Рассказы, написанные по-английски 14 страница



окна в отдаленье, поймавшего луч,

лунатиков смирных в солдатских мундирах,

высокого неба, внимательных туч;

красы, укоризны; детей малолетних,

играющих в прятки вокруг и внутри

уборной, кружащейся в сумерках летних;

красы, укоризны вечерней зари;

всего, что томит, обвивается, ранит:

рыданья рекламы на том берегу,

текучих ее изумрудов в тумане, —

всего, что сказать я уже не могу.

Сейчас переходим с порога мирского

в ту область… как хочешь ее назови:

пустыня ли, смерть, отрешенье от слова, —

а может быть проще: молчанье любви…

Молчанье далекой дороги тележной,

где в пене цветов колея не видна,

молчанье отчизны (любви безнадежной),

молчанье зарницы, молчанье зерна.

Подписано: Василий Шишков

 

Это стихотворение появилось в октябре или ноябре 1939 года в «Русских Записках»[139] и в своем критическом обзоре Адамович отозвался о нем с исключительным энтузиазмом («Наконец-то в нашей среде появился великий поэт» и т. п. — цитирую по памяти, но, насколько мне известно, один из составителей моей библиографии сейчас занимается поисками этой рецензии). Не в силах удержаться от продолжения своего розыгрыша, я вскоре после выхода этого панегирика опубликовал в тех же «Последних новостях» (в декабре 1939-го? Здесь я вновь не могу ручаться в точности) рассказ «Василий Шишков» (включен в сборник «Весна в Фиальте»), который можно было трактовать, в зависимости от степени проницательности эмигрантского читателя, либо как действительное происшествие с реальным человеком по фамилии Шишков, либо как иронически-лукавое изложение удивительного случая растворения одного поэта в другом. Адамович сперва отмахивался, когда нетерпеливые друзья и недруги указывали ему, что Шишкова я выдумал; но в конце концов сдался и в своем следующем обзоре разъяснил, что я — «достаточно искусный пародист, чтобы изобразить гения». От души желаю всем критикам проявлять такое же великодушие. Я встречал его всего дважды, мимоходом; по случаю его недавней кончины многие старые литераторы превозносили его доброту и проницательность. В действительности в его жизни было только две страсти: русская поэзия и французские матросы.

 

В. Н., «Tyrants Destroyed and Other Stories»

(«Истребление тиранов»), 1975

 

Ultima Thule и Solus Rex . Зима 1939–40 годов оказалась последней для моей русской прозы. Весной я уехал в Америку, где мне предстояло двадцать лет кряду сочинять исключительно по-английски. Среди написанного в эти прощальные парижские месяцы был роман, который я не успел завершить до отъезда и к которому уже не возвращался. За вычетом двух глав и нескольких заметок эту неоконченную штуку я уничтожил. Первая глава, под названием «Ultima Thule», была напечатана в 1942 году («Новый журнал», № 1, Нью-Йорк); глава вторая, «Solus Rex», вышла ранее, в начале 1940 года («Современные Записки», №. 70, Париж). Английский перевод, сделанный мною в соавторстве с моим сыном в 1971 году, предельно верен оригиналу, включая восстановление на своем месте сцены, которая в «Современных Записках» была заменена рядом отточий[140].

Быть может, закончи я мой роман, читателям не пришлось бы ломать голову над несколькими загадками: был ли Фальтер шарлатаном? истинный ли он провидец? а может быть, он медиум, через которого покойная жена рассказчика, как знать, передала смутное содержание фразы, то ли узнанной, то ли не узнанной ее мужем? Как бы там ни было, кое-что ясно вполне. По мере развертывания воображаемой страны (что на первых порах лишь отвлекало его от несчастья, но потом превратилось в безраздельное творческое наваждение) вдовец так глубоко уходит в этот Предел мира, что он начинает обретать свою собственную реальность. В первой главе Синеусов говорит, что он переезжает с Ривьеры в свою старую парижскую квартиру; на самом же деле он перебирается в угрюмый дворец на далеком северном острове. Его искусство помогает ему воскресить жену в облике королевы Белинды — безнадежное свершение, не дающее ему восторжествовать над смертью даже в мире свободного вымысла. В третьей главе ей предстояло вновь умереть — от бомбы, предназначенной для ее мужа, на новом мосту через Эгель, всего несколько минут спустя после его возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что я могу разглядеть сквозь пыль, повисшую над обломками моих прежних вымыслов.

Два слова о «Кр.». Это обозначение представляло известную трудность для переводчиков: русское слово «король» в том смысле, в каком оно употреблено в рассказе, всегда имеет сокращенную форму «Кр.», что по-английски передается при помощи одной буквы «K». Коротко говоря, мой «Кр.» относится к шахматной фигуре, а не к фигуре какого-нибудь шаха. Что же касается заглавия этого фрагмента, позволю себе процитировать «Термины и темы шахматной композиции» Блэкбурна (Лондон, 1907): «Если единственной черной фигурой на доске является король, такая задача относится к типу „solus rex“»[141].

Принц Адульф, чья внешность, придуманная мной, почему-то напоминает С. П. Дягилева (1872–1929), остается одним из моих любимых персонажей в частном музее набитых ватой человеческих фигур, стоящих где-нибудь в доме каждого плодовитого писателя. Не помню подробностей смерти бедного Адульфа, кроме той, что Сиен со своими приспешниками прикончил его каким-то жутким, неуклюжим способом ровно за пять лет до торжественного открытия моста через Эгель.

Фрейдистов, как я понимаю, поблизости не осталось, поэтому нет нужды остерегать их касаться моих чертежей своими символами. В свою очередь, хороший читатель, безусловно, различит искаженные отзвуки последнего моего русского романа в моих английских вещах — «Под знаком незаконнорожденных» (1947) и особенно в «Бледном огне» (1962); я нахожу эти отзвуки немного печальными, но что действительно заставляет меня сожалеть о незавершенности этого романа, это то, что по своему колориту, по стилистическому размаху и изобилию, по чему-то трудновыразимому в его мощном глубинном течении он должен был решительно отличаться от всей моей русской прозы. Английский перевод «Ultima Thule» был напечатан в «Нью-Йоркере» 7 апреля 1973 года.

 

В. Н., «A Russian Beauty and Other Stories»

[«Красавица»], 1973

 

Ассистент режиссера . Рассказ вошел в сборник «Nabokov’s Dozen» [«Набокова дюжина»] 1958 года (см. Приложение).

 

«Что как-то раз в Алеппо…» Рассказ вошел в сборник «Nabokov’s Dozen» [«Набокова дюжина»] 1958 года (см. Приложение).

 

Забытый поэт . Рассказ вошел в сборник «Nabokov’s Dozen» [«Набокова дюжина»] 1958 года (см. Приложение).

 

Быль и убыль . Рассказ вошел в сборник «Nabokov’s Dozen» [«Набокова дюжина»] 1958 года (см. Приложение).

Жанровая картина, 1945 г. Рассказ вошел в сборник «Nabokov’s Dozen» [«Набокова дюжина»] 1958 года (см. Приложение).

Знаки и знамения . Рассказ вошел в сборник «Nabokov’s Dozen» [«Набокова дюжина»] 1958 года (см. Приложение).

Первая любовь . Рассказ вошел в сборник «Nabokov’s Dozen» [«Набокова дюжина»] 1958 года (см. Приложение).

Двуглавая невидаль. Сцены из жизни сросшихся близнецов . Рассказ вошел в сборник «Nabokov’s Dozen» [«Набокова дюжина»] 1958 года (см. Приложение).

Сестры Вэйн . Рассказ написан в Итаке, штат Нью-Йорк, в феврале 1951 года. Впервые напечатан в журналах «Hudson Review» (New York, зима 1959) и «Encounter» (London, март 1959). Перепечатан в сборнике «Nabokov’s Quartet» [«Квартет Набокова»] (Phaedra, New York, 1966).

Предполагается, что повествователю невдомек, что две умершие девушки использовали последний абзац рассказа как акростих, чтобы заявить о своем загадочном участии в описанных событиях. Такого рода трюк можно позволить себе только раз в тысячелетие существования художественной литературы. Имел ли он успех или нет — это другой вопрос.

 

В. Н., «Tyrants Destroyed and Other Stories»

[«Истребление тиранов»], 1975

 

Ланс . Рассказ вошел в сборник «Nabokov’s Dozen» [«Набокова дюжина»] 1958 года (см. Приложение).

 

Пасхальный дождь был напечатан в газете «Русское эхо» (апрель 1925 года); единственный сохранившийся экземпляр этого номера был обнаружен в 1990-е годы. Английский перевод выполнен Д. Набоковым и Питером Константайном.

 

Слово . Рассказ был напечатан 7 января 1923 года в газете «Руль». Английский перевод Д. Набокова вышел 26 декабря 2005 года в журнале «The New Yorker».

 

Наташа . Впервые опубликован в итальянском переводе Д. Набокова 22 сентября 2007 года в «Io Donna», приложение к газете «Corriere della Sera», а позднее — в собрании рассказов Набокова «Una Bellezza Russa e Altri Racconti» (издательство «Adelphi»); английский перевод Д. Набокова появился 9 июня 2008 года в «The New Yorker».

 

Примечания редактора

 

В мае 1975 г. Карл Проффер предложил Набокову выпустить в «Ардисе» (Анн-Арбор) большое собрание его русских рассказов в двух или трех томах, расположив их по тематическому или хронологическому принципу. Набоков ответил согласием: «Русских рассказов хватит на два тома, десятка по два на каждый, — писала к Профферу Вера Набокова. — Хронологическая последовательность нас вполне устраивает» (Переписка Набоковых с Профферами / Публ. Г. Глушанок и С. Швабрина. Пер. с англ. Н. Жутовской // Звезда. 2005. № 7. С. 158). Набоков, занятый в то время сочинением своего нового романа «Лаура и ее оригинал», намеревался приступить к подготовке такого издания весной 1976 г. Он хотел собрать разрозненные, не входившие в предыдущие сборники рассказы (см. составленный Набоковым список рассказов на стр. 12–13 настоящего издания) и «перевести на русский и внести в оригинальные тексты [рассказов] все изменения, сделанные в английских версиях» (Переписка Набоковых с Профферами. С. 162); этот замысел не осуществился из-за болезни и смерти Набокова в 1977 г. Работа над книгой была продолжена вдовой и сыном писателя, взявшим на себя труд составить значительно более обширное собрание русских и английских рассказов, чем то, которое предлагал издать Проффер, включающее малоизвестные и архивные тексты Набокова. Возможность выпустить такую книгу (по-английски) появилась лишь в середине 90-х гг. в результате многолетней работы по разбору архивных рукописей и розыску редких газет и журналов, в которых печатались рассказы Набокова его эмигрантской поры. В книгу рассказов, составленную Дмитрием Набоковым и изданную в 1995 г., спустя двадцать лет после ардисовского проекта, вошло несколько никогда не печатавшихся произведений (в его переводах на английский), среди которых: «Говорят по-русски», «Звуки», «Боги», «Венецианка». Однако и это обширное собрание в продолжение еще двенадцати лет пополнялось новыми, неизвестными сочинениями: в конце 90-х гг. Светланой Польской был найден чудом сохранившийся номер ковенско-берлинского еженедельника «Эхо» с рассказом Набокова 1925 г. «Пасхальный дождь»; в 2005 г. по просьбе Д. Набокова я выслал ему светокопию страницы берлинской газеты «Руль» с рассказом «Слово» для перевода на английский язык, а в следующем году — разобранный по рукописи архивный текст «Наташи». Итоговый конволют, состоящий из 57 русских рассказов, 10 английских (считая с «Первой любовью») и одного французского (переведенного самим Набоковым на английский и русский), выпущенный Д. Набоковым в 2008 г., вмещает в себя все известные напечатанные (многие лишь единственный раз в эмигрантских повременных изданиях) и не выходившие в свет при жизни автора рассказы, а также хранящиеся в архиве писателя произведения и близок к исчерпывающему. В него не вошли лишь незавершенные Набоковым вещи, как, например, энтомологический рассказ «The Admirable Anglewing» («Углокрылый адмирабль»), относящийся к 1959 г. Идентичное, хотя и иначе составленное русское собрание рассказов читатель держит в руках.

Первый сборник своей короткой прозы, названный по одному из рассказов, составивших его, «Возвращение Чорба», Набоков выпустил в 1930 г. в берлинском издательстве «Слово». Рассказы в нем были дополнены стихами по примеру книг И. Бунина «Роза Иерихона» и «Митина любовь», выпущенных в эмиграции в 20-е гг. В сборник вошли 15 рассказов, написанных в Берлине в 1924–1927 гг. Лучшим рассказом в сборнике сам Набоков считал «Путеводитель по Берлину». Вторая книга рассказов, «Соглядатай», включала в себя помимо небольшого романа, давшего заглавие сборнику, 12 рассказов и вышла в 1938 г. в парижском издательстве «Русские Записки». Третья книга, «Весна в Фиальте», должна была выйти в 1939 г. в том же издательстве, но из-за начавшейся войны издана не была и увидела свет лишь в 1956 г. в нью-йоркском «Издательстве имени Чехова». В нее вошли 14 рассказов, написанных в Германии и Франции в 30-х гг., и «Ultima Thule», одна из глав незавершенного романа, который Набоков сочинял перед войной в Париже. В 1976–1978 гг. сборники «Возвращение Чорба», «Соглядатай» и «Весна в Фиальте» были переизданы репринтным способом в издательстве «Ардис».

Переехав в Америку и перейдя на английский язык, Набоков выпустил несколько сборников своих русских рассказов в переводах (нередко внося уточнения или изменения), а также рассказов, написанных по-английски и публиковавшихся им с 1943 по 1952 г. в периодических изданиях: «Девять рассказов» (1947), «Набокова дюжина» (1958), «Квартет Набокова» (1966), «Сборник Набокова» (1968), «Русская красавица и другие рассказы» (1973), «Истребление тиранов и другие рассказы» (1975), «Подробности заката и другие рассказы» (1976). Английские рассказы Набокова в 80-х гг. перевел на русский язык Геннадий Барабтарло в сотрудничестве с Верой Набоковой; они вошли в книгу «Быль и убыль» (2001). В том же году вышли переводы Д. Чекалина («Со дна коробки»).

После того как Д. Набоков предоставил тексты трех неизвестных русских рассказов Набокова для публикации в журнале «Звезда» (1996. № 11), все опубликованные к тому времени русские и английские рассказы Набокова (последние в переводах С. Ильина) вошли в собрание сочинений писателя, выпущенное издательством «Симпозиум» в 1997–2000 гг. В это издание не вошли: «Говорят по-русски», «Звуки», «Боги», «Дракон» и «Наташа». Кроме того, «Solus Rex» в нем печатается по тексту журнала «Современные Записки» с редакторскими купюрами. В настоящем издании, представляющем собой самое полное собрание рассказов Набокова, эти выпущенные редакцией места восстановлены мною по авторским рукописным вставкам на страницах принадлежавшего Набокову номера журнала, возможностью ознакомиться с которым я обязан Саре Функе, архивисту нью-йоркской книготорговой компании Глена Горовица.

Рассказы «Говорят по-русски», «Звуки» и «Боги» подготовлены мною к печати по архивным текстам, предоставленным Д. Набоковым; «Наташа» подготовлена (при участии Г. Барабтарло) по тексту, хранящемуся в архиве писателя в Библиотеке Конгресса США (Вашингтон); «Удар крыла», «Месть», «Венецианка» и «Дракон» публикуются по тексту журнала «Звезда» (первые три — 1996. № 11, последний — 1999. № 4); основная часть русских рассказов Набокова публикуется по тексту тех трех русских сборников, что были составлены и выпущены им самим; в 2010–2011 гг. они были переизданы издательством «Азбука» («Возвращение Чорба», «Совершенство», «Весна в Фиальте»). Рассказы, не вошедшие в эти сборники, печатаются по текстам повременных эмигрантских изданий.

В отличие от собрания рассказов, подготовленного Д. Набоковым, помещавшим вновь найденные произведения в конец книги при каждом новом ее переиздании (и оттого «Наташа» оказалась последней в череде рассказов в издании 2008 г.), в настоящем издании книгу открывают рассказы, публикуемые впервые, поскольку все они из числа самых ранних опытов Набокова в прозе, далее следует основной корпус русских рассказов в хронологическом порядке, затем — два рассказа, вошедших впоследствии в автобиографический роман «Другие берега» и, наконец, переводы его английских рассказов. Порядок следования рассказов в английском собрании Д. Набокова отражен в его примечаниях, перевод которых публикуется в настоящем издании.

Поскольку рассказы Набокова довольно хорошо изучены и многим из них посвящены отдельные исследования, мы не предлагаем в нашем собрании подробных примечаний, отсылая читателя к комментариям А. Долинина, С. Ильина, А. Люксембурга, Ю. Левинга, М. Маликовой и О. Сконечной в собрании сочинений Набокова издательства «Симпозиум», а также к примечаниям Д. Набокова, заметкам В. Набокова и подстрочным примечаниям Г. Барабтарло в настоящем издании; исключение сделано, во-первых, для рассказов, публикуемых впервые, и, во-вторых, в тех случаях, когда наши собственные изыскания весомо дополняют или существенно уточняют наблюдения других исследователей.

Для настоящего издания Геннадий Барабтарло подготовил новую редакцию своих переводов девяти английских рассказов Набокова.

Орфография и пунктуация приведены к современным нормам, с сохранением некоторых особенностей, отражающих авторскую манеру, кроме того, сохраняются особенности правописания переводчика.

Библиографические сведения уточнялись по изданию: M. Juliar. Vladimir Nabokov: a descriptive bibliography. New York; London: Garland Publishers, 1986.

В настоящем втором издании полного собрания рассказов Набокова исправлены замеченные опечатки и фактические неточности, значительно дополнены примечания редактора.

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 258; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!