О политических задачах университета народов Востока



Речь на собрании студентов КУТВ 18 мая 1925 г

 

Товарищи! Позвольте, прежде всего, приветствовать вас с 4‑летней годовщиной существования Коммунистического университета трудящихся Востока. Нечего и говорить, что я желаю вашему Университету всяческих успехов на трудном пути выработки коммунистических кадров для Востока.

А теперь перейдем к делу.

Если анализировать состав Университета трудящихся Востока, то нельзя не заметить некоторой двойственности этого состава. Университет этот объединяет представителей не менее 50 наций и национальных групп Востока. Слушатели Университета, все они – сыны Востока. Но это определение не дает еще чего‑либо ясного и законченного. Дело в том, что среди слушателей Университета имеются две основные группы, представляющие два ряда совершенно различных условий развития. Первая группа – это люди, приехавшие к нам из советского Востока, из тех стран, где власти буржуазии нет больше, империалистический гнет свергнут, а у власти стоят рабочие. Вторая группа слушателей – это те люди, которые приехали к нам из колониальных и зависимых стран , из тех стран, где все еще царит капитализм, где гнет империализма сохранил всю свою силу, и где еще нужно завоевать независимость, изгнав вон империалистов.

Таким образом, перед нами два Востока, живущих различной жизнью и развивающихся в различных условиях.

Нечего и говорить, что этот двойственный характер состава слушателей не может не накладывать своего отпечатка на работу Университета трудящихся Востока. Этим именно и объясняется, что Университет этот одной ногой стоит на советской почве, а другой – на почве колоний и зависимых стран.

Отсюда две линии в деятельности Университета: одна линия – имеющая своей целью создать кадры, могущие обслужить нужды советских республик Востока, и другая линия – имеющая своей целью создать кадры, могущие обслужить революционные потребности трудящихся масс колониальных и зависимых стран Востока.

Отсюда же вытекают два рода задач, стоящих перед Университетом трудящихся Востока.

Рассмотрим эти задачи КУТВ, каждую в отдельности.

 

I. Задачи КУТВ в отношении советских республик Востока

 

В чем состоят характерные особенности существования и развития этих стран, этих республик в отличие от колониальных и зависимых стран?

Во‑первых, в том, что республики эти свободны от империалистического гнета.

Во‑вторых, в том, что они развиваются и консолидируются, как нации, не под эгидой буржуазных порядков а под эгидой Советской власти. Это беспримерный факт в истории, но это все же факт.

В‑третьих, в том, что, поскольку они мало развиты в промышленном отношении, они могут опереться в своем развитии целиком и полностью на поддержку промышленного пролетариата Советского Союза.

В‑четвертых, в том, что, будучи свободными от колониального гнета, находясь под защитой диктатуры пролетариата и состоя членами Советского Союза, республики эти могут и должны приобщаться к социалистическому строительству нашей страны.

Основная задача состоит в том, чтобы облегчить дело приобщения рабочих и крестьян этих республик к строительству социализма в нашей стране, создать и развить предпосылки, применительно к особым условиям существования этих республик, могущие двинуть вперед и ускорить это приобщение.

Отсюда вытекают очередные задачи, стоящие перед активными работниками советского Востока:

1) Создать промышленные очаги в советских республиках Востока, как базы для сплочения крестьян вокруг рабочего класса. Вы знаете, что это дело уже начато и оно будет идти вперед по мере хозяйственного роста Советского Союза. Наличие разного рода сырья, имеющегося в этих республиках, является порукой тому, что дело это со временем будет доведено до конца.

2) Поднять сельское хозяйство и, прежде всего, орошение. Вы знаете, что это дело также двинуто вперед, по крайней мере в Закавказье и Туркестане.

3) Поднять и двинуть вперед дело кооперирования широких масс крестьян и кустарей, как вернейший путь включения советских республик Востока в общую систему советского хозяйственного строительства.

4) Приблизить Советы к массам, сделать их национальными по составу и насадить, таким образом, национально‑советскую государственность, близкую и понятную трудящимся массам.

5) Развить национальную культуру, насадить широкую сеть курсов и школ как общеобразовательного, так и профессионально‑технического характера на родном языке для подготовки советско‑партийных и профессионально‑хозяйственных кадров из местных людей.

Выполнить эти задачи – это именно и значит облегчить дело социалистического строительства в советских республиках Востока.

Говорят об образцовых республиках советского Востока. Но что такое образцовая республика? Образцовая республика есть такая республика, которая выполняет все эти задачи честно и добросовестно, создавая тем самым тягу рабочих и крестьян соседних колониальных и зависимых стран к освободительному движению.

Я говорил выше о приближении Советов к трудящимся массам национальностей, – о национализации Советов. Но что это значит и как оно проявляется на практике? Я думаю, что образцом такого приближения к массам можно было бы считать законченное недавно национальное размежевание в Туркестане.[32] Буржуазная пресса усматривает в этом размежевании “большевистскую хитрость”. Между тем ясно, что тут проявилась не “хитрость”, а глубочайшее стремление народных масс Туркменистана и Узбекистана иметь свои собственные органы власти, близкие и понятные им. В эпоху дореволюционную обе эти страны были разорваны на куски по различным ханствам и государствам, представляя удобное поле для эксплуататорских махинаций “власть имущих”. Теперь настал момент, когда появилась возможность воссоединить эти разорванные куски в независимые государства для того, чтобы сблизить и спаять трудящиеся массы Узбекистана и Туркменистана с органами власти. Размежевание Туркестана есть, прежде всего, воссоединение разорванных частей этих стран в независимые государства. Если эти государства пожелали потом вступить в Советский Союз в качестве равноправных его членов, то это говорит лишь о том, что большевики нашли ключ к глубочайшим стремлениям народных масс Востока, а Советский Союз является единственным в мире добровольным объединением трудящихся масс различных национальностей. Для того, чтобы воссоединить Польшу, буржуазии потребовался целый ряд войн. А для того, чтобы воссоединить Туркменистан и Узбекистан, коммунистам потребовалось лишь несколько месяцев разъяснительной пропаганды.

Вот как надо сближать органы управления, в данном случае Советы, с широкими массами трудящихся различных национальностей.

Вот где доказательство того, что большевистская национальная политика есть единственно верная политика.

Я говорил, дальше, о поднятии национальной культуры в советских республиках Востока. Но что такое национальная культура? Как совместить ее с пролетарской культурой? Разве не говорил Ленин еще до войны, что культур у нас две – буржуазная и социалистическая, что лозунг национальной культуры есть реакционный лозунг буржуазии, старающейся отравить сознание трудящихся ядом национализма?[33] Как совместить строительство национальной культуры, развитие школ и курсов на родном языке и выработку кадров из местных людей со строительством социализма, строительством пролетарской культуры? Нет ли тут непроходимого противоречия? Конечно, нет! Мы строим пролетарскую культуру. Это совершенно верно. Но верно также и то, что пролетарская культура, социалистическая по своему содержанию, принимает различные формы и способы выражения у различных народов, втянутых в социалистическое строительство, в зависимости от различия языка, быта и т. д. Пролетарская по своему содержанию, национальная по форме, – такова та общечеловеческая культура, к которой идет социализм. Пролетарская культура не отменяет национальной культуры, а дает ей содержание. И наоборот, национальная культура не отменяет пролетарской культуры, а дает ей форму. Лозунг национальной культуры был лозунгом буржуазным, пока у власти стояла буржуазия, а консолидация наций происходила под эгидой буржуазных порядков. Лозунг национальной культуры стал лозунгом пролетарским, когда у власти стал пролетариат, а консолидация наций стала протекать под эгидой Советской власти. Кто не понял этого принципиального различия двух различных обстановок, тот никогда не поймет ни ленинизма, ни существа национального вопроса.

Толкуют (например, Каутский) о создании единого общечеловеческого языка с отмиранием всех остальных языков в период социализма. Я мало верю в эту теорию единого всеохватывающего языка. Опыт, во всяком случае, говорит не за, а против такой теории. До сих пор дело происходило так, что социалистическая революция не уменьшала, а увеличивала количество языков, ибо она, встряхивая глубочайшие низы человечества и выталкивая их на политическую сцену, пробуждает к новой жизни целый ряд новых национальностей, ранее неизвестных или мало известных. Кто мог подумать, что старая царская Россия представляет не менее 50 наций и национальных групп? Однако, Октябрьская революция, порвав старые цепи и выдвинув на сцену целый ряд забытых народов и народностей, дала им новую жизнь и новое развитие. Ныне говорят об Индии как о едином целом. Но едва ли можно сомневаться в том, что, в случае революционной встряски в Индии, на сцену выплывут десятки ранее неизвестных национальностей, имеющих свой особый язык, свою особую культуру. И если дело идет о приобщении различных национальностей к пролетарской культуре, то едва ли можно сомневаться в том, что приобщение это будет протекать в формах, соответствующих языку и быту этих национальностей.

Недавно я получил письмо бурятских товарищей с просьбой разъяснить серьезные и трудные вопросы взаимоотношений общечеловеческой и национальной культур. Вот оно:

 

“Убедительно просим дать разъяснение на следующие, очень для нас серьезные и трудные вопросы. Конечная цель коммунистической партии – единая общечеловеческая культура. Как мыслится переход через национальные культуры, развивающиеся в пределах отдельных наших автономных республик, к единой общечеловеческой культуре? Как должна происходить ассимиляция особенностей отдельных национальных культур, язык и т. д.)?”.

 

Я думаю, что сказанное выше могло бы послужить ответом на тревожный вопрос бурятских товарищей.

Бурятские товарищи ставят вопрос об ассимиляции отдельных национальностей в ходе построения общечеловеческой пролетарской культуры. Несомненно, что некоторые национальности могут подвергнуться и, пожалуй, наверняка подвергнутся процессу ассимиляции. Такие процессы бывали и раньше. Но дело в том, что процесс ассимиляции одних национальностей не исключает, а предполагает противоположный процесс усиления и развития целого ряда живых и развивающихся наций, ибо частичный процесс ассимиляции отдельных национальностей является результатом общего процесса развития наций. Именно поэтому возможная ассимиляция некоторых отдельных национальностей не ослабляет, а подтверждает то совершенно правильное положение, что пролетарская общечеловеческая культура не исключает, а предполагает и питает национальную культуру народов так же, как национальная культура народов не отменяет, а дополняет и обогащает общечеловеческую пролетарскую культуру.

Таковы в общем очередные задачи, стоящие перед активными работниками советских республик Востока.

Таковы характер и содержание этих задач.

Необходимо использовать наступивший период усиленного хозяйственного строительства и новых уступок крестьянству для того, чтобы двинуть вперед выполнение этих задач и тем облегчить дело приобщения советских республик Востока, являющихся по преимуществу крестьянскими странами, к строительству социализма в Советском Союзе.

Говорят, что новая политика партии в отношении крестьянства, давая ряд новых уступок (краткосрочная аренда, допущение наемного труда), содержит в себе некоторые элементы отступления. Верно ли это? Да, верно. Но это такие элементы отступления, которые допускаются нами при сохранении громадного перевеса сил на стороне партии и Советской власти. Твердая валюта, развивающаяся промышленность, развивающийся транспорт, укрепляющаяся кредитная система, при помощи которой, через льготный кредит, можно разорить или поднять на высшую ступень любой слой населения, не произведя ни малейших потрясений, – все это такие резервы в руках пролетарской диктатуры, на основе которых некоторые элементы отступления на одном участке фронта могут лишь облегчить подготовку наступления по всему фронту. Именно поэтому некоторые новые уступки крестьянству, допущенные партией, должны будут не затруднить, а облегчить в данный момент дело приобщения крестьянства к социалистическому строительству.

Какое значение может иметь это обстоятельство для советских республик Востока? Оно может иметь лишь то значение, что оно дает в руки активных работников этих республик новое оружие, облегчающее и ускоряющее дело смычки этих стран с общей системой советского хозяйственного развития.

Такова связь между политикой партии в деревне и очередными национальными задачами, стоящими перед активными работниками советского Востока.

В связи с этим задача Университета народов Востока в отношении советских республик Востока состоит в том, чтобы воспитать кадры для этих республик в направлении, обеспечивающем выполнение указанных выше очередных задач.

Университет народов Востока не может оторваться от жизни. Он не есть и не может быть учреждением, стоящим над жизнью. Он должен быть связан с реальной жизнью всеми корнями своего существования. Он не может, ввиду этого, отвлекаться от очередных задач, стоящих перед советскими республиками Востока. Вот почему задача Университета народов Востока состоит в том, чтобы учесть очередные задачи этих республик при воспитании соответствующих кадров для них.

Необходимо при этом иметь в виду наличие двух уклонов в практике активных работников советского Востока, борьба с которыми в стенах этого Университета необходима для того, чтобы воспитать действительные кадры и действительных революционеров для советского Востока.

Первый уклон состоит в упрощенстве, в упрощении тех задач, о которых я говорил выше, в попытке механически пересадить образцы хозяйственного строительства, вполне понятные и применимые в центре Советского Союза, но совершенно не идущие к условиям развития на так называемых окраинах. Товарищи, допускающие этот уклон, не понимают двух вещей. Они не понимают, что условия в центре и на “окраинах” не одинаковы и далеко не тождественны. Они не понимают, кроме того, что сами советские республики Востока не однородны, что одни из них, например Грузия и Армения, стоят на высшей ступени национального оформления, другие из них, например Чечня и Кабарда, стоят на низшей ступени национального оформления, третьи же из них, например Киргизия, занимают среднее положение между этими двумя крайностями. Эти товарищи не понимают, что без приспособления к местным условиям, без тщательного учета всех и всяких особенностей каждой страны нельзя построить чего‑либо серьезного. Результатом этого уклона являются отрыв от масс и перерождение в левых фразеров. Задача Университета народов Востока состоит в том, чтобы воспитать кадры в духе непримиримой борьбы с этим упрощенством.

Второй уклон состоит, наоборот, в преувеличении местных особенностей, в забвении того общего и главного, которое связывает советские республики Востока с промышленными районами Советского Союза, в замалчивании социалистических задач, приспособлении к задачам узкого и ограниченного национализма. Товарищи, допускающие этот уклон, мало заботятся о внутреннем строительстве своей страны, они предпочитают предоставить это развитие естественному ходу вещей. Для них главное не внутреннее строительство, а “внешняя” политика, расширение границ своей республики, тяжба с окружающими республиками, желание отхватить у соседей лишний кусочек и понравиться, таким образом, буржуазным националистам своей страны. Результатом этого уклона являются отрыв от социализма и перерождение в обычных буржуазных националистов. Задача Университета народов Востока состоит в том, чтобы воспитать кадры в духе непримиримой борьбы с этим скрытым национализмом.

Таковы задачи Университета народов Востока в отношении советских республик Востока.

 


Дата добавления: 2018-10-26; просмотров: 30; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ