Принципы устности, гласности, непосредственности в арбитражном процессе.



Актуальные проблемы.

Принцип гласности судебного разбирательства представляет собой правило, согласно которому разбирательство в арбитражных судах является открытым, обеспечивающим возможность присутствия на слушаниях дела любому лицу.

Принцип гласности также является конституционным (ч. 1 ст. 123 Конституции РФ) и процессуальным (ст. 11 АПК). Для понимания пределов и содержания реализации принципа гласности в арбитражном процессуальном праве следует отметить правило ч. 7 ст. 11 АПК, по которому присутствующие в зале заседания имеют право делать письменные заметки, вести звукозапись. Кино- и фотосъемка, видеозапись, а также трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда, рассматривающего дело. Тем самым создаются фактические и юридические предпосылки для реального обеспечения гласности судебного процесса в арбитражном суде. Поэтому гласность правосудия обеспечивает его воспитательные и профилактические функции. Кроме того, гласность способствует снижению субъективизма судей и позволяет всем желающим убедиться в соблюдении установленных процессуальным законом правовых процедур разбирательства дела.

Закрытое судебное заседание обязательно проводится в случаях, если при открытом разбирательстве будет разглашена государственная тайна, и в иных случаях, указанных в федеральном законе. В данном случае главным является использование в качестве доказательственной информации сведений, относящихся к государственной тайне.

Поэтому закрытое судебное заседание проводится по инициативе как суда, так и любого из лиц, участвующих в деле. В остальных случаях проведение закрытого заседания проводится только по ходатайству лица, участвующего в деле, и в случае приведения им доказательств того, что в таком заседании может быть разглашена коммерческая, служебная или иная охраняемая законом (например, нотариальная) тайна. Удовлетворение ходатайства производится по усмотрению суда.

Сведения, составляющие государственную тайну, перечислены в ст. 5 Закона о государственной тайне.

Проблемы:

Сегодня можно с уверенностью констатировать, что принцип гласности, включающий в себя открытое разбирательство дела, публичное оглашение решений, свободный доступ в зал заседаний всех желающих, получил еще большую реализацию. К уже перечисленному следует добавить размещение всех выносимых судебных актов в сети Интернет, подачу документов посредством работы сервисов ГАС "Правосудие" и "Мой арбитр", использование системы видеоконференц-связи. Благодаря всему этому каждый желающий может отследить движение любого дела, ознакомиться с выносимыми в рамках его рассмотрения судебными актами.

В научной литературе ведется немало споров не только о конституционном содержании принципа гласности, но и о его теоретическом содержании. Наиболее пристальное внимание уделяется соотношению понятий "гласность", "доступность", "публичность", "транспарентность". Что касается последнего понятия, то указывается, что употребление западной терминологии нежелательно для юридической техники, и предлагается отказаться от него <3>.

В данном случае подобное заимствование терминов не является заполнением законодательства усложненной и непонятной терминологией. В целях международной унификации юридических понятий подобная имплементация вполне оправданна.

Гораздо больше сложностей вызывает разграничение доступности, гласности и публичности.

В нашем понимании доступность целесообразнее рассматривать как результат действенной реализации принципа гласности. Правосудие можно расценивать как доступное только тогда, когда концептуальные основы принципа гласности претворяются в жизнь полностью.

Термин "публичность" зачастую рассматривается как более широкий по отношению к понятию "гласность". В частности, Л.А. Аносова в содержание публичности включает открытость судебной деятельности <5>. В развитие высказанного суждения нами делается вывод о том, что поскольку сама открытость судебного разбирательства представляет собой проявление принципа гласности, то последнее служит содержательной частью публичности. С.В. Кабышев и Н.Н. Чучелина <6> отмечают, что публичность отражает существо взаимоотношений суда как органа государственной власти и общества, что является проявлением гласности судебного разбирательства и, как следствие, характеризует публичность.

 

Весьма противоречиво идет и совершенствование принципа гласности в арбитражном процессе. Обогащение содержания этого принципа не сопровождается какими-либо процессуальными гарантиями его реализации. Закон не предусматривает обжалования определения о проведении закрытого судебного заседания, а также отказ допустить лицо в процесс, удаление публики или гражданина из зала заседания. Не предусмотрено Кодексом правовых последствий нарушения принципа гласности.

 

Принцип сочетания устности и письменности судебного разбирательства в арбитражном процессуальном праве характеризует специфику арбитражного процесса, связанную с преимущественным исследованием в ходе процесса письменных доказательств.

Данный принцип представляет собой правило, в соответствии с которым арбитражный суд исследует доказательства и фиксирует полученную устным путем информацию в письменной форме.

Как справедливо отмечает Д.А. Фурсов, арбитражный процесс характеризуется стабильной письменной формой, поскольку решающую роль в судьбе заявленного иска играют надлежаще оформленные документы. Объяснения, как правило, нужны для разъяснения связи одного документа с другими документами, для изложения итоговой правовой оценки представленных доказательств <1>.

Так, согласно ч. 1 ст. 66 АПК копии письменных доказательств, представленных в арбитражный суд лицами, участвующими в деле, направляются им другим лицам, участвующим в деле, у которых они отсутствуют. Кроме того, ч. 3 ст. 125 АПК обязывает истца при предъявлении иска направить другим лицам, участвующим в деле, не только копию искового заявления, но и копии приложенных к нему документов. Таким образом, АПК обязывает стороны заранее раскрывать имеющиеся у них письменные доказательства.

Такой порядок вполне рационален, поскольку значительная часть рассматриваемых арбитражными судами споров возникает из договорных отношений сторон, у которых имеется в наличии договор, иные документы, сопровождавшие заключение и исполнение обязательств его участниками, а также переписка, связанная с разрешением возникших разногласий по договору.

Устное начало разбирательства дела в арбитражном суде характеризуется устной формой ведения судебного заседания, исследованием доказательств в устной форме, протоколированием с использованием средств аудиозаписи и ведением протокола для фиксации в нем ряда процессуальных действий, совершаемых в устной форме, и доказательственной информации, полученной устно (устных заявлений и ходатайств лиц, участвующих в деле, показаний свидетелей, устного разъяснения экспертами своих заключений), и рядом других признаков.

 Проблемы:

Нет законодательного определения принципов устности и письменности в отдельной норме, создает определенные проблемы в практической деятельности. Используя примеры из судебной практики, автор показывает, что судебные органы в своей деятельности крайне редко прибегают к обоснованию своих действий и решений необходимостью реализации принципов процесса, что обусловлено в первую очередь отсутствием законодательного закрепления указанных начал. По отдельным категориям дел суды ссылаются лишь на нарушение тех принципов, которые имеют законодательное закрепление в общих положениях АПК РФ (принципы равной судебной защиты, процессуального равноправия сторон, состязательности (ст. 7-9 АПК РФ)). В некоторых случаях суды указывают на нарушение принципа устности, ошибочно ссылаясь на нормы ст. 9, 10 АПК РФ, закрепляющие содержание принципов состязательности и непосредственности. Из этого следует практическая необходимость формулирования отдельной нормы, раскрывающей содержание принципов устности и письменности в арбитражном судопроизводстве.

В то же время нормативное закрепление не должно сводиться к определению или упоминанию принципа в общей норме права, а должно также пронизывать всю совокупность правовых норм, регламентирующих отдельные процессуальные отношения и выступающих гарантиями реализации на практике этих общих норм.

В связи с изложенным необходимо закрепление принципов устности и письменности в общей норме, заключающей в себе основные положения об устности и письменности в процессе, с последующим раскрытием содержания данных принципов через всю систему норм процессуального законодательства (например, в виде более подробной регламентации отдельных процессуальных институтов, порядка и формы совершения отдельных процессуальных действий).

По мнению автора, несмотря на отсутствие в ГПК РФ и АПК РФ специального раздела, посвященною принципам судопроизводства, закрепление принципов уст-

17

ности и письменности в общих положениях данных процессуальных кодексов представляется оптимальным способом для придания императивности указанным началам и обеспечения баланса сочетания принципов устности и письменности в аспекте дальнейшем о развития процессуального законодательства.

 

Принцип непосредственности судебного разбирательства в арбитражном процессуальном праве представляет собой правило, согласно которому арбитражный суд обязан непосредственно исследовать и воспринять все доказательства по делу (ст. 10 АПК), т.е. заслушать объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, заключения экспертов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства.

Реализацией данного принципа обеспечивается личное восприятие судьями арбитражного суда всего доказательственного материала.

В отдельных случаях, например, когда собирание доказательств осуществлялось путем направления судебного поручения, непосредственность восприятия доказательств обеспечивается путем ознакомления судей и лиц, участвующих в деле, с его результатами, зафиксированными в соответствующих документах.

Согласно ч. 2 ст. 10 АПК доказательства, которые не были предметом исследования в судебном заседании, не могут быть положены арбитражным судом в основу принимаемого судебного акта. Данное правило соответствует ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, согласно которой при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Приведенное предписание обращено к арбитражному суду, поскольку при постановлении решения в его основу судом должны быть положены только те доказательства, которые были исследованы в судебном заседании. В соответствии с ч. 3 ст. 168 АПК арбитражный суд, признав при принятии решения необходимым дополнительно исследовать доказательства или продолжить выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, возобновляет судебное разбирательство, о чем выносит определение.


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 267;