ОТЕЦ АРТЕМИЙ ВЛАДИМИРОВ О ЦЕЛОМУДРИИ И ТЕЛЕГОНИИ



В наше весьма не целомудренное время, думаю, не лишним будет напомнить о том, что величайшие ученые, гении технической мысли, многие деятели искусства, не говоря уже о духовных учителях человечества, как правило, были морально чистоплотны. Являясь верными мужьями женам, они всей своей жизнью исповедовали высокую нравственную, духовную культуру.

Есть такое явление - «телегония». Специалисты знают, что породистая сука, которую не уберегли хозяева для законной случки, возымев знакомство с деревенским одноухим Бобиком, уже считается испорченной. И не просто считается: ее потомство не будет носить признаков породы — ни первый, ни последующий приплоды, даже если ее случить впоследствии с принцем королевских собачьих кровей. Это было прекрасно известно нашим предкам. И они держали невест на выданье взаперти, потому что еще более этот закон действует в мире человеческих отношений. Человек, совративший молодую девушку (как правило, он - циничен, развратен и даже бывает болен), отравит ей всю последующую жизнь, и не только ей, но и ее детям. Это одна из основных причин врожденных болезней детей, начиная от расстройства нервной системы до недоразвитости, болезни Дауна и прочих бед.

Скажем и о нравственных последствиях плотской распущенности. Разврат прежде всего отражается на складе человеческой души. Детская душа лишается природных добродетелей: ясности ума, умения схватывать на лету, свойственной детской психологии проницательности, радости сердца и ощущения жизни как полноты бытия — всего того, что собственно, и делает детство счастливым. Детям присуща удивительная телесная динамика. Почему они постоянно прыгают, бегают, почему они не знают ни минуточки покоя? Потому что тело для них — это инструмент, посредством которого проявляет себя детская душа в окружающем мире. Если вам приходилось когда-либо общаться с развратником, то, полагаю, вы замечали в нем некую томность, расслабленность телесно-душевного организма. Они оживают только в том случае, когда предмет вожделения оказывается перед их глазами.

Объяснить явление телегонии только физиологическими причинами невозможно. Наоборот, с точки зрения науки, телегонии не должно существовать. Но она существует. На этих страницах мы не будем проводить научное исследование, попытаемся лишь высказать некоторые гипотезы.

То, что духовный мир существует, признается уже и наукой, представители которой довольно успешно исследуют воздействия духовного мира на физический. В Библии говорится, что соединившиеся мужчина и женщина «плоть одна», то есть в мире духовном образуется между ними некое единство, которое явно обнаруживается и в мире физическом. Например, между мужем и женой можно заметить некоторое сходство, довольно неопределенное, но, тем не менее, существующее. И вот эти черты общности при новом браке не исчезают, а делаются уродливым подобием, что, конечно, в первую очередь, отражается на детях.

В наше время распространились так называемые пробные браки. Молодые люди живут вместе, ничем себя не обязывая, и «пробуют», подходят ли они друг другу. Все выглядит очень современно — лучше сначала попробовать, чем потом разводиться. И «пробуют» раз, другой, третий. Нередко в конце концов заключают брак. Но вот что странно — число разводов от таких проб не уменьшается, а процент больных новорожденных детей увеличивается. По данным статистики, лишь каждый четвертый ребенок рождается здоровым. Вот тут и вспомнишь про принцип телегонии! Однако почему же не уменьшается число разводов? Ведь так долго «пробовали»?

Чтобы брак был счастливым, он не должен строиться на принципе пробы. В церкви над головами брачующихся носят венцы, эти венцы — символы мученичества. Мученичества, потому что человек решается жить для другого, перешагнув через свой эгоизм и отказавшись от жизни лишь для себя. И не на один день или на два года, а на всю жизнь. И это действительно мученичество, подвиг, когда человек поднимается в полный рост своего человеческого достоинства.

И каким же жалким рядом с ним выглядит эгоистичное оценивание партнера в «пробном» браке! Как далек подобный брак от настоящей любви. Ведь любовь — это стремление и желание отдать всего себя другому, когда один человек не рассматривает партнера как средство удовлетворения своих разнообразных потребностей. Он расширяет пределы своего узкого «я», тем самым, становясь счастливым сам.

Один замечательный человек сказал: «Если ты можешь не поцеловать женщину, которую любишь, то только тогда ты имеешь право ее поцеловать». В этой, на первый взгляд, противоречивой фразе заключен большой смысл. Если твоя любовь к женщине выше, чем потребность сближения с ней, то это действительно настоящее чувство, и ты можешь попытаться соединить с этой женщиной свою судьбу.

Ну а если все-таки «попробовали», а семьи не получилось? Так что же остается — «телегония» и больные дети?

Мы уже доказали, что чистота физическая имеет корни в чистоте духовной. А для духовного недуга нужно и духовное врачевание. В Церкви существует таинство исповеди, которое врачует грехи. Но для этого нужно очень глубокое покаяние, такое, чтобы никогда-никогда юноше или девушке не захотелось вновь «пробовать»...

ВОПРОСЫ

1. (Для мальчиков) Считаете ли вы, что у вашей будущей жены вы должны быть первым? Если да, то распространяете ли вы это требование и на себя? Если нет, то почему?

2. (Для девочек) Думаете ли вы, влюбившись в юношу, о том, что он может стать отцом ваших детей?

 

ЛЮБОВЬ РОДИТЕЛЕЙ К ДЕТЯМ

Обычное явление в наше время верить в то, что люди становятся все более просвещенными, знающими, прогрессивными. Целые институты занимаются проблемами воспитания детей, говорят об уважении личности ребенка, о педагогике ненасилия и т.д.

Мы приведем здесь небольшой отрывок из книги Старца Силуана, в котором описываются отношения крестьянина, который не был, естественно, знаком с педагогическими новациями, но был глубоким христианином, и его сына Семена. Отец любил оказывать гостеприимство странникам. Однажды, в праздничный день, он с удовольствием пригласил к себе некоего книгоношу, надеясь от «книжного» человека узнать что-либо новое и интересное, ибо томился он своей «темнотой» и жадно тянулся к знаниям. В доме гостю были предложены еда и чай. Маленький Семен с любопытством прислушивался к беседе отца и гостя. Книгоноша доказывал отцу, что Христос не Бог, и что вообще Бога нет. Мальчика особенно поразили слова: «Где Он, Бог-то?» И он подумал: «Когда вырасту большой, то по всей земле пойду искать Бога». Гость ушел, а маленький Семен сказал отцу: «Ты меня учишь молиться, а он говорит, что Бога нет». На это отец ответил: «Я думал, что он умный человек, а он оказался дурак. Не верь ему».

Много лет прошло с тех пор. Молодой, красивый, сильный, а к тому времени уже и зажиточный, Семен наслаждался жизнью.

В селе его любили за миролюбивый и веселый характер, и девушки смотрели на него, как на завидного жениха. Он увлекся одною из них, и прежде чем был поставлен вопрос о свадьбе, в поздний час с ними произошло «обычное».

Но удивительно при этом то, что на следующий день утром отец тихо сказал ему:

— Сынок, где ты был вчера? Болело сердце мое.

Эти кроткие слова отца запали в душу Семена. И позднее, вспоминая отца, Старец говорил:

— Отец был совсем неграмотный, и даже «Отче наш» читал с ошибками, говорил «днесть» вместо «днесь», в церкви молитвы учил на слух, но был кроткий и мудрый человек.

У них была большая семья: отец, мать, пять сыновей и две дочери. Жили они дружно. Взрослые братья работали с отцом. Однажды, во время жатвы, Семену пришлось готовить в поле обед; была пятница, забыв об этом, он наварил свинины, и все ели. Прошло полгода с того дня, уже зимою, в какой-то праздник, отец сказал Семену с мягкой улыбкой:

— Сынок, помнишь, как ты в поле накормил нас свининой? А ведь была пятница. Ты знаешь, я ел ее тогда, как отраву.

— А что же ты, отец, мне сразу не сказал?

— Я, сынок, смутить тебя не хотел.

Заметим, что для православного человека пятница — постный день, когда мясо есть нельзя. Для глубоко верующего отца Семена есть мясо в пятницу было величайшим страданием.

ВОПРОСЫ

1. Смогли бы вы на протяжении полугода молчать о том, что человек сделал что-то плохое, боясь его обидеть?

2. Если у вас будут дети, как вы собираетесь их воспитывать?

 

ЛЮБОВЬ ДЕТЕЙ К РОДИТЕЛЯМ1

Сражение с турками кончилось, и два русских офицера ехали с поля битвы обратно в селение, где стояли. По дороге им попадались мертвые тела турецких и русских солдат. Они были рассеяны по всему полю.

Не проехали и версты, как сначала один из казаков, ехавших перед ними, а потом и другой, стали указывать что-то вдали. Затем казаки повернули лошадей в сторону, остановили их и сошли на землю.

- Что там? - крикнули офицеры.

Но казаки молчали, возясь над чем-то, лежавшим внизу. Офицеры дали шпоры коням и через минуту нагнали казаков.

- Что тут у вас? - спросили они.

Казаки расступились, и офицеры увидели, что перед ними в грязи, лицом кверху, лежал убитый турецкий солдат. Кровь запеклась у него на груди и страшно чернела сквозь прорванное пулей сукно синей куртки, ноги широко раскинуты. Поодаль лежало ружье со сломанным штыком. Прислонившись щекой к шеке убитого, сидела, крепко охватив его руками, крошечная девочка, даже не поднявшая глаз, когда к ней подошли. Казалось, она замерла совсем, иша зашиты у него, у мертвого.

- Ах ты сердешная! - заговорил один из казаков. - Ты-то чем провинилась? Перед кем? Бедняжка, как дрожит!

И казак провел рукой по ее волосам.

Ребенок еще крепче прижался к шеке отца.

Один из казаков нашел у себя в кармане грязный кусок сахара. Он разжал руку девочки и положил ей сахар на ладонь. Она бессознательно, его даже не замечая, сжала ладонь опять.

- Надо взять ее с собою, - заговорил наконец один из офицеров.

Тогда казак, исполняя приказ, подошел было к девочке и хотел взять ее. Но как ни старался он взять ребенка, это ему не удалось. Девочка еще крепче прижималась к отцу, и, когда ее хотели оторвать от него, она начинала жалобно всхлипывать, так что у всех невольно обрывалось сердце.

Офицеры стояли кругом, соображая, как выйти из положения. Наконец один из офицеров сказал:

- Нельзя... нельзя оставить... Никак не возможно... Потому что холодно, туман... Возьмем ее отца...

- Убитого? - удивился другой офицер. - Помилуйте! Не хватает рук всех раненых перетащить, а тут возись еще с убитыми, которых все равно не воскресишь.

- Да... Но... Так-то она не пойдет... А за отцом пойдет.

Казаки живо добыли лежавшую невдалеке шинель, видимо оставленную каким-нибудь раненым; чтобы не мешала идти, развернули ее и, приподняв тело турецкого солдата, положили его на шинель. Уцепившаяся было за труп отца, девочка схватилась за шинель. Казаки пошли, стараясь шагать как можно тише, чтобы девочка могла поспеть за ними. Когда девочка уверилась, что «гяуры» (то есть русские) ничего дурного не делают ее отцу, она позволила положить и себя тоже на шинель, где сейчас же обняла тело отца и по-прежнему прижалась к нему щекой к щеке.

- Ишь ты, как любит! - заметил казак помоложе.

Другой старый казак старался отвернуться в сторону. Старому казаку не хотелось, чтобы офицеры заметили, что по его щекам текут слезы. Только потом он проговорил:

- Ишь какая! И у меня вот трехлеточек остался дома... Поди, тоже вспоминает батьку-то.

Только через час они добрались до деревни.

- Куда же теперь? - спросили казаки.

- Да на перевязочный пункт, разумеется... - ответил офицер. - Там доктор и сестра милосердия... Напоят ее, накормят.

Маленькая девочка, дичившаяся мужчин, как только увидела сестру милосердия, сразу оправилась и, держась одной рукой за руку отца, другою схватилась за белый передник сестры милосердия, точно прося ее быть своей покровительницей. Добрая женщина расцеловала малютку и так сумела успокоить ее, что та пошла к ней на руки.

- Ну, а с этим куда? Похоронить, что ли? - спрашивали казаки. - Убитого-то куда?

- Погоди, погоди! - сказал доктор, осматривающий трупы.

- Прежде всего, с чего это вы вообразили, что он убитый?

- Как же... Мы сами его подняли...

- Ничего это не доказывает. Он только обмер, бедняга. А сердце его работает. Слабо, но работает. Девочка спасла отца!

Когда раздели солдата, то оказалось, что, несмотря на свою неподвижность, он еще не мертв. Жизнь еще теплилась в его раненом теле. А если бы казаки не заметили девочку, оба - и отец, и дочка - погибли бы на поле сражения.

Аня через три в ближайшем от поля сражения госпитале на койке лежал очнувшийся, хотя тяжело раненный, турецкий солдат, и тут же рядом с ним по-прежнему, щекой к щеке, сидела его маленькая дочка. Пулю у него из груди вынули. Благодаря ребенку, за турком было ухода больше, чем за другими. Она не оставляла отца ни на минуту!

Вот еще одна история, автор которой нам, к сожалению, не известен.

Водной стране был обычай отрубать руки всякому, кого уличат в краже. Попался раз в этом знатный вельможа, царский любимец. Не мог царь отступить от старинного обычая и велел наказать преступника.

Но накануне казни явилась во дворец маленькая девочка, дочь этого вельможи, и со слезами на глазах попросила допустить ее к царю. Царедворцы исполнили ее просьбу. Девочка упала на колени перед грозным владыкой.

- Великий государь, - сказала она в страхе, - отец мой присужден остаться без рук. Помилуйте его, а мои руки отрубите!

У царя были свои дети, и ему понравилось, что маленькая девочка так любит отца.

- Пусть будет так, как ты просишь, - сказал царь. - Но ты можешь отказаться от казни даже в самую последнюю минуту!

На другой день девочку повели на казнь. Посреди двора стояла обрызганная кровью плаха, а возле - палач с мечом. Побледнела девочка, испугалась на минуту... Но скоро овладела собой, подошла к плахе и протянула свои рученьки. Палач крепко привязал ремнями ее руки к плахе. Девочка не проронила ни слова. Палач поднял меч, и она закрыла глаза... Меч сверкнул и опустился, не задев и кончиков пальцев.

- Царь прощает отца твоего за великую любовь твою! - объявил посланец царя.

Отворились двери тюрьмы - бежит к дочери отец, целует ее руки, обливая их слезами. На другой день царь объявил народу указ об отмене навеки старого жестокого закона.

На дворе казни, по царскому приказу, поставили столб с мраморной доской, на которой золотыми буквами написали о том, как дочь готова была отдать свои руки за жизнь отца. А в конце прибавили: «Счастливы отцы, у которых такие дети!»

ВОПРОСЫ

1. В чем заключается подвиг обеих девочек? Способны ли вы на такое?

2. Какова была реакция казаков на поступки турчанки? О чем задумался каждый из них?

Русская семья

Как уже отжившие, но еще красивые осенние листья с легким шелестом из нашей жизни уходят слова: честь, верность, мужество, целомудрие, достоинство...

Пока мы понимаем их смысл, но они все меньше значат в нашей жизни. Зато огромная волна вездесущей рекламы несет нам на своей вершине другое слово, — удовольствие. Расслабься, вдохни, купи, попробуй, и как итог - ты получишь ни с чем не сравнимые наслаждения.

Вспоминается эксперимент — самцу крысы в мозг вживили электрод. Когда крыса нажимала лапкой на кнопочку в клетке, то получала импульс удовольствия. Так вот, обнаружив эту кнопочку, крысиный представитель мужского пола нажимал ее до тех пор, пока прямо на ней и не умер.

В связи с этим вспоминается старая русская поговорка: «Нет худа без добра», потому что в теперешних страданиях России есть и нечто положительное — по крайней мере, кнопку удовольствия для большинства ее граждан нажать не так уж просто.

На Западе человек начинал свое шествие к удовольствию с гуманизма, понятия индивидуализма, отстаивания человеческого «я». Но возвеличивание каждого отдельного «я» сделало западную цивилизацию направленной на комфорт. В отличие от этого в русской православной культуре достоинство и значение человека были связаны с соборным бытием, то есть с общностью духовной и нравственной жизни русских православных людей. И первейшее место в традиции русской православной культуры занимала семья. Недаром возникли поговорки:

Дома и стены помогают.

• В своей семье и каша гуще.

Не надобен и клад, коли у мужа с женой лад.

Семья укрепляла и растила поколения русского народа. Ею принято было гордиться и на нее надеяться. Одно из самых ранних семейных наставлений, сохранившихся в русской истории, «Поучение» Владимира Мономаха выражает надежду, что каждый из детей, принявших в сердце завет отца, «не станет лениться, а будет трудиться». Ибо семья — создает общность. Владимир Мономах дает своим сыновьям прекраснейшие по своей нравственной красоте советы:

Старых чтите, как отца, а молодых, как братьев. В дому своем не ленитесь, но за всем сами наблюдайте; не полагайтесь на тиуна (управителя) или на отрока, чтобы не посмеялись приходящие к вам над домом вашим, над обедом вашим. На войну выйдя, не ленитесь, не полагайтесь на воевод; ни питью, ни еде не предавайтесь, ни спанью; сторожей сами наряживайте, и ночью, расставив стражу со всех сторон, около воинов ложитесь, а вставайте рано; оружия не снимайте с себя второпях, не оглядевшись по лености, внезапно ведь человек погибает. Лжи остерегайтесь, и пьянства, и блуда, от того ведь душа погибает и тело. Куда бы вы ни держали путь по своим землям, на давайте отрокам причинять вред ни своим, ни чужим, ни селам, ни посевам, чтобы не стали проклинать вас. Куда ни пойдете и где бы ни остановитесь, напоите и накормите нищего. Более же всего чтите гостя, откуда бы к вам ни пришел, простолюдин ли, или знатный, или посол; если не можете почтить его подарком то - пищей и питьем; ибо они, проходя, прославят человека по всем землям или добрым, или злым. Больного навестите, покойника проводите, ибо все мы смертны. Не пропустите человека, не поприветствовав его, и доброе слово ему молвите. Жену свою любите, но не давайте ей власти над собой. А вот вам и основа всему: страх Божий имейте превыше всего. Если не будете помнить это, то чаше перечитывайте: и мне не будет стыдно, и вам будет хорошо.

Что умеете хорошего, то не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь - как отец мой, дома сидя, знал пять языков, оттого и честь была от других стран. Леность ведь всему мать: что кто умеет, то забудет, а что не умеет, тому не научится. Добро же творя, не ленитесь ни на что хорошее, прежде всего к церкви:

пусть не застанет вас солнце в постели. Так поступал отец мой блаженный и все добрые мужи совершенные.

Основой же нравственного совершенствования Владимир Мономах считает покаяние, слезы и молитву.

Русские дети не проводили время в развлечениях. С раннего возраста они готовились к будущей семейной жизни. Начиная с пяти лет девочки шили себе приданое, мальчиков приобщали к отцовской работе. Развлечения, игры были редкостью, а не правилом. Семьи были многодетными, и каждый ребенок был частью семьи, а не центром мироздания, когда вся семья сосредоточена на одном ребенке. К жизни подходили серьезно. Вспомним: И шествуя важно в спокойствии чинном Лошадку ведет под уздцы мужичок, В больших сапогах, в полушубке овчинном, В больших рукавицах, а сам с ноготок.

Завязывается разговор и мальчик ведет его степенно с достоинством. С детства прививалось чувство чести. Там, где люди жили размеренно, полно, соборно, одной общиной, легче было потерять жизнь, чем честь.

Там, где люди возвеличивали личность человека, они пришли к краху, так как индивид, нацеленный только на удовлетворение своих потребностей, теряет почву для достойной жизни. А в обществе, где в соответствии с традицией люди себя ограничивали, принуждали себя и каждого человека, живущего рядом, к определенным правилам, сохранились понятия чести, верности, истинного человеческого достоинства.

ВОПРОСЫ

1. Как вы считаете, можно ли в наше время за деньги купить все?

2. Есть ли для вас что-то, что вы ни за какие деньги не продали бы?

3. Постарайтесь растолковать, что означают слова Владимира Мономаха о том, что в основе всего должны лежать покаяние, слезы и милостыня?

 


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 372;