Защита Отечества в советский период



Даже после октябрьских событий 1917 г., когда православная Церковь подверглась жесточайшим репрессиям, она продолжала отстаивать свои принципиальные позиции по вопросам войны и воинского служения.

Невероятно, но к 1943 году на территории СССР не должно было остаться ни одного действующего храма, ни одного служащего священника. Однако этим планам не суждено было сбыться. Разгул воинствующего безбожия остановила война. С первых её дней руководство страны отменило оголтелый богоборческий курс, временно приостановив борьбу с православием. Прекратились гонения на верующих – люди снова могли посещать церковь. Из ссылок, из лагерей возвращались выжившие священнослужители. Открывались уцелевшие от разрушения, закрытые ранее храмы. По всей стране в них служились молебны о даровании победы. Ежедневно под сводами величественных соборов и небольших сельских церквей возносилась молитва: «О еже подати силу неослабну, необориму и победительну, крепость же и мужество с храбростью воинству нашему на сокрушение врагов и супостан наших и всех хитрообразных их наветов».

Особенно страстно зазвучал голос Церкви в годы Великой Отечественной войны. МестоблюстительПатриаршего Престола митрополит Сергий написал и собственноручно отпечатал на машинке послание, в котором призвал советский народ на защиту Отечества: «Фашиствующие разбойники напали на нашу Родину. Попирая всякие договоры и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь мирных граждан уже орошает родную землю. Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла Шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства еще раз хотят поставить наш народ на колени перед неправдой.Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу… Вспомним святых вождей русского народа Александра Невского, Дмитрия Донского, положивших свои души за народ и Родину. Да и не только вожди это делали. Вспомним неисчислимые тысячи простых православных воинов…

Нам нужно помнить заповедь Христову: «Больше сея любве никто же имать, да кто душу свою положит за други своя…» Нам, пастырям Церкви, в то время, когда Отечество призывает всех на подвиги, недостойно будет лишь молчаливо посматривать на то, что кругом делается, малодушного не ободрить, огорченного не утешить, колеблющемуся не напомнить о долге и о юле Божией. А если сверх того молчаливость пастыря, его некасательство к беде, переживаемой паствой объяснится ещё и лукавыми соображениями на счет возможных выгод на той стороне границы, то это будет прямая измена Родине и своему пастырскому долгу, поскольку Церкви нужен пастырь, несущий свою службу истинно «ради Христа, а не ради хлеба куска», как выражался святитель Дмитрий Ростовский. Положим же души свои вместе с нашей паствой… Церковь благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины. Господь нам дарует победу».

Свое посланиемитрополит Сергий не только написал, но и сумел разослать по всем уголкам нашей Родины в первый день войны.И это было в момент, когда многие государственные и партийные деятели пребывали в растерянности – как известно, Сталин обратился к советскому народу только на 12 день после начала войны. Его речь начиналась весьма необычными для того времени словами: «Дорогие соотечественники! Братья и сестры! К вам обращаюсь я, друзья…».

Всего Патриарший местоблюститель обращался к верующим с патриотическими посланиями 24 раза, откликаясь на все основные события военной жизни страны.

Особое внимание в своей деятельности Русская Православная Церковь уделяла работе с верующими на оккупированной территории. В специальном обращении к православным людям на временно оккупированной немцами территории митрополит Сергий напомнил, чтобы они, находясь в плену у врага, не забывали: они русские, и сознательно или по недомыслию не оказалисьбы предателями своей Родины. Кроме того, подвергались осуждению дезертирство,сдача в плен, сотрудничество с оккупантами. Одновременно он призывал содействовать партизанскому движению.

Митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), развивая идеи своих предшественников о священном долге защиты Отечества, в обращении к пастве в первые дни Великой Отечественной войны говорил: «Война есть страшное и гибельное дело для того, кто предпринимает ее без нужды, без правды, с жаждою грабительства и порабощения; на нем лежит позор и проклятие Неба за кровь и бедствие своих и чужих. Но война — священное дело для тех, кто предпринимает ее по необходимости, в защиту правды, Отечества. Берущие оружие в таком случае совершают подвиг правды и, приемля раны и страдания и полагая жизнь свою за однокровных своих, за Родину, идут вслед мучеников к нетленному и вечному венцу».

Война с Германией стала для миллионов жителей страны священной Великой Отечественной войной.

Хорошо известен афоризм: «На войне атеистов не бывает». Нательный крест на одном шнурке со смертным медальоном, икона Божией Матери, спрятанная в нагрудный карман гимнастерки, переписанный дрожащей рукой 90-й псалом, который в народе называют «Живые помощи», - полуистлевшие свидетельства веры – поисковики до сих пор находят на полях сражений вместе с партийными и комсомольскими билетами. А сколько солдатских рассказов «как Бог спас» передавались из уст в уста. Как, уходя в разведку, бойцы шептали: «С Богом!», как молились втайне перед началом наступления и крестились уже в открытую, поднимаясь в атаку, и как пронзало эфир предсмертное: «Господи, помилуй!».

Разрешения провести крестный ход вокруг города с иконой Казанской Божией Матери просил у Георгия Жукова Ленинградский митрополит и будущий Патриарх Московский и всея Руси Алексий (Симанский). В тот день, 5 апреля 1942г. Исполнилось 700 лет со дня разгрома немецких рыцарей в ледовом побоище святым князем Александром Невским –небесным покровителем города на Неве. Крестный ход был разрешен. И случилось чудо – танковые и моторизованные дивизии, необходимые группе армий «Север» для взятия Ленинграда, были переброшены по приказу Гитлера группе армий «Центр» для решительного броска на Москву. Столицу отстояли, а Ленинград оказался в кольце блокады…

Митрополит Алексий не покинул блокадный город, хотя голод не щадил духовенство – не пережили зиму 1941-1942 года восемь клириков Владимирского собора. Во время богослужения скончался регент Никольского собора, келейник митрополита Алексия инок Евлогий. В дни блокады в ряде храмов были устроены бомбоубежища, в Александро-Невской Лавре разместился госпиталь. Но главное – в вымирающем от голода городе ежедневно совершалась Божественная литургия. В храмах молились о даровании победы нашему воинству. Служился особый молебен «в нашествие супостатов, певаемый в Отечественную войну 1812года». На богослужениях присутствовало командование Ленинградского фронта во главе с маршалом Леонидом Говоровым, который не боялся публично проявлять свои религиозные чувства.

Из свидетельств очевидцев известно, что начальник Генерального штаба Борис Шапошников (бывший полковник царской армии) носил финифтевый образ святителя Николая и молился: «Господи, спаси Россию и мой народ!».

Его преемником на посту начальника Генерального штаба стал сын священника из Кинешмы маршал Александр Василевский, выпускник Костромской духовной семинарии. Широкое распространение среди верующих получила убежденность, что всю войну с собой в машине возил образ Казанской Божией Матери маршал Жуков. Позднее, в 1945году он вновь зажег негасимую лампаду в Лейпцигском православном храме-памятнике, посвященном «Битве народов с наполеоновской армией». Верующим был и маршал Федор Толбухин, брат которого служил священником. В победном 45-ом в Вене по приказу Толбухина в дар православному собору был отлит колокол с надписью: «Русской Православной Церкви от победоносной Красной Армии».

Показательно то, что уже в первые  годы войны некоторые эскадрильи и танковые колонны были названы именами русских святых.Одним из самых ярких свидетельств участия Церкви во всенародном подвиге явился сбор церковных пожертвований на сооружение танковой колонны имени Дмитрия Донского. Руководствуясь примером Преподобного Сергия Радонежского, Церковь вновь посылала в помощь защитникам свое благословение, зримый знак того, что она никогда не оставляет своих воинов и что благословляет их на битву.

Почти все, даже сельские приходы на свободной от фашистов земле, внесли свой вклад в общенародное дело. Собирались средства на танковую колонну и на оккупированной территории. Примером тому – гражданский подвиг священника Федора Пузанова из с. Бродовичи-Заполье. На оккупированной Псковщине для строительства колонны он сумел собрать среди верующих целую котомку золотых монет, серебра, церковной утвари и денег. Эти пожертвования на сумму около 500 тысяч рублей были переданы партизанами на большую землю. 40 танков Т-34, которые составили общецерковную танковую колонну, были построены на заводе в Челябинске. На торжественном митинге в день передачи колонны войскам, 7 марта 1944г выступил митрополит Николай (Ярушевич). Под руководством Владыки Николая московские приходы внесли 2 млн. рублей на танковую колонну «Дмитрий Донской» и 1 млн. рублей – на эскадрилью «Александр Невский». К концу 1944 года общая сумма церковных взносов на нужды войны составила 200 000 000 рублей.

Проявление патриотической деятельности Русской Православной Церкви очень многообразны.Сотни священнослужителей, включая тех, кому удалось вернуться к 1941 году на свободу, отбыв срок в лагерях, тюрьмах, ссылках, были призваны в ряды действующей армии. Так, уже побывав в заключении, заместителем командира роты начал свой боевой путь по фронтам войны С.М. Извеков, будущий Патриарх Московский и всея Руси Пимен, дослужился на войне до звания майора. Наместник Псково-Печерского монастыря (в 1950-1960-х гг архимандрит Алипий (Воронов) до этого воевал все 4 года, оборонял Москву, был несколько раз ранен и награжден. Будущий митрополит Калининский и Кашинский Алексий (Коноплев) на фронте был пулеметчиком. К 1943году, когда он вернулся к священнослужению, он был награжден медалью «За боевые заслуги». Протоиерей Борис Васильев, до конца войны диакон Костромского кафедрального собора, в Сталинграде командовал взводом разведки, а затем воевал в должности заместителя начальника разведки полка.

В Красной Армии по определению не могло быть штатных полковых священников, но были священники, надевшие гимнастерку и шинель, взявшие в руки оружие. Никто точно не скажет сколько их было, шедших в бой без рясы и наперстного креста, с молитвой на устах. За время войны сорок священнослужителей были награждены медалями «За оборону Ленинграда» и «За оборону Москвы», несколько десятков – медалью «Партизану Великой Отечественной войны». А скольких награды обходили стороной?!

Особенно много священнослужителей трудилось в военных госпиталях. Такие госпитали были устроены в значительной части монастырей и находились на полном содержании и обслуживании монашествующих. Так, в Красноярске в годы войны в должности главного хирурга эвакогоспиталя трудился епископ Лука (Войно-Ясенецкий), известный ученый-медик, прошедший лагеря и ссылки. Благодаря его операциям большому числу раненых воинов были сохранены жизнь и здоровье. В кабинете Владыки, в операционной висели иконы, а каждую операцию он начинал с молитвы. В 1945 году за капитальный труд «Очерки гнойной хирургии» возведенному в сан архиепископа Луке была присуждена Сталинская премия I степени, большую часть которой он пожертвовал на помощь сиротам.

Только на Ставрополье 55 священников, вместе со всеми пережившие оккупацию, за «служение молебнов, чтение воззваний, сбор пожертвований деньгами и натурой в пользу воинов, их семей и раненых» были представлены к награждению медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Вместе с народом Церковь переживала как его испытания, так и его успехи. Поэтому стоит ли удивляться наивной строке солдата по фамилии Черкасов из сохранившегося для истории его письма – треугольника: «Мама, я вступил в партию. Помолись за меня Богу…»Все были едины в стремлении к Победе – верующие и неверующие, священники и миряне.

Мы защитили Отечество, мы одержали победу, мы проявили невиданный беспримерный героизм, несмотря на то, что враг в начале войны превосходил нас техникой, оснащенностью армии, организацией управления войсками. Мы не уступали оккупантам лишь в самом главном — в силе духа, готовности к подвигу и личной жертве. В годы войны были востребованы образы великих русских святых – Александра Невского, Димитрия Донского, Феодора Ушакова. Союз Церкви, государства и армии был восстановлен, усугубилась молитва в храмах, которые в годы войны стали во множестве открываться и передаваться Церкви.

 

В наше время…

В наше время, зная силу Православия, враги изо всех сил стараются развязать вражду между братскими православными народами: российским, украинским, грузинским, сербским, болгарским, белорусским. Не смотря ни на что, нам необходимо сохранить сложившуюся веками дружбу братских народов, знать откуда исходит опасность и по мере сил противостоять злу.

Схиархимандрит Иона (Игнатенко) сказал: «Нет отдельно Украины и России, а есть единая Святая Русь. А разделить нас решили враги, чтобы уничтожить Православие на Малой Руси. Но Господь того не допустит».

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 222; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ