Глава 3. Успехи и неудачи МИ-6 в годы Второй мировой войны



Достижения британской Секретной разведывательной службы

 

Мы рассмотрели крупнейшие операции, проведённые МИ-6 на германском направлении в годы Второй мировой войны. Из приведённых примеров видно, что успех определённых союзнических операций во многом зависел от «фундамента», закладываемого британскими спецслужбами. Проследив историю развития МИ-6 вплоть до начала Второй Мировой войны, можно заметить, какими быстрыми темпами британская разведка повышала эффективность своей работы. В первой главе мы говорили о недостатке финансирования, которое крайне негативно сказывалось на результатах работы Секретной разведывательной службы. Помимо этого длительная ориентация разведки на советское направление требовала задействования лучших сил СИС для противодействия СССР. Поэтому можно предположить, что в случае более пристального внимания к Германии в 1930-х гг. британской разведке удалось бы собрать больше необходимой информации к началу войны. Тем не менее, на первых этапах войны в МИ6 смогли добиться хороших результатов, главным показателем чего была деятельность дешифровщиков из Блетчли-Парка. Взлом «Энигмы» в 1940 г. имел огромное значение для победы союзников. Как мы упоминали выше, информация, добытая британскими дешифровщиками, имела первостепенное значение во многих проводимых операциях. Сам Уинстон Черчилль высоко оценивал работу МИ6 и называл людей Блетчи-Парка «мои гуси, несущие золотые яйца и при этом помалкивающие»[71]. Также известный историк Гарри Хинсли, служивший в Блетчли-Парке в качестве ассистента математиков Алана Тьюринга и Макса Ньюмана[72], говорил, что британские дешифровщики поставляли очень ценную информацию, благодаря которой было спасено бессчётное количество жизней[73].

Стоит отметить, что работа за пределами Великобритании давала больше возможностей получать необходимую разведке информацию. Известный двойной агент советской разведки, занимавший пост заместителя начальника СИС, Ким Филби, писал[74], что в этом заключалась основная разница между работой МИ-5 и МИ-6. Так как МИ-5 действует на территории Великобритании, эта служба имеет тесную взаимосвязь с правительством. В случае необходимости МИ-5 может надавить на него для получения санкций на нарушение закона и, получив такое «разрешение», прослушивать телефоны в посольствах и штаб-квартирах Коммунистической партии и т.п. Но в то же время МИ-5 необходимо действовать осторожно, так как за любую ошибку ответственность будет ложиться не правительство. МИ-6 в свою очередь не имеет подобных ограничений, так как поддерживает связь только с Министерством иностранных дел, которое, как пишет Филби, может спокойно отрицать свою причастность. Таким образом, деятельность на чужой территории давала МИ-6 сравнительную свободу действий.

 

Просчеты МИ-6

 

Однако в то же время нельзя говорить об исключительно положительных аспектах деятельности МИ-6. Внутри разведки были недостатки, которые негативно сказывались на деятельности Секретной службы.

Острой проблемой была нехватка финансирования. По воспоминаниям агентов[75], когда Великобритания вступила в войну СИС не располагала какой-либо конкретной документацией по задачам, которые перед ней стояли, а также не было полного представления об обстановке на территории противника. Нехватка финансов препятствовала выполнению запланированных операций. Так К. Филби приводит пример, как в 1940 году Section D не смогла провести операцию по перекрытию водного пути «Железные ворота» на границе Сербии и Румынии, через который по Дунаю шли поставки топлива в Германию[76]. Также он обращает внимание на то, что проблема недофинансирования вызывала разногласия между МИ-6 и МИ-5, так как все ресурсы шли, в основном, на получение информации, необходимой вооруженным силам: передвижение войск, вооружение, воздушный потенциал[77]и т.п. Поэтому не оставалось средств для ведения контршпионажа, что вызывало недовольство в МИ-5.

Помимо этого в истории Второй мировой войны были эпизоды, когда добытой информации было недостаточно, либо она была неправильно использована. В первом случае можно привести примеры с «битвой за Британию» в 1940 году, в которой победа Великобритании была только заслугой военно-воздушных сил[78]. Также расшифровка «Энигмы» не помогла предотвратить бомбардировку Ковентри, понёсшую за собой тысячи жертв. А в мае 1941 года немцы, несмотря на осведомлённость союзников о готовящемся вторжении, смогли оккупировать Крит. Информация, полученная в ходе операции «Ультра» была достоверной и точной, но из-за нехватки вооружений помешать немцам не удалось[79].

Просчёты присутствовали и в других операциях Секретной разведывательной службы. Мы остановимся лишь на нескольких, наиболее известных.

Самым крупным просчётом был случай, вошедший в историю как «Инцидент в Венло». Двое агентов МИ-6 капитан С. Пейн Бест и майор Р. Стивенс, работавшие на станции СИС в Гааге, были арестованы службами безопасности СС на границе Германии и Нидерландов в местечке Венло. Агенты попали в ловушку, подготовленную германским руководством при участии рейхсфюрера Г. Гиммлера, Р. Гейдриха, о котором мы уже упоминали выше, и начальника службы безопасности СС В. Шелленберга[80]. Шелленберг работал двойным агентом и через Беста сумел войти в доверие к британским спецслужбам, предоставляя им сфабрикованную информацию о движении Сопротивления на территории Германии. Как пишет британский историк К. Джеффри, тесное взаимодействие Шелленберга с СИС в Гааге говорит о возникшем доверии со стороны в высшего руководства МИ-6 в Лондоне[81]. В своих воспоминаниях капитан Бест писал, что 8 ноября 1939 г. он, Стивенсон и голландский агент Д. Клоп приехали, как они думали, на запланированную встречу с немецким генералом, главой движения Сопротивления[82]. Однако по прибытии на место по знаку Шелленберга они были схвачены людьми СС. Клоп при этом был смертельно ранен. Беста и Стивенсона обвинили в покушении на Гитлера, а затем отправили в концентрационный лагерь[83]. Исследователи полагают, что причиной задержания британских агентов была именно неудавшаяся попытка убийства Гитлера, за которой, по версии немцев, стояли британские спецслужбы[84]. Возможно, в этом был некий просчёт германского руководства, ведь Шелленберг, войдя в доверие к британским агентам, вероятно, мог получить больше информации о планах СИС, чем на допросах в Берлине. С. Бест писал, что во время допросов они отказались выдавать сведения о британской разведке. Тем не менее, инцидент в Венло поставил под угрозу всю работу МИ-6. Немцы были очень близки к тому, чтобы в начале войны получить секретные сведения разведки.

Также на территории Голландии германскими службами был захвачен один из британских радио-операторов, передававших кодированные и декодированные данные. Сама система кодирования была сложной, поэтому операторам требовалось много времени для передачи информации. Это дало Абверу достаточно времени для того, чтобы вычислить все точки, откуда шёл сигнал. А благодаря захвату оператора немцы смогли контролировать беспроводной траффик передачи данных. Это привело к тому, что десятки агентов попали в руки людей Абвера или были убиты[85].

Выше мы упоминали операцию «Антропоид», в ходе которой был ранен и впоследствии скончался Р. Гейдрих. Как уже говорилось, цель операции была достигнута, однако последствия ставят её успех под сомнение. Перед этим стоит ещё упомянуть, что изначально исполнение операции откладывалось из-за ареста агента Ф. Павелки, который должен был наладить связь с Лондоном[86]. Что касается последствий, то после того, как машина Гейдриха была подорвана Я. Кубишом, также получившим серьёзные ранения, он, его напарник Й. Габчик, а также группа сотрудничающих с СИС участников чешского движения Сопротивления были вынуждены скрываться. Однако эсэсовцы быстро их вычислили и атаковали один из Пражских соборов, который служил укрытием. Силы были неравные, и поэтому все чешские бойцы покончили с собой. Кроме Я. Кубиша, который скончался от ранений. Всё это известно благодаря официальной публикации[87] Министерства Обороны Чешской Республики, посвящённой операции «Антропоид». Более того, после убийства высокопоставленного политического деятеля немцы приняли чрезвычайно жестокие меры в качестве мести. Стало известно, что двоим участникам операции удалось бежать в Великобританию, поэтому немцы истребили всё население деревни, в которой предположительно жили семьи этих агентов[88]. Также были расстреляны все участники Сопротивления в данном регионе.

История Второй Мировой войны полна подобными примерами, когда немцы жестоко мстили мирному населению за свои проигрыши противникам. И события, случившиеся после завершения операции «Антропоид» не были исключительными. Но на взгляд исследователя, эту информацию необходимо упомянуть для более полного анализа деятельности британских спецслужб. Ведь, несмотря на то, что все участники операции были чехами по национальности, именно Лондон проводил подготовку агентов и готовил операцию в целом.  Подобные случаи вызывали трудности для разведки в её подрывной деятельности, проведении диверсионных операций в странах оккупированной Европы. Люди не хотели рисковать собственными жизнями для достижения целей британского правительства[89].

Уже на последнем этапе войны в октябре 1944 г. произошёл случай, когда два британских агента были раскрыты. Двойной агент, действующий под прикрытием обычного рабочего берлинской строительной компании Джозефа Бауэра и его радио-оператор должны были собрать информацию о положении вещей внутри Германии: о состоянии военно-воздушных сил, производственных показателях промышленных предприятий, ущербе, нанесённом в ходе воздушных налётов, о моральном состоянии населения[90]. Но задание не было выполнено, так как агента пленили, а его оператора расстреляли.

Можно также добавить, что сотрудничество с союзниками было не настолько эффективно, насколько могло бы быть. В то время как англо-американское сотрудничество во время войны было тесным, отношения Великобритании и Советского Союза продолжали оставаться напряжёнными, несмотря на союзническую борьбу против Германии. Как пишет Донал О’Салливан, немецкий историк американского происхождения, сотрудничество МИ-6 (в частности, Управлении специальных операций) и КГБ заключалось в использовании двойных агентов, обмене информацией и материально-технической поддержке друг друга. Тем не менее, между ними никогда не было доверия. Он пишет: «Москва и Лондон ожидали друг от друга слишком многого и не стремились преодолеть недоверия, даже когда на карту было поставлено выживание»[91].

Мы не будем подробно останавливаться на англо-советских отношениях во время войны, но обратимся к обобщённому анализу кооперации двух разведывательных служб, который даёт О’Салливан. Историк пишет, что НКВД снабжала британцев ценной информацией о топливных запасах Германии, оборонительных сооружениях и предприятиях в Европе, о кораблях – т.н. «блокадных бегунах» (т.е. прорывателях блокады), информацией о партизанских движениях на территории СССР, а также образцами германских, венгерских и румынских документов, формы и знаков отличия. Лондон в свою очередь предоставлял информацию о сбежавших советских военнопленных, грузовых перевозках и оборонительных сооружениях. Также SOE предоставило НКВД порядка трёх дюжин военных складных мопедов «Welbike», предназначенных для сброса на парашюте во время специальных операций.

Но непонимание было и в самом подходе к деятельности разведки. В то время как британские спецслужбы часто прибегали к подрывной деятельности, саботажу, в советской разведке считали, что подготовка, например, вооруженных восстаний отнимает много ресурсов и времени, при это не принося ощутимых результатов. Зачастую взрывы мостов и железнодорожных рельсов приводили к отсрочке немецких планов на несколько дней и не оказывали значительного влияния на изменения ситуации в Европе. Поэтому советские спецслужбы были больше нацелены на внедрение в антинацистские группы Германии с целью извлечения максимально полезной информации для развития стратегии и к саботажу прибегали реже.

СССР и Великобритания были союзниками, но продолжали играть друг против друга. Так, всемирно известными стали двойные агенты советской разведки, составляющие так называемую «Кембриджскую пятёрку», которые занимали высокие посты в спецслужбах Великобритании. В «пятёрку» входил уже упомянутый Ким Филби, который в своих мемуарах пишет, что как только стало ясно, что Германия будет повержена, Великобритания возобновила свою антисоветскую деятельность, как это было до начала войны. Ещё до 1945 года в структуре МИ-6 была создана Десятая Секция для изучения коммунистической угрозы[92].

Итак, мы рассмотрели некоторые недостатки внутренней структурыМИ6 и наиболее известные неудачные операции. Конечно, из-за недоступности большой части информации, мы не можем иметь полноценного представления о деятельности британской разведки во Второй Мировой войне. Тем не менее, те данные, которыми мы располагаем, показывают, что в работе МИ-6 наряду с успехами было немало поражений. В то же время нельзя сказать, что результаты допущенных просчётов превосходили по своему значению положительные достижения Секретной разведывательной службы. Все операций, рассмотренные нами во второй главе, оказали большое влияние на ход войны и приблизили победу союзников. Однако приписывать британским спецслужбам первостепенную роль в ходе Второй Мировой войны будет необъективно. Многие историки полагают, что Вторая Мировая война была в первую очередь войной боевой техники, и вступление Советского Союза в войну в июне 1941 и США в декабре после атаки Перл-Харбора обеспечило дальнейшую победу союзников над Третьим Рейхом[93].


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 212; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!