Возникновение «жёлтой» прессы – термина и явления в журналистике.



Термин «желтая пресса» появился, как известно, в США, когда за рынок боролись крупнейшие монополисты газетного бизнеса Дж. Пулитцер и У.Р. Херст. Жизнь данному выражению дал комикс о «Желтом малыше», судебное разбирательство вокруг которого возникло между пулитцеровской «New York World» и херстовской «New York Journal». В 1896 году Э. Уордмэн, редактор «New York Press», назвал конкурирующие издания «желтыми». Таким образом, термин «желтая пресса» первоначально обозначал периодику, печатающую комикс с конкретным героем. Позднее он приобрел иной, более глубокий смысл, сохранившейся по сей день. Многие исследователи ведут отсчет истории «желтой» прессы с конца XIX века, забывая, что и ранее были газеты, способствовавшие формированию данного вида печати.                                                       После 1830 года, с ростом урбанизации, журналистика стала обращать внимание на запросы иммигрантов и рабочего класса. Появилась «центовая пресса» («penny-press»), предшественница «желтой». Издательский бизнес стал все чаще формироваться по образу и подобию коммерческого предприятия. Образование «центовых» газет стало значимым социокультурным феноменом, связанным с процессами зарождения массовой культуры. Первыми успешными проектами в русле «желтой» тематики стали издания «The New York Sun», «The New York Herald» и «The New York Tribune». Сексуальная тематика, мотивы смерти, освещение скандалов, преступлений, насилия уже тогда заняли господствующее место на полосах «желтых» газет. Эти новые веяния с наибольшей полнотой воплотили в своих изданиях Дж. Пулитцер («The New York World») иУ. Херст («The San Francisco Examiner», «New York Journal» идр.). Их газеты быстро добились широкой популярности не только благодаря оперативному сообщению драматических фактов, но и практике создания «human-interest stories» – газетных материалов, которые «...больше ориентируются на пробуждение эмоций (сострадание, пафос, юмор, тревога, любопытство), чем на освещение достоверных событий». Пулитцер (а затем и Херст) ввел особый вид сенсационного репортажа, основным методом которого стало перемещение центра внимания с самого факта на его подачу. Это совпало с развитием парадигмы массовой беллетристики, в частности приключенческого и детективного романов, которые провозгласили занимательность в качестве основной жанровой доминанты.

 

 

Таймс». Становление ведущей политической газеты Великобритании.

Создана в 1785 году. Расцвет в первой половине 19 века. Первыми ввели паровую печать (1814), стали рентабельными и независимыми от правящей партии. Стоила 3 пенса. Не вывешивает своих рекламных афиш в мелких газетных лавочках. Ее афиши встречаются только на железнодорожных вокзалах да в немногих более крупных газетных магазинах. Ее читают только представители высшей денежной, литературной и родовитой аристократии, и рассчитывать на продажу в мелких лавках вне центральных лондонских округов «Times» не может.                                                                  В английском парламенте «Times» имеет 16 стенографов. Надо заметить, что здесь парламент не печатает собственных стенографических отчетов, и этот пробел с давних пор уже заполняется благодаря предприимчивости «Times». Во время парламента 16 стенографов этой газеты работают посменно отрядами. Каждые 15 минут стенограф подходит к телефону, соединенному с типографией «Times», и развертывает вслух записанную им часть дебатов. В типографии наборщики, отделенные друг от друга особенными приспособлениями – антифонами, заглушающими звуки, неустанно набирают часть за частью дебаты, передаваемые по телефону стенографами. По мере набора эти дебаты передаются главному редактору, который тут же сообщает передовикам планы желательных, по его мнению, передовиц для набираемого номера газеты. Передовики с 12 часов ночи сидят каждый в своем отдельном бюро и составляют передовые статьи, которые частями каждые 10 минут передаются через мальчиков-курьеров в типографию, где работают непрерывно четыре специальных группы наборщиков для четырех обычных передовиц. Заседания в парламенте нередко затягиваются далеко за полночь, отчеты о них и телеграммы нередко приходят в 2–2? часа утра, и все-таки они уже в 5 часов утра в первом издании «Times» мчатся специальными поездами в Бирмингем, Ливерпуль, Манчестер, Глазго, Эдинбург и т.п.                                                                                                                     Вначале макет издания был типичным для утренней газеты, где объявления занимали две колонки на первой полосе. Когда газета стала известна как «Таймс», все четыре колонки первой страницы были отведены под разнообразные объявления, особое внимание уделялось театральным афишам (им отводилось, как правило, наиболее престижное место).                                    Но даже обилие рекламы не спасло Джона Вальтера от неприятностей. Во-первых, новый типографский метод оказался не столь эффективным и не оправдал возложенных на него ожиданий; во-вторых, сам Вальтер не обладал достаточным журналистским опытом и престижем, чтобы бороться с сильными мира сего. Его осудили за клевету и приговорили к тюремному заключению. Только Джону Вальтеру-сыну удалось установить контакт с правительством и тем самым упрочить позиции издания.                                                                               Превращение «Таймс» из рекламного листка в газету шло постепенно. Считается, что она приобрела журналистский характер в 1788 г. Во время Французской революции во Францию был отправлен корреспондент, чтобы читатели могли получать свежую информацию из первых рук. С тех пор для «Таймс» иностранные новости стали исключительно важной стороной содержательной модели газеты. Вместе с популярностью «Таймс» рос и ее тираж. Сначала он достиг 3000, потом 4000, а в 1795 г. он составил 4800 экземпляров.                                            Путь к подлинному успеху для «Таймс» начинается с приходом в редакцию Джона Вальтера II (сына основателя газеты). Получив контроль над «Таймс» в 1803 г., за 10 лет он превратил ее в незаурядное предприятие, так как именно журналистика, а не книжная торговля была поставлена им во главу угла. Вальтер усилил штат редакции, стал получать информацию о событиях на континенте от своего зарубежного корреспондента. Вальтер хорошо осознавал ценность новости как товара. Об этом свидетельствует его постоянная борьба с Министерством почт, фактически монополизировавшим поставку информации из-за границы: владельцы газет платили 100 гиней в год за переводные материалы из континентальных изданий, приходившие дважды в неделю. По словам Г. Герда, правительство «подкармливало» нужные ему издания, а так как Вальтер II получал сообщения от своих зарубежных корреспондентов, правительственные чиновники стали перехватывать корреспонденцию «Таймс».                                                              Упрочение позиций газеты было обусловлено и тем, что она постоянно совершенствовала свою типографскую базу. Любопытно, что паровой пресс был введен секретно из-за страха перед луддитами.Вальтер-сын сменил несколько редакторов. В 1817 г. этот пост занял Томас Барнс, родившийся в одном году с «Таймс». При нем газета приобрела более либеральную окраску (она, например, осудила печальные события, получившие название «Питерлоо», а также выступила против «шести актов» 1819 г.).                                                                                                Большой заслугой Барнса явилось то, что он одним из первых стал прислушиваться к голосу своих читателей, собирая информацию об интересах представителей различных слоев населения. Корреспонденты газет сообщили Барнсу об изменениях в общественных настроениях. «Таймс» заявила о себе как о «голосе нации». Редакционные статьи «Таймс» призывали читателей высказывать свое мнение в письмах.                                                                                              Для «Таймс» было характерно стремление сохранить в глазах читателей облик «морально независимого издания», но с 40-х годов становится все очевиднее, что газета ориентируется прежде всего на интересы Сити и связывает свое процветание с крупными финансово-промышленными предпринимателями. К тому же, благодаря парижскому корреспонденту газеты «Таймс», был открыт заговор уголовного характера против лондонских банкиров, которых газета спасла от потери почти миллиона фунтов стерлингов. Популярность «Таймс» в Сити, конечно, возросла. В это же время начинает проявляться проправительственный характер издания. Информированность «Таймс» была поистине ошеломляющей: в 1854 г. газету обвинили в том, что она напечатала английский ультиматум России до того, как последняя его получила.       Придерживаясь в целом официальной линии, «Таймс» тем не менее позволяла себе публиковать критические материалы. Когда газету редактировал Джон Делэйн – а он пришел в «Таймс» в 1847 г., – в ней можно было встретить немало критических сообщений о состоянии британской армии в годы Крымской войны. Делэйн сам посетил Крым, к тому же в Россию был направлен Уильям Говард Рассел (1820–1907) – крупный военный корреспондент, работавший четко и оперативно. С его авторитетом были вынуждены считаться власти, так как благодаря Расселу неудовлетворительное состояние английской армии стало известно общественности.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 575; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!