ОТ СЛОВ К ЧИСТЫМ ЗВУКАМ, К БЫТИЮ 10 страница



Поэтому, когда ученик готов и открыт, как любящая женщина, приглашающая и восприимчивая, готовая, глубоко расслабленная - только тогда мастер может войти и работать. За какие-то мгновения может быть проделана работа, рассчитанная на века. Вы, возможно, не сможете сделать и за многие жизни то, что может быть сделано за эти мгновения. Но тогда вы должны стать уязвимыми, тотально доверяющими. Вы не знаете, что должно случиться и что он будет делать внутри вас.

Женщина боится, потому что половой акт для нее является путешествием в неизведанное. До тех пор, пока она не полюбит мужчину, до тех пор, пока она не будет готова страдать, выносить ребенка, носить ребенка в течение девяти месяцев, а затем сделать жизнь обязательством по отношению к нему, пока она глубоко не полюбит, она не позволит мужчине войти в ее тело, - потому что это не только ее тело, но и вся ее жизнь. Когда она находится в состоянии глубокой любви, тогда она готова страдать, жертвовать собой. А жертва и страдание при глубокой любви есть блаженство.

Но проблема с учеником является более глубокой. Это не является вопросом только физического рождения, рождения нового ребенка, это является вопросом его повторного рождения. Он сам собирается повторно родиться. В некотором смысле он умрет и будет рожден в некотором другом смысле. И это возможно, если мастер войдет в него, но мастер не может насиловать его. Никакое насилие невозможно, ученик должен только способствовать этому. И в этом проблема - очень большая проблема духовного ученичества, потому что ученик все время защищает себя, все время создает все новую и новую защиту вокруг себя. Он ведет себя с мастером точно так же, как он ведет себя с кем-нибудь в миру; все время работают одни и те же защитные механизмы. И тогда бесполезно теряется время, расходуется энергия и откладывается на будущее то, что может произойти прямо сейчас. Но это естественно, и иногда даже с очень великими мастерами ученики упускают свой шанс.

Ананда, один из величайших и ближайших учеников Будды, не мог достигнуть освобождения, пока Будда был жив. Будда был рядом с Анандой в течение сорока лет, а Ананда не мог достигнуть. Но многие, кто пришел после Ананды, достигли, и тогда это стало проблемой. А Ананда был одним из ближайших. Он спал в одной комнате с Буддой, он ходил за Буддой в течение сорока лет непрерывно. Он был тенью Будды; так много, как он знал о Будде, возможно, не знал и сам Будда.

Но он не мог достигнуть; он оставался тем же самым. А единственным барьером была очень обычная вещь: он был старшим двоюродным братом Будды. Это порождало эго.

Будда умер... собрался большой совет по поводу записи всего, что говорил Будда. Это должно было быть записано. Скоро тех, кто жил рядом с Буддой, не станет, поэтому все нужно было записать. Но совет не позволил сделать это Ананде, хотя только он знал все великие переживания, все высказывания Будды, его жизнь, его биографию. Все это было известно Ананде; он один знал так много.

Но совет решил, что Ананда не может быть допущен к этому, потому что он был еще непросветленным. Он не мог записывать высказывания Будды, потому что невежественному человеку нельзя верить. Он не будет вводить в заблуждение специально, но свидетельства невежественного человека не всегда являются достоверными. Он может считать, что что-то происходит, он может относиться к этому искренне - в пределах своего понимания, - но он является человеком, который еще не пробудился. Всему, что он видел и слышал во сне, верить нельзя, поэтому записи могут вести только те, кто пробудился - так решил совет.

Ананда плакал за дверью. Дверь была закрыта, а он оставался у двери в течение двадцати четырех часов, плача, вскрикивая и причитая. Но они не разрешили ему вести записи. Он плакал в течение двадцати четырех часов, а затем он осознал, что же было барьером - почему он был не в состоянии достичь, пока Будда был жив.

В своей памяти он вернулся назад. Жизнь рядом с Буддой в течение сорока лет! Он вспомнил первый день, когда он пришел к нему для посвящения. Но он имел одно условие, вот почему он упустил все посвящение. Он не мог стать посвященным, потому что было выдвинуто условие.

Он пришел к Будде и сказал: «Я пришел к тебе, чтобы стать твоим учеником. Когда я стану твоим учеником, ты будешь моим мастером, и я должен буду следовать всему, что ты скажешь, я должен буду подчиняться. Но сейчас я еще твой старший брат, я могу приказывать тебе, и ты должен будешь подчиняться. Ты не мастер, а я не ученик. Когда я буду посвященным, ты будешь мастером, а я буду учеником. Тогда я не в состоянии буду что-либо сказать, так что прежде, чем я стану учеником, вот мои три условия. Согласись с этими тремя условиями, а затем посвяти меня.» Условия были не очень большими, но условие есть условие, и тогда самоотречение не является тотальным. Это были очень маленькие условия, очень «любящие» условия. Он сказал: «Во-первых, я всегда буду с тобой. Ты не можешь приказать мне идти куда-либо. Пока я жив, я буду твоей тенью; ты не можешь велеть мне удалиться. Дай мне обещание, - потому что позже я буду просто учеником, и если ты прикажешь мне удалиться, я вынужден буду подчиниться. Это будет обещание, данное старшему брату, - что я всегда буду с тобой. Ты не можешь приказать мне идти куда-либо в другое место. Я буду просто твоей тенью; я буду спать в той комнате, в которой спишь ты.

Во-вторых, когда бы я ни сказал: «Прими этого человека», ты должен будешь принять его. Какие бы причины у тебя ни были, чтобы уклониться от встречи, ты должен будешь согласиться. Если я захочу, чтобы кто-либо получил твой даршан - духовное присутствие, - ты должен будешь дать его.

И, в-третьих, если я скажу, что кого-то нужно посвятить, ты не сможешь отказаться. Гарантируй мне выполнение этих трех условий. Обещай мне и затем посвяти меня. Я больше ничего не попрошу, потому что я буду просто твоим учеником,» Когда он вспомнил это, плача и причитая перед дверью совета, когда он вернулся назад в своей памяти, он вдруг осознал, что посвящение не произошло, потому что он не был восприимчивым. Будда согласился и выполнял эти три условия всю свою жизнь. Но Ананда упустил посвящение, ближайший ученик упустил.

И в тот момент, когда он осознал это, он стал просветленным. То, что не могло случиться при Будде, произошло, когда его уже не было: Ананда отрекся от самого себя.

Если имеет место самоотречение, то даже отсутствующий мастер может помочь вам. Если самоотречения нет, то даже живой, присутствующий мастер помочь вам не сможет. Так что при посвящении, при любом посвящении необходимо самоотречение.

Мантра посвящения означает, что когда вы отреклись от самих себя, мастер войдет в вас - в ваше тело, в ваш ум, в вашу душу. Он будет двигаться в вас, чтобы найти для вас звук, чтобы, когда бы вы его ни произносили, вы становились другим человеком в другом измерении.

Мантра не может быть дана до тех пор, пока вы тотально не откажетесь от самих себя, потому что наделение вас мантрой означает, что мастер вошел в вас и почувствовал глубокую гармонию, внутреннюю музыку вашего существования. И затем он дает вам символический звук, который находится в гармонии с вашей внутренней музыкой. В тот момент, когда вы произносите этот звук, вы входите в мир своей внутренней музыки, вводится внутренняя гармония.

Этот звук является просто ключом, а ключ не может быть дан прежде, чем будет изучен замок. Поэтому я не могу дать вам ключ до того, как узнаю ваш замок, потому что ключ имеет значение только тогда, когда он может открывать. Любой ключ не подойдет, каждый человек является специфическим замком - каждый нуждается в конкретном ключе. Вот почему мантра должна держаться в секрете.

Если вы дадите свою мантру кому-нибудь другому, то он может экспериментировать с ней, но этот ключ не подойдет к его замку. А иногда, когда вы насильно вставляете чужой ключ в замок, вы можете разрушить замок, вы можете испортить замок. Вы можете в такой степени его испортить, что даже когда будет найден правильный ключ, он может не сработать. Вот почему мантры следует держать в абсолютном секрете. Их не говорят кому угодно; вы даете такое обещание. Мастер дает вам ключ, этот ключ предназначен только для вас. Вы не можете распространять его - для многих это окажется вредным.

Вам будет позволено давать ключи только тогда, когда ваш замок будет тотально открытым. Но тогда вы не будете давать свой ключ кому-либо. Тогда вы сами будете в состоянии войти в другого. Тогда вы будете в состоянии почувствовать замок и подобрать к нему ключ.

Ключ всегда разрабатывается мастером. Когда имеется куча ключей, то тот, кто не знает, может подумать, что все ключи одинаковы. Они могут иметь очень небольшие различия, минимальные различия, даже одно и то же слово может использоваться по-разному. Например, аум. Оно имеет три звука - А-У-М. Если ударение делается на У, на средний звук, то это один ключ. Если ударение делается на А, то это другой ключ. Если упор делается на звук М, то это еще один ключ; он будет открывать другие замки. Вот почему так много говорится о точном выполнении мантры в том виде, в каком она дана мастером.

Таким образом, мастер произносит вашу мантру вам на ухо; он напевает ее в точности так, как она должна быть использована. Он напевает ее в ваше ухо, а вы должны стать такими бдительными, чтобы все ваше сознание пришло к уху. Он напевает, и тогда это входит в вас. Теперь вы должны это запомнить и использовать в точности в таком виде. Вот почему каждый должен держать свою мантру в секрете; они не должны делаться общедоступными. Они представляют опасность, и если вы посвящены, вы знаете это. Если мастер действительно дал вам ключ, то вы знаете это. Вы храните его, как сокровище; вы не можете распространять его. Это может оказаться вредным для других, это может оказаться вредным и для вас - по многим причинам.

Во-первых, вы нарушили обещание, и в момент его нарушения ваш контакт с мастером прерывается. Вы с ним больше не находитесь в контакте. Если обещание выполняется, то имеет место постоянный контакт.

Во-вторых, если вы даете мантру кому-нибудь другому и рассказываете об этом, это идет к поверхности ума. Более глубокие корни оборваны, это превращается в сплетню.

В-третьих, если вы можете сохранить какой-либо секрет, то чем дольше вы его храните, тем глубже он входит. Он должен идти глубже.

О Марпе рассказывают, что когда его мастер дал ему секретную мантру, с него было взято обещание, что мантра будет храниться в абсолютном секрете. «Ты не должен рассказывать о ней», - сказали ему.

Затем мастер Марпы явился ему во сне и спросил: «Какова твоя мантра?» Даже во сне Марпа сдержал свое обещание, он отказался ответить. И говорят, что из-за страха, что когда-нибудь во сне мастер может прийти или прислать кого-то, а он будет так спать, что выдаст тайну и обещание будет нарушено, он вообще перестал спать. Он отказался от сна!

Он не спал в течение семи или восьми дней, и мастер спросил Марпу: «Почему ты не спишь? Я вижу, что ты совсем не спишь, в чем дело?» Марпа ответил: «Вы шутите со мной. Вы приходите во сне и спрашиваете меня о мантре. Я не могу сказать о ней даже вам. Раз я дал обещание, то я не нарушу его даже во сне. Но я стал бояться. Во сне, кто знает? Когда-нибудь я могу забыть.» Когда вы настолько осознаете необходимость сдержать обещание, что помните о нем даже во сне, то мантра идет вглубь. Она идет внутрь, она входит во внутреннее царство. И чем глубже она движется, тем в большей степени она является ключом к вам, - потому что замок находится на самом глубоком уровне. Попробуйте это на чем угодно. Если вы можете сохранить секрет, то он будет двигаться глубже. Если вы не сможете сохранить секрет, то он будет двигаться наружу.

Почему вы хотите рассказать что-то кому-то? Почему вы болтаете? Обычно, когда вы говорите о чем-либо, вы освобождаетесь от этого. Раз вы рассказали об этом, вы освободились от него; оно движется наружу.

На этом построен весь психоанализ. Психоаналитик просто слушает, а пациент все время говорит. Это помогает пациенту, -потому что, чем больше он расскажет о своих проблемах, о внутренних конфликтах и связанных с ними мыслях, тем больше он освобождается от них. Обратное происходит, когда вы обязаны сохранить что-то в тайне. Вам никогда не позволяется говорить об этом. Это войдет глубоко-глубоко и однажды это откроет нужный замок.

 

Еще один вопрос:

В качестве примечаний к техникам медитаций, основанным на звуках, объясните, пожалуйста, разницу между хаотической музыкой, играемой в вашей Динамической медитации, и западной шейкили рок-музыкой.

 

Ваш ум находится в хаосе. Этот хаос должен быть выявлен, выведен. Хаотическая музыка может оказаться полезной, поэтому, если вы медитируете и вокруг вас звучит хаотическая музыка или происходят хаотические танцы, это поможет вывести ваш хаос наружу, устранить беспорядок в вашем уме. Вы будете течь в нем, вы перестанете бояться его выражения. А эта хаотическая музыка будет ударять по вашему уму изнутри и будет выводить его наружу. Это помогает.

Рок, джаз и другие хаотические виды музыки некоторым образом также помогают чему-то выйти наружу, и это что-то есть подавленная сексуальность. Я имею дело со всеми вашими подавленными чувствами. Современная музыка в большей степени связана с вашим подавленным сексом, здесь есть аналогия. Я, однако, имею в виду не только ваш подавленный секс, я имею в виду все ваши подавленные чувства - сексуальные и несексуальные.

Рок-музыка и другая подобная музыка имеет такое большое влияние на Западе из-за христианства. Христианство подавляло секс в течение двадцати веков. Оно загоняло секс так далеко внутрь, что каждый человек где-то глубоко внутри становился извращенцем. Поэтому Запад освобождает себя от нарушений, которые христианство нанесло человеку и его уму, при помощи музыки, при помощи танцев, при помощи хаотической живописи, хаотической поэзии - во всех направлениях.

Западный ум должен каким-либо образом полностью освободиться от последствий всех многовековых подавлений. Они делают это всеми возможными способами. Все, что имеет в настоящее время важное значение, является хаотичным. Но секс - это не единственное подавляемое чувство, имеются и многие другие. Секс является основным чувством, он очень важен, но есть еще и другое. Подавляется ваш гнев, подавляется ваша печаль, подавляется ваше счастье.

Человек, такой, каков он есть, является существом подавленным. Ему ничего не позволяется, он должен просто следовать правилам. Он не свободная личность, а удерживаемый в неволе раб, а все общество является большой тюрьмой. Стены очень неуловимые: это стеклянные стены, прозрачные. Вы не можете их видеть, но они есть, они везде Ваша мораль, ваша культура, ваша религия - это все стены. Они прозрачные, вы не можете их видеть, но когда вы хотите пройти сквозь них, вы отбрасываетесь назад.

Это состояние ума является невротическим. Все общество является больным. Вот почему я так настаиваю на хаотической медитации. Освободите себя, выбросьте все, что общество навязало вам, все, что навязали вам различные ситуации. Выбросьте их, освободите себя от них, пройдите через очищение. Музыка поможет.

Если вы выбросили все, что было в вас подавлено, вы снова станете естественными, вы снова будете детьми. А для этих детей открыты многие возможности. Для вас все закрыто. Когда вы снова становитесь детьми, только тогда ваши энергии могут быть трансформированы. Тогда вы чисты, невинны, и при этой невинности и чистоте возможна трансформация.

Извращенные энергии не могут быть трансформированы. Для этого нужны естественные, непринужденные энергии. Вот почему я так много настаиваю на том, чтобы выбрасывать вещи: таким образом вы выбрасываете и общество. Общество вошло в вас очень глубоко. Оно не оставляет вас нигде; оно входит в вас отовсюду. Вы крепость, а общество вторгается в вас отовсюду. Его полиция, его священнослужители делают очень много, чтобы сделать вас рабами. Вы не свободны, человек может достигнуть блаженства, только тогда, когда он становится полностью свободным.

Для того, чтобы вы стали полностью свободными, все общество должно быть выброшено из вас, но это не означает, что вы должны выступать против общества. Если вы отбросили общество, если вы осознали свою чистую свободу внутри, то вы можете жить в обществе; нет необходимости выступать против общества. Но тогда общество не может внедряться в вас. Вы можете двигаться в нем, вы можете действовать в нем, но тогда все превращается в психологическую драму - в ней вы являетесь действующим лицом. Теперь общество не может убить вас, не может сделать из вас раба; вы действуете осознанно.

Те, кто выступает против общества, просто показывают, что они все еще принадлежат этому обществу. Все антисоциальные движения Запада являются реакционными, а не революционными. Вы взаимодействуете с тем же самым обществом, вы связаны с тем же самым обществом другим образом. Вы стоите на голове - вот и все. Вы делаете сиршасану - стойку на голове, - но вы та же самая личность. Вы выступаете против всего, на чем настаивает общество, - и все же вы следуете за обществом. Это не поможет.

Если вы против общества, вы никогда не превзойдете общество, вы всегда будете частью его. Если общество умрет, умрете и вы. Подумайте о том, что сейчас на Западе называется истеблишментом - благополучным обществом, - и о других обществах, всяких хиппи, йиппи и других. Они существуют как часть этого истеблишмента. Если истеблишмент исчезнет, они окажутся нигде. Они не могут существовать сами по себе; это просто противодействие.

Вы не сможете создать самостоятельное общество хиппи. Хиппи могут существовать как самостоятельное образование только при наличии истеблишмента - в качестве противовеса ему. Они не могут существовать самостоятельно. Поэтому, сколько бы они ни думали, что они независимы, они не независимы. Благополучное общество является их источником, их жизнью. Если благополучного общества не будет, они не будут знать, куда идти и что делать. Все, что бы они ни делал и, диктуется истеблишментом. Они идут против него, но направления, команды задаются истеблишментом.

Если в истеблишменте будут носить короткие прически, вы будете длинноволосыми. Но если нет никакого истеблишмента, что делать? Если истеблишмент будет проповедовать чистоту, то вы можете быть грязными. Но если нет никакого истеблишмента и нет суеты вокруг чистоты, то вы оказываетесь нигде. Если истеблишмент говорит это, вы можете делать то - совершенно противоположное, - но вы следуете за истеблишментом.

Итак, те, кто против общества, не являются революционерами. Они реакционеры, часть и продукт того же самого общества - они те, кто с ожесточением выступает против него.

Медитирующий, санньясин не против общества, он над ним. Он ни против истеблишмента, ни за него, - но он воспринимает его несерьезно. Он знает, что это просто игра; он перемещается в нем как актер. И если вы можете действовать в обществе, как актер на сцене, оно никогда не прикоснется к вам; вы останетесь за пределами его. Так что не будьте за него, не будьте против него.

Но как вы можете делать это? Вы можете делать это только тогда, когда вы выбросили из себя общество. Если оно присутствует в вас, то для вас открыты два пути: следовать ему или выступать против него. Вы обязаны делать это, вы связаны. Прежде всего следует очистить себя от общества, тогда вы в первый раз станете личностью, индивидуальностью. Прямо сейчас вы личностью не являетесь, вы просто элемент общества.

Когда общество отброшено, когда все его присутствие отброшено, вы снова возвращаетесь в свое детство: вы снова становитесь невинными. И эта невинность является более глубокой, чем невинность, которую может иметь ребенок, потому что вы познали и падение, а сейчас вы на подъеме. Это воскрешение. Вы имели переживания, вы познали всю эту бессмыслицу. Теперь вы снова чисты. Эта чистота становится храмом для божественного.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 172; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!