Источники гражданского и торгового права Великобритании, США. Общее право. Право справедливости. Статутное право.



Фундаментальными основаниями разделения стран на правовые
семьи являются система и иерархия источников права.
Напомним, что под источниками права в юридической науке понимают внешнюю форму выражения правовых норм.
В настоящее время в зарубежных странах сложилась определенная
система источников права, которая имеет следующую структуру: закон, судебная практика (в англо-американской системе — в форме
судебного спора), обычай, обыкновение, правовая доктрина, международно-правовые документы.
Исторически первым источником права был обычай — правило
поведения, ставшее юридической нормой вследствие его общего значения, длительного фактического применения и санкционирования
государством.

Лорд М. Мастил включает в состав lex mercatoria, в частности, следующие элементы:
1) правила международных организаций;
2) обычаи и обыкновения;
3) стандартные формы контрактов1.
Такой документ, как «Инкотермс», подпадает как минимум под
одну из указанных категорий, тем более что позиция лорда М. Мастила
состоит в том, что понятие lex mercatoria не статично, носит характер
открытого перечня и прямо именует его law in action2, поэтому «Инкотермс» в его трактовке, естественно, входит в состав lex mercatoria.
Следующий по хронологии появления вид источников права — это
издаваемые государством нормативные правовые акты, роль которых
в системе источников права в настоящее время является ведущей.
Источником права в странах главным образом англо-американской
правовой семьи является судебный прецедент (конкретное судебное решение по определенному юридическому делу, в соответствии с которым
будут разрешаться сходные дела). Ключевым понятием для англосаксонской правовой системы является понятие stare decisis — сокращение
латинского выражения Stare decisis et non quieta movere (придерживаться
решений и не беспокоить невозмутимых (лат., букв.)). Суть принципа
stare decisis — в подчинении нижестоящих судов при вынесении решения вышестоящим судам.
К числу источников права в определенное время и в определенных
правопорядках относилась и правовая доктрина, которая могла выражаться в трудах ученых-юристов, на которые в определенной степени
можно было ссылаться при разрешении дел.
Признаками источника права обладает и международный нормативный договор.

В англосаксонской системе права закон (статут) также формально
стоит на первом месте. При этом под законом понимаются не только собственно статуты, но и акты Короны, и ассизы, и провизии. Из
числа последних наиболее значимыми являются все еще действующие
Вестминстерские провизии 1259 г., направленные против произвола
крупных феодалов.
       Следует иметь в виду, что понимание общего права как исключительно права, создаваемого судьями, а континентальной правовой системы
как основанной исключительно на кодифицированных источниках,
никогда не было верным1.
Закон на практике отождествляется с нормативным правовым актом,
хотя в строго юридическом смысле означает акт, исходящий от высшего
законодательного органа страны.
       Наряду с конституционными законами в системе нормативно-правовых актов англосаксонского права действуют обычные, или текущие,
законы. В странах с федеративным устройством к ним добавляются федеральные законы и законы, принимаемые на уровне субъектов. Кроме
того, в странах общего права все законы делятся на публичные (содержат
правила общего характера, т. е. рассчитаны на неопределенный круг лиц
и на неоднократное применение) и частные (содержат нормы частного
порядка, т. е. касаются вполне определенного круга лиц, например об
изменении правового статуса какой-либо категории физических лиц).

 

Источники гражданского и торгового права США

США унаследовала английскую правовую систему «общего права», кроме штата Луизиана. У каждого штата имеется своя система прецедентного права. Однако право США, в отличие от Англии, имеет две важные особенности. Во-первых, в США существуют две системы гражданского и торгового права: штатная и федеральная. Большинство вопросов частного права регламентируется прецедентным и статутным правом отдельных штатов. Свои гражданские кодексы, воспроизводящие нормы, выработанные судебной практикой, имеют лишь штаты Северная и Южная Дако­та, Джорджия, Монтана и Калифорния. К исключительной компетенции федерации относятся вопросы патентного, авторского, антитрестовского законодательства, несосто­ятельности, междуштатной торговли и торговли с ино­странцами. Во-вторых, американским судам предоставлено право не только толковать законы и постановления, но и признавать их противоречащими федеральной или штат­ным конституциям. Вместе с тем в США, стране с высокоразвитым внутрен­ним торговым оборотом, в еще большей мере, чем в Англии, ощущаются недостатки «общего права». Потребности об­щественного развития приводят в США к унификации и кодификации штатного и к усилению роли статутного фе­дерального законодательства. Созданная еще в 1892 г. На­циональная конференция уполномоченных по унификации права штатов подготовила проекты единообразных законов, в частности о ценных бумагах (1896 г.), складских свидетель­ствах (1906 г.), продаже (1906 г.), коносаментах (1909 г.), условной продаже (1918 г.). Начиная с 1954 г. практически всеми штатами страны приняты различные варианты не­скольких редакций подготовленного Национальной кон­ференцией совместно с Американским институтом права Единообразного торгового кодекса США (ЕТК США) (Un­iform Commercial Code). В целях преодоления пестроты, разрозненности правовых положе­ний различных штатов принимаются различные меры, в частности изда­ние по отдельным отраслям права сводов судебных прецедентов (Restate­ment of the Law). Однако эти меры не решают всех проблем. ЕТК США состоит из десяти разделов: общие положе­ния, продажа, торговые бумаги, банковские и инкассовые операции и др. Однако, несмотря на такой объем, применение многих его положений требует судебного толкования. Не урегулированные ЕТК отношения по-разному регулируются законами и прецедентами различных штатов. Что касается определения многих содержащихся в ЕТК США понятий типа «коммерческой разумности», «добросовест­ности», то оно применительно к конкретным ситуациям также оставлено на усмотрение суда, власть которого при оперировании данными понятиями оказывается зачастую решающей. Из актов федерального статутного права США широ­ко известны антитрестовские законы Шермана (1890 г.), Клейтона (1914 г.), закон о Федеральной торговой комис­сии (1914 г.), закон о патентах (1952 г.), закон об авторском праве (1976 г.). Что касается статутного штатного права, то помимо принятых законодательными собраниями каждого из штатов соответствующих редакций ЕТК США наиболее важное значение имеет штатное законодательство о пред­принимательских корпорациях. Например закон о предпри­нимательских корпорациях штата Нью-Йорк (введенный в действие 1 сентября 1963 г.) и Общий закон о корпорациях штата Делавэр. В послевоенные годы право США само оказывает воз­растающее влияние на развитие гражданского и торгового права других стран, в частности Японии. В некоторых стра­нах восприняты принципы американского антитрестовско­го права, именуемого иногда (как, например, в ФРГ) кон­курентным правом.

 

Статуты

Статутами в Великобритании и Северной Ирландии называются законы (в США статуты именуют кодексами). Статуты — наиболее важный первичный источник норм современного права Великобритании. Принято считать, что законы (статуты) парламента юридически преобладают над другими источниками права. В Англии законы приобрели форму статутов исторически. Статуты — законы, принятые в установленном конституционном порядке парламентом и получившие монаршее согласие (royal assent).

Статуты — письменная форма правотворческой деятельности. В форме статутов создается новое право, вносятся изменения и дополнения в существующее, а также придается легитимность действиям исполнительной и судебной власти. Особенно эффективны статуты, когда речь идет о создании новых областей права и регламентации правовых отношений по тем вопросам, которые ранее не подлежали правовому регулированию и не были предметом норм общего права и права справедливости.

В самом общем виде акты, принимаемые парламентом, можно подразделить на два вида:

1. акты публичного (общего) характера — они определяют политическую линию и адресованы всему народу;

2. акты индивидуального характера, касающиеся определенных территорий, конкретных организаций либо групп частных лиц.

Классификация статутов. По содержанию статуты, принимаемые парламентом, можно подразделить на пять групп (видов):

1. Статуты, реформирующие право. Большинство законодательных актов, принимаемых парламентом, прямо не связаны с пересмотром норм материального права (гражданского, уголовного). При необходимости подобные задачи решаются на основе решений, принимаемых судебными инстанциями — Верховным судом, палатой лордов, по рекомендациям Правовой комиссии.

2. Консолидированные статуты. В их рамках объединяются в одном законе другие отдельные законодательные акты, принятые ранее. Часто парламент принимает статут, посвященный конкретному вопросу, что приводит к изменению права и требует внесения соответствующих поправок и изменений в нормы действующего законодательства. Последнее делают затем при принятии других статутов. Консолидированный статут принимается с тем, чтобы объединить все поправки, содержащиеся в разных статутах, с последующими изменениями и дополнениями к ним.

3. Кодифицирующие статуты. В таких законах объединяют все нормы права, относящиеся к одному вопросу или институту. Например, в одном источнике объединяются нормы статутного и общего права, а также положения права справедливости. Как видим, данные законы упорядочивают уже существующие и применяющиеся судами нормы права. В основном кодифицирующие акты издаются применительно к развитым областям права. Принципы таких правовых образований обычно хорошо разработаны и находят подтверждение и в прецедентах, и в законах. Иногда принимают кодифицированные акты, объединяющие нормы (правила) в одной системе законодательных положений. С момента принятия такого законодательного акта начинается дальнейшее развитие права, прецедентное право начинает строиться вокруг нового кодифицированного статута.

К числу кодифицирующих статутов относятся, например, законы об уголовном праве (о сговоре) 1977 г., об уголовной ответственности за покушение на совершение преступления 1981 г. и о доказательствах полицейских и судебных 1984 г. Те области права, которые находятся в стадии становления и развития, конечно, не могут быть предметом кодифицированного законодательства (например, такая область права, как обязательства из неосторожного причинения вреда).

4. Налоговые статуты. Такие статуты принимаются ежегодно. Они представляют собой финансовые акты, на основании которых формируется государственный бюджет. Формально такие акты утверждают ежегодные налоговые поступления в казну государства.

5. Текущие статуты принимают для решения текущих вопросов жизни страны. К текущему законодательству относился, например, закон об арендной плате 1974 г.

Статуты возникают из законопроектов — биллей. По содержанию все законопроекты (билли) подразделяются на две группы: публичные и частные законопроекты.

Публичные законопроекты вносятся, как правило, депутатами — членами правительства в палату общин и именуются правительственными законопроектами. Частные законопроекты вносят рядовые депутаты, как правило, по вопросам, затрагивающим индивидуальные или групповые интересы локального значения. В деятельности парламента основное время (до 90 %) занимают правительственные законопроекты.

Законопроект может быть внесен в любую палату парламента. Исключение составляют лишь законопроекты по финансовым вопросам, вносимые только в палату общин. Правительственные законопроекты вносятся по мере их поступления в любой день работы парламента. Частные билли вносятся и обсуждаются только по пятницам — всего 12 пятниц в каждую сессию.

О́бщее пра́во (англ. common law) — единая система прецедентов, общая для всей Великобритании, наряду с правом справедливости (англ. law of equity) является одной из составных частей прецедентного права, которое имеет главенствующее значение в странах англо-американской правовой системы.

Сложилось в XIII—XIV веках на основе местных обычаев и практики королевских судов. Одним из основных источников права в системе общего права признается судебный прецедент.

Происхождение права справедливости. Необходимо еще раз вернуться к условиям, в которых развивалось право справедливости. В силу пробелов и недостатков общего права (когда нельзя обратиться в королевские суды, или не было возможности довести до конца процесс, или принималось несправедливое решение) граждане в духе Средних веков имели возможность обратиться за помощью к королю, чтобы он сам, руководствуясь императивами совести, осуществил правосудие либо обязал суд принять справедливое решение.

Король – суверен правосудия – обязан был обеспечить справедливость своим подданным. Его вмешательство было обоснованным в тех случаях, когда иные средства отсутствовали.

Справедливость основывается на праве. Вмешательство канцлера никогда не состояло в создании новых норм права, которые судьи должны были применять в будущем. В этом смысле канцлер не изменял права, которое применялось судами общего права. Наоборот, канцлер всегда высказывал уважение к этому праву: “Справедливость основывается на праве”– одна из аксиом, провозглашенных канцлером. Однако следовать праву не значит пренебрегать законами морали. И именно во имя последней осуществляется вмешательство канцлера. Нельзя же было допустить, чтобы складывались ситуации, иллюстрирующие римскую формулу summum jus summa injuria (самый строгий закон есть величайшая несправедливость). В других странах у судей были способы избежать подобной ситуации; так, они могли запретить злоупотребление правом или же прибегнуть к понятиям публичного порядка или добрых нравов. И все это лежало в рамках общих принципов права. Английские королевские суды были связаны узкой компетенцией и строгой процедурой и поэтому не имели такой свободы маневра. Отсюда необходимость в специальной юрисдикции, основанной на королевской прерогативе, которая могла бы смягчить жесткость общего права, дополнить его и сделать все это в соответствии с требованиями морали и совести.

Право справедливости и общее право.До 1875 года право справедливости отличалось от общего права пятью фундаментальными параметрами. Его нормы, созданные канцлерским судом, имели иное историческое происхождение, чем нормы общего права, созданные Вестминстерскими судами. Нормы права справедливости мог применять только канцлер, судам общего права это не дозволялось. Процедура права справедливости, в отличие от общего права, никогда не знала института присяжных. В канцлерском суде можно было просить таких решений, которых не знало общее право. Наконец, приказ, выдававшийся канцлером в итоге рассмотрения дел, имел дискреционный (действовавший по своему усмотрению) характер.

При всех этих различиях право справедливости после XVII века уже представляло собой собрание настоящих юридических норм, применяемых судом канцлера согласно процедуре и в условиях, которые своим формализмом и тщательной детализацией ничуть не уступали процедуре общего права. В ряде случаев по одному и тому же делу необходимо было вчинить два иска (и суду общего права, и суду канцлера). Например, если одна из сторон хотела добиться исполнения договора в натуре, что возможно только на основе права справедливости, и в то же время возмещения убытков за просрочку исполнения, что возможно только на основе общего права. Такое положение было изменено в 1873–1875 годах. С этого времени все английские суды могли использовать правовые средства, предусматриваемые правом справедливости, и применять нормы общего права.

Таким образом, прежняя двойственность судебной процедуры была ликвидирована: принципы общего права и нормы права справедливости могли быть применены и осуществлены в одном суде в порядке единого иска. В этом смысле и говорят о “слиянии общего права и права справедливости”, проведенном Актами о судоустройстве 1873–1875 годов.

Акты о судоустройстве (1873–1875 гг.).Акты о судоустройстве вовсе не ставили своей целью слияние общего права и права справедливости. Законодатель в 1875 году ограничился тем, что разрешил всем высшим судебным инстанциям рассматривать дела на основе как общего права, так и права справедливости.

Ведь нормы того и другого, сложившиеся до 1875 года, не противоречили друг другу. С этой даты суды могли применять и те, и другие нормы, действуя таким же образом, как это происходило до 1875 года. Сложилась ситуация, аналогичная той, которая могла бы возникнуть, например, во Франции, если бы законодатель передал общим судам рассмотрение тех дел, которые отнесены сегодня к компетенции административной юстиции. В таком случае общие суды соответственно применяли бы к одной категории дел нормы гражданского права, а к другой – административного.

Право справедливости после 1875 года. Таким образом, в принципе Акты о судоустройстве мало что изменили, ограничившись лишь тем, что отныне и общее право, и право справедливости могли применять одни и те же судебные инстанции.

Сразу же возникает вопрос: поскольку процессуальные формы у общего права и права справедливости были различны, то какую из них следовало предпочесть? Были сохранены обе. В Верховном суде, в том виде, как он был организован на основе Актов о судоустройстве, имелись два отделения. Одно из них – отделение королевской скамьи – действовало по устной и состязательной процедуре общего права; другое – канцлерское отделение – по письменной процедуре, заимствованной из старого арсенала права справедливости. Ведут дела в этих палатах не одни и те же юристы: по-прежнему есть юристы общего права и юристы права справедливости, а это означает и разные позиции, и знание разных отраслей права.

Различие между общим правом и правом справедливости и сегодня продолжает оставаться важнейшим в английском праве, но следует признать, что это различие существенно трансформировалось, и произошло это благодаря двум важным факторам.

Во-первых, при решении, какому отделению Верховного суда должно быть передано то или иное дело, перестали интересоваться тем, каково историческое происхождение подлежащих применению норм. Большее значение приобретал иной вопрос, а именно: какую процедуру желательно использовать – общего права или права справедливости. В результате последнее охватило некоторые новые сферы (как, например, акционерное право), хотя они были регламентированы законодателем и исторически не связаны с юрисдикцией канцлера. Бывало и так, что канцлерскому отделению поручалось разрешение споров, которое в прошлом входило в общее право. Так произошло, например, с делами о банкротстве, поскольку основное внимание уделялось не характеру поведения банкрота, а необходимости организовать должным образом ликвидацию его имущества.

В итоге различие общего права и права справедливости потеряло тот вид, какой имело в прошлом. Оно стало значительно более рациональным. Право справедливости если и не стало полностью, то проявило тенденцию к тому, чтобы стать совокупностью дел, рассматриваемых путем письменной процедуры, а общее право предстает как совокупность дел, рассматриваемых по прежней устной процедуре.

В наши дни для того, чтобы определить, к сфере общего права или права справедливости относится дело, уже, как правило, спрашивают не о том, санкции какого рода хотят добиться стороны, а о том, к какой отрасли права относится дело.Общее право включает помимо уголовного договорное право, вопросы гражданской ответственности (правонарушения), и юристы общего права без стеснения применяют здесь такие понятия, как введение в заблуждение, злоупотребление влиянием и др., которые были ими интегрированы в общее право, причем никто не вспоминает о том, что они обязаны своим возникновением праву справедливости. Право справедливости включает, в свою очередь, разрешение споров о недвижимости, доверительной собственности, о торговых товариществах, дела, связанные с несостоятельностью, с толкованием завещаний и ликвидацией наследства. Некоторые из указанных дел исторически относятся к праву справедливости, для других просто кажется удобнее, чтобы их вели юристы права справедливости по своим правилам и своим методам, а не методами общего права. В настоящее время было бы закономерно говорить не о системе общего права и нормах права справедливости, как это обычно делают, чтобы показать только вспомогательный характер норм справедливости, а о системе общего права и системе права справедливости, каждая из которых включает определенное количество вопросов и характеризуется применением определенной процедуры.

Во-вторых, отношения между общим правом и правом справедливости изменились сразу же после того, как одни и те же судьи стали применять нормы обеих систем. Исчезло соперничество. Судьи все чаще спрашивали себя, оправдана ли резкая остановка, происшедшая в развитии права справедливости? Они задумывались и над тем, не настало ли сейчас, когда открылась возможность применения норм справедливости, время по-новому взглянуть на некоторые доктрины общего права.

Что касается первого момента, то мнения разделились. Попытки некоторых судей развить принципы права справедливости были сдержанно встречены большинством юристов, полагающих, что такого рода задачи должны осуществляться не судами, а парламентом. Другая тенденция, наоборот, не встречает критики. Достаточно в качестве иллюстрации вспомнить, как в наше время английские суды расширили условия применения правила о реальном исполнении договора. Это правило стало обычным в обязательственном праве.

Развитие отношений между общим правом и правом справедливости после судебных реформ XIX века шло по пути, который сделал возможной определенную рационализацию английского права. Однако этот процесс не вышел за традиционные рамки и не привел, в частности, к отказу от таких прочно укоренившихся в сознании юристов категорий, как общее право и право справедливости

Общие положения о субъектах гражданского и торгового права зарубежных стран: понятие и содержание правосубъектности, виды субъектов гражданского и торгового права, требования, предъявляемые к субъектам торгового права.

Субъектами гражданского и торгового права являются физические лица (граждане) и юридические лица.

В настоящее время правовое положение физических лиц во всех странах урегулировано законами. В странах с кодифицированным гражданским правом этому вопросу посвящены соответствующие разделы гражданских кодексов: во Франции — книга первая ФГК «О лицах»; в Германии — гл. I первой книги ГГУ «Общая часть» и четвертая книга ГГУ «Семейное право». В странах прецедентного права такие нормы содержатся в законах, однако характерным для этих государств является отсутствие единого акта по данному вопросу. Так, в Англии нормы, регулирующие правовое положение физических лиц, содержатся в законах, регулирующих брачно-семейные отношения, специальных законах о правовой помощи несовершеннолетним, гражданско-процессуальном законодательстве. Большое значение как источник права для указанных стран имеет судебная практика, которая не только восполняет многочисленные пробелы в законодательстве, но и до настоящего времени продолжает создавать новые предписания, неизвестные писаному праву. В США издание законов, определяющих правовое положение граждан, составляет компетенцию законодательных органов штатов, поэтому для федерации нет единого законодательства по упомянутому вопросу.

Правовое положение физических лиц в гражданских и торговых отношениях раскрывается через категории правоспособности и дееспособности.

Наряду с отдельными физическими лицами в имущественном обороте принимают самое деятельное участие и объединения таких лиц, которые выступают в нем в качестве самостоятельных субъектов имущественных отношений. Все юридические лица можно разделить на две основные группы: юридические лица публичного и юридические лица частного права.

В праве Франции такие объединения называются «моральными лицами», в Англии — компаниями, а в США — корпорациями. В научной доктрине и законодательстве большинства стран общепризнанным считается термин «юридическое лицо», который был впервые введен в научный оборот германским ученым-правоведом Ф. Савиньи еще в XIX веке.

В современном праве Франции статус юридического лица (person nalite morale), в соответствии с научной доктриной, имеют объединения лиц и (или) капиталов, существующих с юридической точки зрения самостоятельно и независимо от лиц, в них входящих. Эти объединения признаются юридическими лицами после их регистрации в соответствующем государственном органе или реестре (торговом реестре, префектуре и т. п.). Все юридические лица французского права подразделяются на публичные (personnes morales de droit public) и частные (de droit prive). Юридические лица публичного права — это коллективные органы управления регионами, департаментами и коммунами, а также профессиональные союзы.

По праву Германии юридическими лицами являются объединения лиц и (или) капиталов, а также целевого имущества, которые закон признает в качестве самостоятельных субъектов имущественных отношений.

При анализе института юридического лица в праве Англии необходимо отметить, что данный институт сформировался судебной практикой. В настоящее время научная доктрина Англии следующим образом определяет понятие «юридическое лицо» (или компания):

1) участники компании несут ответственность по обязательствам компании в пределах стоимости принадлежащих им паев;

2)имущество компании отграничивается от имущества ее участников;

3)компания существует независимо от ее участников;

4)компания как самостоятельный субъект права от своего имени может заключать сделки и выступать в суде в качестве истца и ответчика.

Таким образом, в основе института юридического лица по английскому праву лежит идея, что юридическое лицо (компания) представляет собой совокупность индивидуумов, которая по ряду соображений трактуется как единое целое, отличное от индивидуумов, являющихся ее членами.

В праве США понятие и основные признаки юридического лица (корпорации), так же как и в Англии, были выработаны соответствующими судебными прецедентами и в обобщенном виде сформулированы в 1819 году Верховным судом США применительно к понятию «корпорация» следующим образом: «Корпорация является искусственным созданием, невидимым, неосязаемым, существующим только в предположении права; она владеет только теми свойствами, которые или ясно предоставляет ей создающий ее устав, или присущи самому ее существованию».

Современная научная доктрина США определяет корпорацию как искусственное образование, обладающее лицом и существующее независимо от его участников, наделенное способностью непрерывного правопреемства независимо от изменений, происходящих в составе его членов, на определенный срок или бессрочно, и действующее как организация или отдельное лицо по делам, которые относятся к общей цели корпорации, в пределах власти и полномочий, возлагаемых на такое лицо законом.

Несмотря на разницу в научных подходах и источниках правового регулирования, дающих различные определения, можно выделить в самом обобщенном виде следующие признаки юридического лица: а) юридическое лицо существует независимо от состава входящих в него участников; б) юридическое лицо обладает самостоятельной волей, не совпадающей с волей отдельных его участников; в) юридическое лицо имеет имущество, обособленное от имущества его участников; г) юридическое лицо несет самостоятельную ответственность по своим долгам всем закрепленным за ним имуществом; д) юридическое лицо вправе совершать от своего имени сделки, разрешенные законом; е) юридическое лицо может искать и отвечать в юрисдикционных органах от своего имени.

Юридические лица публичного права возникают на основании специального публично-правового акта. Юридические лица частного права могут быть образованы (учреждены) тремя способами: разрешительным, явочно-нормативным и явочным.

В Англии доктрина различает четыре способа возникновения правосубъектных объединений:

а) в силу незапамятной давности возникли организации религиозного характера. Данный способ не имеет практического значения в силу его внутренней природы;

б) на основании королевской Хартии, то есть по специальному рескрипту монарха, редко создаются юридические лица, имеющие большое значение для государства, например Банк Англии;

в) на основании специального акта парламента, когда парламент принимает специальный закон о создании компании;

г) на основании общего акта парламента. Таким общим актом парламента является Закон о компаниях 1985 года, в соответствии с которым создаются практически все компании в Соединенном Королевстве.

Правоспособность юридического лица бывает общей и специальной. При общей правоспособности юридическое лицо вправе приобретать гражданские права и нести гражданские обязанности в том же объеме, что и физическое лицо, за исключением тех, которые являются неотъемлемыми свойствами человека (вступление в брак и т.п.).

При специальной правоспособности юридическое лицо вправе вступать лишь в такие гражданские правоотношения, которые предписаны ему законом, уставом либо учредительным актом.


Дата добавления: 2020-04-25; просмотров: 283; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!