Наличие Су-25 в составе ВВС Украины (по состоянию на осень 2015 г.)



Тип Кол-во Номера
Су-25 8 01, 05, 10, 16, 19, 20, 24, 27
Су-25М1 11 02, 09, 15, 29, 07, 17, 37, 35, 38, 40, 41
Су-25УБ 3 60, 61, 62
Су-25УБМ1 2 64, 65

http://www.petrimazepa.com/su25.html

КРАЙНЯЯ ВОЙНА «КРОКОДИЛОВ»: МИ-24 ВОЗДУШНЫХ СИЛ УКРАИНЫ В ВОЙНЕ НА ДОНБАССЕ

11.11.2015

Характер противостояния на Донбассе (по крайней мере, на начальном этапе весной – летом 2014 г.) позволяет говорить о контртеррористическом характере операции Вооруженных сил Украины. Что предполагает широкое использование армейской авиации и прежде всего боевых вертолётов. В нашей стране, как и в большинстве постсоветских, это «старые добрые» Ми-24 различных модификаций.

В 1991 г. новосозданному государству Украина досталось как минимум 350 боевых вертолётов. Однако массовый и практически бесконтрольный экспорт привёл к тому, что к 1996 г. их было 297 (26 – в составе Воздушных сил Украины, ПВО и НГУ, и 217 – в армейской авиации). Но это было только начало. Так как у большинства машин ресурс по планеру, лопастям истекал к 2006 г., то машины ранних годов выпуска массово списывались, более «свежие», но с вылетанным ресурсом ставились на хранение в ожидании ремонта.

Продолжался и экспорт, данные по которому далеко не полные, но, думаю, стоит привести только некоторые цифры: Алжир (13 Ми-24В в 1999 г.), Сьерра-Леоне (2 Ми-24В, 1999 г.), Нигерия (2 Ми-24В, Ми-24П в 2008 г.), Чад (4 Ми-24В в 2007–2008 гг.), Азербайджан (13 Ми-24П в 2009–2010 гг.), ЦАР (2 Ми-24В в 2011 г.), Экваториальная Гвинея (4 Ми-24П). Общий экспорт вертолётов Ми-24 из Украины за 1991–2014 гг. оценивается российскими специалистами в 142 машины.

Таким образом, в 2011 г. в армейской авиации числилось 72 Ми-24. По всей видимости, их количество не сильно уменьшилось к весне 2014 г., когда началась «горячая фаза» противостояния на Донбассе. На тот момент в армейской авиации было три эскадрильи Ми-24 в составе одного полка – 7-го (Новый Калинов, Львовская область) – и двух бригад – 16-й (Броды, Львовская область) и 11-й (Чернобаевка, Херсон). Исходя из штатной численности, это около 50 машин. Сюда же стоит отнести 10 вертолётов, которые находились по контракту с ООН в Африке (Либерия и Конго).

Начало открытого противостояния с РФ привело к тому, что все наличные машины были переброшены на пограничные территории: возле границ Крыма были задействованы для показательных полётов вертолёты обеих авиабригад, в то время как 7-й полк должен был прикрыть черниговское направление.

Однако вскоре на Донбассе начались вооружённые столкновения, и вертолёты сводными группами были переброшены на ближайшие аэродромы. Так, сводная группа 7-го полка стала базироваться на аэродроме «Чугуев», вертолёты 11-й бригады были отмечены весной 2014 года в аэропорту «Мариуполь», 16-й бригады – в аэропорту «Днепропетровск».

Впервые на Донбассе боевые вертолёты отметились 14 апреля, когда две машины засветились на месте нападения РДГ противника на тыловую колонну десантников под Краматорском. Затем было прикрытие Ми-8-х с десантом спецназа, задействованного для усиления обороны базы хранения бронетехники в Артёмовске (24 апреля); зачистка донецкого аэропорта (26 мая), в которой была задействована пара машин 7-го полка.

Однако первым реальным боевым крещением для украинских вертолётчиков стала осада захваченного боевиками Славянска.

Ранним утром 2 мая блокпосты вокруг города были атакованы с земли и с воздуха, причём авиаторам пришлось действовать в неблагоприятных погодных условиях, что в итоге и привело к неоправданно большим потерям.

В районе населённого пункта Карповка во время полёта на предельно малой высоте были поражены из ПТРК «Фагот» сразу два вертолёта из состава 16-й бригады. Из двух экипажей в живых остался только капитан Краснокутский, который был ранен и захвачен противником на месте аварийной посадки (позже обменян).

Такие большие одноразовые потери заставили пересмотреть концепцию применения вертолётов, однако условия боевых действий требовали применения боевой авиации. При этом главной целью была захваченная бронетехника днепропетровских десантников. А так как в группе Стрелкова-Гиркина людей с боевым опытом хватало, то 5 мая была организована засада в районе горы Карачун. В качестве приманки использовалась БМД, а средства поражения машины 16-й бригады – крупнокалиберный пулемёт (по всей видимости, установленный на мобильной базе). Стоит отметить, что вертолёт был поражён в самую уязвимую часть – редуктор несущего винта и его обвязку. Что, ожидаемо, привело к отказу гидравлической системы и вынужденной посадки на авторотации. Через некоторое время севшую машину добил лётчик штурмовика Су-25.

Достаточно ограниченно использовались вертолёты на другом направлении – луганском. Прежде всего это было связано с отсутствием достаточного количества полевых площадок и сложностей со снабжением. Однако Ми-24 7-го полка отмечены как минимум 2 июня в ходе отражения штурма базы погранотряда в Луганске и при прикрытии пограничного пункта «Должанский».

Славянск вообще оказался крайне неудачным для украинской авиации – там армейская авиация понесла наибольшие потери и фактически после этого была выведена с «горячих» участков фронта. 4 июня в ходе боя ракетой, запущенной ПЗРК «Игла», был поражен Ми-24П 11-й авиабригады, экипаж которого совершил аварийную посадку недалеко от трассы Харьков – Ростов.

После этого случая сводная группа была выведена из зоны боевых действий. Однако время было использовано с пользой: в строй силами ТЭЧ за два месяца были поставлены как минимум шесть Ми-24.

После освобождения Славянской агломерации обе бригады стали базироваться на аэродроме «Краматорск» (находятся там и поныне).

Крайними в войне на Донбассе стали вылеты экипажей 7-го полка на луганском направлении в августе 2014 года. Тут 20-го числа был сбит и крайний вертолёт Ми-24: погиб экипаж майора Олега Бирюка. Причём есть большая доля вероятности, что «крокодил» был поражён российскими военнослужащими из 205-й отдельной мотострелковой бригады, которые вели боевые действия на этом направлении (более детально смотрите расследование).

Начиная с осени 2014 года, вертолёты привлекаются к прикрытию санитарных Ми-8 исключительно в прифронтовой зоне.

http://www.petrimazepa.com/mi24.html

«РЕВУЩИЕ ДРАКОНЫ» НАД ДОНБАССОМ: СУ-24 В БОЮ

19.11.2015

Боевые действия летом 2014 года на Донбассе потребовали от сравнительно небольших ВВС Украины практически полного напряжения сил. В бой были брошены даже наиболее мощные и «продвинутые» ударные машины, такие как бомбардировщик Су-24М.

В наследие от Советского Союза страна получила сразу восемь авиаполков, имевших на вооружении 120 Су-24М, 90 Су-24 и 35 разведчиков Су-24МР. Естественно, что первым делом такое количество явно излишних машин было выставлено на продажу на мировом рынке вооружений. Однако Су-24 – машина достаточно сложная и дорогая в эксплуатации, поэтому экспортного успеха она не имела (только в 2005 году один самолёт удалось продать в Эстонию и то как музейный образец).

Естественно, что и содержать столько самолётов в строю небогатая Украина не могла (да и необходимости такой не было), поэтому машины постройки 1970-х годов стали массово списываться (отправляясь либо на разделку, либо на постамент), остальные передаваться для учебных целей. Более «молодые» машины массово стали ставить на хранение.

В итоге на зиму 2014 года все оставшиеся в строю машины были собраны в составе 7-й бригады тактической авиации в Староконстантинове на аэродроме Булат. Хотя формально в ВВС числилось 114 Су-24 разных модификаций, однако, по штатному расписанию в бригаде было две бомбардировочные эскадрильи (24 Су-24М) и одна разведывательная (12 Су-24МР).

Положение бригады до событий зимы 2014 года было плачевным. Немногие оставшиеся лётчики были вынуждены поддерживать «лётную форму» на трёх L-39С «Альбатрос». С развитием крымского кризиса в 7-й авиабригаде резко стали восстанавливать боеспособность не только самолётов, но и лётчиков эскадрильи. Так, количество лётных дней увеличилось с двух в месяц до двух в неделю. Однако интенсивная подготовка и переподготовка имела и обратную сторону – аварии. Таким образом, 21 марта при посадке на аэродроме Староконстантинов комэск подполковник Денис Кочан разбил самолёт. Сам он, как и штурман – лейтенант Дудник, успешно катапультировался, а вот самолёт полностью сгорел. С аварией долго не разбирались, списав на «человеческий фактор».

Боевые действия на Донбассе, начиная с мая 2014 года, приобрели характер практически полномасштабной войны, где одним из «козырей» должна была стать авиация. Из 7-й бригады поначалу была собрана сводная группа из четырёх Су-24МР, которые с аэродромов Кульбакино, Миргород и Чугуев активно привлекались для фоторазведки Донбасса. Тут же отметим, что достаточно устаревшие машины с ещё советской электроникой могли довольно эффективно собирать информацию только при полётах на низких и средних высотах. Что при наличии у боевиков ПЗРК делало разведку опасным занятием. Что подтвердили события 1 июля, когда под Славянском в районе Семеновки Су-24МР (командир экипажа – подполковник Булацик) был поражен ракетой. Так как машина двухмоторная, то попадание не было смертельным – экипаж на одном двигателе смог пролететь ещё 300 км и благополучно приземлиться на аэродроме Миргород. За спасение самолёта экипаж был награждён орденами Богдана Хмельницкого 3-й степени. Кстати, машина на сегодняшний день уже восстановлена.

После этого случая полёты разведчиков приостановили, однако, угрожающие события августа заставили пустить в ход боевые Су-24М. Основной задачей лётчиков стало поражение стационарных целей с больших высот, что позволяло минимизировать действие ПВО противника. Хотя Су могли чисто теоретически нести управляемые ракеты и бомбы, их в арсеналах украинской армии не было, да и подготовка лётчиков была явно недостаточной. Поэтому основным оружием стали свободнопадающие бомбы ФАБ-500. Именно такими боеприпасами достаточно активно работали по целям в приграничных районах Луганской области. Полной картиной боевых вылетов лета 2014 года автор в силу понятных причин не обладает. В СМИ просочились только отдельные факты. Так, 9 августа пара бомбардировщиков довольно прицельно отбомбилась по железнодорожной станции Антрацит.

Резкая активизация боевых действий в районе Луганского аэропорта потребовала большого количества развединформации, и командование бригады было вынуждено снова задействовать Су-24МР, что вполне ожидаемо привело к потерям. 20 августа во время разведки трассы Краснодон – Луганск ракетой, выпущенной с земли в районе Хрящеватого, был поражён один самолёт. Борт упал вблизи Новосветловка, экипаж успел катапультироваться и был спасён. По некоторым данным, машина была поражена из ЗРПК «Панцирь» российской армии.

В целом можно отметить, что небольшой парк фронтовых бомбардировщиков Су-24М не смог оказать существенного влияния на ход боевых действий. Хотя в теории экипажи могли применять мощное бомбовое вооружение в плохую погоду и ночью, но использовался он исключительно как дневной бомбардировщик.

После подписания Минского перемирия в сентябре 2014 года предприняты беспрецедентные меры как по восстановлению парка Су-24-х, так и по переподготовке лётного состава с учётом опыта кампании на Донбассе. За год серьёзным организационно-штатным изменениям подверглась и сама 7-я бригада.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 170; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!