Народные волнения в провинции в период правления военных



 

Во второй половине ХI в., когда Корё, закончив войну с киданями, разворачивало широкую торговлю с государством Сун, происходил рост производительных сил в сельском хозяйстве, ремесле и других отраслях производства. В сельском хозяйстве интенсивно осваивались новые поля, как в горных местах, так и в приморских районах. С ростом потребностей государственных учреждений и правящих слоев оживилось ремесленное производство, главным образом в специальных поселениях со. Следствием подобного развития производительных сил и оживления торгового обмена было и введение в оборот металлических денег во времена Сукчона.

Развитие производительных сил и торгового обмена стал причиной и неравного распределения богатств. Расширение органов управления, роскошь и расточительство двора и аристократии естественно привели к усилению ограбления крестьян. Особенно в правление Ыйджона в середине XII в. роскошь и расточительство двора привели к тому, что при непрерывных неурожаях жизнь народа стала невыносимой.

При Ыйджоне был организован новый орган для поборов под названием Киынсэк, а в провинцию были направлены эмиссары по особым сборам пёльгонса, которые вдвойне и втройне обирали население, насильственно сгоняли простых людей на строительство дворцов, беседок и буддийских монастырей, предназначенных для развлечения.

Уже со второй половины ХI в. усилившееся бегство народа из насиженных мест приобрело такие масштабы, что из 10 домов 9 пустовало; беглые поглощались хозяйствами власть имущих или становились ворами (разбойниками). Затем, с приходом к власти, военные старались в короткие сроки удовлетворить свою жажду богатства и власти, а для содержания своих частных дружин они не знали пределов в захватах земель и сборе налогов. Рассказывают, что при власти военных пёнмаса Северо-восточного края Чо Вонджон в ограблении крестьян дошел до того, что даже заставлял женщин срезать с головы волосы и отдавать в поставку. Даже сравнительно совестливый Чхве Чхунхон для строительства собственного дома разрушил более 100 крестьянских дворов, и его усадьба размером не отличалась от дворца. Клан Чхве захватил особенно много плодородной земли в провинциях Кёнсан и Чолла и тем самым создал себе прочную экономическую базу.

В начале правления военных крестьянское сопротивление началось в основном в Северо-западном районе, а когда Чо Вичхон понял мятеж (1174 г.), к нему примкнули многие крестьяне и усилили его влияние; после подавления Чо Вичхона еще несколько лет продолжались выступления крестьян, которых называли соджок («западные бандиты»). Вслед за этим в некоторых местах центрального и южного районов также поднялись выступления крестьян, которых называли намджок («южные бандиты»). Среди них самым крупным было восстание Манъи и Ман Сои, поднявшееся в ремесленном районе Конджу в Мёнхаксо (1176 г.). Восставшие захватили Конджу и распространили свое влияние на бóльшую часть провинции Северная Чхунчхон и на некоторую часть провинции Кёнги, но в следующем году были подавлены.

Среди крестьянских восстаний в Кёнсан самыми крупными были выступления под руководством Ким Сами из Унмуна (совр. Чхондо) и Хё Сима из Чходжона (Ульсан или Мирян) в 1193 г. Взаимодействуя друг с другом, они собрали большую силу, о чем можно судить по тому, что в бою в Мильсоне (совр. Мирян) погибло 7 тыс. человек.

С приходом к власти Чхве Чхунхона политика подавления крестьян сочеталась с умиротворением, поэтому число крестьянских выступлений значительно снизилось, но вместо этого усилилась борьба ноби за отмену своего крепостного состояния. Характер восстания, которое подняли несколько сот столичных ноби во главе с ноби дома Чхве Чхунхона Манджоком в 1198 г. (начальный год правления вана Сунджона) был иным, потому что они ставили целью не только освобождение, но и даже захват власти. Собрав казенных и частных ноби на горе Сонаксан в Кэгёне, Манджок так агитировал их: «Если посмотреть на то, что после года кёнге (переворота военных) в число сановников вышли даже люди из «подлого состояния» (чхонё), то, ясно, что нет особой породы, откуда выходят министры и военачальники, поэтому им может стать любой, когда настанет время. Почему мы под кнутами господ должны страдать от непосильного труда? Если мы все убьем своих хозяев и сожжем бумаги о подневольном состоянии и превратим Самхан (Корею) в страну без подневольных («подлых») людей, то мы сами можем стать и знатью (конгён), и министрами, и полководцами».

Заговор столичных ноби был раскрыт до его реализации, и свыше 100 ноби были утоплены в р. Есонган, однако под его влиянием поднялась целая серия выступлений низших слоев. В 1200 г. (3 год Синджона) поднялись казенные и частные ноби Чинджу, в том же году поднялись ноби в Мильсоне под предводительством Эно, а затем жители пугок в Хапчхоне. В 1202 г. (5 год Синджона) военные, монахи и крестьяне объединились и около двух лет вели бои с правительственной армией в районе Унмун – Ульджин – Чходжон с центром в Кёнджу; они называли себя Чонгук пёнма («Армия, исправляющая страну»), и требовали возрождения Силла. То, что возрождения Силла особенно требовали восставшие в районе Кёнджу, свидетельствовало о протесте жителей старых силласких районов против провозглашенной кланом Чхве преемственности от Когурё.

Народные волнения в период правления клана Чхве охватили все слои и распространились на разные районы по всей стране, поэтому они вызвали подрыв общественного порядка и самых основ корёского государства. Выступления, достигшие пика в период Мёнджона, хотя и подавлялись правительственными войсками, заканчивались не только поражением. Для того, чтобы успокоить население, военный режим поднял статус жителей пугок и со до янъинов (простолюдинов), и многие рабы (ноби) получили свободу. В дальнейшем эти люди, испытавшие радость освобождения от статуса чхонминов («подлых»), стали главной движущей силой сопротивления монгольской агрессии.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 231;