Право на владение и пользование имуществом своих родителей



 

Участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом.Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.Каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.Владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех ее участников, которое предполагается. Они сообща владеют и пользуются общим имуществом, если иное не предусмотрено соглашением между ними. Согласие сособственников предполагается и при сделке по распоряжению общим имуществом, кто бы из них ее ни совершал.Совершать сделки по распоряжению общим имуществом может каждый из участников совместной собственности, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Например, такое право может быть предоставлено лишь одному из участников, для чего другие выдают ему доверенность.Если один из участников общей совместной собственности (например, на приватизированную квартиру) является недееспособным, частично или ограниченно дееспособным, то при совершении сделок с его участием в целях ограждения его прав и интересов должны соблюдаться установленные законом специальные требования. Так, для сделок в отношении приватизированных жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние (независимо от того, являются ли они собственниками, сособственниками или членами семьи собственников, в том числе бывшими), имеющие право пользования данным жилым помещением, требуется предварительное разрешение органов опеки и попечительства. Это правило распространяется также на жилое помещение, в котором несовершеннолетний не проживает, если на момент приватизации он имел на это помещение равные с собственником права (см. ч. 2 ст. 3 Закона о приватизации жилищного фонда).Если один из участников совместной собственности совершил сделку по распоряжению общим имуществом при отсутствии необходимых полномочий, то она по требованию остальных участников может быть признана недействительной только в случае, когда доказано, что другая сторона о сделке знала или заведомо должна была об этом знать.Такая сделка относится к числу оспоримых, бремя доказывания возлагается на сторону, которая требует признания сделки недействительной; другая сторона в сделке должна действовать умышленно или во всяком случае проявить при совершении сделки грубую неосторожность. В случае признания сделки недействительной применению подлежат правила п. 2 ст. 167 ГК, т.е. обе стороны возвращаются в первоначальное положение (см. коммент. к ст. 167 ГК). Впрочем, редакция п. 3 ст. 253 ГК несовершенна. Сделка по распоряжению общим имуществом, заключенная участником совместной собственности при отсутствии необходимых полномочий, может квалифицироваться как недействительная независимо от субъективного отношения другой стороны к совершению данной сделки. Но если умысла или грубой неосторожности в поведении другой стороны не было, то все полученное ею по сделке возврату не подлежит, а отвечать перед участниками совместной собственности будет тот из них, кто совершил сделку, не имея на то полномочий.Изложенные выше правила о владении, пользовании и распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности, применяются постольку, поскольку для отдельных видов совместной собственности ГК или другими законами не установлено иное. Так, в развитие положений, закрепленных в п. 3 ст. 253 ГК и по существу воспроизведенных в пп. 2, 3 ст. 35 Семейного кодекса предусматривает, что для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. При отсутствии такого согласия другой супруг вправе требовать по суду признания сделки недействительной в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Если у несовершеннолетнего отсутствует право пользования жилым помещением, в том числе в результате вступившего в законную силу решения суда о признании несовершеннолетнего утратившим право на приватизируемое жилое помещение либо выселении, а также при использовании несовершеннолетним права приватизации, подтвержденного документально, получения разрешения органов опеки и попечительства на отказ от участия несовершеннолетнего в приватизации жилого помещения не требуется.

В случае если заявитель обратился за выдачей разрешения на отказ от участия несовершеннолетнего в приватизации жилого помещения и предоставил документы, согласно которым несовершеннолетний в соответствии с действующим законодательством РФ не обладает правом пользования жилым помещением, заявителю выдается официальный ответ об отсутствии правовых оснований для издания распоряжения о разрешении (отказе в выдаче разрешения) на отказ от участия несовершеннолетнего в приватизации жилого помещения[49].

При вселении собственником в принадлежащее ему жилое помещение членов семьи презюмируется приобретение членами семьи равных с собственником прав на проживание. Собственник должен доказать иное.

Квартира по ул. Пархоменко была приобретена Шевелевой Л.Н. на личные средства по договору купли-продажи в собственность. Поскольку у нее уже имелась в собственности квартира по ул. Новосибирская, она вселила в приобретенную квартиру семью своего сына Шевелева Д.В., состоявшую, помимо сына, из его супруги, Шевелевой Н.С. и их сына Шевелева А.Д.

Все трое были собственником квартиры Шевелевой Л.Н. зарегистрированы по месту жительства в спорной квартире.

В июне 2001 года Шевелев Д.В. умер.

Шевелева Л.Н. предъявила иск о признании своей бывшей невестки Шевелевой Н.С. и своего внука Шевелева А.Д. утратившими право на проживание в спорной квартире и снятии их с регистрационного учета.

Иск Шевелева Л.Н. мотивировала тем, что никогда не состояла в семейных отношениях с ответчиками, то есть никогда с ними совместно не проживала и не вела с ними совместного хозяйства. Ответчики в спорную квартиру были вселены ею временно, на период до окончания ее сыном Шевелевым Д.В. военного училища и распределения его к месту службы. Шевелева Н.С. предъявила встречный иск к Шевелевой Л.Н., в котором просила признать за ее несовершеннолетним сыном Шевелевым А.Д. право пользования спорным жилым помещением.

Иск обоснован тем, что ее сын Шевелев А.Д. в течение года после рождения проживал в спорной квартире вместе со своими родителями, их семью помогала содержать истица.

Решением Ленинского районного суда от 25 июня 2003 года иск Шевелевой Л.Н. удовлетворен частично, Шевелева Н.С. обязана сняться с регистрационного учета в спорной квартире, в остальной части иска отказано. Встречный иск удовлетворен, за несовершеннолетним Шевелевым А.Д. признано право пользования спорной квартирой.

Решение суда мотивировано тем, что сын истицы Шевелевой Л.Н. – ныне умерший Шевелев Д.В. – был членом семьи своей матери, поскольку он был вселен со своей семьей в спорное жилое помещение своей матерью для постоянного проживания.

Истица не предоставила достоверных доказательств того, что при вселении был обусловлен иной порядок пользования жилым помещением, то есть что квартира не была предоставлена в пользование временно. После вселения сына и его семьи Шевелева Л.Н. продолжала поддерживать семейные отношения как с сыном, так и с его семьей, поскольку содержала семью сына.

Так как Шевелев Д.В. являлся членом семьи собственника, а с ним постоянно совместно проживал его несовершеннолетний сын Шевелев А.Д., то Шевелев А.Д. приобрел право пользования жилым помещение.

Определением суда кассационной инстанции от 12 августа 2003 года решение суда оставлено без изменения, кассационная жалоба Шевелевой Л.Н. – без удовлетворения. В определении указано, что невозможность исполнения решения суда в части использования права ребенка на жилое помещение не является основанием для отмены решения суда, порядок исполнения решения суда может быть установлен дополнительно[50].

 


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 89;