Социальный фильтр №1. «Фильтр юношеского риска».



Как известно, количество рождающихся мальчиков и девочек примерно одинаково. Более того, на момент рождения число мальчиков даже несколько превышает число юных представительниц прекрасного пола того же года рождения. Однако уже к возрастному рубежу в 16-18 лет, вслед за которым начинается период самого активного любовно-брачного поведения, ситуация значительно меняется…

В силу своего мужского характера, а именно трудно «перебиваемого» биологического стремления «проверить себя на прочность», доказать свои качества «настоящего мужчины», ввиду пренебрежительного отношения к элементарным мерам предосторожности, мальчики и юноши гораздо чаще, чем их сверстницы, тонут в реках и озерах, срываются со скал, крыш и балконов, разбиваются на мотоциклах, мопедах и автомобилях, навсегда пропадают в тайге, замерзают во время зимних походов в лес, подрываются на самодельных и боевых взрывных устройствах, забивают друг друга до смерти в подростковых драках, умирают от укусов энцефалитных клещей, попадают под машины и поезда. Их бьет током, засыпают снежные лавины, они умирают от бензиновых испарений в гаражах, проваливаются под лед, не выдержав упреков родителей или страданий первой несчастной любви, кончают жизнь самоубийством…  

 

Так, уже в возрасте 16-18 лет юношей становится ощутимо меньше, чем девушек. Дальше включаются «фильтр образования» и «фильтр армии».

 

Социальный фильтр №2. «Фильтр образования».

«Фильтр образования» включается не менее двух раз: первый раз тогда, когда юноши решают, стоит ли им продолжать обучение после окончания девятого класса (неполное среднее образование), второй раз тогда, когда они заканчивают одиннадцатый класс (полное среднее образование) и готовятся поступать в ВУЗы.

И в первом, и втором случае ситуация в целом одинакова. Те молодые люди, которые оказываются физически и психологически более «созревшими», те, кто начинает свою сексуальную жизнь раньше сверстников, те, кто (как им кажется) уже «научились правильно понимать жизнь» и четко уяснили, что «учиться – это гораздо хуже, чем начинать зарабатывать деньги и женское уважение прямо сейчас», оказываются в самой настоящей «социальной ловушке», своеобразном «социальном тупике».

Те, кто казался явным подростковым лидером (или был в числе окружения подростковых лидеров) и отказался от продолжения учебы (в ВУЗах, школе, в профессионально-технических училищах и т.д.) ради того, чтобы пойти либо на производство, либо в торговлю, либо в сферу криминала, в итоге оказываются обманутыми самими собой. Уже примерно к 25-30 годам они начинают остро завидовать своим когда-то более «отсталым», но, в конечном итоге, «по факту» оказавшимся более успешным сверстникам, получившим высшее образование и лучше «устроившимся» в жизни.

 

Результат срабатывания второго «фильтра образования» виден «невооруженным глазом» и особенно заметен сразу в двух плоскостях:

 

- во-первых, уже в 10-11-х классах, а затем в ВУЗах начинает явно преобладать «женское большинство». Причем, в последние годы даже на тех факультетах, которые традиционно считались исключительно «мужскими»;

 

- во-вторых, те молодые люди, которые были более сексуально активными и казались явными фаворитами девушек в возрасте 14-20 лет, уже к возрасту 25-30 лет (то есть к тому моменту, когда данные мужчины начинают представлять наибольший интерес для женщин с точки зрения создания семьи) почти полностью теряют свою ценность для тех дам, которые ставят перед собой цель добиться для себя (и своих детей) высокого социального статуса и материальной обеспеченности.

Если данные мужчины не смогут преодолеть четвертый «социальный фильтр» – «фильтр социального неблагополучия», тогда они полностью уйдут в небытие. Причем, чаще всего не только любовно-брачное, но и физическое…      

 

Социальный фильтр №3. «Фильтр армии».

Во всяком обществе свое веское слово говорит армия. Сейчас в армию в основном попадают парни из не очень благополучных социальных слоев: те, кто не получил полного среднего образования в школе, жители нищающей сельской местности, парни из рабочих поселков и городских окраин, те, кто так и не смог найти своего места в жизни, кто не смог учиться в ПТУ или ВУЗе, кто на выбор между «зоной» и казармой выбрал для себя все-таки казарму.

 

Из числа тех, кто становится офицерами, примерно половину составляют дети кадровых офицеров, которые составляют профессиональное ядро армии. Вторая половина – это те, кто сумел получить высшее образование, однако уровень социальных возможностей его родственников оказался недостаточно высок для того, чтобы избавить данного молодого мужчину от службы.    

 

Далее ситуация выглядит примерно следующей: неуставные отношения, конфликты на национальной почве, неосторожное обращение с оружием во время учений, реальные боевые действия (и т.д. и т.п.) ежегодно забирают сотни и тысячи жизней молодых солдат и офицеров. Что, разумеется, тут же отражается на общей ситуации в сфере любовно-брачных отношений.

 

Кроме того, некоторый процент тех мужчин, что возвращаются из армии живыми, оказываются или сломлены морально, или искалечены физически (стали инвалидами, приобрели хронические заболевания). Естественно, становится гораздо труднее конкурировать с теми более успешными мужчинами, которые счастливо избежали службы в армии и в это время занимались своей карьерой. 

 

Не стоит забывать и о тех, кто остается служить в армии кадровыми офицерами. В XXI веке популярность женихов-офицеров значительно ниже, нежели женихов-менеджеров, женихов-чиновников и женихов-бандитов. Увы…

С учетом того, что через горнило армии ежегодно проходят тысячи мужчин самого привлекательного любовно-брачного возраста от 18 до 27 лет, все это также наносит значительный урон российской любовно-брачной демографии.   

 


Дата добавления: 2018-05-31; просмотров: 77; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ