ЧАСТЬ 11. ТАЙНЫ ИСТОРИИ СЛАВЯНСКОГО ГОСУДАРСТВА 6 страница



 

«Малкия»- это земля княже Мала, Одревленская. Это значит, округой большой.

 

 

«Макошь».

Макошская пристань была на стане Дивеевском. Имела пустынь Явленскую, то есть пришлую, не от Бога. Рода Дивея древнего были там. Князь Дивей родился там и помер. Дивеево оно и сейчас.

 

 

«Мавритания».

Мавритонские земли являли собой зрелище троекратное. Не были бы собой, если б не взялись за суд невинных. Обрели тяжбу в то время среди земель своих и знали их, как Галицких «прихвостней». Нечестны были родом. Граничали непостоянно, с разнообразием, с оказией не шутили. Скверный род. «Управителем» был там Сергий Евреестый – нечистый, не свет. Границы приблизительно сходились на море Приземное, около Братии Чёрной, ликом чёрными людьми из Пристуши. Это сейчас возле Турции. Поселение ихнянцев-пратурок опасных, но ликом чернее турок. Сваази – их место.

 

 

«Домна Дыя».

Перешеек между двумя морями, Притерлейским и Червным. Средиземные земли. Утоплен сейчас. Путь проходил округами вулканов, извергавших в море, поэтому звался «Дыем», что черна дорога от пепла. Слово «домна» - «дом Дыя». Притерлейское море образовалось сдывна. Домна Дыя упорядочивалась ненадолго, (опускалась, то поднималась). Ушёл под воду град Сыт в 517 году. Град стоял частью на домне. Жили славичи Притерлейские с князем Сытнем. Там сейчас Таманский залив. Во время, когда блуждала земля, вода поднималась до Кривечских озёр. Сейчас это приболотье, ищите Суздань, ниже и западней Таганрога.

 

 

«Святая Тартария».

В те времена границы Святой Тартарии – это вся Западные и Восточные Прилесья и за Умрютским Пологом. Умрютский Полог – это за созвездие Верона (Ворона). Это близ Нефтеюганска и до Рапты Ледяной, до моря-окияна Тихаго, с юга же до желтолунной, до Китая (середины). Невозможно определить границы сейчас Святой Тартарии, ибо находятся у Киевграда со стороны не вашей и при счёте лет менялись столь часто, что укрытий не осталось.

 

Святая Тартария, можно вам догадаться есть связующее звено, как бы, между княжествами Росов. Это скорее «аллегорическое» название.

 

 

 

 «Нижеград».

 

Нижеград есть град Святый на территории Прииртышья. Созвездие Льва контролирует его. Это есть стан Нижеградский, в летописях его не осталось. Владел им Проторий Яхве в те времена, о коих говариваю вам. Ястребок ясный – Нижеград – погиб при исчислении 1500 года, выжжен был дотла.

 

 

«Адлань» 

 

Правил в стране адланьской император Кый. То он сам себя назвал императором, дабы оградить «империю» свою от ворогов заземных. Но избавились от Кыя и далее никто не стал носить имя сие. Сыны то у него были. В чести 42 сына. Имели в то время гаремы сытные. Правил Адланью он с 702 по 743 года. Имел свойство иметь про два-три обличия своего. Были у него одилица. Ничем не примечателен остался в памяти тот Кый, но схож с семенем земли, ибо имел мудрость земли свои сохранять «до смерти». Держава Адлань - это предгорья Кавказа со стороны юго-восточной. Ваши корни сургов, адыгов и адлов есть их потомки. Предки они и есть их. Их правление было среброохотливое и сладились меж собой все эти народности только потому, что имели серебра в достатке. Но во времена оные стали к ним сыны изралевы входить. Стало обнищание у них и тяжба стала. Воины стали они после, а дотоле были народы мирные. Стан Адланьский был в Скифской территории. Хазарский Сков. Хазары это их «сподвижники», братья по крови. Из родов своих брали семьи создавать кровью побратимых, уничтожать стала кровь иная. Говорили на языке айзгоне. И адыгейский ваш, похож и сейчас на их коренной язык.

 

 

Вопрос: был ли в Адлане град Киев?

Иззыди из вас земное изторие! Нет в Адлане тычной града Киева. Нет и не было! Дабы запутать истину, несли чушь про Киевград стольный. Стан Кия был един, на Днепре. Всё остальное – не грады княжие, а известные сёла по кыям. Это значит, что «кый» - есть место схода двух рек, речушек, а также место схода озёр и рек. Издавна эти места звались «кыями» или «скыями».

 

 

 

                                              

                                   КНЯЖЕСТВО РОССИЙСКОЕ.

 

     

 

   Приит Никодим – светлый сказник, ягода-черёмуха мертвецкая, не пущающая избытка достали приятной. Окроме дикося воли, не ищут ли света темнага кто ли? Изрящите словесею потроне и яко буду её все такомо же светлым явитися, да не запоросится на века векные!

  О той проблеме сказываю. Княжество Российское, известное вам по истории, основал то пришлый трамочёрт яковый, то Фёдор Александрович княже, да не основал, а сказывал, что есть оное и всё. Обозвал во книжках своих и указом тем почил Рось Светлую. Да утредил там свят-князей небожных или как вы сказываете, не светлых вовсе. У градов-чертогов поставлены были доски с указами чертовскими, то есть царскими. Мол, уделом князей Рассейских стало явлено дочерними княжествами обладать Великой Державе Рассейской. И, стало быть, утвердили на землях свой «статус».

  Но окроме тех, кто бунтовал, тех то сослали далее до Дальневосточных Приморий. Сосланы – значит высланы. И не стало в Российской Державе великих княже. Силком да с боем управились прихвостни державные, отправивши князей: Валакаламских, Игожечских, Волынских, Правденских, Уряжчских и Кромельских. Восвояси те убегали и сами, кто не справился со своими мотыгами. Уберегали деток своих – сами поуходили. То бояре великосвятские: Порознины, Краковские, Лятичские, Верховенские, Морознины, Кляутичи - мерзкие (с холодных краёв), да Полынычи-прусские. Светлые те бояре были. Державу на посрамление долго не отдавали. Связанные стали по рукам- нозам все светлые бояре Московския. Отряда их не сняли, но повысили тем, что купцам отдали сбережения свои, как поверенным от княжей Великодержавных, во светлости пущей ходящих.

  Фёдор Александрович Посолонец, то есть княже земской Угличский. То в годе 37 было, в веке 18, неизвестные вам факты сказываю. При «светлом» Петре-батюшке, массонове прилежаке, ибо так и не повысился до княжей других, не смог, так и остался в неведении относительно того, какие проказы чрез него поделались для Росси, не было становлено Государства Рассейского. То всё после поприписывали. А Пётр-то недалёк умом был вовсе. То ж всё про него небылицы наворочены. Нет, не было мудраго ума у него, сказываю тебе ещё раз! По смерти Петра уже освоили Рассейское Государство «официально». То всё Посолонец Фёдор Александрович и придлежал.

  С тех пор явилось Государство Рассейское только с года 1737. Но не осталось истинных владельцев земель к тому. Мерз Пётр всех поразбояривал да пораскняжил оставшихся. Тех родов, что я назвал и державы-станы свои имели. Сказываю, к году 37, княже Борисоглебский к тому сроку бывал в одноименном стане. Он то произведен был только после, как Угличских сослали в дальнее Приморье и имел число великое земель, отродно ему не принадлежавших. Изменой государю позднился после князь Борисоглебский. Как-то вздумал бунтовать, то его и сослали тоже.

 

  Не было прихвостней у Сварожьих Богомудрых никогда. Но при Петре то и стало – доносы да кляузы в почёте превеликом бывали. То и есть.

  Княжна Тьмутараканья Иссида, прибывшая к Петру «Великаму» в имение Прохонское со свитой своей домошкиной, то есть со всеми детьми да родственниками (в годе 21 то было) погибла от руки его в горячении. Метнул копьё ей да в сердце. Утром разбудил всю челядь её да объявил, что не жалует их боле Иссида Розовая. Всех утопил в болоте. Да нигде вы этой истории не сыщите, а была ж.

  Княжна Тьмутараканья Иссида Розовая была неровней Петру и не желала шляхских земель с ним делить. То земли Днестровые к заходу и по Припяти в Влагодии, до среброрудников в Колызе. Эта большая часть земель, отходящих от закиявом. Не потому ль и сам Петр завоевывал земли, что сказывали, любит он её? Где в вашей истории это? Нету. Вот так разбойник и насильный извёл младую светлость. Имя её после из всех писаньев поизчезало, а земли те пришли к новой державе, но не надолго. Сыскивали заботы массоновы руки после другие. Как так соделать, чтобы извести росов вовсе, ибо клялись они землёй- матушкой, не так как иудейские мэтры. А земля-то им нужна стала вся. Изобретали всякие дела, но нужнее всего опять сказители стали. То баптисты, да свисты понапёрли на Русь опять. Сказывали, что, дескать, не понимаете вы Христа распятаго, а мы то знаем. И далее в разлад со всеми шли. Но в это время пугами да стрелами последних милых мне бояр остригали да главы рубили. Ваша Сенатсная площаль уже при Петре великим могильником была для неугомонных.

  Ох и труд мой тяжек. Смирись с собой. Не пересчитывай меня. Но хуже всего того, что сказываю, было вот что.

  Запрет дал Петр на переселение родов Старицких из земель Угличских до верховья Волги. Те запреты дал, так как знал, что у тех мест было собрано казачье войско святое, стан Черниговский. В полон стали брать удельников Петровских и, если бы, не стали они ждать княжичей Старицких, да сами в бой ринулись, то глядь бы, и побили Петра в Московии. Сил-то у них много было. Не стало этого. И Старицких всех погубили и разлад в казаков пустили. И пропало всё. Знайте, что на Волге много казаков осталось с тех пор. То с году 47 они все решили там и жить.

  Не стал Петр спрашивать совета ни у кого, как «императором -государем» себя назвал, кроме как был у него ахиней Мельников. Егерь в роду в сём был когда-то. То он его советником своим и соделал. А Мельников (тоже Петром Афанасьевичем звали) вёл службу после и у Катьки-непристойки шляхской.

  Масоны унизили Мельникова и всю жизнь угрожали, что всем порасскажут о нём-то. Вот шантажём и заставляли Петру советовать, как стрелочников к рукам прибрать, как в дозоры своих людей вклинить, как извести людей неугодных – змею подложить. Так погиб и Светлый боярин Московский – становой просвет Никанор Вязевский. Уж дюже спорил с Петром. Как известь дочь свою незаконнорожденную – Лилию, от «гувернантки», святка-подростка, Катькиной служанки. Он её примор в женские органы подложил, одурив снотворным. То не ужасы, а истина. Вот кто у власти предержавной теплился.

  А что флот? То ли без флота на Рассею кто нагребал? Истина в том, что распри сеяли всегда искусственно, всегда. Никто же на Русь по морю особо не кидался, пока ещё сильна была. А как сила угасать Роси стала, дак хоть какой её «Державной» обзови, но если Совесть пропадёт у людей, то и сила с нею вместе. Ох, думайте!

  Бояре несносные, папоротники себе на шею понавесивши, побряли к немцам-гротам с песнею такой: мол, мудрости у наших тёмных мужиков не достаёт до того, чтобы в историю Расейскую светлые имена вписать. Историю «хермонскую» приобрели, в коей многое поисказили. Навроке того, что изобилие принёс батюшка Петр со своим княжением. Волости понадыбал, да флот укрепил и прочее, а сказывать о Роси сильной – велено не сметь. Тех событий отголоски в летописях ваших есть. Но взбунтовались гротские фрейцы, то Гильберг и Сияг. Не стали писывать, что их просили и померли «случайно», вином плохим поотравлялись. И по скупчей договорённости, взялись другие писаки за дело сие, совсем неразумные. Правду Гольтмер сказывает. (Он же Егор Классен.)

Приобретением святых писаний об истории родов русичей, завершился этап жизни петровской. Тот контроль осуществим стал с преизбытком. Не осталось более рукописных текстов о Славе рязшей. Свитков около тысячи было сожжено в ряду Покровском в ночь на крещение Господне, 14 января (оно же обрезание Господне) и начался новый отсчёт времени. «Фейерверком» обозвали и объявили сей пожар «новым годом». Ознаменовали новую эру в погани обрязшую славу не нашу.

  Ох, тяжело мне. Выдворить бы погань ту тогда, но сила уже тогда была у них сильная, лестная. Понаряжал в одежды шутовские, позалил мозги вином пьяным, базар на площадях в торговле соделал да и песни сложил во славу себе. Вот и все хвальбы Петру Муравскому, чёрту во плоти безстыжему. Ну, подумайте, кто ж себя «великим» назовёт? Только тот, кто совести в себе не чует. Дрянно сильно время то.

 

  Посказываю тебе ещё кое-что. «Кто в Сызрани на воду нальёт, тот во Владимире станет почивать». Была такая поговорка ранее. Думайте она о чём, а я скажу: ничто из знаний, хоть о добре, хотя б о зле, не пропадает. Это вам мудрости недостаёт – Богов славить Сварожьих, а то б все приобрели мудрость мою. А ты вон, противишься как, как зависишь от того, чему учили тебя. В ваших летописях 5% правды. Не устанете ли 95% доказывать лжи? Потерпите чуток, возьмусь я за вас! Все ко мне придёте. А ведь знаю о вас всё. Думаете, чего это я вам дат и имён мало даю. А потому, что тогда вам все 95% «перелопачивать» надобно станет. Враньём-то истины не добудешь. И не суйтесь в то враньё вы боле. Захотели бы, дак и я свят бы стал, записали с моих слов-мыслей всю историю с начала, то бы с году 3000 по-нашему. Вот бы и я возрадовался очень! Прощевайте, пока я сходу.

                                                       Приит Никодим, во свете Прави.

 

 

 

 

 

ИСТОРИЯ ИСТИННЫХ ПРЕИМУЩЕСТВ ЛЮДЕЙ С ЧИСТЫМ СЕРДЦЕМ,

                                 РОСОВ ВЕЛИКИХ!

                                              ЦАРЬ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ

 

 

  Никому ж не приходило в голову во времена недавние, что государству вашему не надобно, чтобы вы правду знавали об Отечестве своём. Никому ж не приходило в голову и то, что обманом растили в вас послушничество, непререкание государеву самодержавному властию, не важно при этом, как оно называлось. Во времена всякие важным было то, что те, кто хотел властвовать, должен иметь рычаги к тому. Нет рычагов более сильных, чем утеря памяти Рода своего. Нет опоры для сопротивления, ибо только единением сильны люди.

   Во времена всякие, однако ж, на Руси имелись люди, в кои сердца достучалась Совесть Родов их. Не про явленных старцев святых говорю вам сейчас, а про тех, кто власть имел в руках своих и думал для чего она ему. Разве не по корысти во времена всякие, да не всех вы знаете.

   Сказание даю вам о царе Иване Грозном. Был он таков да и грозен, но и справедлив. И множественно сказаний у вас осталось про него. Но все ли верны? Есть ли сомнения у некоторых про правление его? Есть. И верно, как же можно узнать про царствование его, когда причислено ему множество несоразмерных одному человеку поступков? Как можно одному человеку проявлять столько агрессивного и святого одновременно? Так можно поверить действительно, что человек тот, Иван Грозный, был не в себе вовсе. Кто ж он бывал?

  Есть у вас проявление воли его до сих пор. Становил он указ о запрещение многих чародейств на русской земле. Знавал, к чему может привести то, во времена не тихие, тёмные. Становал он указ и о соперничестве в виноделии. Многие ведь не думают даже, отчего сейчас президенты некоторые ведут себя странно, запрещая самогоноварение и прочее. А это при Иване то Грозном как раз и было решено, что спаивают народ наш, оттого он и сам не свой становится. Ещё указы давал он про десятину обдуманную. Когда надобно было рассматривать вопрос о том, может ли крестьянин использовать меру земли своей так, чтобы полный урожай снимать, хватает ли у него сил на то. Мудрых указов много у него бывало. Но речь вести сейчас буду строгую да про другое.

     Самое главное, о чём у вас никто доселе не знавает, это то, что знал Иван обо всех замыслах негодных нечистых тварей, имеющих целью своею, разорить богатство Родов Роских, да истребить непослушничество русских людей. И задумал он этому воспрепятствовать, правда не сразу. Имея власть, данную ему «синодом» верховным (что бы ни говорили вам – власть всегда даётся с разрешения их) должен был он привести в исполнение и задачу их, ибо всегда даётся власть всем предержавным взамен на условие выполнения поручения их. Поручение ему в тот раз было таковым, что должен был он всю нечисть возобладанием воли своей привести в состояние главенствующей в Руси. Русские князья не имели никакого желания делить добровольно земли свои и имели несносное для нечистей свойство – объединяться при каждом, мало-мальски важном поприще. Даже при сумятице относительно волхвов оставшихся, имели они силу отстоять волхвов от Ивана, тем и заслужили продление дороги чистой до времён Петра «великаго». Князья Морознины, Верховодные, Призяблины имели в чести слово своё, ох, какое громкое в то время. Князь Суздальский имел слово ото всех их к царю и не имея причины в отказе от светопослушничества всякого, явился он ко царю Ивану Васильевичу. Не думаю, что знамо тебе имя ругательное «опричник», то есть то, что причину губит. Но являлися опричниками все слуги сатанинские, прихвостни лядовы царя в то время и по доносу своевременному установлен стал запрет на вхождение в палаты верховных вояжей тогда. Князю суздальскому терпение далось не зря. Во дворном скотине явился к нему опричник Мезжовский и явил царёву жалобу на князя Суздальской земли о том, что, дескать-де зря он старается для воровичей своих, не жалует его более в сподвижники и хочет, якобы, сам Иван Васильевич распоряжением его обуздать тем, что в сорока приёмов отмести волю свою в причмое. Причмой то потчевали, как правило, до смерти. Но княже Суздальский терпением богат-то был и обуздал страсти своя, соперничав с гуською царскою, выдвинулся в палаты царския. Там, водрузив вымпел суздальский, вошёл к царю и там-те царь Иван Васильевич, оказалось, ни сном, ни духом об управе той против князя суздальского не знает.

  Вот тебе изтора в той степени правды, в коей понять можешь. Таких случаев много было, но поворот – и Иван Васильевич стал с этим связан.

  «Не гоже ко правде кривду сполагать!» - кричал. «И воздам я любому ироду по его «правде»! Кривду запрещаю!» И токмо в те времена было в Росси, что по причине явленной столбовать стали за ложь. Столбовали по трактам да припятям за ложь на правдивое вече и вкупе к тому греху лжи и другие добавляли. Судилища проходили в дворовых вече и силу в правление Ивана Васильевича лживые опричники потеряли многую.

  О несусветном могуществе царя Ивана Васильевича пошла молва ко Приднестровью. Извечное судилищное царствие крохотомное Моисея тогда там по сути было, ибо правленый тогда в Днестре княже Завладимирский отвоевал себе пристань в море Закиявском (то сейчас Азовское) и все пути морские, ныне погребенные. И стало быть малоросам там хуже, чем в припяти Днестровой. Но воинство казачье понадумало учредить Совет в совете с царём Иваном Васильевичем и стало так. Несокрушимый Ирод только притаился в те времена, но не воевал, ибо понял, что за жало схватил его Иван Васильевич и потрясает периодами. И стало быть скажу правду ещё одну. За станование царя так много народу после шло, что, знаете вы из истории, послушничество правде стало в почёте.

  Иван-то у вас ныне беззаботным пьяницей оказался и детоубивец, ан всё ложь. По чести жил, по чести схоронен и нет ему места в Роси Святой, а жаль. Умудрение получите из изторы моей. Чего боле всего боятся мерзы тварные, негодные? Наказания за ложь. Кабы ввели у вас сейчас указ о наказании строгом лжи всякой, да и почище, да и почище б стало сразу. А во всём Совесть Правду ищет и найдёт, коль окупится всё волей человека.

  О причме явленной есть у вас назидание в пословице: «по причме и лапу сосать». То есть то, что по голодному дню одна причмоя и есть.

  У Уздали (Суздаль) есть своя изтора интересная боле. Есть во старице древней, Уздали, своя хоромина таковая, что не ведали её и доныне. Во купольной блажи образы Божьи воскрешались и являлись помощниками великими в сотворении мудрого слова о назидании или о увечьи. И того справа долгожданного в весях ждали долго, бывало до 700 лет иногда. Но в прихотях Богов было возрождать и ныне есть, право вхождения в разгар купола того. Скрыто ныне, ан скоро воспрянет хоромина уздальская, токмо Богов вспомните да по чести имени высекая огонь, проявите себя в них. И воспрянет и выйдет из плену Уздальская губерния. Первая в Росси отдаст кресты за знамя Рода. Буде так.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 438;