Компетенция Европейского суда по правам человека



В соответствии со ст. 1 Конвенции каждое государство-участник обеспечивает каждому человеку, находящемуся под его юрисдикцией, гарантированные Конвенцией права и свободы. Юрисдикция государства распространяется прежде всего на территорию, и соответственно юрисдикция Суда распространяется на территорию, охватывающую всех участников Конвенции.

Из общего принципа, вытекающего из ст.1 Конвенции следует, что Суд компетентен рассматривать только те дела, где речь идет о нарушениях прав и свобод, гарантированных Конвенцией, и решения Суда могут основываться только на ее нормах.

О компетенции Европейского суда по правам человека в очень сжатой форме говорится в ст. 32 (Компетенция Суда) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В частности в ней сказано, что в ведении Суда находятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней, которые могут быть ему переданы в случаях, предусмотренных положениями статей 33 (Межгосударственные дела), 34 (Индивидуальные жалобы) и 47 (Консультативные заключения).

Следует сказать о том, что защита прав и свобод, это прежде всего задача самих государств-участников. Роль же Европейского суда по правам человека субсидиарна, т.е. носит дополняющий характер и состоит в рассмотрении конкретных споров о нарушении прав и свобод, которые не удалось решить на национальном уровне. Таким образом, субсидиарность означает, что компетенция Суда в отношении национального правопорядка государств-участников существенно ограничена.

Рассматривая жалобу о нарушении какого-либо права, защищаемого Конвенцией, Суд не может не обратиться к нормам внутреннего права государства, против которого поддона жалоба. Однако Страсбургский Суд признав Конвенцию нарушенной, тем не менее не вправе отменять правовые нормы и акты внутреннего законодательства, требовать такой отмены или осуществления каких-либо иных властных мер по обстоятельствам рассмотренного дела. Кроме того, Страсбургский Суд не вправе отменить по жалобе заявителя приговор или решение, вынесенное национальным судом; он не является вышестоящей инстанцией по отношению к национальной судебной системе. К тому же решения Европейского Суда, в том числе и по тем делам, где в качестве ответчика выступало данное государство, не носят характера обязательного прецедента для законодателя и судебной системы государства-ответчика.

Осуществление Судом своей компетенции является беспристрастным, что обусловлено его наднациональным характером. В этом смысле показательно дело «Вилле против Лихтенштейна». В 1997г. Князь - глава государства Лихтенштейн - отказался утвердить Представление парламента о назначении на новый срок Председателя Административного Суда Герберта Вилле по той причине, что в 1992г., когда Вилле занимал пост вице-премьера у него были разногласия с князем относительно вступления Лихтенштейна в ЕЭС, а уйдя затем в отставку, Вилле опубликовал критическую статью, в которой, в частности, затрагивал конституционно правовой статус князя. Последний открыто признал, что именно эта публикация послужила ему в 1997г. основанием для отказа в переназначении Вилле. Герберт Вилле, в свою очередь, посчитал, что таким образом нарушено его право на свободу выражения мнения. Однако в государственной системе Лихтенштейна ни один орган (включая Конституционный суд) не мог рассмотреть жалобу Г. Вилле, поскольку она была направлена против главы государства. Вилле обратился в Европейский суд по правам человека, который решением от 28 октября 1999г., признал, что заявитель является жертвой нарушения как ст. 10 (Свобода выражения мнения), так и ст. 13 (Право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции.

Суд неоднократно подчеркивал в своих решениях, что он не дает никаких указаний, тем более обязательных, государствам ответчикам в отношении их законодательной, судебной или иной деятельности.

Следует сказать и о принятом в 1963 году Протоколе № 2, который ввел институт консультативных заключений Суда. Впоследствии Протокол был инкорпорирован в текст Конвенции (ныне ст. 47-49, детализированные Регламентом, ст.82-90).

Нормами этого института установлено, что:

консультативные заключения Суда могут иметь своим предметом юридические вопросы, касающиеся толкования только самой Конвенции и Протоколов к ней; тем самым все иные акты Совета Европы не охватываются этой компетенцией Суда;

Суд может давать консультативные заключения только по запросам Комитета министров, куда и должны обращаться заинтересованные государства;

все, что должно быть рассмотрено в судебном порядке не может решаться с помощью консультативных решений Суда;

вопрос о том, относится ли данный запрос Комитета министров к компетенции Суда, решает сам Суд.

Однако эта компетенция не используется и хотя, в течение 30 лет после вступления в силу Протокола № 2 Суд не дал ни одного консультативного заключения, эта компетенция в 1998г. была сохранена в новой редакции Конвенции и детализирована в Регламенте.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 471;