Алексей Германович, заместитель генерального директора ОAО «Северсталь»



Алексей Германович

Во-первых, я считаю, что в сложившейся ситуации Синицыну нужно не прятать голову в песок, а открыто продемонстрировать рынку свое отношение к «Ноунэйму» и рассказать о планах на будущее. Главное — акцентировать внимание на положительных аспектах деятельности компании, ведь он в нее верит. После того как Марка облили грязью, рынок ждет от него ответа. Поэтому хорошо бы дать развернутое интервью какому-нибудь изданию, которому доверяет бизнес-сообщество. Причем лучше, если это будет именно интервью, а не статья. Высказывание от первого лица необходимо, чтобы никто не мог больше исказить его позицию. А это очень важно потому, что очевидно: против Марка кто-то играет. И если Воронины не отдали, а именно продали «Ноунэйм» Синицыну и ему действительно принадлежат 100% ак­ций компании, можно предположить, что Марку мешают именно они. В своем интервью не нужно прибегать к оправдательной риторике (хотя в оправ­дании в данном случае нет ничего страшного) — это должен быть честный рассказ о сильных сторонах компании и ее намерениях.

Во-вторых, мне кажется, Синицыну не стоит уделять слишком много внимания пиару. Сейчас для него главное — довести намеченную сделку до конца. Так что его целевой аудиторией должно стать инвестиционное сообщество. На месте Марка я бы не только организовал публикацию в СМИ, но и запланировал ряд встреч с инвестиционными банкирами. Им нужно рассказать, кто играет против «Ноунэйма» и кто пытается скомпрометировать самого Марка. Причем если в СМИ имя вероятного заказчика называть не стоит, то при личных встречах с инвестбанкирами можно быть уже ­откровеннее. Ведь финансисты обычно хорошо разбираются в «газетных сливах» и понимают, как можно воспользоваться ситуацией. Начинать встречаться с банкирами следует незамедлительно, и выделить на это нужно не меньше двух-трех дней. Говоря с ними, Синицын может ссылаться на свое интервью в газете — ведь эта публично высказанная позиция, которая подтверждает серьезность его планов и намерений. Марку также стоит помнить, что у репутационного кризиса есть и свои плюсы — он открывает новые возможности. Например, можно воспользоваться тем, что к компании приковано общественное внимание, и попытаться сформировать положительный имидж бизнеса и продать его.

Если у «Ноунэйма» уже появился потенциальный покупатель, Марк мог бы позвонить Воронину и попробовать договориться с ним о перемирии. Только предварительно необходимо продумать, что предложить ему взамен.

Если же покупателей вообще нет, то у меня возникают сомнения в дальновидности и успешности Синицына как менеджера. Потому что если, не найдя потенциального покупателя, он сообщает персоналу о готовящейся продаже «Ноунэйма», то, конечно же, не приходится удивляться тому, что из компании начинают уходить люди. На мой взгляд сейчас, если покупателей нет, разумнее было бы отложить сделку примерно на полгода и за это время попытаться добиться новых успехов в бизнесе. И только когда репутационный кризис уляжется, можно будет выходить на рынок с предложениями о продаже. Паузу стоит взять и в том случае, если Синицын не сумеет воспользоваться ситуацией и хоть как-то сбить негатив, который нагнетают сред­ства массовой информации.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 435;