Рекомендации по организации самостоятельной работе студентов.



ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ»

 

 

С.В. Моташкова

 

Зарубежная литература

 

 

Учебно – методическое пособие

 

Для студентов- заочников английского отделения факультета иностранных языков

 

 

Воронеж -2006

 

 

Содержание

 

Предисловие………………………………………………………….. ……………..3

 

Планирование учебных занятий…………………………………………….. ….4

 

Теоретическая часть …………………………………………..… ……………..…5

Введение в предмет………………………………………………………..…..………5

Средневековый эпос и американский фольклор как источники национального

менталитета и литературного мышления…………………………….……..…….5

Литература эпохи Возрождения в Англии………………………………………….8                                          

Классицизм и барокко………………………………………………………….…….10

Эпоха Просвещения в Англии и США..………………………………………..……11

Романтизм………………………………………………………………………………13

Реализм…………………………………………………………………………………..19

Литература конца ХIХ – начала ХХ века…………………………………………..22

Первая половина ХХ века в английской литературе и «золотой век»

американской культуры и литературы……………………………………… …..27

Литература второй половины ХХ в. Английская и американская

лите­ратуры в диалоге культур. Общий обзор.…………………………. …..……..33

      Организация самостоятельной работы студентов ………………………...42

 Ориентирующие вопросы к семинарским занятиям……..………………….42

Список литературы, рекомендуемой для

 самостоятельного изучения………………………………………………………..45

 Художественная литература………………………………..……………………..45

 Научно – методическая литература ……………………………………………..46

Вопросы к экзамену по истории английской и американской

    литературы………………………………………………..…………………………….47

           

Предисловие

 

 

Предлагаемое учебное пособие по зарубежной литературе предназначено для недавно введенной на английском отделении факультета иностранных языков заоч­ной формы обучения и представляет собой единство теоретического, прак­тического и самостоя­тельно изу­чаемого студентами материала. Основная задача теоретической части пособия за­ключается в ознаком­лении студен­тов с литера­турой Англии и Америки как. частью культур стран изучаемого языка в системном, хронологически – эстетическом и стади­альном аспектах.

Самой большой проблемой изучаемого курса, в принципе, характерной для заочного от­деления, является наличие обширного материала и очевидно недостаточное количество ауди­торных часов, отводимых на его изучение. Для разрешения этого противоречия в пособии предлагается несколько путей освоения учебного курса, сочетание которых и должно помочь сту­ден­там составить целостную картину развития литературного процесса в его главных, наи­бо­лее концептуальных чертах и параметрах.

Это, прежде всего, ознакомление с кратким, концеп­ту­ально насыщенным теоретиче­ским материалом, представленном в пособии, а также подготовка семинарских занятий по направляющим вопросам и заданиям и усвоение определяющих принципов самостоятельной работы - основной формы освое­ния курса на заочном отделении. Успешной организации самостоятельной работы студентов призваны помочь библиографические списки художественной и учебно – методической литературы. Контрольные вопросы к экзаменам сразу и заранее должны ориентировать студентов на содержательно – творческие результаты обучения.  

Главной целью настоящего пособия является помощь студентам в овладении навыками ориентации в незнакомом им эстетическом материале, итогом изучения которого должна стать сложившаяся, определенная и целостная эстетическая система развития английской и американской литературы в единстве мирового и национального, общего и ча­стного, эволюционного и константного, закономерного и конкретного. Все это дает возможность студентам осознать закономерности эволюции литературных процессов и явлений и в то же время иметь возможность проникнуть в глубинные слои художественного произведения, в его структуру и поэтику.

Предлагаемая система включает хроно­ло­гический аспект (изучение литературного процесса в Англии и США с истоков его зарожде­ния с учетом совершенствования художественных форм и средств воспроизведения действительности), систем­ный аспект (изучение английских и американских литературных явлений в контексте стадиаль­ных процессов мировой литературы) и многосторонний анализ наиболее выдающихся художественных произве­дений. В результате изучения лекционного материала, освоения произведений на се­минарских занятиях и в процессе самостоятельной работы студенты должны освоить навыки определения места произведе­ния в стадиальных процессах национальной и мировой литературы и овладеть навыками эстетиче­ского и смы­слового анализа произведения

С этой целью весь курс делится на 22 лекционных часа и на 10 часов семинарских заня­тий. На семинарских занятиях студенты выявляют свои знания теоретического материала и приобретают (или укрепляют) навыки анализа художественных произведений на материале наиболее значительных и этапных произведений литературы страны изучаемого языка. Кроме того, контролируемая преподавателем самостоятельная работа студентов дает им возможность расширить круг произведений литературы, получить более системное представление о разви­тии литературы стран изучаемого языка и лучше подготовиться к итоговому экзамену.

                                    

Тематический план

 

  Наименование разделов и тем Все- го ча- сов Лек-ции Пра-кти­че­ские за­ня­тия
1      Введение 2 2  
2 Средневековая английская литература. Легенды о Короле Ар­туре и рыцарях круглого стола. 2 2  
3       Возрождение в Англии Творчество У.Шекспира . «Шек­спи­ровский вопрос» 2 2  
4 Литература 17 века в Англии и Америке 2 2  
5  Английское и американское Просвещение 2 2  
6 Английский и американский Романтизм 2 2  
7  Реализм в Англии и США 2 2  
8 Литература рубежа веков в Англии и США 2 2  
9 Литература первой половины 20 века в Англии и США 2 2  
10 Литература второй половины 20 века в Англии и США 4 4  
1  Шекспир «Гамлет» 2   2
2 Дж.Байрон «Дон Жуан» 2   2
3 М.Твен «Приключения Геккльберри Финна» 2   2
4 Б.Шоу «Дом, где разбиваются сердца» 2   2
5 К.Воннегут «Бойня № 5, или Крестовый поход детей» 2   2

                               

Теоретическая часть

 

                                Введение в предмет.

Вводная лекция предполагает краткое, предварительное, концеп­ту­ально - пропедевти­ческое изложение целей и задач курса, обозначение особенностей пред­мета, к изучению кото­рого приступают студенты.Во введении определяются его содержание курса, его структура, границы и своеобразие межпредметных связей, соотносимых с изучае­мым мате­риалом. Также определяется место художественной литературы в системе культуры, ее специ­фические осо­бенности, выявляется единство национальных и общечеловеческих па­раметров литературного произведения, разъясняется тезис о неотделимости формы от содер­жания на примере отдель­ных художественных текстов. Предлагается базовый алгоритм ана­лиза текста.

Кроме того, на вводной лекции обсуждаются основные цели, задачи и принципы само­стоятельной работы с художественными текстами, учебниками, учебными пособиями, даются методические рекомендации об индивидуальной работе студентов в библиотеках, в том числе электронных. Излагаются требования к работе студентов на практических занятиях и при са­мо­стоятельном изучении художественных текстов, дается информация о художественных и учеб­ных книгах, которые могут быть использованы студентами при изучении курса.

 

Средневековый эпос и американский фольклор как источники нацио­нального соз­нания и литературного мышления

Можно выделить три основных источника происхождения средневековых памятников литературы: 1)античность; 2) национальная корневая культурная система; 3) христианская и христианско – рыцарская культура. Для литературы этого периода характерно динамичное взаимодействие культур и обмен литературными памятниками средневековья в европейских странах в эпоху «великого переселения народов», выявляя его общеевропейскую горизонталь и национальную вертикаль.

Античное начало пока проявляется преимущественно во влиянии латинского языка и не­которых литературных явлений, сохранившихся после активного уничтожения античных па­мятников утверждающая себя христианской культурой.

Создание национальных эпосов запечатлевает не только характерные черты породившей их эпохи, но и становление национальных языковых система и фундамента национального мен­талитета и национальной языковой и эстетической картины мира. Выделяются два вида эпичес­ких произведений: архаический (догосударственный) и героический (государствен­ный). При этом источники архаического эпоса - и сказка миф, как у кельтов. Мифология кель­тов (друиды) сыграла значительную роль в развитии последующей литературы: рыцарский роман (XII-XIII), песни Оссиана (XVIII в.). И здесь особое место занимают кельтские саги и особенности их ху­дожественной формы. Вних происходит переход от проблем космического масштаба к изобра­жению личных судеб. Ирландское начало в становлении национальной анг­лийской литературы тесно связано с ирландским эпосом, прежде всего древнейшими сагами «Уладского цикла». Главный герой этих произведений – мифологический Кухулин как ти­пичный эпический бога­тырь. Черты архаического демонизма и черты смертного человека в об­разе Кухулина. Рыцар­ская культура Англии складывается под влиянием провансальской ли­рики как общеевропей­ского явления. В центре ее верность христианству, родине и долгу, ут­верждаются высокий ста­тус Прекрасной дамы, каноны рыцарского поведения.

Как правило, начало развития английской литературы относят к началу VII в. христи­анской эры. К концу VII в. заканчивается процесс завоевания Британии англами и саксами, двумя германскими племенами, вытесненными с континента, где они занимали территорию между Эльбой и Одером. Эти племена принесли с собою предания и сюжеты, составлявшие содержание общегерманской поэзии на континенте. Но обработка их на новой родине совер­шалась под влиянием исторических событий, происходивших уже на британской территории. В этих обработках сказывается и соприкосновение с туземным кельтским населением, час­тично подвергшимся римскому влиянию, переход к оседлым формам быта, а, главное — воз­действие христианства, которое привело духовенство в близкую связь с латинской культурой и, с другой стороны, оборвало его связи с континентальными германцами, сохранившими язы­чество.

Поэтому и первые крупные памятники англосаксонской литературы — памятники ла­тинские — принадлежат представителям духовенства [- это, например, Альдгельм, живший во второй половине VII в., автор витиеватой прозы и стихов, и Беда Преподобный (672–735) — автор знаменитой «Церковной истории англов», один из образованнейших людей своего вре­мени, имевший влияние далеко за пределами своей страны, отличавшийся простотой стиля, достигавшего местами яркой художественной выразительности

Есть указания в средневековых документах, что эти и другие образованные монахи, блестящие представители латинской литературы в Англии писали и на англо-саксонском языке, однако их произведения не дошли до нас. В латинскую поэзию они перенесли художе­ственные приемы англо-саксонского творчества; с другой стороны, у них нетрудно уловить от­голоски времен античного и преднационального язычества.

Что касается древнейших памятников на англо-саксонском языке, то первые крупные поэтические произведения начинают проникать в культуру с XI в.

К первым поэтическим памятникам английского Средневековья можно отнести корот­кие поэмы, рисующие певцов еще языческого периода («Видсид», «Жалоба Деора») в перера­ботке писателей из христианского духовенства. Самым замечательным памятником древней английской поэзии является поэма о Беовульфе. Содержание ее — события, относящиеся к первой половине VI в., к эпохе борьбы франков с готами. Древность ее сюжета, и то обстоя­тельство, что в ее героях не было ничего чисто англо-саксонского, породили даже предполо­жение, что поэма была переработкой одной из скандинавских легенд. Но несомненно, что по языку и по проникающим ее моральным тенденциям она сопоставима с другими памятниками англо-саксонской поэзии того времени.

Рядом с поэзией, использующей языческие сюжеты, до нас дошли памятники, свиде­тельствующие о широком развитии собственно христианской поэзии (Кэдмон, Кюневульф). Самым блестящим периодом англо-саксонской образованности и письменности до нашествия норманнов по справедливости считается эпоха Альфреда Великого, победителя датчан, в тече­ние почти двух веков опустошавших Британию. Альфред много сделал для восстановления разрушенной культуры, для поднятия образованности, сам был писателем и переводчиком (пе­ревел, в частности, на англо-саксонский язык «Церковную историю» Беды).

Во второй половине XI в. Англия подвергается новому нашествию. Она подпадает под власть норманнов, т.е. скандинавов, испытавших большое влияние французской культуры, ко­торые несколько столетий утверждают в Англии господство французского языка и француз­ской литературы. Начинается длительный период, известный в истории под именем периода англо-норманской литературы. В течение первого столетия после нашествия норманнов лите­ратура на англо-саксонском языке почти исчезает.

И только спустя столетие снова появляются на этом языке литературные памятники церковного содержания, а и позже светские, представлявшие собой переводы французских произведений. Благодаря этому смешению языков снова среди образованного общества боль­шое значение приобретает латинский язык, на котором расцветает литература хроник. Период французского господства оставил важный след в дальнейшей истории английской литературы, которая, по мнению некоторых исследователей, больше связана с художественными приемами и стилем французской литературы норманского периода, чем с древней англо-саксонской тра­дицией, от которой она была искусственно оторвана.

К XIV в. как бы заканчивается процесс растворения норманнов в туземном населении и формируется новый английский язык, объединивший элементы англо-саксонского и француз­ского языков. Норманны сыграли большую роль в распространении кельтских сюжетов (Ска­зания о короле Артуре) во всей европейской поэзии. Около 1300 г. английский священник Лайамон использовал эти сказания для своей поэмы «Бретт».

Уже в середине XIII в. появляется поэзия политического и социального протеста, би­чующая пороки дворянства и духовенства, протестующая против налогов, против злоупотреб­лений чиновников и даже короля, прикрывающего своих фаворитов и распускающего для этой цели парламент. Эта сатирическая литература, возникающая из среды народа, находит свое за­вершение в XIV в. в поэме Ленглэнда «Видение о Петре пахаре», которая хотя и написана в морализирующем духе, однако не лишена революционного значения, так как является идеоло­гическим выражением недовольства, накопившегося в массах трудового крестьянства.

К XIV в. появляются на английском языке различные формы поэзии, которые отлича­ются своим сатирическим содержанием, перерабатываются в фаблио(небольшие стихотворные рассказы о забавных происшествиях из обыденной жизни, предназначенные для развлечения, поучения, познания мира) С обострением социальной борьбы литература в XIV в. приобретает большое общественное звучание.

Христианская литература представлена литургической драмой (на латинском языке, сюжетами из Святого Писания, исполняется около алтаря, скромная бутафория, исполнители - духовные лица), моралите (небольшие пьесы и тексты дидактического характера) и мисте­риями (XII-XIII в. в, на живом национальном языке или диалекте, движение от алтаря →на па­перть →на улицу перед церковью →на площадь, специальный помост, соответствующие кос­тюмы). К числу самых значительных мистерий принадлежит англо-норманская «Игра об Адаме» (середина XII в.), в XIII-XIV в.в. мистерии организуют городские цехи, внеся в них роскошь и некоторую поверхностность проблематики и содержания). В мистерии вводятся фарсы, источником которых становятся острокомические интермедии в религиозных драмах, использующие готовые типы, сотú (небольшие, часто импровизированные, за шутовством скрыт политический смысл).

В цикле легенд о короле Артуре и рыцарях Круглого стола соединяются жанры эпоса и рыцарской литературы. В дальнейшем происходит развитие средневековых образов и худо­жест­венных идей. Для английской литературы характерно развитие рыцарских романов «арту­ров­ского цикла» - сначала в творчестве Гальфрида Монмутского («История королей Брита­нии» XII в. – лат). Двор короля Артура представлялся как средоточие идеального рыцарства. Здесь создан фантастический мир с волшебными источниками, феями, великанами, прекрас­ными де­вушками в беде, ожидающих помощи рыцаря. Окончательное оформление эти народ­ные ле­генды получают в романах Крестьена де Труа, объедяняющие два цикла - собст­венно артуров­ские романы и цикл романов о святом Граале

Городская литература средневековья представлена шуточной лирикой (без музыкаль­ного сопровождения), бытовыми стихотворными рассказами, фаблио, сатирические романы и басни (пародии на рыцарей, церковь, на кур­туазность, травестия культа Прекрасной Дамы: в женщине – зло, снижение куртуазных сюже­тов о ее красоте). Широкое распространение полу­чает анекдот, содержащий случайную ко­мичную ситуацию или игру слов, где слабо выра­жено политическое начало, но остро социаль­ная направленность, утверждающая достоинство горожан, в сравнении с негативно представлен­ными рыцарями, и разоблачаются «сословные» пороки (жадность, скупость, чревоугодие бога­тых). Стиль городской литературы сохраняет черты народного предания: энергичная сжатость речи, точность выражений, много народных оборотов, сравнений и пословиц и снижает пафос религиозной и рыцарской литературы с ее «высокой» лексикой и обилием риторических фигур.

Американский фольклор – уникальное явление в народном творчестве, объединившее устную и письменную (газетную) речь фронтирьеров (живших на подвижной, динамичной границе, расширяющей и углубляющей пространство американского государства, и, часто, пе­ремещавшихся вместе с ней). Отсюда ее гиперболическая и мифотво­рящая документальность, мифологизация реальных людей, историческая соотнесенность с эпохой, запечатлевшие осо­бенности становящегося национального сознания и своеобразный национальный как один из важнейших источников американской литературы, прежде всего – ее смеховых жанров ( ран­ний Марк Твен - прямой наследник американского фронтирного соз­нания и юмористики). Еще один важнейший источник американского менталитета и художест­венного творчества – многонациональный фольклор прибывших в страну представителей раз­личных наций и наро­дов. Большую роль в становлении американского национального сознания и литературного мышления сыграл фольклор коренного, индейского населения (прежде всего в становлении на­ционального романтизма и, позднее, произведений «мультикультурализма»)

 

                  Литература эпохи Возрождения в Англии.

 

Возрождение, в центре картины мира которой был Человек как высшая ценность в единстве всех своих ду­ховных и физических сил, утверждало гармонию божественного и че­ловеческого начал.

Для Возрождения характерно развитие традиций и идеалов гуманистической, антропо­центристской античности, а также продолжение и опровержение традиций Средневековья.

Литературная картина Англии в эпоху Возрождения необычайно богата, хотя на на­чальном этапе, как и другие европейские культуры, испытывает основополагающее влияние итальянского Возрождения. Под влиянием итальянских образцов реформированы были мно­гие литературные жанры и ус­воены новые поэтические формы. Прежде всего, реформа косну­лась поэзии. В последние годы царствования Генриха VIII кружок придворных поэтов преоб­разовал английскую лирику

Первым английским романом эпохи Возрождения, был роман Джона Лили «Эвфуэс. Она оказала влияние на Шекспира, но тот очень скоро от неё освободился.

Специфической особенностью английского Возрождения стало необычайно активное становление и развитие национального театра драматургической деятельности, пришедшиеся на вторую половину ХVI и начало ХVII в. В это время в Лондоне появляется множество плат­ных те­атров. Так как расцвет английской драмы приходится приблизительно на период царст­вования ко­ролевы Елизаветы, то эту драматургию обычно называют «елизаветинской».

Популярностью театра у всех классов общества следует объяснить разнообразие и пест­роту создававшегося для него репертуара. Репертуар этот был создан группой выдающихся драматургов, среди которых особенно выделяются Томас Кид. Кристофер Марло и Уильям Шекспир.

Томас Кид (1558-1594) считается основателем патетической близкой к мелодраме, тра­ге­дии – жанра, который получил наименование «кровавой» трагедии, ввиду скопления в ней убийств и злодеяний всякого рода. В сюжетных ситуациях и технике пьесы Кида имеют много общего с шекспировским «Гамлетом». Это тем интереснее, что именно Киду приписывается не дошедшая до нас пьеса о Гамлете, предшествовавшая шекспировской.

Кристофер Марло (1564-1593) – один из талантливейших предшественников Шек­спира. Он был сыном бедного башмачника, но смог поступить в Кембриджский университет.

Марло также принадлежит историческая хроника «Эдуард II», которая по своей технике и зрелости мастерства приближается к историческим хроникам Шекспира. В ней нет титаниче­ских характеров и сверхчеловеческих страстей. Но здесь чувствуется более полное и глубокое восприятие реальной исторической действительности. Марло оказал огромное влияние на твор­чество Шекспира и других драматургов того времени. Шекспир перенял у него не только белый стих, который благодаря Марло окончательно утвердился в английской драме, но и мно­гие идейные особенности, и стилистические приёмы его пьес.

Творчество У.Шекспира (1564 – 1616). Все эти имена были затемнены именем Шек­спира Впрочем, в настоящее время с большим основанием оспаривается принадлежность ему знаменитых пьес. Тщательный анализ шекспировских трагедий и комедий заставляет предпо­лагать, что автором их является один из аристократов елизаветинской эпохи, скрывшийся за Шекспиром. Шекспир был глубочайшим выразителем основной тенденции Возрождения, его интересов к земной человеческой природе, к человеческой личности, к ее страстям и чувствам, к личности инициативной, предприимчивой, борющейся за лучшее место в жизни.

Шекспир — великий, универсальный народный поэт и одновременно поэт и критик аристократии в период начинающегося сотрясения ее могущества.

Вся палитра высоких и низменных, но всегда гигантских человеческих страстей: лю­бовь («Ромео и Джульетта»), ревность («Отелло», «Зимняя сказка»), властолюбие («Мак­бет», «Буря»), мстительность и алчность («Венецианский купец»), самодурство, неблагодар­ность, раскаяние, любовь и преданность истинные и ложные («Король Лир»), предательство, пессимизм, меланхолия, поиски высшей истины и гармонии («Гамлет»), и т. д. — озарены гениальным знатоком человеческой природы во всех основных ее проявлениях настолько глу­боко и всесторонне, что шекспировский театр остается непревзойденным материалом для те­атральной деятельности и совершенствования актерской игры.

Соперник Шекспира, Бен Джонсон отдал дань классическому театру, который под влиянием гуманистического движения, интереса к античной древности. Классический театр был распространен среди образованных и ученых кругов, но он не мог удовлетворить широкие слои зрительские круги, в отличие от Шекспира, поражавшего публику разнообразием своего театра, шедшего от народной драмы, хотя и не избежавшего влияния классицизма. «Юлий Це­зарь», «Антоний и Клеопатра», «Кориолан» — трагедии с античными сюжетами, как и вся его драматургия и поэзия были одухотворены универсальным, вневременным, общечеловече­ским началами, но одновременно живым и актуальным духом современности.

Универсальный гуманизм и художественная глубина творче­ства Шекспира ставят его на особое место в английской и мировой драматургии. Ему были под­властны все драматургиче­ские жанры его эпохи, прежде всего – трагедии, комедии и историче­ские хроники Драматургия Шекспира - высшее достижение мировой драматургической мысли эпохи Возрождения. Эво­люция творчества Шекспира соответствует трем основным этапам раз­вития гуманистического сознания в мировой культуре. И все эти этапы – жизнеутверждающе - гуманистичестический, кризисный и пессимистический - отразило творчество Шекспира. 

В отечественной и мировой культуре сохраняет свою актуальность "шекспировский вопрос", ставящий под сомнение автор­ство человека под этим именем.

Классицизм и барокко в английской и американской литературе.

 

После победы буржуазии, — пуританской революции 1648, казнившей короля, — анг­лийский театр снова подвергается преследованиям, и литература приобретает суровый харак­тер. Поэзия уступает место прозе. Жестокая политическая борьба приводит к исчезновению литературы для развлечения и дает толчок развитию политической. Писатели и мыслители эпохи Кромвеля (правившего до 1658) и реставрации — Мильтон [1608–1674], Гоббс], Локк] — ставят важнейшие проблемы народовластия, церкви, воспитания, свободы печати, веротер­пимости и т. д. Именно это просветительное движение оказывает в следующем столетии могу­чее влияние на французских философов, откуда распространяется по всей Европе. Мильтон защищает революцию против монархии, выпускает «Защиту английского народа» и знамени­тую «Ареопагитику», замечательный памфлет в защиту свободы печати. В своей поэме «По­терянный рай»он является представителем пуританских идеалов, рассказывает о начале мира, о борьбе бога и сатаны, об изгнании из рая первых людей, творчески (и, в духе его эпохи, - революционно, до возвышения образа Сатаны и снижения образа Бога). переосмысливает библейские сказания, преобразуя их в соответствии с представлениями эпохи.

Литература ХVII и начала ХVII века проходит под знаком развития и переплетения идей и принципов классицизма и барокко. В классицизме наблюдается усвоение и развитие идеалов античности и эпохи Возрож­дения и одновременно внутренняя полемика с ними. В ба­рокко представлено их трагическое или пессимистическое опровержение.

Для классицизма характерны идея дости­жимой гармонии во всех областях человече­ской жизни, дидактическая направленность, герои­чески – пафосно отразившиеся в «высоких» жан­рах (трагедия, ода, поэма) и решенных крити­чески или сатирически – в «низких» (коме­дии, романе, басне). Классицистическая литература утрачивает жизненную полноту ренессанс­ной пафосной и смеховой культуры и обретает норма­тивный характер (стремится к чистоте жан­ров, ясности языка и структуры художественной речи, к соблюдению симметрии и «трех единств» в драме, к замене полнокровия правды на правдоподобие). Классицистическое на­правление в английской литературе, как и в начинающей развиваться в американской (в Новой Англии) носит вторичный, подражательный характер.

Трагическая картина мира в барокко и местj человека в ней. Барокко как один из веду­щих стилей эпохи отразил трагическое и пессимистическое мироощущение, выразив­шееся в интересе к динамическим аспектам действительности, к преисполненному драматизма движе­нию характеров, событий и обстоятельств, к осмыслению и воспроизведению противоре­чий, служащих источником этого неумолимо устремляющегося вперед жизненного потока, по­дав­ляющего человеческую личность.

Барокко свойственно открытое опровержение идей античности и эпохи Возрождения о месте человека в мире. Антинормативный и одновременно рациональный характер барокко со­ответствует формуле его представителей: «порядок в форме беспорядка». Его основные прин­ципы – дисгармония, амбивалентность выраженных в содержании и форме представлений о мире, асимметрия. 

 Язык и стиль литературно-драматических произведений приближаются к средневеко­вому «темному стилю» куртуазной поэзии, отличаясь изысканностью, риторической избыточ­ностью и полиструктурностью. Ведущее место в английской поэзии занимает творчество Дж. Донна. В американской – чертами некоторой самобытности и несомненного таланта отмечено творчество новоанглийских поэтов - Э. Бредстрит и Р.Тейлора, впервые в мировой культуре отразивших неповторимое и трагическое своеобразие жизни в Америки.

В монументальной поэме Дж.Мильтона «Потерянный рай», отразившей колоссальные тектонические сдвиги в политической и социальной жизни Англии в эпоху пуританской рево­люции, в органическом, принесшем большие эстетические завоевания, стиле объединились в слож­ном единстве национально-самобытные черты классицистических и барочных черт. В произ­ведении Мильтона креативное  и преимущественно трагически осмыслены традиции и образы Ветхого Завета. Впервые в мировой литературе выражено критическое отношение к божест­венному началу и позитивно оценивается богоборчество Сатаны.

Классицизм и барокко как два основных стиля эпохи полемически, и на эстетическом, и на программном уровнях, противостоят друг другу, подобно негативу и позитиву, будучи так же неразрывно связанными картиной мира своего времени в качестве ее контрастных сторон.

 

                 Эпоха Просвещения в Англии и США.

Просвещение, в том числе в английской и американской культуре и литературе, характеризуется культом Разума, призванным полностью, именно с позиций разумного челове­ческого начала подвергнуть переоценке всю предшествующую систему ценностей и утвердить право рядового («среднего») человека на счастье, на свободу и полноту проявления его актив­ных и творческих сил. Просвещение как система идеологических, социальных и нравственных ценностей безус­ловно оказала влияние на развитие художественного мышления, нне являясь при этом собст­венно эстетической системой.

Главный герой художественных произведений, ис­пытавших влияние просветительских идей или прямо реализовавших их - Человек как челове­чество на пути к "правильному" пониманию мира и норм человеческого, «разумного» существо­вания.

Основные этапы развития английского Просвещения связаны с творчеством Д. Дефо (опти­мистический), Дж. Свифта, Г.Филдинга, Т. Смоллета, Р. Шеридана (критический).

Если Даниэль Дефо [1661 - 1731]представляет в своих произведениях и, прежде всего, в романе «Робинзон Крузо», ранний этап английского Просвещения, стремясь убедить совре­менников в необозримых возможностях разума, здравого смысла и веры человека в свои собст­венные силы, то Дж. Свифт глубоко сомневается в возможности разумной личности изменить мир и социальные обстоятельства. Поэтому даже свои утопические идеи он соединяет с более близким ему критическим видением мира, где главным оружием писателя в изображении дей­ствительности становится многосторонняя сатира, необычайно изобретательная в выборе формально – содержательных принципов и приемов повествования.      

 Джонатан Свифт[1667–1745]– один из самых выдающихся сатириков мировой лите­ратуры. Одновременно англичанин и один из лидеров ирландского национально – освободи­тельного движения; демократ и революционер, он долгое время, с большой пользой для страны, но в атмосфере непрекращающихся интриг против него, служил при королевском дворе Англии. Будучи высланным из Англии, оклеветанным и признанным английскими выс­шими кругами безумным - за остроту своего видения и сатирический склад ума, он превратил главный кафедральный собор в Дублине в центр борьбы за ирландскую республику. Все дос­тоинства своего ума и блестящего писательского сатирического дара он вложил в антиклери­кальную «Сказку о бочке», антимонархические «Письма суконщика» и роман «Путешест­виях Гулливера», итоговый для своих раздумий о человеке, мире, о формах социального уст­ройства – как препятствующих развитию человеческой личности, так и способных помочь че­ловеку и человечеству в обретении счастья и свободы.

В своем центральном произведении, продолжая традиции национальной и европейской реалистической сатирической фантастики и пародируя популярные в то время романы путеше­ствий (в том числе и робинзонаду Д. Дефо), он ведет своего заглавного героя в экзотические вымышленные страны (Лилипутию, Бробдингнег, Лапуту, Глаббдобдриб, в страну умных ло­шадей). Однако фантастические образы и ситуации – это сатирические аллегории, скрываю­щие его неприятие Англии как страны и цивилизации. Но, с другой стороны, за образами ко­роля великанов, жителей республики, восставшей против летающего острова, умных лошадей стоит, часто самоироничная, надежда писателя – просветителя на возможность на разумное жизнеустройство мира.

Специфической особенностью английского Просвещения стало и развитие просвети­тельского реалистического романа. Корифеем этого направления и жанра по праву можно на­звать Г.Филдинга, создателя эпохально широкой литературной панорамы английской дейст­вительности, в первую очередь – в романе «История Тома Джонса, найденыша».

 Английский сентиментализм отра­зил кризис рационально – просветительского соз­нания и, сменив систему координат, в каче­стве ориентира избрал – «милую Чувствитель­ность», что отразилось в изменении эстетической парадигмы (демократизация художествен­ного мышления, человек чувствительный в центре картины мира, сердечность, доброта, со­страдание как новые вехи на пути к счастью или лич­ному достоинству) что было реализовано в творчестве Стерна («Сентиментальное путешествие), Грея, Юнга («кладбищенская по­эзия»), Ричардсона (сентименталистский эпистолярный роман).

Дидактический, сатирический и моральный характер носит образцовая классическая по­эзия А. Поупа, автора «Опыта о человеке». Англия дала толчок не только освободительным идеям французских энциклопедистов, но и положила начало нравоучительной сентименталь­ной литературе, тому роману нравов, который распространился по всей Европе. С. Ричардсон, автор «Памелы», «Клариссы» и «Грандисона»,  изображает в своих знаменитых, но довольно поверхностных произведениях добродетельных мещанских девушек и противопоставляет их распущенным аристократкам, идеализирует мещанские добродетели и заставляет исправляться развращенных представителей золотой молодежи.

Р. Стерн пишет свое «Сентиментальное путешествие» и «Тристрама Шенди», находя острые сатирические краски для изображения английского общества этого периода.

Г.Филдинг [1707–1754], автор «Сэра Жозефа Адрюза» и «Истории Тома Джонса, найденыша», используя эстетические завоевания сентиментализма, и в прямой полемике с ним, прежде всего с творчеством Ричардсона, закладывает основы английского просветитель­ского и собственно реалистического романа, стремясь создавать более сложные и многокра­сочные образы положительных героев.

И в драме Англия вновь является пионером и создает не только сентиментальный театр, но и его теорию. Новые драматурги — Дж. Лилло [1693–1739], автор «Лондонского купца», изображает трогательную историю исправившегося молодого торговца. Комберлэнд, Эдвард Мур уничтожили три единства, отменили стихотворную форму и пафосный язык классицисти­ческой трагедии и доказывали, что не одни только богачи и аристократы способны испытывать драматические человеческие чувства.

Вторая половина XVIII в. вообще богата разнообразными талантами, с разных сторон освещающими психологические сдвиги, которыми сопровождалось развитие и становление буржуазного общества. Среди других необходимо отметить Т. Смоллетта, автора приклю­ченческих романов — «Приключения Родерика Рэндома», «Приключения Перегрина Пикла», в которых сочетаются элементы классицизма с художественными приемами испанских смехо­вых народных жанров, с романтической условностью и в то же время с реальными образами, — романов, в которых много юмора, сатиры и даже горечи человека, не избалованного уда­чами.

Большого успеха достигает английская комедия в творчестве Р. Шеридана  [1751–1816], автора известной комедии «Школа злословия», остроумной и злой сатиры на общественные и нравственные пороки соотечественников и современников.

 «Замок Отранто» Вальполя — уже настоящий «готический роман», преддверие и предчувствие романтческой эстетики и проблематики, - с его  средневековыми замками, их тайнами и мистикой и стительными привидениями.Из школы Вальполя вышла Клара Рив . В ее романе «Старый английский барон» больше естественного чувства, хотя сохраняются эле­менты ричардсоновской нравоучительности. Наиболее заметное место среди создателей «готи­ческого романа» занимает Энн Редклиф, которую можно считать одновременно первой пред­ставительницей романтизма. Романы: «Замки Алтин и Денбейн», «Тайны Удольфо», «Италья­нец» и др. —уже содержат в себе черты романтического романа с его контастной и яркой об­разностью, с подземельями, кинжалами, потайными дверьми, повышенной степенью эмоци­альной и нравственной рефлексии на мир. В «Итальянце», например, проступают черты буду­щего байронического.

 Выдающимся поэтом, соединившим в себе самые разносторонние эстетические завое­вания национальной шотландской и английской народной поэзии, английского сентимента­лизма, Просвещения и просветительского реализма, певцом деревни, республиканцем был Роберт Бернс [1759–1796], в философско – оптимистическом, жизнеутверждающе – лириче­ском и интонационно богатом смеховыми и сатирическими обертонами народном творчестве которого нашли отражение гуманистические, демократические и революционные идеи шот­ландского и общечеловеческого сознания.

Американское Просвещение начало развивать унаследованный европейский, в том числе английский идейно – эстетический опыт не только с предельным почтением, но и с не менее ярко выраженным отрицанием его. Идея одновременного утверждения и европейских духовных ценностей, в первую очередь английских, была заложена в само основание амери­канского на­ционального пути развития, ориентированного на создание новых общественных отношений и на определение особой роли личности в их структуре. Антимонархизм, идея бо­лее демократиче­ских общественных институтов, новых механизмов взаимодействия власти и народа, новый спектр разнонаправленных интересов на основе частной собственности и дина­мики развития рыночных отношений определили характер американской жизни в ее фунда­ментальных (реали­зованные в государственных документах, в частности, в Конституции) и наиболее заметных ли­тературных проявлениях, например, в «новом мышлении» и в образе – маске «бедного Ричарда», с позиций «здравого смысла» опровергающего и переоценивающего привычные европейские ценности в твор­честве Б.Франклина.

 

Романтизм в английской и американской литературе.

 РОМАНТИЗМ – (фр. romantisme, от средневекового фр. romant – роман) – направление в искусстве, сформировав­шееся в рамках общелитературного течения на рубеже ХVIII – ХIХ вв. в Германии. Получил распро­странение во всех странах Европы и Америки. Наивысший пик романтизма приходится на пер­вую четверть ХIХ в.

В начале ХIХ в. романтизм становится обозначением нового направления, противопо­лож­ного классицизму и развивающего многие основополагающие традиции барокко и сенти­мен­тализма. Ему были свойственны метафизически-метафорическое отражение противоречий дей­ствительности, стремление к революционным преобразованиям в области художественных форм и средств литературного творчества, создание образа воображаемой действительности и героя в целях полемики с существующими нормами жизнеустройства и с отношением к чело­веку. Намерение противопоставить антигуманную, бесцветную действительность с ее лож­ными це­лями пространству целостного человека, с его яркими индивидуальными качествами опреде­лило основополагающий принцип двоемирия романтического литературного мышле­ния и его специфические, национально обусловленные и креативно – уникальные черты твор­чества соз­дателей.

Особое внимание они уделяли определению места художника и искусства как посред­никам между идеальным и реальным миром, придя к формуле «творец = Творцу», отражающей не только их представление о выдающемся значении художников в мире, но и неповторимости индивидуального творчества, творения не столько художественных произведений, сколько соб­ственных миров, создаваемых по признанным ими законам.

Входя в антитезу «классицизм» – «романтизм», новое эстетическое направление пред­полагало противопос­тавление классицистического требования строгого соблюдения опреде­ленных правил романтической свободе от правил. Такое по­нимание романтизма сохраняется и по сей день, но, как пишет литературовед Ю.Манн, роман­тизм «не просто отрицание «правил», но следование «правилам» более сложным и прихотли­вым».

Центр художественной системы романтизма – самобытная Личность, а его главный кон­фликт – конфликт Личности и общества. Решающей предпосылкой развития романтизма стали события Великой французской революции. Появление романтизма связано с кризисом культа Разума просветительской эпохи, с движением, причины которого лежат в разочаровании в идее и в практике культурно - цивилизационного прогресса, результатом которого, по их мнению, явились новые контра­сты и противоречия, утрата личностного начала, духовное опустошение человека. 

У поздних западноев­ропейских романтиков пессимизм по отношению к обществу при­обретает космические мас­штабы, становится «болезнью века». Героям многих романтических произведений свойственны настроения безнадежности, отчаяния, которые приобретают обще­человеческий характер. Совершенство ут­рачено навсегда, миром правит зло, воскресает древ­ний хаос. Тема «страшного мира», свойст­венная всей романтической литературе, наиболее ярко воплотилась в так называемом «черном жанре» (в предромантическом «готическом ро­мане»Э..Радклиф, Ч.Мэтьюрин, в «драме рока», или «трагедии рока»). В то же время ро­мантизм зиждется на идеях, бросающих вызов «страш­ному миру», – прежде всего идеях сво­боды. Разочарование романтизма – это разочарование в действительности, но прогресс и циви­лизация – лишь одна ее сторона.

Неприятие этой стороны, отсутствие веры в возможности цивилизации предоставляют другой путь, путь к идеалу, к веч­ному, к абсолюту. Этот путь должен разрешить все противоречия, полностью изменить жизнь. Это путь к совершенству, «к цели, объяснение которой нужно ис­кать по ту сторону видимого» Для одних романтиков в мире господствуют непостижимые и за­гадочные силы, которым необ­ходимо подчиниться и не пытаться изменить судьбу (поэты «озерной школы» Все названные тенденции были свойственны произведениям в произведениях английских и американских романтиков: Дж. Г. Байрона, П.Б. Шелли, М.Шелли Э.По и Н.Готорн, Г Мелвилла и др.

Общим для всех романтиков было то, что все они видели в человеке единую целостную сущность, задача которой вовсе не сводится лишь к решению обыденных задач. Напротив, не отрицая по­вседневности, романтики стремились разгадать тайну человеческого бытия, обра­щаясь к при­роде, доверяя своему религиозному и поэтическому чувству.

Романтический герой – личность сложная, страстная, внутренний мир которой необы­чайно глубок, бесконечен; это целая вселенная, полная противоречий. Романтиков интересо­вали все страсти, и высокие и низкие, которые противопоставлялись друг другу. Высокая страсть – любовь во всех ее проявлениях, низкая – жадность, честолюбие, зависть. Низменной материаль­ной практике романтики противопоставляли жизнь духа, в особенности религию, ис­кусство, философию. Интерес к сильным и ярким чувствам, всепоглощающим страстям, к тай­ным дви­жениям души – характерные черты романтизма.

Можно говорить о романтике как об особом типе личности – человеке сильных страстей и высоких устремлений, несовместимым с обыденным миром. Подобному характеру сопутст­вуют исключительные обстоятельства. Привлекательными для романтиков становятся фанта­стика, народные музыка, поэзия, сказания – все, что в течение полутора столетий рассматрива­лось как жанры мелкие, не стоящие внимания. Для романтизма свойственно утверждение сво­боды, суверенности личности, повышенное внимание к единичному, неповторимому в чело­веке, культ индивидуального.

Уверенность в самоценности человека выражается у них в протесте против рока исто­рии. Часто героем романтического произведения становится художник, способный творчески воспринимать действительность. Классицистическое «подражание природе» проти­вопостав­лено творческой энергии художника, преображающего реальность. Создается свой, особый мир, более прекрасный и реальный, нежели эмпирически воспринимаемая действитель­ность. Именно творчество является смыслом сущего, оно представляет собой высшую ценность ми­роздания. Романтики страстно защищали творческую свободу художника, его фантазию, по­ла­гая, что гений художника не подчиняется правилам, но творит их.

Романтики обращались к различным историческим эпохам, их привлекало их своеобра­зие, влекли экзотические и таинственные страны и обстоятельства. Интерес к истории стал од­ним из непреходящих завоеваний художественной системы романтизма. Он выразился в созда­нии жанра исторического и вообще нового романа, который постепенно приобретал все бо­лее значительное, а подчас и ведущее положение в большинстве европейских стран, в том числе в Англии и Америке, в рассматриваемую эпоху Романтики подробно и точно воспроиз­водят исторические детали, фон, колорит той или иной эпохи, но романтические характеры даются вне истории, они, как пра­вило, выше обстоятельств и не зависят от них. В то же время романтики воспринимали роман как средство постижения истории, а от истории шли к про­никновению в тайны психологии, а соответственно – и современности.

Эпоха Романтизма ознаменовалась расцветом литературы, одним из отличительных свойств которой было увлечение общественными и политическими проблемами

Необыкновенные и яркие картины природы, жизнь, быт и нравы далеких стран и наро­дов – также вдохновляли романтиков. Они искали черты, составляющие первооснову нацио­наль­ного духа. Национальная самобытность проявляется прежде всего в устном народном творче­стве. Отсюда интерес к фольклору, переработка фольклорных произведений, создание собст­венных произведений на основе народного творчества.

Развитие жанров исторического романа, фантастической повести, лиро-эпической по­эмы, баллады – заслуга романтиков. Их новаторство проявилось и в лирике, в частности, в ис­пользо­вании многозначности слова, в иронической вненаходимости автора и героя, в развитии ассоциативности, метафоричности, их творчество было ознаменовано бесчисленными откры­тиями в об­ласти стихосложения, метра, ритма, живописного и музыкального словоизображе­ния в поэзии и прозе.

Для романтизма характерен синтез родов и жанров литературы, их взаимопроникнове­ние. Романти­ческая художественная система основывалась также на интеграции искусства, философии, религии, психологии личности и общества Мно­гое из достижений романтизма унаследовал реализм ХIХ в. – склонность к фантастике, гротеск, смешение высокого и низкого, трагического и комического, открытие «субъективного чело­века».

Многим английским романтикам было присуще ощущение катастрофичности историче­ского процесса, и они искали свои пути преодоления такого видения мира. Поэты «озерной школы» (У. Уордсворт, Т.Мур, С.Т. Колридж), пережив увлечение революционными идеями и затем разочаровавшись в таком движении исторического прогресса, идеализируют старину, ностальгически воспе­вают патриархальные отношения, природу, простые, естественные чув­ства. В своей поэзии, отказавшись от исследования и изображения социальной горизонтали в историческом развитии, они обращаются, как часто бывало и будет в кризисные времена, к вертикальному «космосу человеческой души», открывают его «небо» и глубины, стремятся найти для нее альтернативное «райское» убежище в природе, выявляют многообразие и слож­ность внутренней жизни человека

Во многих отношениях их единомышленником был и В.Скотт [1771–1831] («Айвенго», «Роб-Рой», «Квентин Дорвард», «Тамплиеры» и др.). В. Скотт, ставший из особой любви к прошлому, как альтернативе настоящего, основоположником романтического исторического романа в английской и мировой литературе,  в котором умел соединять правдоподобие и реа­лизм с богатой романтической фантастикой и изображать наиболее драматические моменты национальной истории Шотландии и Англии. Романтические поэмы на средневековые сюжеты и исторические романы В.Скотта отли­чает интерес к национальному прошлому, к устной на­родной поэзии, средневековой культуре и литературе. Он создал бессмертный канон истори­ческого романа как жанра, основой которого является эстетически убедительное взаимодейст­вие в художественном, условно – историческом пространстве, вымышленных и подлинных ге­роев и событий времени

Основная тема творчества «лондонских романтиков» ( Ч.Лэм, У.Хэзлитт, Л. Хант) – кра­сота мира и человеческой природы.

Крупнейшие поэты английского романтизма – Байрон и Шелли, поэты «бури», увле­чен­ные идеями борьбы. Их стихия – политический пафос, сочувствие угнетенным и обездо­ленным, защита свободы личности.

Дж.Г.Байрон [1788–1824] до конца жизни остался верен своим свободолюбивым и от­разившим его любовь к свободе поэтическим идеалам. Не случайно смерть застала его в цен­тре революционных, «романтических» событий войны за независимость Греции. Образы ге­роев-мятежников, индивидуалистов с чувством трагической обреченности, надолго сохраняли влияние на всю европейскую литературу, а следование байроновскому идеалу Личности полу­чило название «байронизма».

Мятежный индивидуализм, чувство неудовлетворенности, влечение к Востоку и экзо­тическим странам, любовь к природе и одиночеству, ностальгия по гармоничном прошлом у руин и памятников национальных и мировых святынь, — все это свидетельствует об универ­сальном характере романтической поэзии Байрона, что было отмечено художником – «олим­пийцем» И.-В. Гете, видевшем в нем своего главного преемника.

Презиравший великосветское общество, с которым он был связан своим происхожде­нием, Байрон в молодости, будучи наследственным представителем палаты лордов, разразился уникальной в его стенах пламенной речью в защиту рабочих Прославление героев – мятежни­ков и борцов, с любым, даже маргинальным социальным статусом («Гяур», «Лара» и др.) – стало центральной темой его многостороннего и многожанрового творчества. Другой осново­полагающий образ его поэзии – героя, разочарованного в себе и мире, в еще большей степени, хотя и несправедливо, ассоциировался с ним самим и его типологическим характером. Этот образ был впечатляюще представлен в его первой большой лиро – эпической поэме «Путе­шествие Чайльд Гарольда», получив символическое звучание в качестве наиболее характер­ного героя романтической эпохи, который стал предметом широкого подражания в европей­ской (русском) и американском стиле жизни и в поэзии.

Выдающиеся философско – драматургические произведения Байрона («Манфред» и «Каин») были наполнены богоборческим, мильтоновским протестом против мироздания и ми­рового порядка. 

В последние годы жизни и творчества Байрон не только ввел в поэзию необычайно ши­рокую палитру иронически – смеховых средств в отражении своих представлений о стране и мире, но усовершенствовал свое мастерство в политической и социальной сатире («Дон-Жуан», «Бронзовый век»).

 В то же время последнее и наиболее выдающееся произведение Байрона – «Дон Жуан» - утверждает внутреннюю свободу человека – борца, неукротимого в своем личностном и со­циально – политическом, свободном самоутверждении. Мудрая ирония осмысленного и пере­житого опыта Автора, доминирующего над заглавным героем, несет свет­лое начало и одно­временно, с помощью той же иронической дистанции и большой смеховой па­литры, перекоди­рует романтическую эстетику в реалистическую

Его друг П.Б. Шелли [1792–1822], гениальный лирический поэт, также аристократ, по­добно Байрону соединяет в своей поэзии мир фантастической романтики с революционным протестом против складывающегося буржуазно-капиталистического общества. В своей поэме «Королева Маб» он изображает это общество, где все «на публичном продается рынке», где с помощью жестокого голода хозяин гонит своих рабов под иго наемного труда. Таким же рево­люционером-романтиком выступает Шелли в других своих поэмах («Лаон и Цитна», «Раско­ванный Прометей» и др.).

Для американского романтизма характерна большая близость традициям просвети­тель­ства, осо­бенно у ранних романтиков (В.Ирвинг, Ф.Купер, У.К.Брайант), оптимистические ил­люзии в ожидании будущего Америки. Развитие романтизма в США связано с утвержде­нием национальной независимостии уникальности национального опыта. В особое течение тут вы­деляется трансцендентализм  Р.У.Эмерсона, Г.Торо, которые воспевали культ родной при­роды и про­стой жизни, отвергали урбанизацию и индустриализацию.

Большая усложненность и смысловая многозначность характерны для зре­лого амери­канского романтизма: Э.По, Н. Готорна, Г.Мелвилла и др.

Американские поэты, прозаики, драматурги становились первопроходцами в создании новых, необычных форм и средств художественного отражения жизни, уникальной жанровой палитры.

Глубоко и многосторонне экспериментальным было творчествоЭ.По (1809 – 1849), не­обычайно чут­кого к изменениям в духовной атмосфере и к эстетическим потребностям страны.

 Он, с одной стороны, он испытал воздействие Дж.Г.Байрона и поэтов «озерной школы», а с другой, воспроизвел самобытность национального менталитета, уже давшего о себе знать в творчестве Ч.Б.Брауна. Поэтическое творчество Э.По, особенно его знаменитый «Ворон» но­сило осознанно экспериментальный характер, о чем свидетельствует, в частно­сти, его эссе "Философия творчества".

 Э.По стоял у истоков американской национальной поэзии, критики, эссеистики. В его творчестве кристаллизовались и получили устойчивые канонические черты такие жанры лите­ратуры, как детектив, фантастика, триллер, приключения.

В новеллах и поэзии Э.По очень ярко проявилось самобытное свойство американской культуры - единство рационального и иррационального, экспериментального и вневремен­ного, конструктивно – оптимистического и трагического. Графически – точная и впечатляюще «материализованная», неповторимая картина вымышленного мира Э.По выразилась в той яр­кой и насыщенной «силе подробно­стей», в том почти осязаемом «фантастическом реализме», которые привлекли внимание Ф.М.Достоевского и во многом определили своеобразие его собственного творческого метода.

Он был не первым и не единственным писателем в Америке, столкнувшимся с феноме­ном массовой культуры как испытанием на верность призванию и как «сырым материалом» для создания новых художественных форм и средств воспроизведения картины мира и места чело­века в ней в определенных социальных и временно-пространственных координатах.

 Э.По был настоящим американцем в том смысле, что, прокладывая пути в неизвестное, полагался только на себя и, испытывая дефицит художественных форм и средств отражения действительности, создавал их сам.

Он выстраивал иронически-пародийную дистанцию, часто уходившую на едва отмечае­мые или совсем не отмечаемые сознанием уровни, как, например, цветосветовая и звукоритми­ческая организация художественного мира. Эту дорогу к созданию дистанции от внешних влия­ний ему проложили его тайный кумир Дж.Г.Байрон, соотечественники, и прежде всего В.Ирвинг своим пародийно-игровым, но вежливо-уважительным отношением к английскому просветительскому роману и публицистике в «Письмах Джонатана Олдстайла, джентль­мена» и в очерках «Сальмагунди, или Причуды и мнения Лан­селота Лэнгстаффа, эсквайра и других». Большое место в творчестве По заняли игра и мистификация, имевшие большую мно­говековую традицию в мире и опробованные в Америке Б.Франклином, Х.Г.Брэкенриджем, Дж.Барло.

Феномен отставания - опережения в литературе американского романтизма, наметив­шийся еще в эпоху Просвещения, определил особое и выдающееся место американской ро­ман­тической литературы в мировой культуре. «Преждевременные открытия» американских роман­тиков ( Ирвинга, Готорна, По, Мелвилла, позднее – Э.Дикинсон, У.Уитмена ) по- на­стоящему были поняты в гораздо более позднее время и,часто, раньше и выше оценены дру­гими культу­рами.

Натаниэль Готорн, Герман Мелвилл, Эдгар Аллан По, Эмили Дикинсон и трансценден­талисты представляют первое поколение великих писателей в американской литературе.

Что ка­сается прозаиков, то романтическое мировоззрение стремилось выразить себя в форме, которую Готорн назвал «ромэнс»(romance). Это - роман, но роман возвышенный, эмоционально на­пряженный, имеющий нередко символический подтекст. «Romance» -это не любовная история, а серьезное эпическое произведение, где используются специальные техни­ческие средства для передачи сложного, порой неуловимо тонкого смысла

В Америке писатель целиком зависел только от себя, своих собственных литературных успехов и оригинальности творческого метода и избираемых художественных средств, опреде­ляемых особыми условиями жизни в своей очень новой во всех отношениях стране Америка все еще была (хоть и отчасти) постоянно меняющимся фронтиром - государством с подвижной границей, населенным иммигрантами, говорящими на разных языках и ведущими странный и довольно грубый, даже дикий,по европейским цивилизационным представлениям, образ жизни.

Поэтому главный герой в американской литературе мог внезапно оказаться среди лю­до­едов (подобно герою романа Мелвилла «Тайпи»). Он мог бродить по диким прериям, как Ко­жа­ный Чулок Фенимора Купера, или испытывать невероятные, причудливые ощущения и быть одержимым потусторонними виденими – как персонажи Э. По.

Он мог даже повстречаться в лесу с самим Дьяволом, как Браун, герой Готорна, и за­клю­чить с ним сделку, деловито, по – американски продав душу, как Том Уокер из одноимен­ной новеллы В.Ирвинга. Но обязательно все герои американской литературы того времени были «героями-одиночками», хотя в реальности американец как личность, индивидуальность еще должен был создать себя.

Крупный американский писатель должен был также изобретать новые формы. Отсюда такая причудливая, необычная форма романа Мелвилла "Моби Дик", или похожий на странное видение, скитающийся Артур Гордон Пим у Эдгара По. Американский роман в эпоху роман­тизма кажется очень мрачным. В конце повествования большинство героев, как правило, уми­рают. Так, в романе Мелвилла «Моби Дик»  все матросы, кроме Измаила, погибают. В «Алой бу­кве» Готорна в конце романа умирает чувствительный, грешный священник Димсдейл. Эта нота раздвоенности, трагизма становится главной в американском романе еще задолго до Гра­ждан­ской войны 1860 г. И это свидетельствует о большой социальной трагедии общества, ко­торое находится в разладе с самим собой.

В романе «Моби Дик» Мелвилл бросает вызов оптимистическому убеждению Эмерсона, который считал, что люди способны понять природу. Огромный белый кит Моби Дик - это не­постижимое существо, оно занимает в романе главное место; именно мыслью о белом ките одержим фанатичный капитан Ахав. Люди не могут "прочитать" истину в природе.

«Тема судьбы человечества, причем человек как бы изъят из своей страны и из своего времени и стоит один на один перед Природой и Богом со всеми своими страстями, сомне­ниями, пристрастиями, одинокий и несчастный - именно эта тема станет главной, если не един­ственной темой американской поэзии».

Роман Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома» был самой популярной американской книгой XIX века

Легко понять причину успеха «Хижины дяди Тома». В романе звучала мысль о том, что рабство было огромной несправедливостью в стране, которая подчеркнуто стремилась стать во­площением демократии и всеобщего равенства.

Сама писательница была истинной представительницей пуританского населения Новой Англии. Ее отец, брат и муж - все они были хорошо известными учеными, протестантскими священниками и реформаторами. Стоу говорила, что идея романа пришла ей в голову во время службы в церкви: ей было видение «старого одетого в лохмотья раба, которого били плетью». Позже она добавила, что роман был «вдохновлен и написан Богом». Ею руководило религиоз­ное стремление изменить жизнь к лучшему. В это время романтизм уже изменился; наступил пе­риод, когда главное внимание уделяли чувствам. Больше всего ценились любовь и семейные добродетели. Роман Стоу яростно нападал на рабство большей частью потому, что оно разру­шало семейные узы.

                                            Реализм.

Во второй половине Х1Х в. в европейских странах и США реализм, до этого развиваясь в тени романтизма, становится ведущим художественным направлением. Его рас­цвет был обусловлен не только возрастающим интересом писателей и поэтов к реальным об­стоятельст­вам и героям. Новая, материалистически-эволюционная картина мира и представле­ние о чело­веке как системе развивающейся и преобразующей мир, в то же время социально де­термини­рованной, определило проблематику и художественные средства литературы реализма.

Ее героями стали узнаваемые персонажи, или типичные характеры, действующие в узнаваемых, типичных обстоятельствах. Его основные средства осмысления действительности – это анализ, преимущественно критический, исследование, выявление закономерностей раз­вития мира, со­циума и человека в их единстве и эволюции как основные принципы литератур­ного мышления.

Стремление ко всестороннему, адекватному закономерностям самой действительности осмыслению и исследованию всей полноты взаимосвязей прежде всего человека и социума с разносторонних критических позиций по отношению к сложившейся системе социальных цен­ностей определило особое место романа в литературе реализма.

Основоположниками и мастерами английского реализма стали Ч. Диккенс, У. Теккерей, сестры Ш. И Э. Бронте, Дж.Элиот.  Ранний английский реализм (романы Диккенса «Оли­вер Твист», Ш.Бронте «Джен Эйр», Э. Бронте «Грозовой перевал») еще сохраняют черты ро­манти­ческой эстетики. Но реальная демократическая борьба - против хлебных законов, чар­тизм и выступления рабочего класса, властно заявляющего о своих требованиях, - отодвигают на второй план феодальную романтику и патриархально-мечтательную поэзию. Город с его практическими интересами, усиливающаяся буржуазия, начинающаяся социальная борьба ме­жду нею и рабочим классом становятся главным содержанием английской литературы, а реа­лизм, с его почти фотографическим изображением действительности, становится ведущим на­правлением литературы.

Ч. Диккенс [1812–1870] - наиболее прославленный писатель этой эпохи, развертывает широкую и, чаще всего, трагическую картину жизни буржуазного общества в своих извест­ных романах: «Тяжелые времена», «Давид Копперфильд», «Домби и Сын», «Николас Никк­льби» и др. Он представляет потрясающие картины бесчеловечности, жадности, жестокости, невежества и эгоизма новых хозяев жизни, но он надеется исправить нравы буржуазного обще­ства и создает произведения, отмеченные печатью гуманистического дидактизма и, в первых произведениях («Пикквикский клуб», «Оливер Твист»), пока еще светлым, хотя и печальным юмором, программной для раннего Диккенса эстетикой «happy ends» стремится утвердить гар­монические начала во взаимоотношениях людей.

Более объективен и строго – беспристрастен, с одной стороны, и более саркастичен и жесток в своей критике буржуазного общества  и его героев У. Теккерей[1811–1863], автор романов «Ярмарка тщеславия», «Пенденнис». Но у же в более поздних произведениях Дик­кенса («Домби и сын», «История одного города» и т.д.) и в главном произведении У. Текке­рея «Ярмарка тщеславия», с его зна­менитым оригинальным обозначением жанра - «Роман без героя» - и обложкой, намекающей на авторскую позицию кукловода, направляющего кару­сель с героями – куклами, лишенными личностных человеческих качеств, главное место зани­мает подлинная и беспощадная правда жизни.

В то же время «силой отрицания» реалистическая литература ХIХ века, часто именуе­мая «критическим реализмом», осуждает неравенство социальных отношений, утверждает права и достоинство нравственного, ответственного и трудящегося человека или призывает к сострада­нию по отношению к жертвам несправедливого общественного устройства и, объек­тивно, при­зывает к изменению дисгармоничных условий жизни.   

Американский реализм во второй половине XIX в. развивался трудно, в многосторон­нем идеологическом и эстетическом взаимодействии и противодействии с другими литератур­ными явлениями. До конца 60-х гг. продолжало ощущаться влияние романтической эстетики, хотя предшествующее десятилетие стало как бы пограничной зоной для двух стадиальных процессов американской культуры, заполненных общественными потрясениями, политической борьбой, объединением аболиционистского, негритянского, общедемократического и фемини­стского движений в единое русло.

Центральными фигурами в утверждении американской реалистической прозы во второй половине XIX в. стали М.Твен и Г.Джеймс, которые с разных сторон отразили основные осо­бенности и тенденции общественно-политической и духовной жизни страны, своеобразие и противоречия эстетической борьбы в сложных, динамично -эволюционирующих художествен­ных формах.

Удаляясь от современной культуры во времени, творчество М. Твена [1835 –1910] все больше укрупня­ется в масштабе и увеличивается в своем значении для мировой и особенно национальной лите­ратуры.

В последние годы в российском литературоведении произошла глубокая, всесторонняя и конструктивная переоценка творчества великого американского мастера.

Становится все более очевидным, что Марк Твен осуществил гигантскую работу по ос­мыслению, оценке и трансформации в новые формы сознания и искусства огромного мате­риала мировой и национальной истории, культуры, множества культурно - цивилизационных моделей жизнеустройства на планете, бестрепетно проанализировал сильные и слабые стороны челове­ческой природы.

Тем самым он способствовал созданию прочной, самобытной, целостной системы на­цио­нальной культуры, глубоко и всесторонне исследовал современную ему действительность, вос­произведя ее в самых неожиданных масштабах и пространственно-временных измерениях, с кажущейся импровизационно-легкой фонтанирующей энергией воображения и неиссякаю­щей склонностью к игре.

Марк Твен избрал тот же путь, по которому прошли в свое время Аристофан, Лукиан, Рабле, Сервантес, Свифт: предшествующий культурно-цивилизационный опыт мировой и на­циональной культуры он «снимал» смеховыми средствами, прокладывая дорогу новому само­сознанию и искусству, остро ощущая смену парадигм своего времени.

Другой составляющей национальной литературы стало творчество Г.Джеймса, иссле­дующего мир с двух противостоящих, но устремленных друг к другу позиций: с высоты под­линной культуры и из глубин человеческой души.

Г. Джеймс [1843 –1916], прокладывал свой путь в национальной литературе, открыто и сознательно ориентируясь на диалог культур и взаимодействие с близкими ему художествен­ными завоева­ниями романтиков.

Включенность эстетических поисков М.Твена в синхронно - диахронный контекст диа­лога культур носила не менее интенсивный, хотя и более скрытый характер.

«Университетами» Марка Твена стали активное чтение, участие в общественной борьбе, журналистская деятельность и два кругосветных путешествия, которые нашли своеобразное от­ражение в книгах «Простаки за границей» и «По экватору».

В первой книге с безоглядным веселым высокомерием верхогляда-фронтирьера повест­вователь, которого автор как бы отпускает на свободу, подвергает, вместе со стоящим за ним писателем, полной переоценке мировую культуру и цивилизацию, не щадя и соотечественни­ков, Но уже во второй - перед читателями предстает другой художник слова - умудренный большим жизненным и интеллектуальным опытом, но и более жесткий по отношению к обеим сторонам в сравнительной оценке мировой и национальной культурно -цивилизационных сис­тем.

Сама избранная им дорога художественных поисков требовала не меньшего духовного и интеллектуального напряжения, чем у Г.Джеймса. Вбирая в себя, оценивая, остраняя при по­мощи уникальной по масштабу и оттенкам смеховой палитры, отжившие или не близкие ему художественные явления, Марк Твен прокладывал дорогу реализму, извлекая из огромного сы­рого материала действительности и культуры необходимые формы и средства отражения жизни.

Как ни отвергал Марк Твен, основоположник национальной реалистической литера­туры и одновременно предтеча американского национального модернизма, опыт романтиков, он во многих отношениях был наследником завоеваний Э.По и Г.Мелвилла. Их близость осо­бенно заметна в поздних произведениях Твена, например, в повести "Таинственный незнако­мец".

Путь Марка Твена - это путь освоения и трансформации накопленных народом духов­ных и художественных ценностей и интеграции их в мировую культуру, по-своему понятую и остра­ненную иронией и пародией, осмысленную с позиций утверждающегося в своей само­бытности американского национального самосознания.

Такой путь - от «корней» к культуре, понимаемый писателем как духовное развитие лич­ности, проделал герой центральной для его творчества книги – «Приключения Гекльберри Финна»

В этом романе, из которого, по словам Э.Хемингуэя, «вышла вся последующая американ­ская литература», Марк Твен как бы поставил друг перед другом образы двух Америк, как он их представлял: молодую, способную в борьбе со своими слабостями и предрассудками овла­деть мудростью, критическим взглядом на мир и мужеством следования по великой реке жизни, - и старую, дикую, обуреваемую мелочной, но беспощадной жестокостью, погрязшую в предрас­судках, которая должна остаться в прошлом, за рекой.

Сатира Твена, начавшаяся с ручейка беззлобно-гиперболического фронтирного юмора, вместе с усилением антидемократических и империалистических тенденций в стране станови­лась одновременно все более грозной и все более мрачной.

Во многом противоположную эволюцию - от мировой культуры к противоречиям на­цио­нального самосознания осуществил Г.Джеймс. Большую часть жизни проживший вне Америки, блестяще образованный, он постоянно возвращался к доминирующей в его сознании теме - сравнительной оценке Европы и Америки, Джеймс, развивая готорновскую художест­венную идею множественных зеркал, подвел мировую и национальную литературу (и куль­туру) к овла­дению важнейшим для ХХ в. конструктивным принципом «многоглазия» - множе­ственных то­чек зрения. В его новеллах и романах, особенно на рубеже веков, Америка и Ев­ропа с разных точек зрения рассматривают друг друга, не имея возможности сделать оконча­тельные выводы.

Героев-американцев у Г.Джеймса испытывает Культура, подлинный облик которой скрыт и за снобизмом недалеких европейцев, и за вульгарностью простодушных аме­риканцев, и за музей­ной омертвелостью признанных памятников, которые способны убить жи­вую жизнь, как в но­велле "Дейзи Миллер"). Подлинная культура, по Джеймсу, способствует ду­ховному и нравственному совершенствованию человека. Противо­положными путями М.Твен и Г.Джеймс приходят к сходным выводам.

Используя, как и Г.Джеймс, прием «множественных точек зрения» или «миров-зеркал», но не обосновывая это теоретически и не исследуя как прием, Твен в своих «исторических» по­вестях и романах, а еще раньше (и позже) в отчетах о путешествиях сравнивает различные ци­вилизации и нравственные миры. В произведениях «Янки при дворе короля Артура», «Принц и нищий» Твен далек от подлинного историзма и не ставит своей целью адекватно воспроизведе­ние ушедшей эпохи.

Ярко и определенно выраженное чередование в истории литературы и искусства реали­стического и романтического типов творчества, систематизированное Д.И. Чижевским (см. «Маятник Д.И. Чижевского»), получило название «маятниковых движений» в культуре. Чи­жев­ский разбил все стили на две группы: «романтические» – стили, обращенные к рацио­нально не­постижимому Целому (Барокко, романтизм, символизм); «классические» – стили, об­ращенные к рациональному освоению предметного мира в пространстве и времени (Ренессанс, классицизм вместе с Просвещением, позитивистский реализм, натурализм и т. д.).

               Литература рубежа ХIХ и ХХ в.в.

 

Богатейшая по научным и научно –техническим достижениям эпоха характеризуется резкой сменой культурных и эстетических парадигм и распадом цельности в представлении о картине мира и месте человека в ней. Мировоззрение современников выражают новые фило­софские представления (крайние проявления кризисного сознания – «Бог умер»- у Ницше, «Жизнь - сон и угасание жизненных сил» у Шопенгауэра, «Закат Европы» у Шпенглера, ут­верждение необходимости установления нового, пролетарского общества у Маркса и Эн­гельса, структурирование подсознательных процессов у Фрейда). Литера­тура в это время, с од­ной стороны, - отражение общественной борьбы и, с другой, - стремления предельно глубоко уйти в неизведанные бездны человеческой души, и на совершенно новые, пока не ясные пути искусства.

Кризис викторианства, расставание с отличавшей его системой социальных и духовных ценностей многообразно отразились в литературе задолго до того, как наступил календарный конец этого длительного исторического периода.

Поствикторианская эпоха в Англии и богатство художественных поисков в литературе. Основные нереалистические течения (эстетизм, символизм), влияние фрейдизма и ницшеан­ства на английскую литературу (Лоуренс, Киплинг). Новые черты реализма рубежа веков в творче­стве Дж. Голсуорси. Эстетизм, стиль модерн, символистское направление — логическое развитие тенденций, заложенных прерафаэлитами. Большое влияние на английских декадентов оказали и француз­ские символисты.

 Дж.Голсуорси [1867–1933] в «Саге о Форсайтах» точно передал мысли и ощущения, свойственные многим англичанам этого времени. «Век уходит» — такими словами Сомс Фор­сайт, живое во­площение викторианства, провожает в последний путь королеву Викторию. «Никогда уж больше не будет так спокойно, как при старой доброй Викки». Важно для пони­мания судеб английского реализма на рубеже веков творчество Джона Голсуорси.

Крупнейшее создание писателя — многотомный цикл о Форсайтах, родившийся из не­большой новеллы «Спасение Форсайта» и разросшийся до монументального полотна, кото­рый составили три трилогии: «Сага о Форсайтах» (включает роман «Собственник», новеллу «Последнее лето Форсайта», романы «В петле»; «Сдается в наем»), «Современная комедия» (романы «Белая обезьяна», «Серебряная ложка», «Лебеди­ная песнь», новеллы «Идиллия», «Встречи») и «Конец главы» (романы «Конец главы», «Цветущая пустыня», «Через реку).

«Сага» — произведение, ставшее квинтэссенцией достижений английского классиче­ского реализма. Тут обнаруживается свойственная ему эпическая широта, всесторонний анализ исторического, социального и духовного опыта времени, понимание характера в его глубин­ных социальных связях, взгляд на героя как на индивидуальность и в то же время как на часть слож­ной социальной структуры. Хроника жизни нескольких поколений буржуазной семьи дает воз­можность Голсуорси показать судьбы времени, класса, его историческую обреченность.

 Цикл о Форсайтах — уникальный документ эпохи. Это и художественный итог, по­след­ний мощный всплеск английского классического реализма XIX в. Монументальное по­лотно Голсуорси не отмечено новым эстетическим качеством; оно явилось завершением тра­диции, но не ее развитием.

 В это время велико влияние социалистических идей, в том числе и на писательский цех: социализму обращаются не только такие писатели, как Роберт Трессел, автор романа о рабочем классе «Филантропы в рваных штанах», а также Б.Шоу и Г.Уэллс, но и эстет Оскар Уайльд, который в трактате «Душа человека при социализме» решительно отвергает частную собственность как источник эксплуа­тации и бедности.

В английской литературе рубежа веков сложно и тесно взаимодействуют различные на­правления, тенденции, методы, стремящиеся восполнить утраченные и утвердить новые ду­ховные ценности.

На литературной сцене присутствуют «поздний викторианец» Томас Гарди, сатирик-нравописатель Сэмюэль Батлер, эстет Оскар Уайльд, натуралист Дж. Гиссинг, символист Гор­дон Крэгг, фантаст Герберт Уэллс, парадоксалист и реформатор Бернард Шоу, неоромантики Роберт Стивенсон, Джозеф Конрад, Редьярд Киплинг, Артур Конан – Дойл, Э. Л.Войнич и т.д. Художественные достижения этого периода ознаменованы творчеством авторов, у которых реализм взаимодействуют прежде всего с натуралистической и особенно романтической эсте­тикой, а также с другими методами.

Подобная пестрота методов и направлений объясняется переходным характером вре­мени. Дж.Голсуорси назвал свою эпоху временем пе­ремен Меняется взгляд на мир — во всем ощущается прощание с прошлым.

Бернард Шоу [1856– 1950] — великий драматург ХХ века, самый блестящий и пара­доксальный из писателей - сатириков, виртуоз софизмов, остроумный автор мистификации, умеренный социалист, и в то же время глубочайший мыслитель своего времени, великий ре­форматор театра и комедиографии. Он создает «интеллектуальный театр», призванный помочь человечеству правильно видеть и мыслить, чтобы улучшить условия своего существования. Он считал комедию идеальным жанром, способным «высветлить» мышление человека, освобо­дить его ум от случайных, поверхностных представлений о жизни, скрывающих ее подлинные закономерности, а парадокс – наиболее действенным средством опровержения омертвевших, искаженных представлений и установления соответствующих подлинной правде. Среди наи­более значительных произведений Шоу – комедии «Дома вдовца», «Профессия миссис Уор­рен», «Тележка с яблоками», « Ученик дьявола», «Цезарь и Клеопатра», «Дом, где разбива­ются сердца» и единственная трагедия – «Святая Иоанна»

 Герберт Джордж Уэллс [1868– 1946] — автор научно - фантастических романов, соз­датель самого жанра реалистической, социальной, научно – фантастической литературы, по- своему отозвавшийся на колоссальные успехи современной ему НТР и социальные противоре­чия. Выявляя закономерности существования общества, он увеличивает изобразительно – ав­торскую перспективу рассмотрения проблем времени и опасных тенденций в развитии науки, отправляя героев в дальние миры или в непредставимо отдаленные времена и пространства. Уэллс – автор всемирно известных произведений – «Машина времени», «Война миров», «Че­ло­век – невидимка», «Остров доктора Моро»- продолживших традицию Дж. Свифта, Э.По и М. Шелли и определивших на многие десятилетия пути развития английской и американской научной фантастикой.

Джозеф Редьярд Киплинг {1865– 1936] –с одной стороны,автор подлинных поэтиче­ских шедевров, выдающихся прозаических произведений: «Маугли», «Рикки – Тикки – Тави», «Кошка, которая гуляла сама по себе»,романов«Ким», «Шпион», отмеченных, однако, ниц­шеанским влиянием, что особенно отчетливо звучит в его стихотворении «Бремя белого чело­века» и в так называемых «колониальных рассказах и поэмах», где возвеличивается колони­аль­ная политика Англии и где угнетение отсталых народов прославляется как осуществление ве­ликой цивилизаторской миссии.

Томас Гарди[1848–1928], создатель грандиозной драматической эпопеи «Династы», романа «Тэсс из рода д’Эрбервилей» и других произведений, по преимуществу из жизни де­ревни и провинции. Он считал, что над судьбой человека тяготеет темный и злой рок, непо­стижимый случай, жестокая неизбежность, противостоять которому могут только самые силь­ные и стойкие люди. Противник предрассудков и современного брака, ложащегося гнетом на женщину, враг цивилизации в духе Руссо или Толстого, Гарди не находит выхода из сложив­шихся обстоятельств.

Джозеф Конрад [1857–1924] принадлежал к числу наиболее сильных и сложных писа­телей его времени, поражавший богатством характеров и разнообразием языка. Он стремится проникнуть в глубину человеческой природы, используя своеобразные средства для создания эффекта предельно достоверности изображения: «красочность живописи, пластичность скульптуры и магическое действие музыки». Он представил большую палитру человеческих страданий и не идеализировал человека, потому что убежден: неискоренимый эгоизм делает человека волком другому человеку. Конрад – создатель романов – притч «Лорд Джим», «Сердце тьмы» и социально – критических романов «Ностромо», «Глазами Запада»

Гилберт Кит Честертон [1874 -1936]— выдающийся мастер слова и реформатор ли­тературных форм, одним из первых писателей начавший активно и сознательно использовать экспериментально – игровые, театрализованные средства представления действительности. Проповедь оптимизма, активного отношения к жизни, убежденный католик, острый критик урбанистической, технической цивилизации – все это заметно выделяло его среди других писа­телей, определив особенности его художественного мира. Он одновременно автор романов с виртуозной художественной техникой – «Наполеон из Ноттинг – Хилла», «Человек, который назвался Четвергом» и др., а также отмеченных большим своеобразием детективов с главным героем – отцом Брауном.

Конан Дойль [1859 –1930] — знаменитый создатель образа Шерлока Холмса, «сыщика всех времен и народов», продолживший и развивший традиции Э.По в области детективного жанра, с меньшим успехом он обращался и к исторической проблематике.

В творчестве прозаиков, заявивших о себе в эти годы, Джерома Клапки Джерома,), Ар­нольда Беннета, Форда Мэдокса Форда и Уильяма Сомерсета Моэма (1874—1965) опора на традицию соединяется с бес­покойными поисками способов обновления повествовательного искусства. В их произведениях отчетливо прослеживается идейная и художественная связь с традицией викторианского ро­мана. Эти писатели стремятся достичь типической и психологи­ческой достоверности изображения. Вместе с тем классический реализм обнару­живает у писа­телей конца столетия определенную художественную исчерпанность. Ее ощущали и сами про­заики. В поисках обновления традиции Беннет и Мэдокс Форд обратились к опыту француз­ских натуралистов. Беннет, поклонник творчества Бальзака, постигал его уроки уже че­рез опыт Золя и Мопассана.

Объективность, отстраненность письма Моэма чувствуются в самом известном романе «Бремя страстей человеческих», своим заглавием напоминающем об одном из разделов «Этики» Спинозы. В жанровом отношении это «роман воспитания», в котором автор просле­жи­вает жизнь своего героя Филипа Кэри с детства до тридцатилетия, тщательно воссоздавая этапы формирования его характера и обретения духовного опыта. Моэм создает широкую па­нораму человеческих типов и характеров, позволяя читателю составить представление о про­винциаль­ной, лондонской и аристократической среде. Главная проблема романа — необходи­мость освобождения лич­ности из-под бремени человеческих страстей, которые являются пу­тами, сковывающими ее развитие.

Значительно воздействие социалистических идей на творчество Этель Лилиан Войнич. Близость Войнич к кругам революционной эмиграции в Лондоне, ее тесная связь с революцио­нерами разных стран отозвались в ее романах «Овод», «Джек Реймонд», «Оливия Латэм», «Прерванная дружба».

Форма произведений декадентов призвана эпатировать обывателя. Различные формы ус­ловности, искусственность воспроизводимой на страницах книги жизни, парадоксальность, эро­тика, гедонизм, мистицизм — таким способом английские декаденты стремились отгоро­дить свое царство красоты, куда допускались лишь избранные, от пошлой, меркантильной жизни.

В эстетическом отношении декаданс рубежа веков — это и реакция на натурализм Э.Золя, и на исчерпанность классического реализма. Это было время эксперимента, причем не только в искусстве, но и в жизни: для декадентов эксперимент с моралью — часть выбранной ими судьбы. Нравственный эксперимент Уайльда и Бердслея стал формой бегства от действи­тельности.

Оскар Уайлд [1854 – 1900] – творчество О.Уайлда, знаменитого писателя и драматурга, было отмечено борьбой за высокое искусство, которое «творит жизнь», являясь, по его мне­нию, «высшей действительностью», в большой степени в полемике с «бескрылым натурализ­мом» и в поисках ответа, действительно ли «масштаб искусства не совпадает с масштабом морали», и «нет ни нравственных , ни безнравственных стихов.Стихи бывают хорошо напи­санными и плохо написанными». В самих произведениях Уайлда, и особенно в романе «Порт­рет Дориана Грея» противоречие между искусством и моралью не было окончательно разре­шено. Творчество писателя может быть правильно понято только в свете его борьбы с лицеме­рием буржуазной морали. Практическое торжество эстетики писателя – это, прежде всего, не­сравненное совершенство его художественного мира, определенность нравственных оценок в его сказках («Мальчик- звезда», «Счастливый принц», «Соловей и Роза»,»День рождения ин­фанты»), парадоксальность его картины мира, утверждение мысли о нерасторжимости кра­соты, .человечности и нравственности, вопреки его эстетической программе, звучащей со стра­ниц романа «Портрет Дориана Грея». 

Кризис целостного сознания в американской литературе определил новые, иннова­ционные черты творчества  М. Твена и Г. Джеймса, появление их вы­дающихся опережаю­щих эстетических открытий.

Поздние произведения Марка Твена, особенно «Таинственный незнакомец» «Путеше­ст­вие капитана Стормфилда в рай», «Три тысячи лет среди микробов», где он представил множество невероятно изобретательных сатирико – фантастических форм и приемов, с их сложнейшей системой масок, множественных зеркал и точек зрения, парадоксально-пародий­ным переосмыслением не только социальных, но и сакральных явлений (новая концепция Рая и Ада, дискредитация христианства и антропоцентризма).

Все эти идеи и открытия, не публиковавшиеся при жизни Твена, стали после опублико­вания в 60–е годы ХХ века могучими импульсами в развитии национального сюрреализма («черного юмора»), плавно перешедшего в эстетикуамериканской модификации постмодер­низма (Дж.Барт, Т.Пинчон и др.), оказавших большое влияние и на творчества писателей гума­нистической ориентации (Воннегут, Хеллер, Оутс).

В 1875 году Г. Джеймс окончательно расстается с американской культурой и цивилиза­цией и переезжает сначала во Францию, а затем на постоянное место жительства в Англию. Здесь он принимает английское гражданство и католичество. Англия признает его своим на­циональным писателем. В эти годы ему как мастеру слова кризисной эпохи ближе проблемы общечеловеческого, глубинно – психологического характера, Однако, центральный мотив его творчества – американские ценности в контексте мировой культуры дает о себе знать и в этих произведениях. Именно в Англии он пишет близкую к исповедальной «американскую» книгу – «Бостонцы» - остро критическое и даже сатирическое произведение на провинциально – на­циональные реформаторские преобразования в Новой Англии.

С появлением в 1897 г. повести «Добыча» Г.Джеймс обозначает свой переход к так на­зываемой «поздней манере»: преимущественному вниманию к форме произведений и тайни­кам человеческого сознания. Наиболее значительное место в произведениях «поздней манеры» занимают романы «Крылья голубки», «Золотая чаша» и «Посол», где открыто и остро звучит тема культурологического сравнения Америки и Европы, с неоднозначными, сложными оцен­ками обеих культурно – цивилизационных моделей и их репрезентации в человеческих харак­терах.

У.Уитмен и Э.Диккенс – осуществили, каждый, и не случайно, в своем регионе (в за­падных штатах, начинавших путь культурно – цивилизационного развития на новых основа­ниях - и в богатой поэтическими традициями Новой Англии) настоящую революцию в по­эти­ческом сознании и стихотворной форме.

 Уолт Уитмен [1819- 1892]- был простым человеком с Запада. Одно время он даже ра­ботал плотником и в дальнейшем далеко не поэтическим трудом обеспечивал свое существо­вание. Но его бле­стящее новаторство выразило демократический, экспериментальный дух са­мой Америки. Сборник «Листья травы» который Уитмен переписывал и переделывал всю жизнь, включал в себя «Песнь о себе». Это, пожалуй, самое удивительное и оригинальное про­изведение во всей американской поэзии

«Листья травы» - книга, славящая созидание, воздающая хвалу всему сущему. Нова­тор­ская форма поэмы, нерифмованный белый стих, открытое прославление свободы, демокра­тизм, романтическое утверждение, что сам поэт, его личность составляют нечто единое с самой по­эмой и со всей Вселенной, - все это резко изменило направление американской поэзии.

 «Листья травы» - книга великая, энергичная и естественная, как сам Американский кон­тинент. Это было то произведение, о котором взывали, которого ждали поколения амери­канских критиков, хотя и не сразу узнали ее. Движение и ритм, пронизывающие  «Песнь о себе», подобны музыке, не знающей пауз.

Последнее стихотворение - это элегия, посвященная смерти А. Линкольна. Важную роль играет его трактат  «Демократические дали» (1871 г.), написанный в самый разгар безудерж­ного практицизма «позолоченного века». В этом трактате Уитмен справедливо критикует Америку за  «мощное переплетение богатства и промышленности», которое, как маска, при­крывает  «сухую, безжизненную Сахару души». Поэт призывает создать новую литературу, ко­торая бы оживила американский народ. («Нужно, чтобы не только книга была бы законченной и совершенной, нужно, чтобы был совершенным и ее читатель»).

Поэзия Эмили Дикинсон (1830-1886 гг.)является связующим звеном между ее време­нем и литературой конца XIX века, при этом ее поэзия была понята и воспринята, поставлена на пьедестал веком ХХ-м. Яростная сторонница индивидуализма, она родилась и провела всю свою жизнь в маленькой деревушке Амхерст, штат Массачусетс (Новая Англия). Дикинсон - одна из наиболее одиноких фи­гур своего времени. Когда в 50-е гг. вновь открыли миру ее по­эзию, читатели были поражены, как могла эта застенчивая, замкнутая женщина, которая всю жизнь провела в деревне, чьи сти­хотворения почти не публиковались и были мало кому из­вестны, создать подлинные поэтические шедевры мирового уровня.

Стиль Дикинсон, очень насыщенный, наполненный образами, сейчас кажется даже бо­лее современным и новаторским, чем манера Уитмена. Она никогда не использует двух слов, если хватает одного; сочетает конкретные вещи с абстрактными идеями. Ее строки афори­стичны, а стиль сжат и динамичен. В ее лучших стихотворениях нет ничего лишнего.

Иногда она показывает такое знание реальности и природы человека, что это выглядит ошеломляющим. Подобно Эдгару По она исследует темные, потайные уголки сознания; драма­тизирует смерть и могилу. В то же время она прославляет простые предметы - цветок, пчелу и т.д. В ее поэзии чувствуется глубокий ум, и у читателей возникает мучительная мысль, что че­ловеческое сознание поймано в ловушку времени. У Дикинсон замечательное чувство юмора, а диапазон ее поэзии удивительно велик и разнообразен.

                     Литература первой половины ХХ в.

 

Новый человек «без Бога» - преобразователь мира и создатель новых моделей жизне­устройства как источники трагедий и великих цивилизационных преобразований первой по­ловины ХХ в. Дух отрицания прежней жизни и стремления к устрой­ству ее на новых началах многосторонне отразилось в литературе Англии и США. Отсюда - небывалое разнообразие художествен­ных поисков в самых различных направлениях, создание бесчисленных художест­венных миров. Первая половина ХХ в. - уникальный этап в истории человечества по трагиче­скому опыту двух мировых и множества локальных войн, по количеству революций и одно­временному динамиче­скому развитию научно-технического прогресса, культурно-цивилизаци­онной и эстетической мысли человечества

Это было время колоссальных тектонических сдвигов в сознании и жизнеустройстве всех народов мира, заметно ускорившихся процессов глобализации.

Марксизм и нецшеанство, философия интуитивизма А.Бергсона, зарождавшиеся в Рос­сии и Европе идеи экзистенциализма, теории З.Фрейда и К.Г.Юнга, едва коснувшись социо­культурной жизни Европы и США на рубеже XIX и XX в.в., достигли своего расцвета в 10-е-30-е годы и, как никогда раньше, требовали полного воплощения в социальной практике и ху­доже­ственном творчестве. Испанские философы М. де Унамуно и Х.Ортега-и-Гассет высту­пили с пророческими мыслями о кризисе культуре, о грядущем торжестве человека массы («Восстание масс» Х.Ортега- и- Гассета).

В художественном творчестве, в том числе – в литературе, появляются новые направле­ния и эстетические школы: сюрреализм, футуризм, импрессионизм, натурализм, экспрессио­низм, техника «потока сознания» стали влиятельными явлениями нереалистической литера­туры, заняв место крупных или локальных революций в литературно – художественном мыш­лении человечества.

Броуновское движение этих философских идей, умноженных на борьбу коммунистиче­ских, фашистских, демократических идеологий и вдохновленных ими движений, создало не­обычайно сложную и противоречивую картину мира. Взаимоисключающие тенденции, опреде­ляющие содержание эпохи, блокировали сознание современников, в небывалой степени за­труд­няли проблему выбора не только рядовых граждан, но и интеллектуальной элиты.

ХХ век начинался революциями не только в социуме, но и в культуре, в том числе в ху­дожественном творчестве. Полное обновление литературной формы и содержания произошло в творчестве «трех китов» европейского модернизма – М.Пруста, Ф.Кафки и Дж.Джойса, твор­чество которых «разошлось» по всем эстетическим завоеваниям этого и более позднего перио­дов. Но революционными открытиями в литературном мышлении и практике были ознамено­ваны произведения Т.Манна, соединившего, с помощью модернизации мифа, но иначе, чем Джойс, архетипические и современные уровни мышления человека и человечества, решая од­новременно национально – исторические проблемы своей страны, и таких писателей Велико­британии, как Д.Г.Лоуренс, О.Хаксли, В.Вулф, И.Во, Дж.Оруэлла и др. Самым заметным и яр­ким экспериментальным пространством стала вся литература США в свой «золотой век».

Литература Англии (Великобритании) в послевоенное время вновь решительно меняет систему координат и становится одной из самых значительных экспериментальных лаборато­рий мира, прежде всего, для различных моделей и вариантов модернизма.

Лидером в области литературного творчества первой половины ХХ в. в Великобрита­нии будет впоследствии безоговорочно признан ирландец Дж. Джойс[1882 – 1941],но пока он не признанна родине, и еще долгое время его имя и творчество останется известным не­большому кругу писателей, оправившихся, как и он, в культурную эмиграцию в Париж. Его роман «Улисс», использовавший мифологическую систему, структуру гомеровской «Одиссеи», ее систему образов, но «спустивший» ее мифологические «небо» и характеры не только на землю родного Дублина, с его реальными улицами, кварталами красных фонарей, заброшен­ными окраинами, но и еще ниже – в глубины, подсознательные уровни обычной человеческой души. Вместе со снижением пространственных координат происходит и резкий процесс деге­роизации гомеровских персонажей: Одиссей здесь – старый, уставший от жизни рекламный агент Леопольд Блум, вынужденно и далеко не героически скитающийся по Дублину, а не по миру, в поисках объявлений.

Верная гомеровская Пенелопа – здесь изменяющая с кем попало жена «героя» - Мэрион, недовольная мужем – неудачником, озабоченная бытом и своими физиологическими пробле­мами. Любящего сына, отправившегося на поиски отца, в романе Джойса заменяет молодой художник Стивен Дедадалус, которому Леопольд Блум, возможно, приходится отцом. Это не только энциклопедия «пошлой» современной жизни, но и ее характеристика, выявляемая в по­лемике с героическими временами и людьми. Автор не просто пародирует миф и героическую античную песню, но и с помощью травестии (тотальной карнавализированной пародии) вы­несший приговор своей трагической, но измельчавшей эпохе. Предельная искренность беспо­щадных автохарактеристик персонажей и времени, бездонная психологическая глубина их ис­поведальных признаний достигается с помощью техники «потока сознания» – герои не всту­пают в речевое взаимодействие, они вносят свой речемыслительный вклад в структуру и смысл произведения внутренними несобранными монологами, констатирующими, усиливающим представление о мире как хаосе.

Стивен Дедалус – тогда в большей степени второе «я» самого писателя, чем в «Улиссе», впервые появляется в его раннем романе «Портрет художника в юности», написанном еще в Дублине и опубликованном через три года после его смерти.

Вирджиния Вулф [1882 –1941], входившая в группу «Блумсбери», вместе с единомыш­ленниками, которые назвали Диккенса безнадежно устаревшим и подлежащим полному забве­нию, провозгласила Джойса единственным писателем, на которого имеет смысл ориентиро­ваться. Она же дала название его писательской технике, пустив в культурный оборот опреде­ление «поток сознания». Однако в собственном творчестве воспроизвела в наибольшей сте­пени ставшую ей более близкой систему М.Пруста, творчески использовав приемы тонкого психологического анализа и импрессионистскую технику письма. Как и Пруст, она стремилась «остановить», «запечатлеть», исследовать ускользающие мгновения человеческой, особенно женской жизни, считая, что главные события происходят внутри, а не вне человека, что она и представила в романах «Миссис Деллоуэй», «Годы», «Волны» и др.

Олдос Хаксли [1894-1963]начинает свой творческий путь как последователь классической реалистической литературы, прежде всего – традиций Свифта и Теккерея («Желтый Кром», «Шутовской хоровод»). Умная и рассудочная сатира на английские элитар­ные круги и буржуазную интеллигенцию, роман «Контрапункт» стал свидетельством эстети­ческого усложнения его творческого метода и беспощадной, свифтовской критики как обще­ственных нравов, так и бессмысленной круговерти человеческого существования в целом. Центральное место в творчестве О.Хаксли занимает его фантастический роман – антиуто­пия «Прекрасный новый мир», в котором он в блестящей сатирической форме представляет свое видение того, каким будет мир через 600 лет. В этом предельно пессимистическом про­гнозе он дает свою прогностическую оценку утопическим проектам государственного строи­тельства и научно – технической революции, осуществляемых в разных странах «без Бога».

Новую модель антиутопии как беспощадной сатиры, доводящей до полного абсурда вы­явленные им характерные черты современных ему тоталитарных систем (коммунизм, фашизм), создает Джордж Оруэлл [1903 - 1950]в своих романах «Скотный двор» и «1984»

Дэвид Герберт Лоуренс [1885 – 1930]в своем неприятии«машинного века» обраща­ется к внесо­циальной проблематике, исследуя, прежде всего, межличностные отношения и во­просы пола, «естественные» взаимоотношения мужского и женского начал, опираясь на фрей­дистские представления о приоритетах человеческого сознания и подсознания(«Белый павлин», «Сыно­вья и любовники», «Радуга»). Он тоже начинал как писатель реалистической ориентации, со­хранившей свое влияние на его творчество в изображении подлинных проблем социальной жизни. Так, даже в главном своем произведении, которое не было напечатано в Англии при его жизни, - «Любовник Леди Чаттерли» (его сочли порнографическим),- он достоверно и под­робно воссоздает трудные будни шахтеров.

Ричард Олдингтон [1892 - 1962]былне только самым талантливым и многобещающим писателем молодого поколения, но и сумел в романе «Смерть героя» отразить атмосферу во­енной и послевоенной Англии, той ее части, которое испытывало глубочайшую депрессию от утраты иллюзий и надежд на душевное возрождение после трагедии первой мировой войны и называло или считало себя «потерянным поколением». В одном из предисловий к роману он написал: «Как нам это искупить? Как искупить миллионы лет жизни, озера и моря крови? Что – то осталось незавершенным – и это отравляет нас... Этот яд разъедает душу – в нас не оста­лось ни сердца, ни надежды, ни жизни.. .»

Ивлин Во [1903 - 1966] –один из самых значительных писателей английской и мировой культуры ХХ в., творчество которого эволюционировало от сатирического реалистического видения мира, беспощадного даже к героям, принадлежавшим к аристократическим кругам, к которым он испытывал сложное сочетание ностальгии и горечи («Возвращение в Брайсхед»), – к сюрреалистическому изображению действительности, наиболее ярко проявившемуся в «ан­тиамериканском» романе – «Незабвенная».

Несмотря на яркие завоевания модернистской литературы этого периода, писатели –реалисты: Дж.Голсуорси, Б.Шоу, Г.Уэллс, Дж.Б. Пристли, Ч.Сноу - сохраняют свои ведущие по­зиции в отражении подлинных, как актуальных, так и вневременных проблем страны и мира.

Подлинно революционный переворот произошел в американской культуре и литера­туре. И не случайно этот период в их истории был назван «золотым веком». Каждый писатель, драматург, иногда одно произведение – были богатой «золотой жилой» открытий для совре­менников и последующих поколений мастеров слова.

В начале XX века американская культура еще пока как отдаленное эхо улавливала эти идеи, но страна была одержима жаждой ученичества у Европы и России не меньше, чем уехав­шие во Францию, Италию, Испанию писатели, художники, кинематографисты.

В Америке в разное время побывали с лекциями З.Фрейд, К.Г.Юнг, Х.Ортега-и-Гассет и другие выдающиеся мыслители. Одними из первых в Америку отправились ученые Сорбонны.

И все же, внимательно прислушиваясь к духовным и художественным импульсам, исхо­дящим из более развитых стран в стремлении преодолеть собственный провинциализм, Аме­рика шла своим путем, ориентируясь в первую очередь на те философские системы, которые были закономерным порождением ее культуры. Такой национальной философией, которая была рож­дена американской действительностью, соответствовала менталитету народа и тоже, как другие идеи века, требовала воплощения, стал прагматизм Дж.Дьюи и У.Джеймса.

Многие важнейшие положения и принципы национальной философии вошли в полити­ческие концепции и практическую деятельность Ф.Д.Рузвельта. Эпоха Рузвельта стала настоя­щим прорывом Америки в области культуры и определила ведущее место американской куль­туры и литературы в мировой, ее «золотой век».

Государство под руководством президента-реформатора взяло под опеку, выразив­шуюся в материальной поддержке, но не в контроле над творчеством, мастеров искусства и на­чинаю­щих архитекторов, художников, драматургов, режиссеров, писателей. Многочисленные денеж­ные фонды, система премий и самых разнообразных культурно - цивилизационных про­ектов, в которых участвовали деятели искусства, подняли культуру США на необычайную для страны высоту.

"Золотой век" американской культуры и, в частности, литературы был в значительной степени стимулирован успехами страны в экономической, политической и социокультурной сфере в 30-е годы. США осуществляют револбционные преобразования во всех областях ис­кусства: в архитектуре (высотные дома), в созданном Эмерсоном национальном варианте ки­нематографа, в музыке (джаз, регтайм и другие модификации национально – этнической музы­кальной культуры, «народная» опера Гершвина), в драматургии (театр Ю.О’Нила), в прозе (У.Фолкнер,Ф.О’Коннор, Э.Хемингуэй, Дж. Дос Пассос,Ф.С.Фицджералд, Т.Уайлдер, Р.Райт, Б.Маламуд), в поэзии ( Т.С.Элиот,Э. Паунд,Р. Фрост).

В пору своего "золотого века" американская культура, быстро и достаточно глубоко ус­воив эстетические уроки европейского искусства, интегрировав полученные знания с нацио­нальной и мировой традицией, активно откликнулась на стадиальные процессы общечеловече­ского культурного развития. И при этом самой американской культурой были созданы непо­вто­римо-самобытные направления и явления искусства, составившие авангард мирового раз­вития в киноискусстве, архитектуре, музыке, литературе, театре, живописи.У.Фолкнер, Э.Хемингуэй, Т. Уайлдер, Ю. О’ Нил, Т.С. Элиот, П.Бак - не только революционеры в об­ласти литературного творчества, но и лауреаты Нобелевской премии, полученные за их вы­дающиеся сочинения

П.Бак[1892-1973] –дочь миссионера в Китае, в своем творчестве соединила американ­скую и китайскую культуры, представив в трилогии «Обитель – земля», романах «Западный ветер, восточный ветер», «Мать» многостороннюю и сложную, овеянную многовековыми традициями и современную ей жизнь в незнакомой европейцам и тем более ее соотечественни­кам стране.

Ю. О’ Нил[1888 - 1953] – драматург со сложным ,многогранным художественным миром, испытавший, как и все американские писатели “золотого века”, множество различный влияний национальной и мировой традиции. Он один из самых выдающихся драматургов страны, создательсобственной драматургической и театральной системы.В его творчестве соединились самые древние и современные театральные традиции и влияния – от античного театра до А.Стринберга, А.П.Чехова и А.М.Горького. Мастер трагического воплощения проблем страны и мира, он создал только одну комедию «О, молодость!». Его герои – самые незаметные люди процветающей Америки, мало что получившие от ее благополучия. Вслед за А.М. Горьким в его пьесе «На дне» он обращается и к представителям маргинальных слоев на­селения в драме «Продавец льда грядет», но, как и Горький,он изображает трагедии и масштабные страсти в их душах, равновеликие трагическим сторонам жизни страны и всего человечества. Зрелое творчество О’Нила можно разделить на два основных периода, которые можно условно обозначить как «реалистический» (с элементами натурализма) и «экспериме­тальный» Наиболее значительное произведение первого периода – «Любовь под вязами», где любовь, ненависть, преступление античного эмоционального накала снижаются современной стяжательской мотивацией. Второго – «Косматая обезьяна», объединившая в себе символи­стскую, экспрессионистскую, сюрреалистическую эстетику. Психологический анализ образов этой одновременно эстетически экспериментальной и остросоциальной трагедии испытывает воздействие фрейдистских идей.     

Т.Уайлдер[1897 -1975]– один из самых интеллектуальных и образованных американских писателей, выдающийся драматург – экспериментатор, создатель остропроблемных, вызывавших боьшие дискуссии, изящно - совершенных прозаических произведений. Его жизнь и творческий путь – своего рода продолжение пути Г.Джеймса из Америки в Европу, но с еще большим, чем у предшественника, стремлением определить место своей страны в европейской и мировой культуре и цивилизации. 

Каждое из произведений Т. Уайлдера – уникальный, не похожий на созданный в других произведениях художественный мир, с другими образами, авторскими масками, легендарно – экзотическими, историческими и эстетическими протсранствами и временами. Он уподоблял историю всех стран и народов – ковру, сотканному под воздействием единого высшего Разума, стремясь в случайных событиях отыскать закономерность этого замысла. Поэтому каждое его произведение – это своего рода притча, в которой случайное и неповторимое открывает закономерное и общезначимое.

Первое произведение Уайлдера «Каббала» - это, с одной стороны», намерение «разга­дать» тайну европейской культуры, но с другой – так же, как у Джеймса в «Дейзи Миллер», «возвращение» из центра мировой культуры – «древнего» Рима – в «молодой» Новый Свет. 

Подлинным потрясением для зрителей стала его пьеса – эксперимент «На волосок от гибели», герои которой, семья Антробусов, «проживают» космически масштабное время – от ледникового периода до современности. Самым поразительным в этой во всех отношениях вы­зывающе дерзкой пьесе стало «обнажение приемов», снятие театральных масок, взрыв тради­ционной театральной условности (в одном из действий актриса выходит из образа и предстает в своем «житейском», подлинном виде, прямо обращаясь к зрителям с жалобой на своего и других персонажей). Одно из самых знаменитых и глубоких его произведений по философской и нравственной проблематике, иллюзии подлинности – роман в письмах, отнесенный к эпохе Древнего Рима, - «Мартовские иды», где он представляет свою, и очень убедительную, исто­рико – философскую версию убийства Юлия Цезаря.

У.Фолкнер[1897- 1962] – один из величайших писателей американской и мировой литературы ХХ в. в раннем поэтическом творчестве (в сборнике стихов «Мраморный фавн») отразил влияние французского символизма, и прежде всего- эстетики С.Малларме. В первом романе «Солдатская награда», еще неясно обозначающем его собственный художественный мир», он по – своему отозвался на кризис духовного состояния «потерянного поколения», прошедшего, как и его герой, через первую мировую войну.

Он долго искал свой путь, но ему повезло с учителем – замечательный американский писатель Ш.Андерсон дал ему «золотой» творческий совет: он сказал: «Вы, Фолкнер, - дере­венский парень, который ничего не знает, кроме своего клочка земли величиной с почтовую марку. Впрочем, и этого довольно». Из «клочка родной земли» писателя вырос и необычайно богато и полно разросся колоссальный художественный мир, где в вымышленном американ­ском округе Йокнапатофа на Юге страны пустили глубокие корни постоянные, переходящие из одного произведения в другое обитатели «особняков», «деревушек», «городов».

И этот мир отразил не только трагедию побежденного в Гражданской войне и потеряв­шего свою независимость Юга и его защитников, но и катаклизмы исторического и нового времени в стране и мире. Фолкнер представил в своей Саге о Юге и трилогии о Сноупсах все­ленские, мифологизированные характеры носителей Добра и Зла, маркированные не только космической, дьявольской пустотой (Флем Сноупс), фанатизмом мести (Минк Сноупс), архе­типической женственностью (Юла) или абсолютом самопожертвования (Линда), но актуаль­ными время – пространственными координатами – от Гражданской войны до двух мировых войн, в Америке и мире.

Он изобразил глубинные уровни борьбы в человеческой душе и осуществил свою рево­люцию в форме и содержании художественного мира: одним из первых писателей в мировой литературе Фолкнер ввел прием «многоглазия» – когда об одном из событий или явлений «го­ворят» несколько рассказчиков. До сих пор ведутся дискуссии о том, какое именно произведе­ние из его огромного многожанрового и многотомного эпоса занимает центральное место в его художественном мире. На это с наибольшим основанием претендуют его роман «Шум и ярость» и трилогия о Сноупсах, состоящая из романов «Деревушка», «Город», «Особняк».

 Э.Хемингуэй[ 1899 - 1962]– выдающийся писатель, реформатор формы, языка и стиля прозы, наследник традиций национальной, французской и русской литературы, он глубоко ос­воил и творчески использовал уроки классической и современной ему литературной техники. Начав свой творческий путь как журналист, до конца жизни придерживался правила: «писать только о том, что хорошо знаешь». Его опыт соучастия в двух мировых войнах, в гражданской войне в Испании, непреклонность активной гуманистической, демократической и антифашист­ской позиции, «сепаратная война» с гитлеризмом на Тихом океане, личное мужество – все это запечатлено в его произведениях. Герой Хемингуэя - мужественный, живущий по своим пра­вилам, по собственному «кодексу чести» Человек, добровольно берущий на себя ответствен­ность за состояние мира и его гуманистическое жизнеустройство (Впереди 50 лет необъявлен­ных войн, и я заключил договор на весь срок. Не помню, когда, но заключил»).

Личное мужество, активный непафосный стоицизм лучших героев Хемингуэя в мире, где «победитель не получает ничего», определил и стиль его рассказов (сборники новелл «В наше время», «Мужчины без женщин», «испанского» цикла, «Снега Килиманджаро), рома­нов («Фиеста», «Прощай, оружие!», «По ком звонит колокол»), повести «Старик и море», - определили и стиль произведений писателя, с его принципом айсберга ( 7/8 «под водой», то есть в подтексте, и только 1/8 – «над водой»), строгим лаконизмом, предельная экономией изо­бразительных средств и оценок, с доведенной почти до абсолюта объективностью авторского сознания.  

Т.С. Элиот [1888 - 1965 ] –так же, как Г.Джеймс, во второй половине жизни «эмигри­ровал» в европейскую (английскую) культуру, стал прославленным «английским поэтом», но революционные преобразования в стихосложении осуществил в США, представив миру непо­вторимое новое, но одновременно множеством нитей связанное с национальной (У.Уитмен) и мировой поэзией (прежде всего, с творчеством Дж. Донна) поэтическое мышление. Начинал как декадент, единомышленник французских символистов и «прóклятых поэтов».Вслед за ними вводил в поэзию эстетику резкого контраста между высоким и земным миром, гротеск, трагифарсовое представление об отвергаемой действительности. Ощущение глубокого отчая­ния и отвращения к пошлости буржуазного мира отразилось в поэме «Пруфрок и другие на­блюдения» и дошло до космического всеотрицания и и мира, и человека в одной из самых зна­менитых своих поэм «Бесплодная земля», отразившей самые мрачные стороны в мироощуще­нии современников после первой мировой войны и поставившей под сомнение ценности циви­лизации, если она уничтожает ценности культуры и человеческую индивидуальность. Усилив­шиеся пессимистические представления о мире он отразил в других великих поэмах, где, в том числе, развил темы безнадежности человечества в достижении гармоничного жизнеустройства «Полые люди» и«Пепельная среда»

 

Литература второй половины ХХ в. Английская и американская лите­ратуры в диалоге культур. Общий обзор.

Во второй половине ХХ в. в мировой культуре и литературе, испытавших на себе воздействие новой решительной переоценки ценностей (что будет происходить несколько раз за эту половину века), развитие определяется несколькими векторами: все более очевидными процессами глобализации во всех сферах жизни человечества; национальной, этнической и индивидуально – личностной самоидентфикации»; появление специфических молодежных движений, сказавшихся, в том числе, и на литературном творчестве нового поколения; гендер­ной дифференциацией самой культуры и ее составных частей; осмысление уроков второй ми­ровой войны, открывшей неожиданные опасности для культуры и цивилизации в самой чело­веческой природе; понимание конечности человеческого существования после изобретения ядерного оружия и т.д..

Послевоенное европейское и американское сознание надолго сохраняет состояние шока после второй мировой войны. Литературы Англии (ОК) и Америки (США) многосторонне от­ражают проблемы второй мировой войны. В Англии в самом начале войны умирают два мэтра модернизма – Дж. Джойс и В.Вулф. Со сменой персоналий совпадает смена картины мира и эстетических парадигм. Наиболее очетливо новое сознание в Англии представляют писатели – экзистенциалисты (А.Мердок, У. Голдинг) и молодые писатели, представляющие «сердитое мо­лодое поколение». «Смена вех» происходит и в реалистической литературе, из которой тоже постепенно уходят действующие масштабные фигуры прошлого периода (периодов).

В США новое поколение писателей, пришедших с войны или посвятивших ей свое творчество, начинает новый этап литературного развития в стране. Экзистенциализм (литера­турно – философский вариант трагической философии существования) и его элементы непре­менно оказывают влияние на послевоенную литературу, ее проблематику и эстетику. Экзи­стенциалистские идеи, созревавшие и в самой американской культуре, и в драмати­ческом ин­дивидуальном опыте мастеров слова, отложили отпечаток на творчество не только писателей второй половины века, но и мастеров, предшествовавших им, - Э.Хемингуэя, Р.Райтаи др.

Американская культура не слепо (и не прямо, в отличие от Англии) восприняла идеи "философии жизни", пришедшие из Европы. Ее путь к их восприятию начался еще в колони­альные времена расцвета и позднейшей дифференциации пуританской мысли. И в этом смысле источники у европейского экзистенциа­лизма и его американского варианта едины: С.Кьеркегор, считающийся основоположником од­ного из наиболее влиятельных течений фи­лософской мысли, сам был убежденным пуритани­ном. Американские национальные религи­озно-философские концепции свободной воли (Дж.Эдвардс) и "доверия себе" (Р.У.Эмерсон, Г.Д.Торо) естественным образом после трагиче­ского опыта второй мировой войны вступили в диалог с европейским, прежде всего француз­ским, вариантом экзистенциализма.

Это, прежде всего, экзистен­циалистская проза С.Беллоу (1915), не во всем совпадаю­щая с идеями и принципами Ж.-П.Сартра и А.Камю, нашедшая уже достаточно серьезные формы проявления в его ранних ро­манах "Жертва" и "Приключения Оги Марча". Под знаком экзистенциалистского влияния сначала проходило развитие и реалистической литературы, тем самым фиксируя процессы возрастающего отчуждения индивидуального соз­нания в послево­енную эпоху.

Среди американских писателей нового поколения С. Беллоу с самого начала был ближе всего к "классическому" экзистенциализму.

Однако уже у него экзистенциализм обрел индивидуально-творческие характеристики, пройдя не только через процесс усвоения, но и преодоления европейских концепций. А по­весть Э.Хемингуэя "Старик и море" одухотворена принципиально важным для писателя выво­дом, преодолевающим экзистенциалистскую обреченность на трагическое одиночество: "человек один не может ни черта!" А "посторонний" в одноименном романе Р. Райта - это не добро­вольно отринувший мир герой, а жертва общества, аутсайдер, чу­жой миру белых и потому - себе тоже.

Н.Мейлер часто называемый в критике и печати США "американским Сартром", дейст­вительно во многом близок к модели поведения французского мэтра. И все же он - амери­канец по преимуществу, обращающий доминирующее внимание на проблемы национальной жизни. Его концепия "белого негра", "хипстера" («Белый негр»; «Американская мечта») с его анархи­ческой агрессией проявления свободы воли - порождение социокультурной ситуации в США.

Распад колониальной системы в Англии и демократизация социальных отношений в Америке повлекли за собой появление большого количества новых национальных и этниче­ских культур (литератур) мира, образующих в своем составе два основных противостоящих вектора – в направлении к глобализации (открытому миру), с одной стороны, и к мультикуль­турализму (национально, этнически, гендерно, субкультурно, индивидуально детерминирован­ному) - с другой.

Критическая оценка предшествующей истории старших поколений определяет появле­ние молодежной культуры с новой системой ценностей, противостоящей «взрослой культуре» («сердитое молодое поколение», «биттлзы» в Англии, «битники» в Америке, общемировое движение «хиппи», «панков» и т.д.). Вместе с молодежью других стран молодое поколение англичан и американцев с начала пятидеся­тых годов вступило в борьбу против не оправдав­ших себя, закосневших форм социального и культурного жизнеустройства, став с тех пор од­ной из важнейших сил, определяющих внутрен­нюю атмосферу страны и мира.

Феминистское движение расширяет социальное, политическое и духовное простран­ство женщин в современном мире, многократно отразившееся в литературах обеих стран.      

Стадиальные процессы в ми­ровой культуре второй половины ХХ в. обрели чрезвычайно динамичный, разнонаправленный характер.

Изнутри переживаемой нами эпохи может показаться, что социокультурные процессы осуществляют себя в чрезвычайно напряженном поле взаимодействующих и противодейст­вую­щих полюсов-антиномий.

Глобализация и мультикультурализм, отрицание существующих со­циальных моделей жизнеустройства, особенно тоталитарных, - и стремление к созданию но­вых общностей на добровольной основе; освобождение личностного начала - и усиливающаяся стандартизация мышления в "массовом обществе"; активное движение ко всеобщему, плане­тар­ному диалогу культур - и бесчисленное количество конфронтационных очагов на всех уровнях жизни чело­вечества. И это только наиболее очевидные из противоречий второй поло­вины века.

Английская и американская культуры и литературы необычайно ярко и самобытно вос­произвели все эти сложнейшие стадиальные процессы эпохи, оказав, в свою очередь, глубокое и всестороннее воздействие на характер, проблематику и содержание художественных произ­ведений, на создание новых эстетических форм и средств их реализации.

Во второй половине ХХ века, начиная примерно с 60-х – 70-х годов, начинает разви­ваться постмодернизм, все больше принимая характер глобального стиля эпохи.

Не только на экране телевизора, этого закономерного порождения ХХ в., но и в самой жизни картина мира беспрестанно меняется, рискуя утратить свои стабильные черты и сами границы между реальным и ирреальным. Время принимает обратимый характер или кажется обратимым, происходит динамическое смешение веков, пространств, событий. Воздействуя на сознание человечества и создавая невиданный по своей сложности и противоречивости диа­хронно-синхронный контекст диалога культур, телевидение становится одним из самых силь­ных провокантов образования такого всепроникающего стиля эпохи, как постмодернизм.

Мнимость и реальность постоянно меняются местами. Ставшее или постепенно, по сбывшемуся предсказанию М.Макклюэна, становящееся единой информационной "деревней" человечество, испытывает невиданные раньше стрессы, ощущение неустойчивости духовных и нравственных ориентиров.

Американская культура второй половины XX в. - полноправная участница мировых ста­диальных процессов.

Американская культура в это время уже прошла стадию своего кульминационного раз­ви­тия, но многие ее открытия и достижения продолжают носить опережающий характер. Ста­ди­альные процессы проявляются в ней ярко и отчетливо. Подчас здесь зарождаются и оформ­ля­ются явления, которые впоследствии становятся важными или даже определяющими для разви­тия других культур.

Такими явлениями можно назвать движение "битников", рок-музыку, литературу "чер­ного юмора", научную фантастику, многие направления в киноискусстве, новые модификации абстрактной живописи, музыку Уэббера и песни в стиле "кантри", "новый журнализм", откры­тие компьютерной эры с ее совершенно новым представлением о времени и пространстве.

Американская культура этого времени сохранила положение одной из самых надежных хранительниц общечеловеческих духовных ценностей и продолжила успешное соперничество с признанными европейскими культурами, в чем-то уступая древней Европе, а в чем-то превос­ходя ее.

Развитие литературного процесса в Объединенном королевстве и США в этот период можно условно, с большой до­пустимостью и с учетом множества социокультурных и эстетиче­ских факторов, определивших их развитие, разделить на три основных периода.

Хронологические границы первого периода, на наш взгляд, - это конец 40-х - начало 60-х годов. В это время плодотворно завершаются художественные поиски многих мастеров стар­шего поколения, например, Б.Шоу, Р.Олдингтона, И.Во, Дж. Оруэлла, О.Хаксли, У.Дюбуа, С.Льюиса, Ю.О'Нила, Э.Хемингуэя, У.Фолкнера. Смена философских, эстетических, нравст­венных парадигм эпохи благотворно подействовала на твор­чество выдающихся писателей, по­этов и драматургов "среднего поколения", стимулировала значительные творческие удачи Ч.П.Сноу, М. Бредбери, Г.Грина, А.Миллера, К.Э.Портер, Р.Райта, Дж.Стейнбека, Т.Уильямса, Р.П.Уоррена, Р.Фроста.

Одновременно в литературу вошло новое поколение писателей, гражданская и нравст­венная позиция, эстетические открытия которых определили в основных чертах публицистиче­ски-художественный облик послевоенной эпохи. События и духовная атмосфера второй поло­вины ХХ в. в стране и в мире нашли наиболее последовательное, яркое и полное отражение в публицистике и художественном творчестве англичан: А.Кларка, К.Эмиса, М.Дреббл, С. Хилл, Дж.Фаулза, Г. Пинтера и Н.Симпсона; и американцев: А.Азимова, Дж.Апдайка, Дж.Барта, С.Беллоу, Дж.Болдуина, Г.Видала, К.Воннегута, А.Гинсберга, Б.Маламуда, Т.Макграта, Н.Мейлера, У.Стайрона, Дж.Хоукса.

Новое поколение послевоенных поэтов, драматургов, прозаиков, принявших эстафету от предшествен­ников, продолжило их завоевания, вступило с ними в плодотворную полемику и удерживало ведущие позиции в английской и американской художественных культурах на протяжении всего современного этапа. Это прежде всего У. Голдинг и А. Мердок, «сердитые молодые люди» (Дж. Уэйн, Дж. Брейн, К.Эмис), создатели новой драматургии абсурда (Г.Пинтер и Н. Симпсон), «рабочие» писатели А.Силлитоу, С. Чаплин – в Англии; Дж.Апдайк, Дж.Болдуин, Дж. Осборн, К. Воннегут, Дж. Хеллер, Р.Шекли – в Америке.

Это явственно проявилось в публицистическом и художественном творчестве Дж.Апдайка, Дж.Болдуина, К.Воннегута, Н.Мейлера, К.Маккалерс, Дж.Сэлинджера.

Осваивая эстетические идеи европейского сюрреализма, интерес к которому стимулиро­вало, в частности, пребывание в Америке двух его мэтров - С.Дали и И.Во, постепенно стано­вится на ноги школа самобытного американского явления - "черного юмора", который станет провозвестником наступления эпохи постмодернизма, а затем выразителем его основных прин­ципов и художественных задач. Пока это лишь первые пробы пера в области воссоздания аб­сурда окружающей жизни, ее агрессивного хаоса средствами "веселого хаоса", с мнимо бес­цельным использованием тотальной пародийности, иронической отстраненности, вызываю­щего гротеска. Но за ними - своеобразная, не всегда очевидная критика общественно-полити­ческой ситуации в стране и попытка переоценки традиционных ценностей. "Человек с огонь­ком" Дж.П.Донливи и "Плавучая опера" Дж.Барта от­крывают дорогу национальному типу мо­дернистского мышления.

В этот период обнаруживают себя явные или до поры скрытые тенденции литератур­ного развития, определяются контуры всей послевоенной литературной эпохи и художествен­ного мира каждого из мастеров.

Раньше, чем "битники" оказались в центре внимания страны и мира, возбудив повышен­ный интерес экзотичностью своей одежды, бунтом против общепринятой морали, писатели раз­личных творческих ориентаций первого послевоенного поколения отразили неблагополу­чие, сложившееся в американском обществе и неясное пока стремление к переменам.

Неустойчивость социума и бытия, отразили такие знакомые произведения эпохи, как драмы Т.Уильямса "Орфей спускается в ад" "Сладкоголосая птица юности", романы «Кен­тавр» и «Кролик, беги» Дж.Апдайка, "Зима тревоги нашей" Дж.Стейнбека, "Герзаг", С.Беллоу.

Юг Америки отозвался на сложившиеся в обществе противоречия, на моральную атмо­сферу, обрекающую человека на одиночество и бесперспективную рефлексию романами "По­дожги этот дом" У.Стайрона и "Часы без стрелок" К.Маккаллерс.

В этих произведениях не так публицистически явно, как, например, у писателя левора­ди­кальной ориентации А.Бесси в книге "Антиамериканцы", на­шли отражение проблемы и чув­ства рядовых граждан в эпоху маккартизма, но в их метафорах и эстетических кодах драма времени входила в более глубокие слои сознания и подсознания ге­роев.

Курт Воннегут(1922) в своем художественном творчестве прямо обратился к драмати­ческим сторонам послевоенной "охоты на ведьм", деформировавшей судьбы многих его сооте­чествен­ников, только однажды - в романе "Тюремная пташка". Но уже в первом произ­ведении "Меха­ническое пианино" комплекс ассоциаций, вызванных особен­ностями национальной исто­рии в конце 40-х - начале 50-х годов, сложился в своеобразную сис­тему эстетических и этиче­ских ценностей, спроецировав созданную его воображением картину жизни в гипотетическое буду­щее, Воннегут средствами фантастики, пародии, иронической множественности миров-зеркал остраняет подлинную американскую действительность.

"Сердитые молодые люди" Англии, "стиляги" СССР, "битники" Америки, защищая свои собственные права на полноту личностного самопроявления, на ненор­мативный выбор судьбы, устремились к неведомому пределу асоциального бытия и быта. Но это был импульсивный первотолчок, обозначивший необходимость перемен в их странах и в мире и особую роль мо­лодежи во второй половине ХХ в.

Беспредельное раздражение нового Гамлета - Джима Портера (пьеса Дж. Осборна "Ог­ля­нись во гневе") на окружающий его мир, бегство Холдена Колфилда, точнее, его вообра­жае­мые побеги в прекрасную, неопределенную неизвестность (роман Дж.Сэлинджера "Над пропа­стью во ржи"), выход героев Дж.Керуака "на дорогу", "вопль" А.Гинсберга и бунт Пола Проте­уса против всех форм омертвелости и бесчеловечности (роман К.Воннегута "Механиче­ское пиа­нино") - стали знаковыми явлениями эпохи глубоких перемен.

"Битники", как и их единомышленники в других странах, начали своего рода культуро­логическую революцию, отразив стремление своих сограждан на индивидуальном уровне вы­рваться из ставших для них слишком тесными объятий патерналистской государственности и прорваться к истокам естественного самопроявления.

Они, еще не вполне осознавая цели собственного культурологического прорыва, стре­ми­лись противопоставить обветшалому, омертвевшему образу жизни новую систему бытия, со­циума и быта, создав новые, необычные структуры и основы существования и эстетического самовыражения.

Это вызвало сильные творческие импульсы у поэтов-"битников" (А.Гинсберг, Г.Корсо, Л.Ферлингетти). Программная для всего движения книга стихов А.Гинсберга"Вопль" обозна­чила резкий разрыв поэтов с традиционными, в том числе традиционными для смелой и дина­мичной американской поэзии, формами стихосложения, к самовыражению в поисках самой крайней, предельной точки слияния естественной жизни с эс­тетической рефлексией на нее на уровне языка, ритма, стихотворного размера, интонации. Впрочем, это была не только попытка взрыва национальной и мировой традиции, но и законо­мерное продолжение их.

Эти тенденции национального и мирового развития, оформленные в молодежном дви­же­нии, чутко уловил и отразил в своем творчестве К.Воннегут. "Битники", как и их едино­мышлен­ники в других странах, начали своего рода культурологическую революцию, отразив стремле­ние своих сограждан на индивидуальном уровне вырваться из ставших для них слиш­ком тес­ными объятий патерналистской государственности и прорваться к истокам естествен­ного само­проявления.

Раньше Апдайка и Видала в послевоенное время Дж.Барт начал использовать литера­тур­ные архетипы (античные, библейские, восточные мифологемы). У Воннегута уже в "Сире­нах Титана" и, позднее, в романе "Доброго вам здоровья, мистер Розуотер" использование биб­лей­ских сюжетов позволило определить концептуальную основу произведений и переос­мыслить уроки прошлого.     

Выделенный особой остротой, динамизмом, многоканальностью исторических социо­культурных и эстетических процессов во всем мире и в США, этот этап можно условно ввести в следующие хронологические границы: 1965 - 1975 гг.

Вьетнамская война послужила мощным катализатором социально-политических движе­ний протеста, слившихся во второй половине 60-х г.г. в противостояние двух Америк - офици­альной и протестующей демократической. Для обеих сторон стало очевидной настоятельная по­требность в переменах. Демократическое движение, объединившее критически настроенную интеллигенцию, негритянских борцов за гражданские права, молодежь во главе со студенчест­вом, неофеминисток и другие группы населения, ощущало свое единство и силу, но не было од­нородным. Каждое из движений, образовавших эту волну протеста, содержало в себе анар­хиче­ски-экстремистское, умеренно-демократическое, гуманистическое начала во множестве их соче­таний и модификаций.

"Контркультура" инициировала, в частности, попытки разрушения всей сложившихся форм художественного творчества и замену их альтернативными, предельно приближенными к примитивно-органическому самопроявлению личности.

Революционное брожение в области культуры коснулось творчества А.Гинсберга, уже подготовленного к реформам в области стихосложения своим участием в движении битников, более того, способствовавшего, как и его единомышленники, подготовке новой волны моло­дежного бунта против традиционной культуры.

Тотальный нигилизм мастеров английского и американского модернизма способство­вал разруше­нию сложившихся повествовательных форм, образной системы, средств художест­венного отра­жения мира, доведя традиции романтического субъективизма до очень спорного логического завершения - полного произвола всевластного, на считающегося ни с какими при­вычными "пра­вилами игры" авторского сознания.

Его волей или, точнее, его кажущимся про­изволом опреде­лялся выбор времени и про­странства произведения, своеобразие поведения ге­роев. "Черные юмористы" вступили в битву на поражение с национальной и интернациональ­ной традицией, со всем диахронно-синхрон­ным метатекстом культуры. Их программные про­изведения этого вре­мени: "Козлоюноша Джайлз" Дж.Барта, "Вторая оболочка", Дж.Хоукса, "Едоки лука", Дж.Донливи, "Мертвый отец", Д.Бартельма, а затем своего рода итоговое произ­ведение "черного юмора" - "Ра­дуга земного притяжения" Т.Пинчона.

Они своеобразно отразили процессы, происходящие на глубинных уровнях коллектив­ного бессознательного, находящегося в стадии кардинальных пе­ремен в жизни американского общества и мира, и определили национально-самобытный харак­тер одного из ведущих стилей ХХ в. - постмодернизма - в США.

200-летний юбилей обретения Америкой независимости начал новый, третий, период в социокультурном и литературном развитии США, продолжающийся, в одних руслах иссякая, а в других, напротив, набирая силу, до наших дней.

Канун юбилея - 1973-1975 г.г. - был ознаменован выходом в свет книг, ставших знако­выми для своего времени, в которых были подведены итоги прошедшего периода. Они содер­жали в себе новые тенденции литературного развития как в общенациональной, так и во внут­ренних культурах.

Среди подлинных шедевров и знаковых явлений этого времени - романы Дж.Болдуина "Если Бийл-стрит могла бы заговорить", Г.Видала, К.Воннегута "Завтрак для чемпионов", Э.Л.Доктороу "Регтайм", Дж.Хеллера "Что-то случилось".

Третий этап в американском и мировом литературном развитии отмечен художествен­ным осмыслением итогов взрывной эпохи и сложившегося после нее социокультурной ситуа­ции.

Существование на "безобъемной грани культур" в современную эпоху, называемую эпо­хой постмодернизма, обусловливает особый характер литературного процесса, стимулирует создание произведений, синхронно-диахронный диалогический контекст которых с трудом под­дается декодированию, если поддается. И в этом смысле для современного читателя чрез­вы­чайно трудны метафоры, символы, коды, аллюзии произведений Дж.Апдайка, Дж.Барта, Дж.Гарднера, Э.Л.Доктороу, У.Ле Гуин, Н.Мейлера, К.Дж.Оутс, Т.Пинчона. Не является ис­ключением и К.Воннегут. Однако вместе с усложнением формы и увеличением культурологи­ческого диалогического слоя в книгах современных писателей наблюдается и противополож­ный процесс. Обращаясь к архетипам сознания и культуры, а в литературе - к архетипам жан­ровых образований (мифу, тайне, мелодраме, детективу, сказке, странствию), художественная литера­тура находит дорогу к широкой читательской аудитории, выявляя при этом важнейшие тенден­ции сознательно-мыслительных и культурологических процессов в жизни человечества (или жизни человечества в культуре).

Стремясь к интеграции глубоко-личностного, социального и общечеловеческого опыта, американская литература в конце 70-х - в 80-е гг.

обретает особую глубину и масштабность замыслов. И если для деконструктивной и то­тально-пародийной стихии модернизма выдающиеся предшественники открывают глубины своего трагического миропредставления и иронической отстраненности авторского начала , то для гуманистической, жизнеутверждающей литературы, вынужденной констатировать состоя­ние хаоса в стране и мире, основополагающими становятся поиски выхода из тупика противо­речий в простоту и ясность или в спасительно защищающие душу тайну, миф, в неисчерпае­мые источники народного и индивидуально-личностного начала, предлагаемые художествен­ной традицией.

К.Воннегут и Э.Л.Доктороу почти одновременно ощущают потребность в эстетическом и нравственном осмыслении уроков истории, в том числе и недавней, осознаваемой и прочув­ство­ванной рядовым американцем. Воннегут в романах "Балаган", "Тюремная пташка", "Ма­лый Не Промах", а Доктороу в "Книге от Даниэля", в романах "Рег­тайм" и "Озеро гагары" от­ражают субъективно-трагическое восприятие про­шедшей истории героями, предельно при­ближенными к авторскому сознанию.

Значительно усложняются поиски в области формы и содержания у всех ведущих про­заиков США в конце ХХ в. (Дж.Апдайк, К.Воннегут. Н.Мейлер, Дж.Хеллер). Воплощаясь в раз­личных по художественной ценности результатах, жанровые признаки произведений утра­чи­вают свою определенность. Интеграция множественности жанровых признаков - харак­терно-типологический признак большинства произведений Воннегута.

Судя по всему, гуманистическая  художественная литература находится в стадии свое­об­разного накопления сил, определения новых художественных путей для отражения действи­тельности.

Поэтому для развития национальной и мировой культуры чрезвычайно плодотворными оказываются поиски и обретения внутренних национальных литератур, а также направлений, связанных с самоопределением женского начала, с утверждением достоинства личности как са­моценного фактора жизни.

В 80-90-е гг. американская литература расширяет свое универсальное, мифологическое, социальное время и пространство, углубляется в анализ социальных противоречий прошлых эпох, осваивает заново культурный опыт человечества. В литературе продолжается поиск проч­ных, надежных оснований жизни и душевного состояния человека. Многие писатели, на­при­мер, Н.Мейлер в романе "Стародавние вечера" обращается в поис­ках отве­тов на вопросы современности к древней истории.

Доминирующее положение начинает занимать "семейная тема", обусловившая выдви­же­ние мастеров слова, в творчестве которых анализ семейных отношений в контексте социума за­нимает особое место. Это прежде всего Дж.Чивер с его Уопшотами и другими се­мействами, Э.Тайлер, с ее знаменитым и ставшим знаковым романом "Обед в ресто­ране "Тоска по дому" Традиционно большое внима­ние се­мейной теме как важнейшей сфере самопроявления чело­века уделяет Дж.Апдайк, в част­ности в романе "Давай поженимся" Тема и проблема семьи как малого космоса, в котором испытывается социум и лич­ность, затрагивают даже творчество Дж.Хеллера и К.Воннегута, которым ближе философские поиски и ироническое осмысление действительности, культуры и цивилизации..

80-90-е гг. ознаменованы возрастанием ареала неофеминистской литературы, завоевы­вавшей пространство вышедших из монологического этапа развития внутренних культур. В то же время творчество Дж.К.Оутс и Т.Моррисон, фун­даментом которого является активное самопроявление женского личностного начала, не только не ограничивается развитием этой темы, но вводит ее в широкий культурный, социальный и мифологический контекст.

Одним из существенно важных проявлений тенденций, которые впоследствие войдут в ареал мультикультурализма, стало обострение национально-корневого сознания американцев различного происхождения.

Так, П.Донливи настолько остро почувствовал себя ирландцем, что в 1967 г. уехал из Америки, получив гражданство на исторической родине.

К концу 20 в.одной из важнейших становится проблема самопознания искусства, в том числе литературы, проявляющая себя как в художественном творчестве (Дж.Апдайк, Дж.Барт, К.Воннегут, Н.Мейлер, Дж.Хеллер), так и в участившихся дискуссиях, где обсужда­ются во­просы как самих эстетических сторон творчества, так и отношения к тради­ции (осо­бенно к Марку Твену, русской литературе).

Джон Фаулз (1926)- один из самых значительных и своеобразных современных про­заиков Ве­ликобритании.Первый роман Фаулза "Коллекционер" вышел в 1963 году, сделав его имя знаменитым. Роман переведен на многие языки мира, инсценирован и экранизирован. Фа­улз придумал его за месяц, потом все же долго правил. Результат оказался очень удачным: книга стала бестселлером. Коммерческий успех позволил Фаулзу полностью посвятить себя писа­тельству.

До конца 1960-х годов вышли в свет еще два романа, крупных по объему и дерзких по за­мыслу, – "Маг" (русский перевод - "Волхв") и « Женщина французского лейтенанта», а также два издания книги "Аристос", подзаголовок которой – «Автопортрет в идеях» – дает представление и о содержании этой работы, и о ее значении для понимания раннего этапа творчества Фаулза.

В этих произведениях внимание автора сосредоточено на проблеме человеческой сво­боды (ее природа, пределы и связанное с нею чувство ответственности), а также на основопо­лагающем соотношении любви, самопознания и свободы выбора. По сути, эти проблемы опре­деляют те­матику всех произведений Фаулза. Его герои и героини – нонконформисты, стремя­щиеся хоть как-то реализовать себя в рамках конформистского общества.

Все последующие книги Фаулза: романы "Дэниел Мартин", "Мантисса" сборник новелл "Башня из черного дерева", "Червь", сборник "Стихотворения" – в разные годы повто­рили этот успех, создав вкупе удивительный, многоликий и многообразный мир Фаулза, в ко­тором зани­мательность сюжета дополняют сложные, подчас достаточно путаные философские рассужде­ния; мир, в котором стиль викторианского романа неотделим от латиноамериканского "магиче­ского реализма"; мир, сотканный из несметного сочетания самых неожиданных литера­турных ассоциаций: от средневековых французских баллад – до современных писателей-"аб­сурди­стов".

Герои Фаулза всегда несут в себе тайну сложной, подчас весьма странной, подчас не очень обаятельной – но неизменно завораживающей личности. Многое в его романах оста­ется до конца "нерасшифрованным", Фаулз никогда не предстает в облике некоего всеведу­щего мудрого автора, предлагая читателю вместе с ним разгадывать тайны человеческого под­созна­ния.

К.Воннегут (1922) -  художественный мир К.Воннегута - одно из самых значительных в то же время дискуссионных явлений второй половины ХХ в. В одном из своих романов ("Колы­бель для кошки") косвенно заявив о своем намерении создать произведение об истории челове­ческой глупости (the human stupidity), Воннегут действительно последовательно решает эту за­дачу. Но, сотворив свой большой, сложно-простой, универсально-социальный художественный мир, он создал Сагу не столько о самоубийственном беспределе человеческой глупости, сколько о бессмертии человеческой надежды, способной восстать из руин мертвеющей циви­лизации.

Фантастика и реальность, философия и публицистика, сатира и трагическое мироощущение, традиционность и впечатляющие новации в романной форме, стиле, системе образов, противо­речивое взаимодействие хаоса и порядка составляют сложное, близкое к амбивалентному, единство художественного мира Воннегута.

Отстаивая позиции ответственного искусства вслед за выдающимися мастерами националь­ной и мировой культуры, наш современник не утрачивает окончательно надежды на его душе­спасительную роль, но приходит к более пессимистическим выводам о его месте в жизни чело­вечества.

Возрастающее расширение пространства игры-утопии, как бы рождающейся из хаоса, абсурда, трагической усложненности современного бытия, подтверждает значимость духовно-культурологической задачи, которую решает мастер: деконструируя, опровергая изжитые цен­ности современной культуры и цивилизации тотальной пародией, проложить дорогу простым, ясным, жизнеспасительным человеческим ценностям.

В мире Воннегута(романы»Механическое пианино», «Сирены титана», «Колыбель для кошки», «Бойня номер пять»,»Завтрак для чемпионов», «Малый Не Промах» и др.»)   утопи­ческое и антиутопическое творящее мышление носит не просто активный, а прямо-таки бур­ный, взаимопроникающий характер. Уже "Механическое пианино" начинается как антиутопия, а завершается как многообещающая антимашинная утопия, в оценке которой автор ироничен, а герой осторожен. Но под внешне оформленной утопией, развитие которой чревато и новой ан­тиутопией, связанной с разгулом очередных разрушительных страстей человеческой природы, таится сокровенная воннегутовская мечта о духовности и душевном братстве людей в при­родно-простом мире.

 

Рекомендации по организации самостоятельной работе студентов.

 

Самостоятельная работа студентов факультета иностранных языков, тем более, что речь идет о заочном отделении, заключается, прежде всего, в чтении произведений, в понимании их смысла, художественных задач и средств их реа­лизации, а также в изучении критической лите­ратуры, учебных пособий по изучаемому пред­мету.

Курс зарубежной литературы состоит из нескольких составных частей, которые тре­буют от студентов самостоятельной деятельности.

Среди них – не только системная запись аудиторного лекционного и семинарского ма­териала, но и дополнительная подготовка к практическим занятиям с использованием и освое­нием рекомендуемого или лично подобранного учебно – методического материала, сопутст­вующего чтению и осмыслению произведений.

Многосторонний характер самостоятельной работы связан с подготовкой к экзаменам, во время которых студенты должны проявить знание базовых основ прочитанного преподава­телем лекционного материала, освоения представленных выше и дополнительных учебно – ме­тодических материалов, почесть и понять художественные произведения, обозначенные в би­летах и предназначенные для специального, преимущественно самостоятельного изучения и анализа.

Количество и качество самостоятельно подготовленного материала обязательно прове­ряется при сдаче студентом экзамена или зачета, особенно, если речь идет о зачетах и экзаме­нах, сдаваемых до сессии. 

Одним из условий успешной подготовки самостоятельной работы студентов является качественный подход к предлагаемому студентам материалу: художественные произведения должны избираться по концептуальному для художественной эпохи (и литературы страны изу­чаемого языка) признаку, а учебно-критическая литература - по признакам фундаментальности и авторитетности предлагаемых знаний.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 244;