Извлечение внутренней темноты. 16 страница



Вы не можете сказать из головы, что она прекрасна. Как вы можете сказать это? Красота не является математикой, ее невозможно измерить. И красота, в действительности, не только в розе, потому что для кого-то другого она может быть вовсе не прекрасной; кто-то другой может просто пройти мимо и не взглянуть на нее; для кого-то другого она может быть вообще безобразной. Красота существует не просто в розе, красота существует во встрече сердца с розой. Когда сердце встречается с розой, красота расцветает. Когда сердце входит в глубокий контакт с чем-либо, это становится великим явлением.

Если вы входите в глубокий контакт с каким-то человеком, то этот человек становится прекрасным. Чем глубже контакт, тем больше раскрывается красоты. Но красота есть явление, случающееся с сердцем, а не с умом. Она не связана с вычисле­ниями, нет никакого критерия, согласно которому ее можно было бы оценивать. Это чувство, ощущение.

Поэтому если я говорю: «Роза не является прекрасной», вы не можете спорить об этом. Нет никакой необходимости в доказательствах. Вы скажете: «Это ваше ощущение. А роза прекрасна это мое ощущение». Вопрос о доказательствах не стоит. Голова может аргументировать, сердце аргументировать не может. Это окончательно, это полная остановка. Если я говорю: «Это мое ощущение», то вопрос о доказательствах не встает.

При участии головы спор может продолжаться, и мы можем прийти к какому-то заключению. При участии сердца заключение уже сделано. При участии сердца нет никакой процедуры, ведущей к заключению; заключение является не­медленным, мгновенным. При участии головы это процесс вы аргументируете, вы дискутируете, вы анализируете, а затем приходите к выводу, к заключению о том или об этом. При участии сердца это мгновенное явление заключение приходит сразу. Осмыслите это: при участии головы заключение приходит в конце. При участии сердца заключение приходит сначала, а затем вы можете пытаться найти процесс, но это уже работа головы.

Поэтому при необходимости практиковать такую технику первой трудностью будет то, что вы не знаете, что такое чувство. Постарайтесь разработать его. Когда вы прикасаетесь к чему-либо, закройте глаза; не думайте, ощущайте. Если, например, я взял вашу руку в свою и говорю вам: «Закройте глаза и ощутите, что происходит», то вы немедленно скажете: «Моя рука в вашей руке». Но это не ощущение, это мысль. Тогда я опять говорю вам: «Чувствуйте, не думайте». Тогда вы говорите: «Вы выражаете свою любовь». Это снова мысль. Если я снова настаиваю: «Только чувствуйте, не используйте голову. Что вы ощущаете непосредственно сейчас?», то только тогда вы будете в состоянии почувствовать и скажете: «Тепло». Потому что любовь является заключением, выводом. «Моя рука в вашей руке» это мысль, ориентированная на голову.

Действительным ощущением является то, что определен­ное тепло течет из моей руки в вашу или из вашей руки в мою. Наши жизненные энергии встречаются, и точка встречи стано­вится горячей, становится теплой. Это чувство, ощущение, это реально. Но мы никогда не расстаемся с головой. Это стало привычкой; мы обучены этому. Поэтому вы должны снова открыть ваше сердце.

Постарайтесь жить чувствами. Когда-нибудь в течение дня, когда вы не заняты каким-либо конкретным делом потому что в деловой сфере сначала будет трудно жить одними чувствами... В бизнесе голова оказалась очень эффективной, и вы не можете положиться на чувства. Но когда вы дома, когда вы играете с детьми, голова не нужна, это не бизнес, но и тогда вы не расстаетесь с головой. Играя с детьми, или сидя с женой, или просто ничего не делая, расслабившись в кресле чувствуйте. Ощущайте текстуру кресла.

Ваша рука прикасается к креслу: как вы ощущаете это? Дует легкий ветерок. Он прикасается к вам. Что вы ощущаете? Из кухни доносятся разные запахи. Как вы ощущаете их? Просто ощущайте их, не думайте о них. Не начинайте рассуж­дать о том, что запахи показывают, что на кухне что-то готовится тогда вы начнете мечтать об этом. Нет, просто ощущайте то, что является фактом. Оставайтесь с фактом, не вдавайтесь в рассуждения. Вы окружены со всех сторон. Все так многообраз­но сходится в вас. Все существование приходит отовсюду, чтобы встретиться с вами, оно входит в вас через все ваши органы чувств, но сами вы в голове, а ваши органы чувств мертвы; они ничего не ощущают.

Прежде чем вы сможете практиковать эту технику, необхо­дим некоторый рост, потому что это внутренний эксперимент. Если вы не можете чувствовать внешнее, то вам очень трудно будет почувствовать внутреннее, потому что внутреннее являет­ся трудноуловимым. Если вы не можете чувствовать большое, то вы не сможете чувствовать тонкое. Если вы не можете слышать звуки, то вам трудно будет слышать внутреннее беззвучие вам будет очень трудно. Оно является таким трудноуловимым.

Вы просто сидите в саду, до вас доносится шум уличного движения и другие звуки. Закройте глаза и попытайтесь найти наиболее неуловимые звуки из тех, что окружают вас. Каркает ворона: сконцентрируйтесь на этом звуке. Шум уличного движе­ния все заглушает. Карканье является таким тихим, таким неуловимым, что вы не сможете осознать его, пока не сконцен­трируете на нем все свое внимание. И если вы сконцентрируете на нем свое сознание, то шум уличного движения как бы отодвинется в сторону, звук каркающей вороны станет центром.

И вы услышите его, все его нюансы. Они являются весьма тонкими, но вы будете в состоянии услышать их.

Ворона находится в центре чувствительности. Когда вы прикасаетесь к чему-либо, когда вы слушаете, когда вы едите, когда вы принимаете ванну, позвольте своим чувствам быть открытыми. И не думайте чувствуйте.

Вы стоите под душем: почувствуйте прохладу воды, пада­ющей на вас. Не думайте о ней. Не говорите немедленно: «Она очень холодная. Это хорошо». Не говорите ничего. Не разгла­гольствуйте, потому что в тот момент, когда вы говорите, вы упускаете ощущение. В тот момент, когда вы говорите, ум начинает функционировать. Не разглагольствуйте, не превра­щайте все в слова. Ощутите прохладу и ничего о ней не говорите. Нет необходимости что-либо говорить. Но наш ум безумен; ему все время необходимо говорить о чем-либо.

Я вспоминаю, что когда я работал в университете, там была одна леди, профессор, которая всегда что-нибудь говорила. Ей казалось невозможным помолчать в какой-либо ситуации. Од­нажды я стоял на веранде колледжа, когда садилось солнце. Это было чрезвычайно прекрасно. Она стояла рядом со мной, поэто­му я сказал ей: «Посмотрите!» Она что-то говорила, поэтому я сказал ей: «Посмотрите! Такой прекрасный заход солнца».

Тогда, очень неохотно, она уступила. Она сказала: «Да, но не кажется ли вам, что слева должно быть немного больше пурпура?» Это была не картина; это был реальный заход солнца! Мы все время говорим, мы даже не осознаем, что мы говорим. Перестаньте разглагольствовать; только тогда сможете вы углубить свои чувства. Если чувства углублены, то эта техника может совершить для вас чудо. Ощущай: моя мысль...

Закройте глаза и ощутите мысль. В вас непрерывный поток мыслей, он течет все время; это целая река мыслей. Ощутите эти мысли, почувствуйте их присутствие. И чем больше вы будете чувствовать, тем больше они будут раскрываться перед вами слой за слоем. Не только мысли, которые непосредственно на поверхности; за ними расположены другие мысли, а за теми еще другие слой за слоем.

Техника говорит: Почувствуй: моя мысль. И мы все время говорим: «Это мои мысли». Но почувствуйте действительно ли они ваши? Можете ли вы сказать «мои»? Чем больше вы будете чувствовать, тем меньше будет вероятность того, что вы будете говорить, что они ваши. Они все заимствованы, они все извне. Они пришли к вам, но они не ваши. Ни одна мысль не является вашей это просто собранная пыль. Даже если вы не знаете источник, из которого пришла эта мысль, она все равно не ваша. Если вы хорошенько постараетесь, то вы поймете, откуда пришла к вам та или иная мысль.

Только внутреннее безмолвие является вашим. Никто не дал его вам. Вы рождены с ним, вы умрете с ним. Мысли были даны вам; вы были приучены к ним. Если вы индус, вы имеете один тип, один набор мыслей; если вы мусульманин, то, конечно же, вы имеете другой набор мыслей; если вы коммунист, то снова другой набор мыслей. Они были вложены в вас, или вы заимствовали их добровольно, но все они не являются вашими. Если вы чувствуете присутствие мыслей, толпу мыслей, то вы можете почувствовать и это что они не ваши. Толпа пришла к вам, она собралась вокруг вас, но она не принадлежит вам. И если это можно почувствовать что ни одна из мыслей не является вашей, то только тогда вы сможете отбросить ум. Если они ваши, вы будете защищать их. И само чувство, что «эта мысль является моей», порождает привязанность. Тогда она пускает во мне корни. Тогда я становлюсь почвой, а мысль укореняется во мне. Если вырывается с корнем что-то, что я не считаю своим, то я не привязываюсь к нему. Только ощущение типа «мое» порождает привязанность.

Вы можете сражаться за свои мысли, вы можете стать мучеником во имя своих мыслей, ради утверждения своих мыслей вы можете стать даже убийцей. А мысли не ваши. Сознание ваше, а мысли не ваши. Почему это должно помочь? Потому что если вы сможете понять, что мысли не являются вашими, то ничто не является вашим, потому что мысли являются основой всего. Дом мой, собственность моя, семья моя это все внешние вещи. Глубоко внутри моими являются мысли. Только в том случае, если мысли являются моими, все эти вещи, все эти надстройки, могут быть моими. Если мысли не являются моими, то ничто не имеет значения, потому что это тоже мысли что вы являетесь моей женой или что вы являетесь моим мужем. Это тоже мысль. А если мысль сама по себе не является моей, то, как может быть моим муж? Или как может быть моей жена? Мысли искоренены, весь мир искоренен. Тогда вы можете жить в мире и не жить в нем.

Вы можете отправиться в Гималаи, вы можете оставить мир, но если вы думаете, что ваши мысли являются вашими, то вы не продвинетесь ни на дюйм. Сидя в Гималаях, вы будете в такой же степени в мире, как здесь, потому что мысли являются миром. Вы принесете свои мысли в Гималаи. Вы оставляете свой дом, но реальный дом является внутренним, реальный дом построен из кирпичей мыслей. Это не внешний дом. Как это ни странно, но это случается каждый день: я вижу человека, который оставил мир, но все еще остается индусом. Он стал санньясином, но все еще остается индусом или джайном. Что это означает? Он отказался от мира, но не отказался от мыслей. Он все еще джайн, он все еще индус мир мыслей остался неизменным. И этот мир мыслей является реальным миром. Если вы сможете понять, что ни одна из мыслей не является вашей... А вы увидите, потому что вы будете смотрящим, а мысли станут объектами. Когда вы безмолвно смотрите на мысли, мысли будут объектами, а вы будете зрителем. Вы будете наблюдателем, свидетелем, а мысли будут протекать перед вами. А если вы посмотрите глубоко и почувствуете глубоко, то вы увидите, что у них нет никаких корней. Мысли плывут как облака в небе; они не имеют корней в вас. Они приходят и уходят. Вы просто жертва, и вы обязательно начинаете отождествлять себя с ними. По поводу каждого облака, проходящего мимо вашего дома, вы говорите: «Это мое облако». Мысли подобны облакам: они все время проходят мимо в небе вашего сознания, а вы все время цепляетесь за каждую из них. Вы говорите: «Это мое», а это всего лишь бродячее облако, которое проходит мимо. И оно пройдет мимо.

Возвратитесь в свое детство. У вас были какие-то мысли, вы обычно цеплялись за них и утверждали, что они являются вашими мыслями. Затем детство исчезло, а вместе с детством исчезли и эти облака. Теперь вы даже не помните об этом. Тогда вы были молодым: тогда другие облака, облака, привлекатель­ные для молодых, приходили к вам, а вы цеплялись за них.

Теперь вы старше, тех мыслей больше нет, вы даже забыли о них. А они были такими значительными, что вы могли умереть за них, а теперь вы о них даже не вспоминаете. Теперь вы даже можете смеяться над всей той чепухой, за которую вы готовы были умереть, из-за которой готовы были стать мучеником. Теперь вы не дадите за них и пенни. Они теперь не принадлежат вам. Теперь те облака ушли, но пришли другие облака, и вы цепляетесь за них.

Облака все время меняются, но не меняется ваше цеплянье. И в этом проблема. Они меняются не только тогда, когда вы перестаете быть ребенком; они меняются всегда, каждый мо­мент. Минуту назад вы были заполнены какими-то облаками; теперь вы наполнены другими облаками. Когда вы вошли сюда, какие-то облака проплывали над вами; когда вы покинете это помещение, над вами будут проплывать другие облака и вы все время цепляетесь за каждое из них.

В этой сутре говорится: Ощущай сначала установитесь в чувстве затем: моя мысль. Взгляните на эту мысль, о которой вы всегда говорили «моя» моя мысль. Установитесь на чувствовании, взгляните на мысль, и «моя» исчезнет. А «моя» это всего лишь трюк, потому что среди многих этих «моя», «мой» развивается «я»: это «мое», то «мое»... Так много слов «мое»; из них развивается «я».

Эта техника начинает с самых корней. Мысль является корнем всего. Если вы сможете обрезать ощущение «мое» в самом корне, оно не появится снова, его больше нигде не будет видно. Но если вы не обрежете его здесь, то вы можете обрезать его в любом другом месте, и это будет бесполезно; оно будет появляться снова и снова.

Я могу обрезать его. Я могу сказать: «Моя жена? Нет, мы незнакомы, а брак является всего лишь общественной формаль­ностью». Я отрезаю самого себя. Я говорю: «Никто не является моей женой», но это очень поверхностно. Тогда я говорю: «Моя религия». Тогда я говорю: «Моя секта». Тогда я говорю: «Это моя религиозная книга. Эта Библия, этот Коран это моя книга». Тогда «мое» продолжается в какой-то другой области, и вы остаетесь тем же самым.

Моя мысль, а затем я. Сначала взгляните на движение мыслей, на процесс мышления, на поток мыслей, напоминаю­щий реку, и выясните, принадлежат ли эти мысли вам или это всего лишь проходящие мимо облака. А когда вы почувствуете, что ни одна из мыслей не является вашей, что прикреплять слово «моя» к какой-либо из мыслей является иллюзией, тогда наступает второй этап; тогда вы можете двигаться глубже. Тогда осознайте это я. Что есть это «я»?

Рамана обычно давал своим ученикам такую технику: они должны были всего лишь спрашивать: «Кто я?» На Тибете используют аналогичную технику, еще лучшую, чем техника Раманы. Они не спрашивают: «Кто я?» Они спрашивают: «Где я?» потому что это «кто» создает проблему. Когда вы спраши­ваете: «Кто я? », вы принимаете как нечто известное, что вы есть; единственным вопросом является только то, кем вы являетесь. Вы заранее предполагаете, что вы есть. Это не подвергается сомнению, это принимается как данное: что вы есть. Остается единственный вопрос: кто вы есть. Нужно узнать только тождес­твенность с чем-то, нужно распознать лицо, но оно здесь нераспознанное лицо здесь.

Тибетский метод глубже. Они рекомендуют оставаться безмолвным, а затем искать внутри, где вы есть. Войдите во внутреннее пространство, загляните в каждый уголок и спроси­те: Где я?» Вы не найдете этого «я» нигде. И чем больше вы будете искать, тем в большей степени оно будет отсутствовать. Если вы спрашиваете «Кто я?» или «Где я?», наступит момент, когда вы придете к точке, где вы есть, но нет никакого «я» с вами случится простое существование. Но это случится только тогда, когда мысли не ваши. Это более глубокое царство я.

Мы никогда не чувствуем этого. Мы все время говорим «я». Слово «я» используется непрерывно наиболее используемым словом является «я», но вы не ощущаете этого. Что вы имеете в виду под этим «я»? Когда вы говорите «я», что вы подразуме­ваете? Что обозначается при помощи этого слова? Что выража­ется? Я могу сделать некоторый жест, а потом сказать: «Я имел в виду то-то и то-то». Я могу показать свое тело «Я имел в виду это». Но тогда можно спросить: «Имели ли вы в виду вашу руку. Имели ли вы в виду ногу? Имели ли вы в виду живот?» Тогда я должен буду отрицать это, я должен буду сказать «нет». Тогда будет отрицаться все тело. Тогда что вы имели в виду, когда сказали «я»? Имели ли вы в виду свою голову? Когда вы говорите «я», вы имеете глубоко внутри очень смутное ощущение, и это смутное ощущение вытекает из ваших мыслей.

Установившись на ощущениях, отрежьте себя от мыслей и постарайтесь встретиться лицом к лицу с «я» тогда вы обнаружите, что его не существует. Оно было всего лишь полезным словом, лингвистическим символом необходимым, но нереальным. Даже будда должен использовать его, даже после своего просветления. Это всего лишь лингвистическое изобретение. Но когда будда говорит «я», он никогда не имеет в виду «я», потому что никакого «я» не существует.

Когда вы встречаетесь лицом к лицу с «я», оно исчезает. В этот момент вас может охватить страх, вы можете бояться этого. Это случалось со многими, кто достаточно углублялся в эту технику они начинали так бояться, что убегали от этого.

Так что запомните: когда вы ощутите и столкнетесь лицом к лицу с этим «я», вы будете в таком же состоянии, как если бы вы умерли в том же самом, потому что «я» исчезает, и вы чувствуете, что с вами случается смерть. Вы будете иметь ощущение, что вы тонете, вы будете погружаться все глубже и глубже. И если вы испугаетесь, вы снова выберетесь и уцепитесь за мысли, потому что эти мысли окажутся для этого полезными. Эти облака будут здесь: вы сможете уцепиться за них, и тогда страх оставит вас.

Запомните, этот страх является очень хорошим, очень полезным признаком. Он показывает, что сейчас вы забрались достаточно глубоко, а смерть является самой глубокой точкой. Если вы сможете войти в смерть, то вы станете бессмертным, потому что тот, кто вошел в смерть, умереть не может. Тогда смерть находится вокруг вас; она никогда не в центре, а только на периферии. Когда «я» исчезает, вы подобны смерти. Старого больше нет, новое вступает в свои права.

То сознание, которое выйдет из этого, является абсолютно новым, незагрязненным, молодым, девственно чистым. Старого больше нет и старое даже не прикасалось к нему. Это «я» исчезло, и вы в своей первоначальной чистоте, в абсолютной свежести. Произошло прикосновение к глубочайшим слоям бытия.

Так что думайте об этом таким образом: мысли, затем ниже их «я» и третье:

Ощущай: моя мысль, я, внутренние органы – внутренняя сущность.

Когда мысли исчезли или вы не цепляетесь за них они проходят, это не ваше дело, вы в стороне, вы не связаны с ними, вы не отождествляетесь с ними, и «я» тоже исчезло, тогда вы можете взглянуть на внутренние органы... Это одна из глубочай­ших вещей. Мы знаем внешние органы: руками я прикасаюсь к вам, глазами я вижу вас это внешние органы.

Внутренние органы это те органы, посредством которых я ощущаю свое собственное бытие, свое собственное существо. Внешнее предназначено для других я знаю о вас посредством внешних органов. Как я узнаю о самом себе? Даже о том, что я существую как я узнаю об этом? Кто дает мне ощущение моего собственного бытия? Это внутренние органы. Когда мысли остановились, когда «я» больше нет, только тогда, в этой чистоте, в этой ясности, сможете вы увидеть внутренние органы.

Сознание, интеллект это внутренние органы. Посредст­вом их я осознаю свое собственное бытие, свое собственное существование. Вот почему, если вы закроете глаза, вы можете полностью забыть про свое тело, но ваше собственное ощущение, что вы существуете, останется. И понятно, что когда человек умирает... Это факт: когда человек умирает, то для нас он уже мертв, но для него требуется некоторое время, чтобы осознать тот факт, что он умер, потому что внутреннее ощущение бытия остается тем же самым.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 111;