Установление власти военных 1170-1279 гг.



Часть III) Глава 4  Ослабление корёского общества  

Строительство Юн Гваном девяти крепостей и усиление чжурчжэней

 

После окончания 30-летней войны с киданями, когда отношения двух стран развивались мирно, фактором беспокойства для Корё стали чжурчжэни.

Находившиеся под властью Пархэ чжурчжэни и после его падения не смогли создать государства и жили родоплеменными коллективами; одно время они называли Корё прародиной (отеческой страной) и прибывали туда с конями, мехом и другими местными продуктами, получая взамен продовольствие, ткани, сельскохозяйственные орудия и вооружение. Корё не только помогало им экономически, но и активно поддерживало их натурализацию и ассимиляцию, давая прибывающим в Корё чжурчжэням должности, земли и дома. В результате такой активной политики умиротворения в начале ХI в. около 8 тыс. чжурчжэней посетили Корё, и в начале ХII в. натурализовавшихся чжурчжэньских дворов было около 4700.

В конце ХI – начале XII в., когда жившие в бассейне р. Туманган чжурчжэни активно перебирались в Корё, у чжурчжэней, живших в бассейне р. Сунгари, выдвинулись предводители Ёнга и Уяшу и, объединившись, они стали продвигаться на юг; в конце концов создалась ситуация, грозившая военным столкновением с Корё. При правлении Сукчона была создана особая армия, состоявшая из отрядов конницы, пехотинцев и монахов, и она была специально предназначена для покорения чжурчжэней.

Крупномасштабное покорение чжурчжэней относится к последовавшему за этим правлению Еджона (1105-1122 гг.). В 1107 г. (2 год Еджона) корёская армия из 170 тыс. воинов во главе с главнокомандующим Юг Гваном и его заместителем О Ёнчхоном вышла за защитную стену в 1000 ли, дошла до бассейна р. Туманган. В завоеванной области было основано девять оборонительных крепостей[1], однако из-за непрекращавшихся вторжений чжурчжэней, потерявших места своего обитания, а также противодействия высших чиновников политике Юн Гвана, через год эти девять крепостей пришлось отдать чжурчжэням (1109 г.).

После этого при младшем брате Уяшу Агуде могущество чжурчжэней возросло, и в 1115 г. они создали государство под названием Цзинь. Цзинь, покончив с прежней зависимостью, разгромило киданей, захватило столицу Северной Сун Бинцзин (Кайфын) и оттеснило Сунов к югу от р. Янцзы (1127 г.). Хотя о Корё они поначалу говорили, что это их прародина, и что их предок Айцинь Цзяоло был корёсцем, когда их силы возросли, они сразу начали навязывать установление вассальных отношений. Корё сначала выразило резкое возмущение грубыми требованиями Цзинь, но затем пришло к выводу, что развертывание военного конфликта с Цзинь, которое покорило даже киданей и превратилось в огромную империю, будет неразумно. Таким образом, ван Инджон, чтобы сохранить спокойствие государства, согласился на требование Цзинь (1126, 4 год Инджона) и разрешил отношения двух стран миром.

Согласие Корё на требования Цзинь больно ранило самолюбие корёсцев, которые осознавали свое культурное превосходство над чжурчжэнями. Насколько Корё было бюрократизировано, настолько оно оказалось слабо в военном отношении, и в его политических кругах углубился раскол. Однако в отношении Цзинь Корё не испытывало таких глубоких враждебных чувств, как против киданей, и это было одной из причин, почему Корё так легко согласилось на требование Цзинь. Причина заключалась в том, что между Корё и чжурчжэнями издавна существовали близкие кровно-родственные отношения.

 

Мятежи Ли Джагёма (1127 г.) и Мёчхона (1135 г.)

 

В первые годы правления Инджона в условиях давления на Корё со стороны Цзинь внутриполитическое положение страны было крайне нестабильным. Вспыхнуло восстание аристократов, получившее название мятежа Ли Джагёма. Дед Ли Джагёма Ли Джаён выдал трех дочерей замуж за вана Мунджона и обеспечил своему роду выдающееся положение. Ли Джагём тоже выдал старшую дочь за Еджона, а 2-ю и 3-ю – за Инджона и таким образом приобрел огромное влияние. Ли Джагём в союзе с военачальником Чхок Чунгёном превратился в силу, с которой и вану нелегко было справиться, и путем торговли должностями скопил громадное богатство. Согласно повествованию о Ли Джагёме в «Корёса» («Истории Корё»), в его доме полученное взятками мясо гнило десятками тысяч кын (фунтов).

Таким образом, с эпохи Мунджона наряду с ростом популярности геомантической теории, гласящей, что если перенести столицу в Ханъян, страна может сильно разбогатеть, в народе распространилась пророческая вера, что человек, обладающий фамилией со знаком дерева (мокча сон), создаст новое государство и станет ваном. Согласно теории на взаимодействия 5 элементов, Корё понималось как государство, зиждившееся на знаке воды, но теперь закончился цикл воды и наступает период дерева, и поэтому распространилась версия о «деревянном государстве». Однако подоплекой этого пророчества служило, вероятно, тайное стремление выходцев из бассейна р. Ханган захватить политическую власть. Ли Джагём, используя это народное суеверие, стремился стать ваном и в 1126 г. (4 год Инджона) собирался отравить Инджона, но получил отпор со стороны Чон Джисана и других выходцев из Пхеньяна («согёнской группировки») и потерпел крах (1127 г., 5 год Инджона). Таким образом, рухнуло политическое влияние клана Инджуских Ли, продолжавшееся на протяжении семи поколений и в течение 80 лет.

Подавивший выступление Ли Джагёма ван Инджон для того, чтобы укрепить пошатнувшуюся ванскую власть, обеспечить стабильность народной жизни и укрепить оборону государства, издал Указ об обновлении (Юсиннён) из 15 пунктов и приступил к политическим реформам (1127 г., 5 год Инджона). Однако среди поддерживавших усиление ванской власти министров и пхеньянских чиновников, подавивших бунт Ли Джагёма, вновь разгорелась борьба за власть. Конфуцианские чиновники-выходцы из Пхеньяна, укрепившиеся в результате политики продвижения на север, осуществлявшейся с начала Корё, а также Мёчхон и другие монахи, используя доводы геомантии, настаивали на переносе столицы в Пхеньян, изменения названия титула вана на императорский и установлении собственной эры правления, чтобы стать равными с Сун и Цзинь, а также на покорении Цзинь. Они также настаивали на том, чтобы вместо конфуцианства поклоняться местной вере, представлявшей собой смесь шаманских верований, буддизма и даосизма, и даже построили в Пхеньяне храм Пхальсольдан (восьми святых). Такие требования пхеньянской группировки могли иметь вдохновляющее значение для корёсцев, чьи национальные чувства были ущемлены превращением Корё в вассала Цзинь. Для того, чтобы вооруженным путем подкрепить свои требования, они в 1135 г. (13 год Инджона), опираясь на Пхеньян, вместе с Чо Гваном и другими подняли военный мятеж, создали собственное государство, назвали его Тэвигук («Государство великих деяний») и провозгласили собственную эру правления – Чхонгэ («Небесная»).

Мятеж Мёчхона начался с таким большим духовным подъемом, что на его подавление потребовался целый год. Подавили пхеньянскую группировку столичные сановники во главе с Ким Бусиком. То, что после подавления мятежа Мёчхона ван Инджон приказал Ким Бусику и другим составить «Самгук саги», преследовало цель сохранения дружественных отношений с Цзинь и укрепления самостоятельности путем проведения разумной политики в сфере государственного управления.

Провал бунта Мёчхона означал не что иное, как отход от государственной политики идеализации Когурё и продвижения на север в новых неблагоприятных условиях возникновения там огромной империи Цзинь, и одновременно создал условия для того, чтобы могла укорениться более миролюбивая конфуцианская политика.

 

Установление власти военных 1170-1279 гг.

 

Через 35 лет после мятежа Мёчхона, в 1170 г. общество Корё опять погрузилось в водоворот политической смуты. Военные чиновники организовали переворот и захватили власть.

В период, когда шла война с киданями, дискриминация военных чиновников по сравнению с гражданскими была не сильной; однако после войны наступил длительный мир, а во времена Инджона стабилизировались и отношения с Цзинь, и положение военных чиновников постепенно стало понижаться. При сменившем Инджона Ыйджоне (1146-1170 гг.) были построены дворцы, беседки и храмы и прочие места для развлечений, и почти каждый день ван играл там в мяч (кёкку) и пил вино с гражданскими чиновниками, истощая казну, а военные чиновники стояли только в качестве охранников там, где ван веселился с гражданскими чиновниками. Было немало случаев, когда военные чиновники подвергались оскорблениям со стороны гражданских. С обострением противоречий между группировками родовитой аристократии, ослаблением власти вана и выходом на арену фаворитов из гражданских и военных чиновников возникли условия для начала бунта военных. Причиной большого недовольства военных чиновников стало то, что они не могли продвигаться выше 2 ранга, что даже управление армией находилось в руках гражданских чиновников, и особенно то, что они не могли реализовать свое право на получение земель кунинджон по системе чонсиква.

В 8 месяце 1170 г. в буддийском храме Похёнвон распивавшие водку ван и гражданские чиновники заставили охранявших их военных чиновников драться на кулаках (субокхи). Проигравший в этом поединке тэджангун Ли Соын получил пощечину от одного из гражданских чиновников – Хан Нве и упал у подножия колонны. Возмущенные этим оскорблением военные под руководством Чон Джунбу, Ли Ыйбана и Ли Го под лозунгом «Убивать тех, кто в шляпе гражданского чиновника» подняли мятеж, изгнали Ыйджона и после возведения на престол Мёнджона (1170-1197 гг.) взяли власть в свои руки. С этого времени власть военных продолжалась 100 лет. В 1173 г. (3 год Мёнджона) Ким Бодан поднял мятеж в пользу восстановления на троне Ыйджона. В следующем году правитель (юсу) Согёна Чо Вичхон, чтобы свергнуть власть военных, поднял бунт, но потерпел поражение (1174-1176 гг.).

Захватившие власть военные осуществляли ее через Чунбан, который был совещательным органом высших военачальников – тэджангунов и санджангунов, однако у военных не хватало политического и административного опыта, и между ними часто происходили стычки в борьбе за власть, и они больше, чем гражданские чиновники, притесняли простой народ и накапливали богатства. Так, Ли Го был убит Ли Ыйбаном, Ли Ыйбан – Чон Джунбу, Чон Джунбу – Кён Дэсыном. Как только Кён Дэсын умер от болезни естественной смертью, временно захватил власть сын раба Ли Ыймин, однако и Ли Ыймин был свергнут в 1196 г. Чхве Чхунхоном. Всего за 26 лет власть менялась шесть раз, однако с выдвижением Чхве Чхунхона борьба за власть закончилась, и начался период правления клана Чхве, продолжавшийся 62 года в течение четырех поколений.

Чхве Чхунхон был сыном санджангуна из уезда Убон провинции Кёнги, военным, обладавшим выдающейся ученостью и государственными способностями. После того, как он устранил группировку Ли Ыймина, который не отличался талантами, он поднес вану всеподданнейшую петицию о реформах из 10 пунктов[2] и получил указание, как правильно восстановить государственный порядок, расшатавшийся после Ыйджона. Например, Чхве Чхунхон, с одной стороны, подавил силы буддийских монастырей, которые нанесли ущерб государственной казне, а с другой стороны, чтобы снять недовольство крестьян, ноби, а также жителей поселений типа хян, со и пугок, давал крестьянам должности и чины, и даже освободил ноби. Чтобы повысить значительно понизившееся после восстания военных положение гражданских чиновников, он привечал Ли Гюбо, Чин Хва и других их представителей. Однако после бунта военных создалось такое положение, когда низший стал над высшим, а в центре и в провинции без конца возникали выступления военных чиновников, крестьян и ноби, и для подавления их Чхве Чхунхон создал сильные органы для диктаторского управления.

Главным орудием власти Чхве Чхунхона стало его правительство, именовавшееся Кёджон тогам(Управление по указаниям). Сам он стал особым надзирателем (пёльгам), ведавшим назначением людей на должности, финансами и контрольной властью (надзором), и сосредоточил в своих руках всю власть; он насильственно сместил Мёнджона и Синджона и возвел Хиджона, Канджона (1211-1213 гг.) и Коджона (1213-1259). Хотя формально сохранилась власть ванов, в реальности монарх служил в его руках марионеткой.

В качестве военной опоры своей диктаторской власти Чхве Чхунхон еще больше расширил созданный Кён Дэсыном Тобан (штаб) и имел в своем распоряжении несколько тысяч воинов личной дружины. Используя свою огромную власть, он еще более расширил экономическую основу своего влияния. В провинциях Чолла и Кёнсан он владел огромными земельными угодьями, поэтому для управления ими с получением звания Чинганху в своем поместье учредил особый орган под названием Хыннянбу. Особенно важное значение имела его экономическая власть над районом Чинджу с его плодородными землями, так как в дальнейшем она стала важным материальным оплотом при сопротивлении монгольской агрессии. Как только Чхве Чхунхон, правивший в течение 20 лет, умер, его власть перешла к его сыну Чхве И (первое имя его было У).

Чхве И помимо Тобана создал еще корпус Ябёльчхо, наделенный полицейскими функциями (позднее был разделен на Чвабёльчхо и Убёльчхо), а затем во время войны с монголами из бежавших из монгольского плена людей создал Синыйгун («Войско священного духа»). Так возникли формирования Самбёльчхо («Три особых корпуса») как новая опора. Чхве И, с одной стороны сохранил в прежнем виде Кёджон тогам, но, по сравнению с Чхве Чхунхоном, еще более благоволил к конфуцианским чиновникам и в своем поместье создал органы гражданских чиновников, называвшиеся Чонбан и Собан, и путем такого привлечения гражданских чиновников он еще более укрепил свое положение как главы военных и гражданских чиновников (янбан).

С другой стороны, Чхве И, который пришел к власти в канун начала монгольской агрессии, чувствовал необходимость усиления обороноспособности и потому направил усилия на создание Самбёльчхо. Чхве И, опираясь на свою усилившуюся власть и на армию, в течение 43 лет вел войну сопротивления монголам и умер в 1249 г, пробыв у власти 30 лет. После этого власть по очереди наследовали его сыновья Чхве Хан и Чхве Ый. Однако, поскольку в 1258 г. Чхве Ый был свергнут Ким Инджуном, власть клана Чхве закончилась. После этого власть переходила от Ким Инджуна к Лим Ёну и Лим Юму. Поскольку в 1270 г. Лим Юму был свергнут, власть военных закончилась, и была восстановлена власть ванов.

100-летнее правление военных было эпохой, когда конфуцианская политика рухнула, а политические и общественные беспорядки достигли крайней степени. Однако большое значение этого переходного периода состояло в том, что в ходе этих беспорядков серьезно выросли низшие слои общества, и в результате гибели корёского общества, основанного на господстве знатных родов, наметился переход к новым переменам в социальной жизни.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 288; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ