I. Распространение христианства между южными и западными славянскими племенами до св. Кирилла и Мефодия.



Западных славян: В виду живого интереса, мало-по-малу пробуждающегося в русском образованном обществе к судьбе единоплеменных нам славянских народов, Православное Обозрение желало бы по возможности чаще давать на своих страницах статьи, относящиеся к церковной истории и современному религиозному состоянию южных и западных славян. Редакция усердно просить людей, знакомых с этим делом, помочь ей своими трудами. Настоящая статья, представляющая в сжатом, но цельном очерке самые главные – самые общие Факты славянской церковной истории, может служить как бы введением – первоначальным руководящим пособием к разъяснению частных вопросов славянской истории для тех читателей, которые сами мало имели случаев заниматься ею.    Для тех же читателей, которые пожелали бы обстоятельнее ознакомиться с теми Фактами и вопросами, которым слишком коротко и легко касается предлагаемая статья, считаем неизлишним напомнить, что в настоящее время на русском языке есть уже не мало серьезных сочинений по истории славянской, между прочим и церковной. Прежде всего мы должны назвать здесь недавно изданные три тома сочинений замечательнейшего нашего славяниста Λ. Ф. Гильфердинга. Много фактов дли славянской собственно церковной истории находится в одном из последних изданий незабвенного труженика нашей науки, покойного Филарета архиепископа черниговского «Святые южных славян» (к сожалению труд этот, изданный в Чернигове, в свое время почти никем не был замечен, и его трудно найти в продаже) Важное значение для славянской истории имеют также Кирилло-Мефодиевский Сборник, изданный Погодиным, исследование Бодянского (о времени происхождение славянских письмен и др,), Срезневского, Горского, Погодина, Ламанского, Лавровского, Майкова (Историе сербского языка), Билярского (Судьбы церковно-славянского языка, о реймсском Евангелии), Григоровича, Венелина, Палаузова (Век болгарского царя Симеона и др.), Новикова (Лютер и Гусь, Православие у чехов), Елагина (Замечание на историю Палацкого), Макушева (Придунайские и адриатические славяне), Пыпина и Спасовича (Очерки истории славянских литератур). Из переводных сочинений по истории славянской нужно, назвать прежде всего «Славянские древности» Шафарика, «Историю первобытной церкви у славян» Мациевского, «Историю Галицкой пли Червоной Руси» Зубрицкого, недавно переведенную «Историю Чешского Королевства» Томка, «Историю Сербии» Ранке, Много серьезных статей, относящихся к истории и современному состоянию славянских народов, можно найти в журналах прежних лет, преимущественно в Русской Беседе, также в Москвитянине, Московском Сборнике 1847 и 1852 года в Чтениях Общества Историии Древностей, в Журнале Министерства Народного Просвещение. В светских журналах последних годов стоить обратить внимание на ряд переводных статей, помещавшихся в Отечественных Записках под заглавием: «Турки, Греки и Славяне». Несколько статей, относящихся непосредственно к церковной истории славянства, было в духовных журналах: Христианском Чтении, Православном Собеседнике, ПравославномОбозрении, Духовной Беседе. Не упоминаем о замечательных иностранных сочинениях по части славянства, а также о самых первоначальных памятниках славянской истории и старых исследованиях о ней. Ссылки на них желающие и нуждающиеся в том могут найти в указанных нами русских сочинениях.    К сожалению, все это не приведено в порядок, а потому и мало доступно большинству читателей. Результаты частных работ мало обобщены. Во всей русской, да н во всей европейской литературе – нет ни одного сочинения, полно и цельно обнимающего политическую историю славянских народов. О церковной истории нечего и говорить. Здесь еще не было даже и попытки выделить и представить в живой связи, в цельном очерке, факты религиозной истории славянства. По необходимости здесь приходится начинать с азбуки, довольствоваться па первых порах обобщением самых элементарных сведений. Считаем особенно благовременным напомнить читателям о религиозной судьбе славянства именно в настоящее время. 14 февраля нынешнего года будет тысячелетняя память кончины великого просветителя славян св. Кирилла. Чем-то отзовется этот день в судьбе славянства, и чем-то отзовется славянство на этот день...

I. Распространение христианства между южными и западными славянскими племенами до св. Кирилла и Мефодия.

   Славянские племена издавна (полагают, еще века с VIII или VII до P. X.) населяли северо-восточную половину Европы, т. е. большую часть европейских областей русского государства и те области австрийской и турецкой империи, какие они и теперь занимают. На запад Европы в древности поселения славян простирались даже гораздо далее, нежели теперь простираются. На юго-запад, по берегам Адриатического моря, поселения славян доходили до Венеции. В древней Паннонии., нынешней Венгрии, искони население было славянское; мадьяры утвердились здесь уже в X веке. Прибалтийские области нынешней Пруссии – между Вислою и Эльбою (Лабою) населены были славянами; здесь жили некогда сильные славянские племена- венды, лютичи, бодричи и др., почти совсем исчезнувшие, т. е. утратившие свою народность.
   Христианство между славянскими племенами, особенно близко прилежащими к Греции и Риму, начало распространяться весьма рано. В Паннонии, Иллирии, Далмации, Македонии, Фракии, у славян при-дунайских христианство существовало по местам с самых времен апостольских. По древним преданием апостол Андрей проповедовал христианство по западным и северным берегам Черного моря, по Дунаю и вверх по Днепру даже до Киева; евангелист Лука и другие ученики апостола Павла проповедовали по берегам Адриатического моря. Проповедь их должна была коснуться и племен славянских, живших в этих странах между другими племенами. В Паннонии в самые первые века христианской истории было известно несколько епископских кафедр, и во главе их митрополии в Сирмиуме (Среме). У славян, при-дунайских издавна известно было епископство в Томе (ныне местечко Кюстенже). Во времена гонений на христианство от римских императоров-язычников было много мучеников из славян, и между ними несколько епископов. Напр. во времена Диоклитиана пострадали Ириней, епископ сремский и Евсевий кивальский с чтецом Публием из Паннонии (память их 26 марта), Евангел епископ томский с пресвитером Ениктетом (8 июля), у славян при-дунайских, и др. В IV веке, во время гонений на церковь от арианина императора Валента, христиане славянских при-дунайских областей прославились особенною приверженностью к православию (св. мученик Ветран, епископ томский, и его ученый преемник Феотим, к которому с особенным уважением относились самые замечательные его современники- св. Златоуст, блаженный Иероним и церковные историки Созомен и блаж. Феодорит.) В начале V века из южно-славянских епископов славен был своими миссионерскими подвигами св. Никита ремесианский.
   При всем том одна-коже христианство у южных и западных славянских племен далеко еще не было распространено во всем народе, а держалось только по местам и поэтому было довольно не крепко. В IV и V веках новые варварские народы, устремившиеся с востока на римскую (империю, во многих местах подавили начатки христианства, по крайний мере на время. Так в Паннонии, со времени нашествия гуннов, исчезают следы христианских епископий. В VI веке делаются особенно известны епископские кафедры у славян адриатических в г. Сплете (Спалатто в Далмации), и у славян македонских – в Охриде; из этого последнего города от славянской семьи произошел знаменитый в истории византийской империи император Юстиниан (по-славянски Управда), утвердивший за епископской кафедрой своего отечественного города нрава независимого (автокефального) архиепископства. В конце VII века возбуждено было сильное движение в пользу христианства у славян юго-западных – сербов, хорватов, иллирийцев. Греческий император Ираклий распространил свое влияние на эти племена, и вместе с тем открыл к ним более свободный путь влиянию христианства.
   Но около того же времени христианство стало подвергаться сильному гнету у славян при-дунайских, фракийских и македонских. Сюда пришло от берегов Камы и Волги новое племя – болгары. Сильные и храбрые, они постепенно от берегов Дуная проникали далее и далее во внутренние области византийской империи, населенные славянами, и христианство в этих областях было подавляемо на время. Но так как эти болгары по образованию своему были ниже славян, покоренных ими, то они сами стали подчиняться влиянию славянской народности – языку, нравам и вслед затем и религии славян, так что постепенно слились с ними и дали свое имя покоренному ими южно-славянскому племени. Успешное распространение христианства между болгарами в начале IX века чрез греческих пленников, захваченных сильным болгарским князем Крумом, преимущественно чрез адрианопольского епископа Мануила и дебельтского Георгия, возбудило опасение н сильную реакцию против христианства со стороны правителей болгарских. По приказанию князя Крума, болгарский военачальник Цок зараз умертвил около 400 знатных христиан, и между ними двух своих старшин военных начальников. Сын Крума Мортагон (или Крутогон) также неблагосклонно относился к христианству, а внук Маломир приказал казнить даже родного брата своего Бояна, который умирая предсказал, что скоро «вера, за которую он страдает, распространится во всей стране болгарской.» Преемник Маломира-другой брат его – Пресиам действительно уже благосклонно относился к христианству, а сын Пресиама Борис открыто принял христианство и утвердил в своей земле.
   К тому же времени открылось движение в пользу христианства и между западными славянами. Карл Великий, подчинивши себе различные племена германцев, начал распространять своё влияние на соседственных с ними славян, живших в Моравии, Паннонии, Богемии и прибалтийских землях. Между всеми покоренными племенами он старался распространить христианство если не путем проповеди, то мерами насилие. В следствие этого, со времени Карла и при его преемниках начали появляться немецкие проповедники в Моравии, Паннонии, Богемии и у славян прибалтийских. Но так как они проповедовали на языке непонятном славянам, везде старались вводить богослужение по обычаю западному исключительно на латинском языке, и нередко возмущали народ своими властолюбивыми и корыстолюбивыми притязаниями, интригами и насилиями, то к проповеди их славяне большею частью относились с недоверием, а иногда с ожесточенным сопротивлением. Западные славяне мало-по-малу приобретали понятие о христианстве, и не могли не относиться к нему сочувственно, – но только не хотели принимать его от притязательных немецких проповедников, дабы вместе с тем не подчиниться и немецкому политическому господству.
   В таком состоянии, в состоянии колебания, находилось христианство у южных и западных славян до половины IX века. Главной причиной нетвердого положения христианства у славян до этого времени, кроме случайных исторических обстоятельств было то, что славяне не имели ещё своей письменности, не имели священного Писания и богослужение христианского на родном языке. В половине IX века христианство с богослужением на понятном для славян языке утвердилось глубже почти во всех славянских племенах, и вместе с тем явилась у славян своя письменность, и пошло успешно их умственное и общественное развитие.
   Главными просветителями славян в религиозном и умственном отношении явились в это время знаменитые солунские братья св. равноапостольный Мефодий и Константин (в схимничестве Кирилл).


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 436;