Часть панорамы, снятая астронавтами



«Аполлона-16» из лунного модуля

Сразу после посадки.

Белая полоса в центре - выброс породы

От метеоритного удара

Вокруг Южного Лучевого кратера.

Специалисты в Хьюстоне тем временем проверяли поступавшую от всех систем телеметрическую информацию.

Окончательное разрешение остаться на Луне ЦУП дал примерно через 13 минут после посадки.

Затем были приняты меры по снижению потребления электроэнергии.

Место посадки лунного модуля «Орион».

Шестичасовое опоздание с посадкой привело к расходованию дополнительных 200 ампер-часов (суммарная ёмкость пяти батарей электропитания посадочной ступени лунного модуля составляла около 2025 ампер-часов).

Были отключены: неисправная антенна высокого усиления, дисплей компьютера и таймер полётного времени.

У астронавтов остались только наручные часы, которые показывали Центральноамериканское время (местное время Хьюстона), но не полётное время, по которому был расписан весь полётный план.

Задержка с посадкой потребовала корректировки планов и графика миссии.

ЦУП сообщил Янгу и Дьюку, что вместо выхода на поверхность, который планировался сразу после прилунения, им надлежит готовиться ко сну.

Для астронавтов это не стало неожиданностью.

Они сами первыми предложили такой вариант, когда ещё находились на орбите в ожидании (правда, тогда они были почти уверены, что посадку вообще отменят, а полёт прервут).

Что касается первой прогулки, то больших изменений Хьюстон не планировал.

Из-за режима энергосбережения решено было только не включать телекамеру лунного модуля, когда астронавты будут спускаться на поверхность и выгружать «Лунный Ровер».

Трансляция должна была начаться после того, как будут развёрнуты антенны и включена телекамера луномобиля.

В оставшееся до сна время Янг и Дьюк, сняв скафандры, давали специалистам в Хьюстоне подробные геологические описания окружавшей их местности, после чего поужинали и улеглись в свои гамаки - командир вверху, головой к задней стенке кабины, пилот ниже, перпендикулярно Янгу, головой к правой стенке.

Оба астронавта находились в состоянии сильного эмоционального возбуждения.

Чтобы заснуть, Дьюку пришлось принимать снотворное.

На шестой день миссии после завтрака Янг и Дьюк начали подготовку к первому выходу на поверхность. Хьюстон попросил Дьюка промыть гермошлем водой от остатков апельсинового сока и как следует его вытереть, прежде чем нанести на стекло средство от запотевания.

По поводу этой просьбы Янг, размышляя вслух и забыв, что микрофон включён, сказал:

«Кретины, мы могли это сделать вчера!» (англ. We could've done it last night, you assholes!).

Оператор связи сразу же напомнил ему о включённом микрофоне.

Затем Дьюк вновь испытал затруднения с надеванием скафандра.

Он никак не мог застегнуть молнию.

Проблему удалось решить только с помощью Янга.

Дьюку пришлось также прочищать и продувать свои микрофоны от накопившегося в них апельсинового сока, иначе в ЦУПе его плохо слышали.

Проверив герметичность скафандров, астронавты начали разгерметизацию кабины.

Чтобы следить за временем, прошедшим от начала 1-й внекорабельной деятельности (ВКД), Янг и Дьюк одновременно включили таймеры своих наручных часов Omega Speedmaster Professional.

Джон Янг открыл люк, выбрался на площадку над лестницей и выбросил мешок с мусором.

Дьюк включил 16-мм кинокамеру в кабине лунного модуля, Янг с помощью троса с крючком опустил на лунную поверхность чемоданчик с фотокамерами и начал спускаться по лестнице.

Шагнув с тарелки опоры «Ориона» в лунную пыль, он сказал:

«А вот и ты, загадочный и неизвестный Декарт. Горные равнины. Аполлон-16 изменит представления о тебе. Я очень рад, что Братца Кролика бросили сюда, в его родной терновый куст».

There you are: Mysterious and Unknown Descartes. Highland plains. Apollo 16 is gonna change your image. I'm sure glad they got ol' Brer Rabbit, here, back in the briar patch where he belongs.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 145; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ