Типы и функции знаков препинания



Пунктуационные нормы

Научно-методические основы методики пунктуации были заложены еще в XIX веке в трудах Ф.И.Буслаева, Я.К.Грота, Й.Х.Востокова и др. Эти ученые вели поиски практических путей обучения пунктуации: развивали в детях видение всех элементов письменной речи, пунктуационную зоркость.

Известный вклад в теорию обучения пунктуации внесли А.Н.Пешковский, Л.В.Церба, С.И.Абакумов, А.Б.Шапиро и др. Излагая свои взгляды на теоретические основы пунктуации, одни ученые придавали большое значение смысловой или формально-грамматической сторонам высказывания и не учитывали роли интонации. Другие акцентировали внимание в основном на ритмомелодической стороне речи.

История:

Система знаков препинания европейских языков восходит к александрийским грамматикам II—I веков до н. э. (Аристофан Византийский, Аристарх, Дионисий Фракийский) и получила современный вид в конце XV века (система АльдаМануция)[источник не указан 1334 дня]. В других системах письма древности и современности знаки препинания иные. Наиболее распространены знаки словораздела (пробел во многих системах и «:» в эфиопском письме) и знаки границ предложения (вертикальная линия в индийском письме для санскрит и в тибетском, «::» в эфиопском и другие). В XX веке европейская система знаков препинания проникает в др. системы письма. Так, она полностью или с модификациями заимствована японским, китайским и корейским письмом и частично (скобки, многоточие, а в некоторых системах — вопросительные и восклицательные знаки, кавычки) проникла в тибетское, эфиопское, бирмское, тайское, лаосское, кхмерское письмо.

С. К. Булич в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (1907 год) употребляет термин интерпу́нкция (от лат. interpūnctio; синоним пунктуации) и описывает происхождение системы так:

Термин interpunctio — римского происхождения, но само начало её неясно. Была ли известна интерпункция Аристотелю — не выяснено. Во всяком случае, зачатки её были у греческих грамматиков. Само понятие, однако, у древних греческих и римских грамматиков отличалось от современного. Пунктуация древних имела, главным образом, в виду ораторские требования (произнесение речи, её декламацию) и состояла в постановке простых точек на конце предложений или в употреблении абзацев, называвшихся строчками или стихами (лат. versus, др.-греч. στιχοί). Новая пунктуация ведёт своё начало не от этой древнейшей, а от интерпункции александрийской эпохи, изобретенной грамматиком Аристофаном и разработанной позднейшими грамматиками. К концу VIII в. она, однако, настолько пришла в забвение, что Варнефрид и Алкуин, современники Карла Великого, должны были заново вводить её. Греки употребляли сначала только один знак — точку (др.-греч. στιγμή), которая ставилась то вверху строчки, то посреди её, то внизу (στιγμαϊ τελέια, μέσν, ύποστίγμή Дионисия Фракийского). Другие греческие грамматики, как Никанор (живший немногим позже Квинтилиана), употребляли иные системы интерпункции (у Никанора было восемь знаков, у других — четыре и т. д.), но все они смешивали синтаксическую сторону речи с логической и не выработали никаких определенных правил (см. Steinthal, «Geschichte der Sprachwissenschaftbei d. Griechen und Römern», т. II, Берлин, 1891, стр. 348—354). Такая же неопределенность господствовала и в средние века, приблизительно до XV в., когда братья-типографщики Мануции увеличили число знаков препинания и подчинили их употребление определенным правилам. Их, собственно, и следует считать отцами современной европейской пунктуации, в которой с того времени не было сделано никаких существенных изменений. Тем не менее, интерпункция различных современных европейских народов в некоторых чертах существенно различна. Так, в английском ставится часто запятая или тире перед and (и) и совсем не употребляется перед относительными предложениями (как и во французском). Самая сложная и наиболее точная интерпункция — немецкая. Теория её очень подробно изложена у Беккера («AusführlicheDeutscheGrammatik», 2 изд., Франкфурт, 1842), а история и характеристика — у Bieling’a: «DasPrinzipderDeutschenInterpunction» (Берлин, 1886).

Старославянская интерпункция следовала греческим образцам. Русская пунктуация — очень близкий сколок с немецкой и представляет те же достоинства. Изложение её можно найти у Якова Грота: «Русское правописание». В ней употребляются следующие знаки препинания: запятая, точка с запятой, двоеточие, точка, многоточие, вопросительный и восклицательный знаки, тире, скобки, кавычки.

В истории русской пунктуации, по вопросу о ее основах и назначении, выделились три направления: логическое, синтаксическое и интонационное.

Теоретиком логического, или смыслового, направления был Ф. И. Буслаев. Исходя из положения, что "для большей ясности и определительности в из-ложении мыслей на письме принято отделять слова и целые предложения знаками препинания (т е. знаками остановки)", Буслаев сформулировал свое понимание назначения пунктуации: "Так как посредством языка одно лицо передает свои мысли и чувства другому, то и знаки препинания имеют двоякое назначение: 1) способствуют ясности в изложении мыслей, отделяя одно предложение от другого или одну часть его от другой, и 2) выражают ощущения лица говорящего и его отношение к слушающему. Первому требованию удовлетворяют - запятая (,), точка с запятой (;), двоеточие (:) и точка (.), второму - знаки восклицательный (!) и вопросительный (?), многоточие (...) и тире (-)" К логической (разделительной) функции первой группы знаков препинания Буслаев добавляет функцию стилистическую: основные правила их употребления "определяются риторическим разбором речи периодической и отрывистой".

В нашу эпоху смысловое понимание основ русской пунктуации нашло свое выражение в работах С. И. Абакумова и А. Б. Шапиро. Первый из них отмечает, что "основное назначение пунктуации заключается в том, чтобы указать расчленение речи на части, имеющие значение для выражения мысли при письме". Хотя, как указывает дальше С. И. Абакумов, "употребление большинства знаков препинания в русском языке регулируется по преимуществу грамматическими (синтаксическими) правилами", он, однако, считает, что "в основе правил все же лежит смысл высказывания". А. Б. Шапиро находит, что "основная роль пунктуации - обозначение тех смысловых отношений и оттенков, которые, будучи важны для понимания письменного текста, не могут быть выражены лексическими и синтаксическими средствами".

 

Логическое направление теории пунктуации:

Теоретиком логического, или смыслового направления был Ф. И. Буслаев, который считал, что «… знаки препинания имеют двоякое значение: способствуют ясности в изложении мыслей, отделяя одно предложение от другого или одну его часть от другой, и выражают ощущения лица говорящего и его отношение к слушающему. Первому требованию удовлетворяют: запятая (,), точка с запятой (;), двоеточие (:) и точка (.); второму — знаки: восклицательный (!) и вопросительный (?), многоточие (…) и тире (—)».

В современности смысловое понимание основ русской пунктуации (к ней близка немецкая пунктуация, но расходится с нею французская и английская пунктуация) нашло своё выражение в работах С. И. Абакумова и А. Б. Шапиро. Первый из них отмечает, что «основное назначение пунктуации заключается в том, чтобы указывать расчленение речи на части, имеющие значение для выражения мысли при письме». Хотя, как указывает дальше С. И. Абакумов, «употребление большинства знаков препинания в русском письме регулируется по преимуществу грамматическими (синтаксическими) правилами», он, однако, считает, что «в основе правил всё же лежит смысл высказывания».

А. Б. Шапиро находит, что «основная роль пунктуации — обозначение тех смысловых отношений и оттенков, которые, будучи важны для понимания письменного текста, не могут быть выражены лексическими и синтаксическими средствами».

 

Интонационное направление:

Представители интонационной теории пунктуации полагают, что знаки препинания служат для обозначения ритмики и мелодики фразы, иначе фразовой интонации (Л.В. Щерба), что они в огромном большинстве случаев отражают не грамматическое, а декламационно-психологическое расчленение речи (А.М. Пешковский) и нужны для передачи мелодии речи, темпа её и пауз (Л.А. Булаховский).

Несмотря на значительное расхождение взглядов представителей разных направлений, общим у них отмечается признание коммуникативной функции пунктуации, являющейся важным средством оформления письменной речи. Знаки препинания указывают на смысловое членение речи. Так, точка обозначает законченность предложения в понимании пишущего; постановка запятых между однородными членами предложения показывает синтаксическое равноправие элементов предложения, выражающих равноправные понятия, и т. д.

Знаки препинания в русском языке:

До конца XV века тексты на русском языке писались или без промежутков между словами, или делились на нерасчленённые отрезки. Примерно в 1480-е годы появилась точка, в 1520-е — запятая. Появившаяся позднее точка с запятой вначале употреблялась также в значении знака вопроса. Следующими знаками препинания стали вопросительный и восклицательный знаки.

В «Грамматике» Мелетия Смотрицкого (1619 год) появился первый парный знак препинания — круглые скобки.

К концу XVIII века получили употребление тире (одним из первых его начал применять Николай Михайлович Карамзин), кавычки и многоточие (впервые в России употребленное этим же автором).

 

Источник пунктуации

В истории отечественного языкознания сложились три основных направления в оценке роли и принципов русской пунктуации: логическое, синтаксическое и интонационное. Теоретик логического, или смыслового направления, Ф. И. Буслаев, сформулировал назначение пунктуации следующим образом: «Так как посредством языка одно лицо передает свои мысли и чувствования другому, то и знаки препинания имеют двоякое назначение:

способствуют ясности в изложении мыслей, отделяя одно предложение от другого или одну часть его от другой, и

выражают ощущения лица, говорящего и его отношение к слушающему».

Во второй половине XX столетия наряду с этими традиционными направлениями наметилось и коммуникативное понимание роли пунктуации — «возможность подчеркивания в письменном тексте с помощью знаков препинания коммуникативной значимости слова/группы слов». Решению коммуникативной задачи подчинена и основная функция пунктуации (традиционно понимаемой как система графических неалфавитных знаков — знаков препинания, — участвующих в переводе устной речи в письменную) — при помощи членения и графической организации письменного текста «передать читающему смысл написанного таким, каким он воспроизводится пишущим».

 

 

Типы и функции знаков препинания

В современной латинской, армянской, кириллической, арабской, еврейской, индийской письменности выделяются знаки препинания, выполняющие следующие функции:

выделение законченных смысловых отрезков текста — предложений — с одновременным указанием на их коммуникативный тип, эмоциональную окраску, степень законченности (точка, вопросительный и восклицательный знаки, многоточие);

указание на отношения между частями предложения (запятая, точка с запятой, двоеточие, тире);

выделение прямой речи, цитат (кавычки);

указание на эмоциональное отношение к отдельным словам и словосочетаниям (кавычки, вопросительный и восклицательный знаки, заключённые в скобки);

указание на пропуски текста (многоточие);

знаки сокращений слов (точка, дефис, косая черта и другие).

Знаки препинания бывают одиночными и парными. К парным знакам препинания относятся две запятые и два тире (употребляемые при обособлении частей предложения как единые знаки), скобки и кавычки.

В качестве особого знака препинания выделяется красная строка, служащая для разделения крупных смысловых отрезков текста, перехода к новой «теме» повествования, а также пробел, отделяющий слова друг от друга.

Умение интерпретировать современные нормы пунктуации основывается на теоретических и практических сведениях, часто вариативных и обусловленных ситуацией коммуникации.

Принято считать, что строго обязательными являются знаки, употребление которых обусловлено прежде всегоорганизациейпредложения. Кразрядутакихобязательныхотносятсязнакиграмматические, илиструктурные:

- точки, фиксирующие конец предложения: Языки - ϶ᴛᴏ ключ или вход к наукам и только. Презрение к первым падает на вторых (Ж. Лабрюйер);

- знаки на стыке частей сложного предложения (когда имеется в виду их ограничительная роль): Язык есть машина, и не следует допускать, чтобы пружины ее скрипели (А. Ривароль);

- знаки, выделяющие разнообразные конструкции, вводимые в состав простого предложения, но грамматически с ним не связанные, т. е. не являющиеся его членами (вводные слова, сочетания слов и предложения; вставки; обращения, междометия): В случае если язык человека вял, тяжёл, сбивчив, бессилен, неопределен, не образован, то таков, наверное, и ум этого человека, ибо он мыслит только при посредничестве языка (И. Гердер);

- знаки при однородных членах предложения: Обращаться с языком кое-как – значит и мыслить кое-как: неточно, приблизительно, неверно (А. Толстой);

- знаки, выделяющие приложения, определения–причастныеоборотыиопределенияприлагательныесзависимымисловами, стоящиенепосредственнопослеопределяемогословаилиоторванныеотнегодругимичленамипредложения: Человек, полностьюневладеющийсобственнымязыком, никогда не овладеет другим (Б. Шоу).

Указанные знаки признаются необходимым минимумом использования знаков, без которого немыслимо беспрепятственное общение между пишущим и читающим. Этим обусловлен и тот факт, что грамматические знаки получили строгую регламентацию, а в связи с этим действие структурного принципа русской пунктуации обеспечивает устойчивость, обязательность и общепринятость пунктуационных норм.

Правила русской пунктуации систематизированы и представлены как руководство к действию в составе официального издания: правила русской орфографии и пунктуации, а также в книге Д.Э. Розенталя справочник по пунктуации: Для работников печати. – М., 1984.

Наибольшие трудности вызывают правила пунктуации при обособленных определенияхвпредложении.

Обособляются:

- распространённые определения, выраженныепричастиемилиприлагательнымсзависимымисловами: Ум, направленныйнаодноотрицание, бледнеетисохнет. Но: посленеопределённого, указательного, притяжательногоместоименийтакиеопределениянеобособляются: Яувиделнечтопохожеенагриб. Мояуехавшаянаднях сестраужевернулась. Этипостроенныенедавнодомапринадлежатнефтянойкомпании;

- два или более одиночных определения, стоящихпослеопределяемогосуществительного: Потомпришла весна, яркая, солнечная. При таких определяемых словах должна быть ещё одно определение: Другойберег, песчаныйиплоский, покрыттеснойкучейхижин;

- одиночное постпозитивное определениесдобавочнымобстоятельственнымзначением: Людиже, изумлённые, стояли как камни; препозитивное определениесобстоятельственнымзначением: Испуганнаяотчаяниеммоегоотца, матушканесмелапринёмплакать;

- определение, оторванноеотопределяемогословадругимичленамипредложения: Залитыесолнцем, стлалисьза рекой пшеничные поля;

- определение, относящеесякличномуместоимению (кромевосклицательныхпредложений: Ахтымиленький!): Изнурённые, мынаконецдостиглиберега;

- несогласованное определение, относящеесяксобственномуимени: Афанасий, безшапки, бежалвпередивсех;

- определение, выраженноесравнительнойстепеньюприлагательныхсзависимымисловами: Другаякомната͵почтивдвоебольше, называласьзалой.

Немалые трудности вызывают случаи постановки или отсутствия запятой при союзе ʼʼкакʼʼ

Всегда обособляются:

- сравнительные обороты: Герасим, как лев, выступал сильно и бодро;

- придаточные предложения с союзом ʼʼкакʼʼ: Я знаю, как память коротка;

- в оборотах НЕ КТО ИНОЙ, КАК … и НЕ ЧТО ИНОЕ, КАК: Зайцев спас не кто иной, как дед Мазай. Горение - ϶ᴛᴏ не что иное как, соединœениевеществаскислородомвоздуха. Вэтихоборотахʼʼнеʼʼявляетсяотрицательнойчастицей. Самиоборотывыражаютпротивопоставление. Эти обороты не несут никакой информации, в связи с этим их можно опустить (ср.: Зайцев спас дед Мазай).

 

Запятая не ставится:

- если оборот с ʼʼкакʼʼ выражает приравнивание, отождествление: Смотрите на меня как на пациента;

- оборот с ʼʼкакʼʼ выполняет функцию обстоятельства образа действия: Как град посыпалась картечь. Такие обстоятельства можно заменить формой имени существительного в творительном падеже: Градом посыпалась картечь;

- оборот с ʼʼкакʼʼ входит в состав сказуемого: Отец и мать ей как чужие;

- оборот с ʼʼкакʼʼ в составе фразеологизмов: Летит как стрела; здоров как бык; ободрать как липку; всё как с гуся вода.

Особого внимания требуют пунктуационные нормы в бессоюзных сложных предложениях, в которых могут использоваться как двоеточие, так и тире, а также запятые.

Двоеточие ставится, если:

- вторая часть выражает причину действия, совершающегося субъектом главного предложения: Всю дорогу, молчали: говорить мешала тряская езда. В таких предложениях можно восстановить союзы ʼʼпотомучтоʼʼ, ʼʼтаккакʼʼ, ʼʼпосколькуʼʼ;

- вторая часть поясняет, дополняет первую часть сложного предложения: Погода испортилась: падал снег и дула позёмка. Можно восстановить союз ʼʼаименноʼʼ;

- в первой части предложения имеются глаголы-предупреждения, как знать, видеть, слышать, смотреть, чувствовать, понимать …: Ты сам видишь: день ото дня я вяну. Можно восстановить союз ʼʼчтоʼʼ. В подобных предложениях иногда могут отсутствовать глаголы-предупреждения, и в таком случае двоеточие остаётся в силе: Старик понюхал: пахнет мёдом (Старик понюхал и понял, что пахнет мёдом).

- вторая часть сложного предложения представляет собой прямой вопрос: Скажи мне, ветка Палестины: где ты росла, где ты цвела;

- первая часть газетных заголовков называет тему, а вторая часть конкретизирует её: Сбор налогов: проблемы и суждения.

 

Тире ставится, если:

- во второй части сложного предложения выражается быстрая смена событий: Он загремел щеколдой – изнутри поднялся собачий лай. Можно восстановить союз ʼʼиʼʼ;

- во второй части сложного предложения выражается резкое противопоставление: Служить бы рад – прислуживаться тошно. Можно восстановить союзы ʼʼаʼʼ, ʼʼноʼʼ, ʼʼдаʼʼ (в значении ʼʼноʼʼ);

- во второй части сложного предложения выражается следствие или вывод из содержания первой части: Я умираю – мне не к чему лгать. Можно восстановить союзы ʼʼв связи с этимʼʼ, ʼʼкогдаʼʼ;

- опущены союзы ʼʼкогдаʼʼ, ʼʼеслиʼʼ: Ехал сюда – рожь начинала желтеть. (Когда ехал сюда, рожь начинала желтеть). Назвался груздём – полезай в кузов. (В случае если назвался груздём, то полезай в кузов);

- во второй части сложного предложения выражается сравнение: Молвит слово – соловей поёт. Можно восстановить союзы ʼʼсловноʼʼ, ʼʼбудтоʼʼ, ʼʼточноʼʼ… (Молвит слово, словно соловей поёт);

- вторая часть сложного предложения выражает изъяснительное значение: Οʜᴎ знали – будет буря. Можно восстановить союз ʼʼчтоʼʼ (Οʜᴎ знали, что будет буря);

- вторая часть сложного предложения представляет собой присоединительную конструкцию: На стене ни одного образа – дурной знак. Во второй части таких предложений бывают слова ʼʼтакʼʼ, ʼʼтакойʼʼ, ʼʼтаковʼʼ: Приказ есть приказ – так его воспитал фронт.

Пунктуационные нормы, как и остальные императивные нормы русского литературного языка, служат показателœемречевойкультурычеловека, посколькузнакипрепинанияпризнаютсяобязательными, без них немыслимо беспрепятственное общение между пишущим и читающим.

Пунктуационная норма регулирует и контролирует речевое поведение носителя языка. Правда, по отношению к пунктуационной норме такой параметр оценки, как ʼʼправильно – неправильноʼʼ, имеет во многом субъективный характер (имеются в виду так называемые авторские знаки).

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 212; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ