Становление демократической системы



Содержание

Введение………………………………………………………………………………...…..........3

1.Возникновение Афинского государства………………………………………………….......5

2. Реформы Солона…………………………………………………………………………..…..8

3. Становление демократической системы…………………………………………………...19

4. Порядок формирования и функционирования основных органов Афинского государства……………………………………………………………………………………...21

Заключение……………………………………………………………………………..……….26

Список литературы……………………………………………………………………..………28

 

Введение

 

Ранние очаги цивилизации и первые протогосударства возникли в средиземноморском бассейне еще в III – II тысячелетии до н.э., причем не без заметного влияния восточного мира. В последующем, особенно в период «великой колонизации» (VIII-VII вв. до н.э.), с основанием целого ряда греческих поселений (городов) на азиатском побережье, взаимодействие двух цивилизаций стало еще более тесным и глубоким. Греческие города в Малой Азии – Милеет, Эфес и др. стали распахнутыми воротами, через которые осуществлялись торговые, культурные и иные связи тогдашних Востока и Запад. Все возрастающие политические контакты греков, а позднее римлян с восточными странами позволяли им использовать и переосмысливать чужой, заморский государственно – правовой опыт, искать свои более рационалистические подходы к законотворчеству и к политике.[1]

В конце 11 тысячелетия до н.э., в греческом мире наблюдалась сравнительно общая тенденция к усилению власти царя как военачальника, судьи, верховного руководителя дворцового хозяйства и т.д. В методах его правления все более проступали деспотические черты, присущие монархам древности, особенно восточным. Аналогичную картину можно видеть несколькими веками позже в Риме в эпоху царей.

Распад патриархально-общинных связей, на которые опиралась единоличная власть царя (базилевса, рекса), рост оппозиции со стороны аристократических семей, обладающих большими богатствами и общественным влиянием, имели своим результатом практически во всем античном мире уничтожение царской власти, сопровождавшееся в ряде случаев (как было в Риме с Тарквинием Гордым) убийством самого царя.

Ликвидация монархии привела к победе в античном мире республиканского строя, а также к окончательному утверждению (до эпохи кризиса и разложения рабовладельческого общества) полисной системы организации государства. Но в раннереспубликанский период демократический потенциал, присущий полисной системе, предусматривающей элементы непосредственной демократии (народные собрания и т.д.), не получил полного развития. Простой народ в полисах, не имевший политического опыта и черпавший свои представления о власти из патриархально-религиозного прошлого, уступил бразды правления практически во всех античных полисах родовой, жреческой и новой имущей аристократии. Именно таковой была государственная власть в Афинах накануне реформ Солона, в ранний период патрицианской республики в Риме и т.д.

Процесс демократизации политической жизни в античных городах-государствах сопровождался обострением борьбы между аристократией, державшей в своих руках власть и стремившейся законсервировать старые полисные порядки, и народом (демосом), все более осознающим свое гражданское единство. Результатом этой борьбы (эвпатридов и демоса в Афинах, патрициев и плебеев в Риме и т.д.) стала серия законодательных реформ, подрывающих монополию аристократии в государственных органах и создающих основу для развития демократических институтов.

 

Возникновение Афинского государства

 

Во II тысячелетии до н. э. греческие племена заселили юг Балканского полуострова. Отгороженные друг от друга естественными преградами горной страны, они с тем большим рвением стали оберегать свою обособленность. В тесных пределах каждого из таких районов вырастет с течением времени столица: Коринф, Мегары, Фивы, Спарта.

В конце II тысячелетия греки, соединившись в единое войско и избрав себе одного вождя, осадили малоазиатский город Трою. В древнегреческом обществе классов еще нет, но разделение на простой народ и родовую знать глубоко укоренилось. Лучшие земли, большие стада, все основные посты находятся в руках последней. Государства еще нет. Племенем управляют народное собрание (одновременно войско), совет старейшин, вождь - базилевс (одновременно военные предводители) - военная демократия - последний период первобытнообщинного строя.

Земледелие становится главной отраслью хозяйства, оттесняя скотоводство. Ремесло выделяется в самостоятельную отрасль. Обмен товарами принимает регулярный характер. Появляются купцы. Рабство все более укореняется, и уже не только в домах и хозяйствах знати. Образуется семья с господством мужчины. На территории фратрий и племен селились во множестве чужаки, то есть хотя и соотечественники, но принадлежащие к другим племенам, фратриям и родам. Население смешивалось и оттого становились невозможными старые формы управления. Все это - основа для перехода к государству.

Ионийцам, как назывался союз четырех племен, досталась во время переселения малоплодородная область, омываемая морем, - Аттика. Земледелие здесь было ограничено сравнительно небольшим районом, зато имелись благоприятные условия для ремесла и морской торговли. Сельская община здесь стала быстро разлагаться; земельные наделы сделались частной собственностью отдельных фамилий. VШ столетие до н. э. - в Аттике вырос город - Афины.

Территорию Аттики населяло в конце II тысячелетия до н.э. четыре племени, каждое из которых имело свое народное собрание, совет старейшин и выборного вождя – бизилевса. [2]

Переход к производящей экономике с индивидуализацией труда привел к разделу общинной земли на участки с наследственным семейным владением, к развитию имущественной дифференциации и постепенному выделению родовой верхушки и обнищанию массы свободных общинников, многие из которых превращались в сфетов – батраков или за долги попадали в рабство. Эти процессы ускорялись благодаря развитию ремесла и торговли, чему благоприятствовало приморское положение Афин. Богатые семьи стали и первыми собственниками рабов, в которых обращали военнопленных. К началу I тысячелетия до н.э. рабовладение было распространенным явлением, хотя эксплуатация рабского труда еще не стала основой общественного производства. Рабы были заняты главным образом в домашнем хозяйстве, ремесле, реже на полевых работах. Наряду с ними трудились и их хозяева, хотя рабы выполняли наиболее тяжелые работы. Только со временем рабский труд станет преобладать, а рабовладельцы, прежде всего крупные, перестанут участвовать в производительном труде. Родоплеменная организация власти начинает приспосабливаться к обеспечению интересов не только ее членов, но и богатеющей верхушки свободных, к эксплуатации рабов. В народном собрании возрастает влияние знатных родов, из их представителей формируется совет старейшин и избираются базилевсы.

Первобытное общество превращается в политическое общество, часто называемое военной демократией. Но и оно, сохраняя традиции родоплеменной организации власти, не было способно разрешить или хотя бы умерить развившиеся в обществе антагонизмы – между складывающимися классами рабов и свободных, между рядовыми общинниками и родоплеменной верхушкой. Важную роль сыграли и внешние факторы его существования.

Географические условия, требовавшие приспособления ведения хозяйства к условиям окружающей природной среды, истощение локальных природных ресурсов, усилившееся с переходом к производящей экономике, развитие обмена и связанная с ним интенсификация межплеменных контактов и, как следствие, ослабление кровнородственных связей и ассимиляция родов и племен, необходимость урегулирования и устранения возникающих конфликтов, вышедших за племенные рамки, стали предпосылками для объединения племен Аттики по единой властью.

Следствием этого и одновременно важным этапом в длительном процессе образования государства в Афинах были реформы, связываемые по традиции с именем легендарного героя Тесея. Приписываемые ему реформы – результат постепенных изменений, происходивших в течение ряда веков и завершившихся к VIII в. До н.э. Одной из таких реформ было объединение (синойкизм) племен, населявших Аттику, в единый афинский народ. В результате синойкизма в Афинах был создан совет, управлявший делами всех четырех племен. По старой родоплеменной организации был нанесен первый удар.

Афинский полис становится территориальной формой политической организации общества.

Территориальная организация общества настоятельно требовала единообразного (независимого от племенных различий) и, следовательно, централизованного управления общественными делами, гораздо более активного регулирования развивающихся социальных отношений. Ранее достаточно монолитное родоплеменное общество оказалось в сложном положении. Но уже возникали новые острые конфликты в связи с усиливающейся имущественной дифференциацией в Аттике. Эти конфликты, наиболее отчетливо проявившиеся в углубляющихся противоречиях между свободными афинянами и различными группами неполноправного и зависимого населения (феты, иностранцы, рабы и д.т.), создавали почву для формирования новых механизмов власти. Возникла необходимость в политической (государственной) власти, стоящей над обществом и способной стать, с одной стороны, средством соглашения и примирения, с другой – силой подчинения и порабощения. Начало этому было положено закреплением не только социального, но и политического неравенства между свободными, их разделением (также приписываемым Тесею) на эвпатриодов – благородных, геомеров – землевладельцев и демургов – ремесленников.

К эвпатридам, родоплеменной верхушке, перешло исключительное право на занятие общественных должностей, что вело к дальнейшему отделению публичной власти от населения. Геоморы и демиурги вместе с торговцами и бедняками, составлявшими большинство свободных, постепенно отстранялись от непосредственного активного управления общественными делами. За ними сохранилось лишь право участвовать в народном собрании, роль которого в это время значительно упала. Вместе с тем положение мелких землевладельцев становилось все более тяжелым. Они разорялись и вынуждены были закладывать за долги земли. Наряду с залогом земли возникла и долгоая кабала, по условиям которой неисправный должник мог быть продан в рабство за границу.

Эвпатриды, опираясь на свое богатство и исключительное право на занятие общественных должностей, постепенно власть базилевса, связанную с традициями родовой демократии. Его функции переходят к новым, выбранным из эвпатридов должностным лицам – архонтам. Поначалу должность архонта была позжизненой, затем ее ограничили десятилетним сроком.

       С VIII в. До н.э. стали избираться девять архонтов сроком на один год. Коллегия архонтов не только восприняла военные, жреческие и судебные функции базилевса, но и со временем взяла в свои руки все руководство страной.

       Тогда же, в VIII в. До н.э., возник еще один новый орган публичного управления – ареопаг. Заменив совет старейшин, ареопаг избирал и контролировал архонтов, а также народное собрание, и осуществлял высшую судебную власть. В состав ареопага входили все большие и действующие архонты, т.е. опять – таки представители эвпатридов.

       Аттичсекое общество превращается в политическое общество – общество, находящееся под властью, выделившейся из него и стоящей над ним. Былому синкретизму (нерасчлененности) общества и власти приходит конец.[3]

       Одновременно продолжает развиваться и другой процесс, характерный для возникновения государства, - территориальное деление населения. В VIII в. До н.э. страна была разделена на округа – навкрарии, были обязаны на свои средства построить и снарядить военный корабль, а также поставить для него экипаж.

 

Реформы Солона

 

К VI в. до н.э. в Афинах складывается крайне сложная обстановка. Развитие товарно-денежных отношений привело к дальнейшему социальному расслоению свободного населения. В среде эвпатридов и геоморов выделяются богатые землевладельцы, некоторая часть эвпатридов беднеет, а геоморов — превращается в батраков, обрабатывающих чужую землю, получая за это 1/6 часть урожая, или попадает в долговую кабалу, теряет свободу и продается в рабство за границу. Растет экономическая роль богатой торгово-ремесленной верхушки горожан, по-прежнему отстраненной от власти. Растет и число бедняков - фетов. Все неустойчивее становится положение средних и мелких землевладельцев и ремесленников. В результате в среде свободных возникает целый комплекс противоречий — между богатыми и обедневшими эвпатридами, все еще удерживающими власть, и богачами из землевладельцев, торговцев и ремесленников, стремящимися к власти и использующими недовольство бедноты и средних и мелких собственников. Эти противоречия кристаллизовались как противоречия между богатой родовой аристократией и народом (демосом), возглавляемым богачами.[4]

Для смягчения этих противоречий и сплочения всех свободных в единый господствующий класс требовались глубокие социальные и политические преобразования. Начало им положил Солон, избранный архонтом в 594 до н.э. Хотя Солон эвпатридом, он разбогател на торговле и пользовался доверием среди широких слоев населения. Главной целью реформ Солона было примирение интересов различных враждующих группировок свободных. Поэтому носили компромиссный, половинчатый характер.

Отец Солона, некогда очень богатый, основательно расстроил своё состояние, щедро помогая нуждающимся, и молодому Солону пришлось поначалу заняться торговлей. Путешествия, неизбежные при его роде деятельности, расширили его умственный кругозор, ознакомление с нравами чужих стран способствовало развитию его дарований. С ранних лет начал он пробовать свои силы в поэзии; и навыки, приобретённые им в этом искусстве, пригодились ему в дальнейшем, чтобы облечь в этот приятный наряд политические правила и моральные истины. К тому же он был храбрым военачальником, овладел для республики островом Саламином, оказал ей ещё и другие значительные услуги на полях сражений. В те времена между философией и деятельностью на государственном и военном поприще не существовало такого разрыва, как ныне; мудрец был и лучшим государственным мужем, и самым опытным полководцем, и наиболее храбрым воином. Чем бы он ни занимался как гражданин, его мудрость сопутствовала ему. Слава Солона разнеслась по всей Греции, и он оказывал весьма значительное влияние на общее положение дел в Пелопоннесе.[5]

Солон был человеком в равной мере приемлемым для всех существовавших в Афинах партий. Богатые возлагали на всех существовавших в Афинах партий. Богатые возлагали на него большие надежды, потому что у него самого было состояние. Бедные доверяли ему, потому что он слыл человеком высокой честности. Рассудительные люди между афинянами хотели бы видеть его своим государём, ибо монархия казалась им наиболее верным средством пресечь борьбу партий; его родственники хотели того же, но из своекорыстных соображений, ибо надеялись разделить с ним власть. Солон отвергнул этот совет. «Монархия, — сказал он, — прекрасное обиталище, но оно не имеет выхода».

Он ограничился тем, что позволил назначить себя архонтом, а также законодателем, причём эти высокие должности он принял весьма неохотно, исключительно ради блага своих сограждан.

Решающее значение для становления и развития Афинского государства имели реформы знаменитого политического деятеля той эпохи Солона. Прежде всего, они (реформы) способствовали переходу от родового общества к классовому.

Вот что написал о Солоне Плутарх: Поскольку неравенство между бедными и богатыми дошло тогда, так сказать, до высшей точки, государство находилось в чрезвычайно опасном положении. Весь простой народ был в долгу у богатых: одни обрабатывали землю, платя богатым 6-ую часть урожая, другие брали у богатых в долг деньги под залог тела; их заимодавцы имели право обратить в рабство, при этом одни оставались рабами на родине, других продавали на чужбину. Многие вынуждены были продавать даже собственных детей (никакой закон не воспрещал этого) и бежать из отечества из-за жестокости заимодавцев. Но огромное большинство, и к тому же люди большой физической силы, собирались и уговаривали друг друга не оставаться равнодушными зрителями, а выбрать себе одного вожака, надежного человека и освободить должников, пропустивших срок уплаты, а землю переделить и совершенно изменить государственный строй.

Тогда наиболее рассудительные люди в Афинах, видя, что Солон, пожалуй, единственный человек, за которым нет никакой вины, который не является сообщником богатых в их преступлениях и в тоже время не угнетен нуждою, как бедные, стали просить его взять в свои руки государственные дела и положить конец раздорам. Впрочем, Фаний Лесбосский рассказывает, что сам Солон для спасения отечества прибегнул к обману обеих сторон: неимущим он оп секрету обещал раздел земли, а людям богатым - обеспечение долговых обязательств.

Его выбрали архонтом, а вместе с тем посредником и законодателем. Все приняли его с удовольствием: богатые - как человека зажиточного, бедные - как честного.

Начал он с того, что обнародовал знаменитый указ, получивший название сисахфии, или снятия бремени. Этим указом все должники освобождались от долговых обязательств; кроме того, заимодавцам отныне возбранялось давать ссуды на условиях кабальной зависимости. Это постановление было бесспорно насильственным посягательством на частную собственность, но насущные нужды государства делали такое насилие необходимым. Из двух зол оно представляло собой меньшее, ибо тех, кто был осчастливлен им, насчитывалось во много раз больше, нежели тех, кто пострадал от него.

При помощи этого благодетельного эдикта Солон раз навсегда сбросил тяжкое бремя, на протяжении многих столетий угнетавшее беднейшие слои населения, но и не ввёрг в нищету богатых, ибо оставил им в неприкосновенности их владения. Он лишь отнял у них возможность творить неправедные дела. И, однако, он от бедняков стяжал не большую благодарность, чем от богачей. Бедняки рассчитывали на полный и равный раздел земли между всеми, пример чего был дан Спартою, и поскольку Солон не оправдал этих ожиданий, они открыто выражали своё недовольство. Они забывали при этом, что законодатель обязан быть одинаково справедливым как в отношении бедных, так и богатых и что мера Ликурга не заслуживает подражания именно в силу того, что в основу её положена несправедливость, чего следует всячески избегать.

Неблагодарность народа исторгла у законодателя смиренную жалобу. «Некогда, — сказал он, — со всех сторон доносились до меня одни восхваления, ныне же я встречаю лишь косые, враждебные взгляды». Вскоре, однако, в Аттике сказались благодетельные последствия изданного Солоном указа. Земля, перед тем закабалённая, ныне стала свободной. Теперь афинский гражданин возделывал как свою собственность поле, на котором раньше работал подёнщиком своего заимодавца. Многие граждане, проданные в чужие края и уже начавшие забывать родной язык, вернулись в своё отечество свободными людьми.

Возродилось доверие к законодателю. Наделив его неограниченной властью над собственностью и правами граждан, ему поручили коренным образом перестроить государство. Первое, что он предпринял, воспользовавшись данными ему полномочиями, была отмена законов Драконта, за исключением тех из них, которыми карались убийство и прелюбодеяние.

После этого он приступил к великой задаче — дать республике новую конституцию.

Имущество всех афинских граждан подверглось оценке, исходя из которой они были разделены на четыре класса, или разряда.

Первый разряд включал тех, кто получал ежегодный доход в количестве пятисот медимнов сыпучих тел или жидкостей.

Во второй входили те, кто имел доход в триста медимнов и возможность содержать лошадь.

В третий — те, кто имел лишь половину такого дохода; их объединяли по двое, чтобы общий доход обоих был равен тем же тремстам медимнам. Поэтому их называли «парной упряжкой».

В четвёртый входили все те, кто не имел недвижимого имущества и жил только на свой заработок: ремесленники, подёнщики, люди искусства.

Представители трёх первых разрядов могли занимать общественные должности; последний разряд не допускался к ним, но в народном собрании его представители пользовались правом голоса так же, как и прочие, и благодаря этому деятельно участвовали в управлении государством. Народному собранию, называвшемуся экклесией, передавались на рассмотрение и окончательное решение все сколько-нибудь значительные дела: выборы должностных лиц, важные тяжбы, финансовые мероприятия, вопрос о мире и войне. Далее, ввиду некоторой неясности законов Солона, во всех тех случаях, когда у судьи возникали сомнения насчёт толкования закона, который он должен был применить, также полагалось обращаться к экклесии, в последней инстанции определявшей, как именно следует понимать данный закон. Приговоры любого суда также можно было обжаловать перед народом. Люди моложе тридцати лет в народное собрание не допускались, но, достигнув этого возраста, афинянин уже не мог безнаказанно оставаться в стороне от общественной жизни, ибо ни к чему не относился Солон так нетерпимо и ни с чем так не боролся, как с равнодушием к общественным делам.

Впоследствии, когда население Афин увеличилось и вместо четырёх установленных Солоном разрядов было создано десять, число пританов возросло с четырёхсот до тысячи. Из этой тысячи в работе сената ежегодно принимало участие не более пятисот, да и то не единовременно. Пятьдесят из них по очереди исполняли свои обязанности пять недель сряду, так что в течение каждой недели было занято всего сряду, так что в течение каждой недели было занято всего десять пританов. Этот порядок исключал всякую возможность произвола, ибо на каждого из пританов приходилось столько же свидетелей и наблюдателей его поступков, сколько было членов сената; ведь каждый последующий притан всегда мог без помехи ознакомиться с деятельностью своего предшественника. В течение этих пяти недель созывались четыре народных собрания, не считая внеочередных, благодаря чему ни одно дело не могло оставаться в течение долгого времени нерешённым и задерживать тем самым рассмотрение других дел.

Желая оставить все высшие должности за богатыми, как и было прежде, а к прочим должностям, в исполнении которых простой народ раньше не участвовал, допустить и его, Солон ввел оценку имущества граждан. Так, тех, кто производил в совокупности 500 мер продуктов, как сухих, так и жидких, он поставил первыми и назвал их «пентакосиомедимнами», вторыми поставил тех, кто мог содержать лошадь или производить 300 мер; этих называли «принадлежащими к всадникам»; «зев гитами» были названы люди 3-го ценза, у которых было 200 мер тех и других продуктов, вместе взятых. Все остальные назывались «фетами»; им он не позволил исполнять никакой должности; они участвовали в управлении лишь тем, что могли присутствовать в народном собрании и быть судьями. Последнее казалось вначале ничего не значащим правом, но впоследствии, стало в высшей степени важным, потому что большая часть важных дел попадала к судьям. Далее, на приговоры по тем делам, решение которых Солон предоставил должностным лицам, он позволил также апеллировать в суд.[6]

Солон составил совет Ареопага из ежегодно сменяющихся архонтов; он и сам был его членом как бывший архонт. Но, видя в народе дерзкие замыслы и заносчивость, порожденные уничтожением долгов, он учредил второй совет, выбрав в него по 100 человек от каждой из 4-ех фил («Совет 400-от»). Им он поручил предварительно, раньше народа, обсуждать дела и не допускать внесения ни одного дела в народное собрание без предварительного обсуждения. А «верхнему совету» он предоставил надзор за всем и охрану законов.

Помимо вновь созданного им сената с его пританами, Солон возвратил также былое значение ареопагу, униженному в своё время Драконтом, который считал его слишком человечным. Сделав ареопаг верховным блюстителем и стражем законов, Солон закрепил, по словам Плутарха, республику на двух этих судилищах, то есть сенате и ареопаге, словно на двух якорях.

Оба этих судебных учреждения были созданы с целью охранять государство и его законы от посягательств на них. Десять других судов были заняты отправлением правосудия на основе этих законов. Смертоубийства разбирались четырьмя судебными учреждениями: Палладием, Дельфинием, Фреаттией и Гелиэей. Два первых были основаны ещё при царях, и Солон лишь упрочил их положение. Непредумышленные убийства разбирались Палладием. Перед Дельфинием представали лишь те, кто считал совершённое ими убийство дозволенным. Суду Фреаттии подлежали исключительно те, кому вменялось в вину предумышленное убийство, совершённое после того, как в наказание за непредумышленное убийство им было предписано покинуть пределы страны. В последнем случае обвиняемый находился на корабле, а судьи стояли на берегу. Если они устанавливали его невиновность, он спокойно возвращался к месту своего изгнания, теша себя радостной надеждой, что, быть может, когда-нибудь сможет вернуться домой. Если, напротив, его признавали виновным, он столь же беспрепятственно возвращался в изгнание, но уже навеки утрачивал родину.

Четвёртым уголовным судом была Гелиэя, обязанная своим названием солнцу, ибо собиралась она обычно сейчас же после восхода солнца и в месте, озаряемом солнцем. Гелиэя была особой комиссией при других важнейших судах; члены её были одновременно и судьями и должностными лицами. В их обязанности входило не только применять законы и следить за их исполнением, но также вносить в них поправки и определять правильное их толкование. Заседания Гелиэи происходили в торжественной обстановке, и страшная клятва обязывала членов её служить только истине.

По вынесении смертного приговора и при условии, что осуждённый не воспользовался своим правом добровольно уйти в изгнание, его передавали одиннадцати мужам; это была йти в изгнание, его передавали одиннадцати мужам; это была комиссия, состоявшая из десяти членов, по одному от каждого разряда; одиннадцатым был палач. Эти одиннадцать человек осуществляли надзор за тюрьмами и приводили в исполнение смертные приговоры. В Афинах применяли три вида казни. Преступника либо низвергали в пропасть или в морскую пучину, либо его обезглавливали мечом, либо давали ему выпить цикуту.

Следующей по тяжести карою была высылка за пределы страны. В счастливых странах это — ужасное наказание; нет, однако, недостатка и в таких странах, высылка из которых отнюдь не представляет собою несчастья. То, что высылка была вторым по тяжести наказанием, непосредственно следовавшим за смертною казнью, и то, что в тех случаях, когда она присуждалась навеки, её приравнивали к казни, свидетельствует о высоко развитом у афинян чувстве национального достоинства. Афинянин, изгнанный из своего отечества, не мог во всём мире обрести другие Афины.

Один из законов Солона велит каждому гражданину рассматривать оскорбление, нанесённое кому бы то ни было, как обиду, нанесённую ему самому, и никоим образом не успокаиваться, покуда обидчик не получит возмездия. Это превосходный закон, если мы будем исходить из того, какова его цель. Цель же его — внушить каждому гражданину чувство живого участия ко всем остальным и приучить всех и каждого смотреть на себя, как на звено единого целого. Какой приятною неожиданностью было бы для нас оказаться в стране, где всякий прохожий, по собственному почину, защитил бы нас от любого обидчика! Но насколько умалилось бы испытанное нами от этого удовольствие, когда бы нам стало известно, что он должен был совершить это благое дело по принуждению.

Другой изданный Солоном закон объявляет бесчестным всякого, кто уклоняется от борьбы во время гражданских смут. И этот закон несомненно вызван наилучшими побуждениями. Законодатель стремился вложить в душу каждого гражданина живейший интерес к государству. Равнодушие к родине было для него наиболее ненавистной чертою в характере гражданина. Уклонение от борьбы и впрямь может быть следствием подобного равнодушия; но Солон забывал, что оно же нередко бывает вызвано самым пламенным интересом к отчизне; это происходит тогда, когда обе стороны не правы, обе влекут её к гибели.

Эти законы, согласно его указаниям, должны были сохранять силу не больше ста лет. Он понимал, что законы — лишь слуги воспитания, что народы, достигнув зрелого возраста, нуждаются в ином руководстве, чем во времена своего детства.

Солона упрекали в том, что он предоставил народу слишком большую власть, и этот упрёк не лишён основания. Заботливо избегая одного подводного камня — олигархии, он чрезмерно приблизился к другому подводному камню — анархии, но не подошёл к ней вплотную, а только приблизился, так как сенат пританов и судилище ареопага держали народовластие в крепкой узде.

Зла, неотделимого от демократии, непродуманных, подсказанных страстью решений и незатухающей борьбы партий, разумеется, нельзя было избегнуть и в Афинах. Но это зло следует скорее относить за счёт избранной законодателем формы, нежели приписывать его существу демократии. Солон совершил крупную ошибку, дозволив народу выносить решения не через своих представителей, а непосредственно; при скоплении огромной толпы это не могло протекать без замешательства и беспорядков, и, поскольку большая часть этой толпы была неимущей, порою также не обходилось и без подкупа.

Значения реформ Солона.

Итак, из вышеописанного мы видим, что к тому времени, когда Солон стал первым архонтом (594 г. до н. э.), задолженность мелких землевладельцев приняла устрашающие размеры. За неуплату долга владельца клера, его жену, детей разрешалось продать в рабство за границу. Над основной массой общинников возникла угроза всеобщего закабаления. «Некоторые в отчаянии бежали от кредиторов и бродят из страны в страну», - горестно отмечал Солон. Алчность эвпатридов не знала пределов. Разорение землевладельцев, всеобщая задолженность бедноты, политическое бесправие народа вызвали острейший политический кризис. Росло недовольство торговцев и ремесленников. Дело шло к восстанию.

Солон был первым из знати, кто заметил опасность. Преодолевая сопротивление верхушки аристократов, он провел крупные реформы, которые затронули многие стороны общественной жизни. Ущемляя интересы знати и делая уступки демосу, Солон спасал еще не окрепшее рабовладельческое государство.

Солон стремился ослабить противоречия между богатыми и обедневшими гражданами, не допустить социальных потрясений. Ущемив имущественные интересы эвпатридов, он предотвратил возможность массовых выступлений разорившихся общинников. Он удовлетворил требования зажиточной части демоса: земледельцев, купцов, ремесленников. Реформы повлияли на демократизацию Афинского государства, социальной основой которого стали средние и мелкие земельные собственники, верхушка ремесленников и купцов.

Закат жизни Солона был не столь безмятежным, как он того заслужил. Чтобы избавиться от назойливости афинян, ежедневно докучавших ему расспросами и предложениями, он, после того как законы его были приняты и вошли в силу, совершил путешествие в Малую Азию, на острова и в Египет, где беседовал с мудрейшими людьми своего времени; он посетил царя Креза в Лидии и побывал при дворе египетского царя в Саисе. Возвратившись в Афины, Солон нашёл государство раздираемым на части борьбою трёх партий, во главе которых стояли теперь опасные люди — Мегакл и Писистрат. Мегакл стал могущественным и грозным противником благодаря своим огромным богатствам. Писистрат — благодаря выдающемуся уму и талантам. Писистрат, когда-то любимец Солона, Юлий Цезарь Афин, появился однажды перед народным собранием распростёртый на колеснице, мертвенно бледный, весь забрызганный кровью, струившейся из раны, которую он сам себе нанёс в руку. «Взгляните, — воскликнул он, — как из-за вас разделались со мною враги! Жизнь моя всегда будет в опасности, если вы не примете мер к её защите». Тотчас друзья Писистрата предложили, по его же наущению, приставить к нему стражу с тем, чтобы телохранители неотступно следовали за ним всякий раз, как он отправится в общественное место. Солон догадался о коварстве этого предложения и горячо, но тщетно возражал против него; оно было принято, к Писистрату приставили телохранителей, и вскоре он, подчинив их своей воле, овладел афинскою крепостью. Теперь с глаз народа спала завеса, но было поздно. Ужас объял Афины; Мегакл с приверженцами бежал из города, уступая его узурпатору.[7]

Впрочем, Афины не стали добычей варвара. Писистрат был благороден и чтил законы Солона. В дальнейшем он дважды был свергнут своим соперником и дважды снова овладевал городом, пока, наконец, упрочив свою власть, не стал спокойно управлять государством; его подлинно значительные заслуги и великие добродетели заставили забыть о том, что он узурпатор. Покуда он стоял у власти, никто не чувствовал, что Афины потеряли свободу, настолько мягким и чуждым гнёта было его правление; казалось, властитель не он, но законы Солона. Писистрат положил начало золотому веку Афин; при нём занялась пленительная заря греческого искусства. Он умер, оплакиваемый всеми, как любимый отец.

После него унаследовали власть сыновья его Гиппий и Гиппарх, названные так в честь знакомых лошадей (526 г. до Р. Х.). Но вскоре одного сына убили, другого изгнали из отечества.

Особое значение имели земельная и политическая реформы. Солон отменил часть долговой кабалы. Все долговые камни с полей убирались, проданные в рабство должники подлежали выкупу. Эти реформы получили название «Сисахфия». Самозаклад должника запрещался. Взыскание любого долга нельзя было обращать на личность ответчика. Многим крестьянам были возвращены их участки земли. Считают, что Солон установил максимум земельного надела. Однако произвести перераспределение земли он не решился. Ссудные проценты не были уменьшены, что было на руку ростовщикам. Отмена долговой кабалы нанесла сильный удар по интересам крупных землевладельцев из числа знати. Она удовлетворила насущные интересы средних и мелких землевладельцев.

Сисахфия посягала на интересы родовой знати и была уступкой демосу. В то же время Солон не выполнил важного требования бедноты — не произвел передела земли, хотя и установил максимальный размер земельного владения. Но разрешив в интересах богатых афинян свободную куплю-продажу земли и дробление земельных владений, он сделал неизбежным дальнейшее обезземеливание бедноты.

С именем Солона связана также цензовая реформа, которая была направлена на уничтожение наследственных привилегий знати, замену привилегий происхождения привилегиями богатства. Солон закрепил деление граждан на четыре разряда по имущественному признаку.

Впервые была узаконена свобода завещания. Любые виды имущества, в том числе и земельные участки, можно было продавать, закладывать, делить между наследниками и т. д. Такой свободы обращения с земельным наделом родовое общество не знало. Солон содействовал развитию ремесла, торговли. Он унифицировал систему мер и весов, провел денежную реформу, создал благоприятные условия для внешней торговли Афин и т. д. Родители в старости не могли по закону получать помощь от сыновей, если не обучили их ремеслу.

Самые богатые граждане были отнесены к первому разряду, менее богатые — ко второму и т.д. Каждый разряд имел определенные политические права: общественные должности могли занимать только граждане первых трех разрядов, а должность архонта (и, следовательно, члена ареопага) только граждане первого разряда. Бедняки, входившие в низший, четвертый разряд, этого права по-прежнему были лишены. Но они могли участвовать в народном собрании, роль которого увеличивается. Собрание стало вырабатывать законы, избирать должностных лиц и принимать от них отчеты.

Одновременно предусматривалось, что только лица из 1-го разряда могли избираться военачальниками и архонтами. Из представителей 2-го разряда формировалось конное войско (всадники), из остальных - пешее войско. Ополченцы обязывались иметь свое оружие и находиться в походах на собственном иждивении.

Солон значительно повысил авторитет и значение народного собрания, которое стало созываться чаще и на нем рассматривались наиболее важные государственные вопросы: принимались законы, избирались должностные лица. В работе собрания участвовали также и неимущие граждане.

Одновременно был учрежден «Совет четырехсот» - по 100 человек от каждой филы. В его состав могли избираться все свободные, кроме батраков и нищих. Со временем Совет оттеснил ареопаг на второй план. Его роль возросла в связи с тем, что народное собрание созывалось регулярно. Проекты многих решений готовил Совет, а в необходимых случаях действовал от имени собрания.

Солон также учредил суд присяжных – «галиэю», причем в ее состав избирались граждане всех разрядов. Участие малоимущих граждан в народном собрании, в суде присяжных содействовало развитию афинской рабовладельческой демократии. «Галиэя» была не только главным судебным органом Афин, она также контролировала деятельность должностных лиц.

Итак, Солон стремился ослабить противоречия между богатыми и бедными гражданами, не допустить социальных потрясений. Ущемив имущественные интересы эвпатридов, он предотвратил возможность массовых выступлений разорившихся общинников. Он удовлетворил требования зажиточной части демоса: землевладельцев, купцов, ремесленников. Реформы Солона повлияли на демократизацию Афинского государства, социальной основой которого стали средние и мелкие землевладельцы, верхушка ремесленников и купцов.

Реформы Солона казались верхом политической мудрости, триумфом политики компромисса. Вместе с тем именно реформы Солона убедительно доказывают недолговечность политики компромиссов.

Борьба между демосом и родовой знатью не закончилась полюбовной сделкой. Афины переживают острый политический кризис, завершившийся установлением тирании.

Реформы наносили удар по родовой организации власти и привилегиям родоплеменной аристократии. Они были важным этапом формирования политической организации в Афинах. Но компромиссный характер реформ помешал разрешению острых противоречий. Реформы вызвали недовольство родовой аристократии и не удовлетворили полностью демос. Борьба между ними продолжалась и привела через некоторое время к установлению тирании Писистрата, а затем его сыновей (560 – 527 гг. до н.э.), которые закрепили успехи демоса в борьбе с аристократией и упрочили политический строй, созданный Солоном. Существовашие органы управления продолжали функционировать, но теперь уже под контролем захватившего власть тирана. Тираном в Афинах считался незаконный правитель, не обязательно устанавливающий жестокий режим. Писитрат облегчил положение мелких землевладельцев, представив им кредит. Активная внешняя политика и создание военного флота привлекли на его сторону афинских торговцев. Большой размах строительства общественных сооружений, украшавших город, давал средства существования бедноте. Немаловажную роль играло и соблюдение действовавших в Афинах законов.

Однако эти мероприятия требовали все возрастающих денежных средств, пополнение которых возлагалось на богатых афинян, что в конце концов вызвало их недовольство. При поддержке Спарты, опасавшейся усиления Афин, тирания была свергнута. Предпринятая вслед за этим попытка аристократии захватить власть закончилась неудачей. Опираясь на бедноту, богатая торгово-ремесленная верхушка афинских рабовладельцев, возглавленная Клисфеном, изгнала спартиатов и закрепила свою победу новыми реформами. Реформы Клисфена, проведенные в 509 году до н. э., ликвидировали в Афинах последние остатки родового строя. Они уничтожили старое деление населения на четыре племени.

После смерти Солона, еще долгое время политики обращались к его конституции, используя ее в качестве авторитетного источника права.

Пришедший после свержения писистатидов, Клисфен продолжил дело Солона. В результате его реформ государственный строй стал еще более демократическим, чем при Солоне.

 

Становление демократической системы

 

В первую половину V в. до н.э. Афины превращаются в одно из ведущих государств греческого мира. Этому способствовали победа греческих государств в греко-персидских войнах, интенсивное экономическое развитие Афин и. укрепление в них демократического строя. Образованный в ходе греко-персидских войн союз греческих государств был первоначально возглавлен Спартой. К 70-м годам, когда военные действия были перенесены на море, руководство союзом перешло к Афинам. В 478 году до н.э. был образован Делосский морской союз (симмахия), возглавляемый Афинами. В союз входило 140—160 греческих государств, снаряжавших военные корабли и делавших взносы (форос) в союзную казну. Командование флотом было поручено Афинам.[8]

Со временем постройка флота перешла к Афинам, туда же была переведена с Делоса казна союза, а форос превратился в налог, собираемый с союзников и находившийся в бесконтрольном распоряжении Афин. Недовольство союзников подавлялось силой, на их территории стали создаваться афинские поселения (клерухии), превратившиеся практически в военные гарнизоны, во многие союзные государства направлялись афинские должностные лица, к афинским судам перешло рассмотрение некоторых дел граждан союзных государств, а Совет пятисот стал решать дела союза.

Гегемония Афин в союзе превратила его в могущественную Афинскую архэ — державу, беспощадно эксплуатировавшую союзников, обогащавшуюся за их счет и силой удерживавшую их в союзе.

Изменение внешнеполитического положения Афин, их обогащение повлекли за собой изменения в социально-политических отношениях. Эфиальт почти полностью лишил ареопаг политической власти, передав его основные функции народному собранию, Совету пятисот и гелиэе. За ареопагом сохранились лишь некоторые судебные и религиозные функции.

С именем Перикла связан расцвет афинской демократии. При нем потеряла значение цензовая реформа Солона, поскольку возможность замещения государственных должностей была признана за всеми полноправными гражданами. Для приобщения к активной политической жизни малоимущих граждан вводилось вознаграждение за исполнение государственных должностей.

Отходит в прошлое патриархальное рабство. На смену ему идет классическое, античное рабовладение. Рабы, которые начинают рассматриваться как простые орудия труда, превращаются постепенно в основную производительную силу. Государственные рабы эксплуатируются преимущественно в рудниках и каменоломнях, частные рабы — на полях и в ремесленных мастерских или сдаются внаем.

Численность рабов значительно возросла и примерно в четыре раза превышала число свободных афинян. Противоречие между бесправными рабами и рабовладельцами превратилось в основное антагонистическое противоречие афинского общества. Обострились и противоречия между афинскими гражданами и метеками (поселившимися в Афинах иностранцами), число которых росло и достигло половины численности афинян. Метеки, занимавшиеся торговлей и ремеслом, были существенно ограничены в имущественных правах, полностью лишены права участвовать в политической жизни.

Афинская демократия вступила в период своего расцвета. Важную роль в этом сыграли проведенные в середине V в. до н.э. реформы Эфиальта и Перикла.

Но и после этих реформ существенную роль в истории Афин играли нараставшие противоречия между различными социальными группами свободных афинян. Все более углублявшаяся имущественная дифференциация разделила свободных граждан на две неравные и фактически неравноправные группы — небольшую группу богатых ра-бовладельцев (землевладельцы, торговцы, судовладельцы, ростовщики, хозяева ремесленных мастерских) и основную массу свободной бедноты (земледельцы, ремесленники, моряки) и лишенных собственных средств существования люмпенов, живших за счет подачек государства и богачей.

Афинская демократия в период своего расцвета превратилась в политическую форму совместного господства свободных (рабовладельцев, бедноты, люмпенов) над рабами.

Вместе с тем она была и формой господства рабовладельцев над неимущими согражданами. Она стала и формой, в которой развивались противоречия между свободными — рабовладельцами, с одной стороны, и мелкими производителями и люмпенами — с другой. Эти характерные черты афинской демократии отразились на ее государственном строе.

 

 


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 74;