Что такое звук? Как и почему мы слышим?



Звук есть атрибут акаши в ее седьмом, самом грубом состоянии. Звук распространяется во вселенной тоже по семеричной градации, от самого грубого до самого тонкого и невообразимо тонкого. Наши земные мелодии и песни также подвергаются преобразованию: от грубых земных до наитончайших космических. Нет таких инструментов на Земле, с помощью которых можно было бы передать все тончайшие оттенки наших грубых земных звуков, преобразованных акашей в астральных, ментальных и огненных мирах. Ими можно наслаждаться, но передать их, перевести их на земной язык даже с помощью нот невозможно. Как невозможно нашей или моей несовершенной памятью запомнить и передать, пересказать все картины и сцены, виденные мною в тех мирах.

 

Притча о добре и зле

Однажды Добро решило узнать, что такое Зло и где оно живет, чем питается, кому служит.

– Покажи мне себя, Зло, – попросило Добро.

И перед Добром тут же возникло зеркало.

– Посмотрись в него, – попросило Зло.

– Ну, посмотрелось в него и что? – недоуменно сказало Добро. Там я, и только я, и больше никого там нет.

– Ошибаешься. Там и я тоже.

– Но где же ты? Я вижу только себя.

– Но Я и есть Ты. Я даже не тень твоя, не отражение, а Ты.

– Этого не может быть! – возмутилось Добро. Я светлее, Я постоянно творю только добро, а Ты темное, ты постоянно творишь зло. Ты прямая противоположность мне.

– Видно, ты меня совсем не знаешь, Добро. Я могу, как и ты быть ослепительно ярким, но я могу быть и темнее самой черной ночи. Я могу одеваться во все цвета радуги и быть обольстительным. Ты даже не замечаешь, как превращаешься в меня.

– Я в тебя? – опять возмутилось Добро, – да никогда этого не было и не будет!

– Как ты думаешь, когда мать любит свое дитя, ухаживает за ним, удовлетворяет все его желания – она делает добро?

– Да, как мать она творит добро.

– Но когда она и дальше продолжает ухаживать за ним, упреждать все его желания и делать за него всю работу, которую он мог бы уже сделать сам, – это добро?

– Я бы сказало, что не совсем добро.

– Но она-то считает, что делает добро для своего ребенка. И только когда из этого ребенка вырастает лоботряс и садится ей на шею, она начинает понимать, что ее добро обернулось во зло и для нее, и для ее отпрыска, и для всего общества.

– Согласно, но скажи мне, как ты проявляешься через меня? Я же этого совсем не чувствую.

– Так же как и ты через меня. Мы оба с тобой можем существовать и проявлять себя только тогда, когда есть проводники. Мы не какие-то существа или личности, мы принципы. Но мы можем быть и личностями через своих проводников. Один человек, например, может укрепиться в добре, творить добро, излучать добро, а другой утвердиться во зле, и он будет творить зло, потому что через это будет проявляться его суть. Ему нравится творить зло.

– Но ты служишь Дьяволу, а я Богу, – сказало Добро.

– Кто такой Дьявол? – это тоже принцип, – и он самый верный слуга Бога. Мы произошли от одного Отца, и все служим Ему. Я Его ОТК. Моя задача, которую Он мне определил, – ВЫИСКИВАТЬ ЗЛО В ЧЕЛОВЕКЕ. Поэтому я придумываю всякие лазейки, чтобы пробраться в самые потаенные уголки человеческого или какого-либо другого существа и там найти затаившееся зло или даже некую склонность к проявлению зла. И я даю возможность ему проявиться. Так я учу человечество мудрости. Так я помогаю ему понять и усвоить простые истины: БЫТЬ ДОБРЫМ ВЫГОДНЕЕ, ЧЕМ БЫТЬ ЗЛЫМ. ОТДАВАТЬ ЛУЧШЕ, ЧЕМ БРАТЬ. ЖЕРТВУЯ СОБОЙ – ТЫ СПАСАЕШЬ СЕБЯ. ВЗЯЛ – ОТДАЙ, НО ОТДАЙ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ВЗЯЛ. И за все в этом мире приходится отвечать: за зло – страданиями и потерями, а за добро радостью и любовью. Пройдя через мои сети и настрадавшись, человек становится добрым. Он идет к тебе, Добро. Это очищенное мною золото. Такими их и желал видеть Отец наш.

Я даже могу переиграть тебя по творимому мною добру, я могу накормить до отвала смертельно голодных людей и сделать их счастливыми, чтобы через короткое время умертвить их в страшных муках. Я могу в одночасье сделать богатыми и счастливыми множество людей, чтобы немного погодя они вцепились друг другу в глотки при дележе этого богатства. Я могу в качестве прекрасной женщины или мужчины одарить любого человека сказочной любовью, чтобы в конце концов развратить и разорить его. Я могу стать лучшим другом любого человека, чтобы в самое неподходящее время предать его. Я могу декларировать самые высокие духовные Истины, чтобы прельстить легковерных и повести за собой к пропасти. Я могу совратить человека, поднявшегося на самую высокую ступеньку славы или духовности.

Человек или мирится со злом и начинает укрепляться в нем, или всеми силами старается освободиться от него, исправиться, и когда он этого добивается, он идет к тебе, Добро, и укрепляется в тебе, служит тебе. К Отцу нашему должны прийти люди в чистых, не запятнанных грехом одеждах.

– Ну а бывают такие, которые отворачиваются от добра и полностью укореняются во зле?

– Ты говоришь о существовании Абсолютного Зла?

– Да, я это имею в виду.

– Абсолютного Зла, как и Абсолютного Добра, не существует. В каждом добре присутствует чуть-чуть зла, также и в каждом зле должно быть немножко добра. Одного без другого существовать не может. Добро в зле дает каждому надежду на осознание Истины и подпитывает эту надежду своим светом и сохраняет возможность возвращения к свету. А зло в добре помогает добру стать еще сильней, еще ярче. Оно помогает ему быть бдительным, иметь зоркие глаза, тонкий слух и крепкие мышцы. Как только оно позволит себе расслабиться, стать слабым, то зло тут же заявит свои права. Любая слабость, любой порок в человеке – это открытая дверь для зла. Вот так мы, дорогое Добро, и сосуществуем, два в одном, как брат и сестра, порожденные одним отцом. И никто из нас не хуже и не лучше, никто не полезней и не вредней, не ниже и не выше. Оба мы просто необходимы, чтобы жизнь через нас проявлялась, существовала, укреплялась и совершенствовалась. Так повелел нам Отец наш.

– Так где же начинаешься Ты и кончаюсь Я? А что же бывает с человеком, в котором не осталось ни крупицы добра?

– Такой человек обречен на самоуничтожение. Да он уже и не человек. В ком не осталось ни искорки божественного света – перестает быть человеком. От него отказывается не только Отец наш небесный, но даже я – Зло. Он становится биороботом, машиной, которая после ухода с земного плана будет разобрана по частям и навсегда прекратит свое существование. И пока люди будут пребывать в духовной темноте и невежестве, они будут предрасположены к злу. Так что впереди у меня еще много работы. Невежество – моя почва, на которой я взрастаю, мое прибежище, где я спасаюсь от света знаний отдельных людей. Но сами по себе знания еще не делают человека свободным от зла, если они направлены на стяжание выгоды только для себя и на удовлетворение желаний своего тела. И только знания, осиянные Божественной мудростью, делают человека свободным от зла, где мудрость использует зло как благо для взращивания добра.

– Говорят, к Отцу нашему можно быстрее прийти через тебя, чем через меня? – спросило Добро.

– Это ложь, пущенная мною для совращения слабых душ, склонных к злу и пытающихся пойти на сделку с Богом. Люди, идущие путем зла, удлиняют свою дорогу к Богу. Они всегда идут по грани самоуничтожения. Но если они в конце концов узрели свет истины и пошли за ним, то их страдания будут неимоверно тяжелее, чем у тех, кто выбрал путь добра. Я повторяю: Отец наш примет людей в белых одеждах, очищенных от грехов. Если же перед ним появится существо, облепленное грехами, то оно не выдержит света Отца и сгорит вместе со своими грехами.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 167; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ