит, обратясь лицом к публике.

Ободега, Вичинега!

За вертепное строение,

А за наше представление.

Ради господ вас было

Показано кукол не менее

Как три дюжины,

И кончилось все до ужины.

Ободега, Вичинега!

За вертепное строение,

А нам на розовые платьица.

Нечего нам здесь долго проедаться,

Пора в другие места отправляться.

Ободега, Вичинега!

Всепочтеннейшей публике

Многая лета!

 

Цыган уходит в левую дверь.

 

Конец всему представлению.

(Из книги: «Фольклорный театр» // Сост. А.Ф. Некрылова, Н.И. Савушкина. – М., 1983 г.) С. 335 – 345.

Раек (театр картинок).

1. Время возникновения.

2. Устройство райка и характер представления.

* Лубок, лубочные картинки - яркие простонародные картинки, первоначально религиозного, а затем светского содержания, для изготовления которых применялись оттиски изображений, вырезанных на липовых дощечках (луб). См. Приложение 2.

3. Тематика.

4. Раешный стих. Сфера бытования раешного стиха.

* Раешный стих – такой стих, основополагающим фактором которого является парная рифма.

Задание: Внимательно прочитайте приведенные ниже фрагменты? Какой из отрывков является образцом раешного стиха? Почему?

 

1. …Епископом хочешь быть? Уберися в рясу.

Сверх той тело с гордостью риза полосата

Пусть прикроет, повесь цепь на шею от злата,

Клобуком покрой главу, брюхо бородою,

Клюку пышно повели везти пред собою,

В карете раздувшися, когда сердце с гневу

Трещит, всех благословлять нудь праву и леву;...

2. Крикнул орел белый славный –

Воюет царь православный.

Царь Алексей Михайлович,

Восточного царства дедич…

3. Небылица в лицах,

Найдена в светлых светлицах,

Завернута в старых тряпицах.

Жил-был Кот заморский,

А родом задонский.

Котафеевна астраханка,

А родом казанка.

Вот как мыши Кота погребали,

Своего недруга провожали,

Ему честь отдавали.

По прозванию Кот Котафеевич,

Он часто пил Ерофеевич.

Невзначай он много выпил ерошки

И вздернул кверху ножки.

Котафеевна так и ахнула, слезами залилась, стала думать и гадать,

Куда Котафеевича девать.

Она была небогата,

Но только слишком таровата,

Посылала звать гостей

Изо всех волостей,

По лесам да по полям,

По амбарам и клетям…

 

5.Средства создания комического эффекта в русском райке.

Задание: сравните средства создания комического эффекта в райке и в театре Петрушки. Что является общим, что отличается? Почему?

 


«Всемирная косморама»

Лубок. 1858.

 

Московский раек

1.

 

А вот, извольте видеть, господа, андерманир штук - хороший вид, город Кострома горит, у забора мужик стоит с... , квартальный его за ворот хватает, говорит, что он поджигает, а тот кричит, что заливает.

А вот андерманир штук - другой вид, город Палерма стоит, барская фамилия по улицам гуляет и нищих тальян-ских деньгами оделяет.

А вот, извольте видеть, андерманир штук - другой вид. Успенский собор в Москве стоит, своих нищих в шею бьют, ничего не дают.

Вот погляди, город Аривань, князь Иван Федорович въезжает и войска созывает, посмотри, как турки валются, как чурки.

Вот посмотри турецкую баталию, где воюет тетка На­талья. Сделала по всей деревне колокольный звон, пу­шечную стрельбу, сама три кочерги разбила, деревню в по­лон взяла, а деревня большая: два двора, три кола, пять ворот, прямо Андрюше в огород. Нищим жить просторно. Печей нет, труб не закрывают, никогда не угорают, и гарью не пахнет. Ага, хороша штучка, да последняя!

2

1. Покалякать здесь со мной подходи, народ честной: и парни, и девицы, и молодцы, и молодицы, и купцы и куп­чихи, и дьяки и дьячихи, и крысы приказные, .и гуляки праздные. Покажу вам всякие картинки, и господ, и мужи­ков в овчинке, а вы прибаутки да разные шутки с вни­манием слушаете, яблоки кушайте, орехи грызите, картинки смотрите да карманы свои берегите. Облапошат!

2. Вот, смотрите в оба: идет парень и его зазноба, надели платья модные, да думают, что благородные. Парень сухо­парый сюртук где-то старый купил за целковый и кричит, что он новый. А зазноба отменная - баба здоровенная, чудо красоты, толщина в три версты, нос в полпуда, да глаза просто чудо: один глядит на вас, а другой в Арзамас. За­нятно!

3. А вот город Вена, где живет прекрасная Елена, масте­рица французские хлебы печь. Затопила она печь, посадила хлебов пять, а вынула тридцать пять. Все хлебы хорошие, поджарые, сверху пригорели, снизу подопрели, по краям тесто, а в середине пресно. Страсть как вкусно!

4. Пред вами город Краков. Продают торговки раков. Си­дят торговки все красные и кричат: раки прекрасные! Что ни рак - стоит четвертак, а мы за десяток дивный берем только три гривны, да каждому для придачи даем гривну сдачи. Торговля!

5. Друзья сердечные, тараканы запечные, карманы дер­жите да дальше смотрите. Вот на Ходынском поле гуляет франт, сапоги в рант, брови колесом, шишка под носом, подле носа папироса, кудри завиты, глаза подбиты, так, фонари и светят до зари. А вот и еще три: один в шапке, другой в тряпке, третий на железной подкладке, нос в табаку, сам провалился в кабаку. Раздолье!

6. А вот в московском Яре беготня как на базаре. Кутит купец московский, нализамшись уж чертовски, а все выпить рад. Сам черт ему не брат, не препятствуй его ндраву, разнесет все на славу. А от него направо плывет, Точно пава, мамзель из иностранок, из тамбовских мещанок, поцелуй ему подносит да ласково так просит: «Распотешь свою мамзелю, разуважь на целую неделю, поднеси аглиц-кого элю». И купец потешает, мамзель угощает, а сам водку пьет, инда носом клюет, закусочку готовит да чертей под столом ловит. Дай бог всякому!

7. А вот в городе Цареграде стоит султан на ограде. Он рукой махает, Омер-пашу призывает: «Омер-паша, наш городок не стоит ни гроша!» Вот подбежал русский солдат, банником хвать его в лоб, тот и повалился, как сноп, все равно что на грош табачку понюхал. Ловко!

8. Глядь, нация женская: вот изба деревенская, на полатях мужик пьяный выворотил карманы, накрылся и спит, да как дудка храпит. А женка кособокая, баба красно­щекая, на пьяного дуется и в углу с парнем целуется. Приятно!

9. Поворачиваю еще машину, а вы дайте по алтыну старику на водку, промочу свою глотку. Перед вами барин, не то еврей, не то татарин, а то, может быть, и грек, очень богатый человек. Он по бульвару спокойно гуляет, вдруг кто-то из кармана платок таскает. Барин это слышит да на­рочно еле дышит. На то он и держит банкирскую контору, чтоб не мешать никакому вору. Сам, видно, с ма­ленького начинал. Чисто!

10. Вот вам площадь городская, хорошая такая и убран­ная к тому же, то ни шаг, то лужи, и украшениям нет счета, где ни взглянь - там болото, а пахнет так, будто роза, потому что везде кучи навоза. Чисто!

 

III

 

1. Здравствуйте, господа разные, дельные и праздные, и трезвые, и пьяные, и скромные, и рьяные, и молодые, и старые, и полные, и сухопарые!

От блинного угара едва дышу, а все же вам раек показать спешу! Картинки разные есть, всех не перечесть, сами по­смотрите, да если есть досуг, перечтите! Райком вас на со­весть угощу и похвал за это никаких не ищу, а если блинами меня угостите, не взыщу. К райку скорее подходите, кар­тинки смотрите да по гривеннику заплатите, если имеете; а затрат не пожалеете, и не будет вам обидно, потому что в райке много смешного видно!

2. Вот, братцы, картина: в ноябре месяце комета Бела чуть-чуть нашу землю хвостом не задела. Об этом предска­зали ученые мужи, у которых ум нашего с вами не уже. Га­зетчики-умники выпустили насчет конца мира книжки, на которые плевали даже глупые мальчишки, а с больших дурачков они собрали много за это пятачков. Занятно!

3. Вот тоже картинка чудесная, хотя давно всем извест­ная: как железные дороги ломают нам руки и ноги! Вот, например, Архангельская железная дорога, много простора взяла она у бога. По этой дорожке мы ездим разгонять тоску, по ней же привозят нам рыбу треску, от которой так воняет, что нашим ассенизационным обозам не уступает. Зажимайте, братцы, нос!                                      

4. А вот еще дорога. Однова дохнуть - великий Сибир­ский путь. Прежде воров-кассиров и банкиров доставляли в Сибирь через год, а теперь порядок не тот: в миг один доставят на Сахалин. Штука важнецкая!

5. А вот московскую картинку покажу, об Екатеринин­ском парке расскажу. В этом парке днем не гуляют даже и кухарки. А ночью и зимой и летом жуликов столько обретается, что всякий прохожий на них натыкается и оста­ется не только без часов, но и без носовых платков. Приходит домой гол как сокол.

6. А вот вам здание, вроде как бы бандитное - это общество Кредитное, пребольшущая сума, денег в ней дают помногу под негодные дома. Словом, много наделала шума и гама эта московская Панама! Молодцы ребята!

7. А вот резиновые шины, от которых стонут дамы и мужчины. Шины кладут на них особый отпечаток, окачи­вают грязью с головы до пяток. Дума наша этому тоже удивляется, к шинам приспособить щиты собирается. Сама на резинах катается, а дело на вершок вперед не продвигается. Уперлось!

8. Это городская мостовая! Проезжайте по ней хотя пять сажен, хотя путь такой не велик, но вам так насует под микитки, что вымотает всю душу до нитки. Штука важнец­кая!

9. А вот еще штука, стоит жука. Глядите-ка сюда: это - декаденты господа. Писатели-любители, здравого смысла губители. Описывают, как поют миноги, как рыдают зеленые ноги. У них все не по-нашенски: чувства у них красные, звуки ананасные, в сердце булавки, в затылке пияв­ки, в голове Гоморра и Содом, словом, кандидаты в желтый дом! Туда им и дорога!

10. А теперь вам случай представляется посмотреть, как Москва освещается. Кой-где горит электричество, кой-где газ, а на других улицах хоть выткни глаз, зги не видно. Вот что обидно!

11. Московские капиталисты у нас очень речисты. Реши­ли, чтобы Хитровский притон имел великосветский тон, хотят деньги собрать и его преобразовать. А по-моему, на Хитровских аристократах костюм всегда останется в дырах и заплатах. Так-то!

12. Нет хуже в Москве беды, как недостаток воды. Дума дать городу водицы бы не прочь, но боится, что ей в ступе нечего будет толочь. Вот он городской водопровод, источник стольких забот. Ситного пирога ему с горохом в

13. А вот смотрите: городская ассенизация. (Когда-то у нас будет, наконец, канализация? Большая с ней проклемация!

4. А вот на оперной сцене поставили недавно «Троянцы Карфагене». Слушающий их народ от скуки разодрал весь рот.

15. Вот еще сюжет: вводят у нас трезвость несколько лет, « многие обет не пить вина давали, но как в Общество попали, так и пропали. Вот вам пример, джентльмен, этого Общества член, смотрите. Но с него примера не берите!

16. Не только мы, русские, да жители французские, но и всякая живущая в Москве нация знает, что у нас везде и всюду фальсификация. К примеру, московский дешевый трактирный чай вы возьмите, да его хорошенько рассмот­рите. Чего только там нет! Там и липовый цвет, и мякина, и навоз, и солома — словом, все, что есть в деревне у хорошего мужика-хозяина дома.

17. А вот картинка, как воевали американцы и испанцы и как первые последним насыпали в ранцы, после чего испан­цы потеряли все шанцы!

18. А вот картинка новая с разными фигурами: война англичан с бурами.

19. А вот отрадная картина для русских взоров: наш родной герой Суворов переходит Чертов мост. Ура! Бери в штыки.

20. А вот и Ломоносов, первый наш учёный, в русской школе испеченный, прежде был архангельский мужик, а по­том стал разумен и велик. О нем много нечего объяснять, каждый из вас должен о нем хорошо знать.

21. Для поклонников моего райка и этого довольно пока, а то надоесть боюсь.

Адью-с!

 

 

Девица Юлия Пастрана и замечательный жених ее Рожером Барком.

Лубок. 1862.



Прибытие Наполеона на остров Святой Елены. Лубок. Вторая четверть 19 века.

 

Турецкий паша Муралей и турецкий паша Ага. Лубок. 1820-1830-е гг.


Петр I.

Лубок 1894.

 

ПЕТЕРБУРГСКИЙ РАЕК

1

 

А вот, извольте видеть, господа,

Андерманир штук - хороший вид.

Город Кострома горит;

Вон у забора мужик стоит - с (..) т;

Квартальный его за ворот хватает,

Говорит, что поджигает,

А тот кричит, что заливает.

А вот андерманир штук - другой вид,

Петр Первый стоит;

Государь был славный

Да притом же и православный;

На болоте выстроил столицу,

Государь был славный,

Да притом же и православный.

А вот андреманир штук - другой вид.

Город Палерма стоит;

Барская фамилия по улицам чинно гуляет

И нищих тальянских русскими деньгами щедро наделяет.

А вот, извольте посмотреть, андерманир штук - другой вид,

Успенский собор в Москве стоит;

Своих нищих в шею бьют,

Ничего не дают.

 

II

 

Подходите, подходите,

Да только карманы берегите

И глаза протрите!..

А вот и я, развеселый потешник,

Известный столичный раешник,

Со своею потешною панорамою:

Картинки верчу-поворачиваю,

Публику обморачиваю,

Себе пятачки заколачиваю!..

А вот, извольте видеть, город Рим,

Дворец Ватикан,

Всем дворцам великан!..

А живет в нем римский папа,

Загрёбистая лапа!..

А вот город Париж,

Как туда приедешь -

Тотчас угоришь!..

Наша именитая знать

Ездит туда денежки мотать:

Туда-то едет с полным золота мешком,

А оттуда возвращается без сапог пешком...

А вот, извольте видеть, город Берлин!...

Живет в нем Бисмарк-господин,

Его политика богата,

Только интригами торовата!

В неметчине народ грубый,      

На все точит зубы...

Им давно хочется

На балтийский край броситься,

Да боятся, как бы сдуру

Не лишились б сами шкуры -

Ведь вот в двенадцатом году

Француз сам себе наделал беду!..

 

III

 

Подходи, люд честной, люд божий,

Крытый рогожей,

За медный пятак                                

Покажу все этак и так.

Будете довольны.

Вот французский город Париж,

Приедешь - угоришь.

Ономедни и самому там сенатору Гамбету

Подали карету -

Дескать, проваливай.

А вот коварный англичан,

Надулся ровно чан.

Хоша он нам и гадит,

Зато и наш брат русский его не гладит.

Супротив русского кулака

Аглицкая наука далека,

И слова мы не скажем,

Уж так-то разуважем -

Мокренько будет.

 

(Из книги: «Фольклорный театр» // Сост. А.Ф. Некрылова, Н.И. Савушкина. – М., 1983 г.) С. 382 – 386, 379 – 381.

Приложение 1.

А. Ф. НЕКРЫЛОВА


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 392;