Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 118 страница



 

Образование Фигнер «соответствовало ее общественному по­ ложению» - домашнее обучение, затем Родионовский институт в Казани. Существует мнение, что благотворные реформы 1860-х гг. улучшили общую атмосферу в институтах, однако пре­ подаваемые предметы были все так же далеки от жизни, как и сама учительница - «высушенная старая дева», по словам Фиг­ нер. Охоту к чтению книг отбивали быстро, и практически ниче­ го не делалось для того, чтобы научить институток жизни или развить их нравственность. Оглядываясь на свое шестилетние пребывание в институте, Фигнер пыталась определить, что она из него вынесла - утонченные манеры, дисциплинированность в занятиях и, как отличительную черту всех пансионеров, жажду дружбы. «Но в смысле научного знания и в особенности умствен­ ного развития, - писала она, - эти учебные годы не только дали мне очень мало, они задерживали мой духовный рост, не говоря

 

Личность В.Фигнер, чья жизнь (1852-1942) пришлась на наиболее критиче­ ский период российской истории, также ожидает более серьезного биографиче­ ского исследования, несмотря на то, что существует богатая литература, напи­ санная самой Фигнер и о ней. «Запечатленный труд» - основной мемуарный труд Фигнер. В первом томе описывается ее жизнь до 1883 г., а во втором - 20 лет, проведенных ею в Шлиссельбургской крепости. О годах, проведенных в Цюрихе, см.: Фигнер В.Н. Студенческие годы (1872-1873).


 

194


уже о том вреде, который приносила неестественная изоляция от жизни и людей». Между тем, как и многие развитые девушки ее поколения, она компенсировала скуку классных комнат обшир­ ным чтением основных источников радикальной чувствительно­ сти: русских классиков, «толстых журналов» и произведений за­ падной научной мысли1.

 

Поворотный момент наступил вскоре после выпуска из ин­ ститута в 1869 г., когда она чувствовала в себе «энергичное, лич­ ное, бьющее через край настроение и желание заняться какой-ни-будь значимой деятельностью». Случайно она наткнулась на статью о карьере Сусловой. Вскоре после этого она прочитала статью об утилитаризме и решила, что «наибольшее счастье для наибольшего числа» людей является подходящей целью, а крат­ чайшим путем к ней служат занятия медициной. Ее планы отпра­ виться в Цюрих были отложены из-за свадьбы с казанским адво­ катом Алексеем Филипповым. В университете она и ее сестра Лидия изучали под руководством профессора Лесгафта естест­ венные науки. Когда этого благородного преподавателя уволили из-за оказываемого им «дурного влияния на молодое поколе­ ние», Вера расстроилась, но, как она писала впоследствии, не провела никакой связи между этим событием и произволом рус­ ского правительства. Даже в Цюрихе, куда она, ее муж и сестра Лидия приехали в 1872 г., Вера первоначально влилась в среду «консервативных» девушек, чьим единственным интересом яв­ лялась учеба, и не спешила присоединиться к более политически активным друзьям Лидии, которая, в конце концов, и вовлекла ее в радикальный кружок2.

 

Кружок «Фричи», к которому присоединилась Лидия, состоХ ял из 12 или 15 девушек в среднем двадцатилетнего возраста, большинство из которых были русскими дворянками, за исклю­ чением двоих евреек. Национальные и религиозные различия были практически стерты, так как все они были состоятельными, хорошо образованными, читали одни и те же книги и разделяли одинаковые философские взгляды. В этом кружке, как и в муж­ ских группах, принадлежность к иудаизму практически не игра­ ла никакой роли во взаимоотношениях между ее членами. За сте­ нами классных комнат женщины «Фричи» изучали социализм, посещали собрания эмигрантов и на волонтерских началах рабо­ тали в журналах Лаврова. Здесь царствовало равноправие, хотя к


Дата добавления: 2019-09-02; просмотров: 145; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!