На круглосуточный супермаркет,

Лиловое небо, лучи рассвета, отражающиеся в окнах соседних домов, и прохладный утренний ветер, ласкающий кожу. В тишину врезается пение птиц и монотонный шум первых автомобилей. Снова подойду к окну, щелкну зажигалкой и закурю последнюю сигарету, я буду яростно вытягивать дым, заполняя им свои легкие, растягивая каждую секунду этого удовольствия. Единственного, пожалуй, что у меня осталось. Я снова буду вглядываться в эту пустоту улиц, ища знакомое лицо, ища, в надежде еще хоть раз погрузиться в бездну терпких зеленых глаз, но увижу лишь белесый туман и серую трубу завода напротив. Я снова буду пытаться жить, я снова буду бояться жить, я снова буду верить. Возможно, не сегодня?     То, что могло бы произойти, встреться мы в другой вселенной Я стоял у её двери и продолжал бесцельно жать на звонок. Честно говоря, я не был даже уверен, что она дома, а не торгует собой где-нибудь в компании мнимых друзей. Но это обстоятельство всё равно не было достаточно весомым, чтобы уйти обратно, в свою пустую захламленную квартиру. Пронзительный звук звонка уже начинал раздражать. Казалось, будто бы он проникает в твой мозг, пронзая плоть иголками. Тысячи острых маленьких железок втыкаются в каждый нерв, вызывая назойливую головную боль. В висках медленно, но верно пульсируют вены, глаза больно держать открытыми, а я всё стою и жду чего-то, сам не зная, чего. Сколько я уже проторчал здесь? 10, 20, 30 минут? Теряю счет времени. Да и кому это важно? Дверь распахнулась. На пороге появилась она. Закутанная в клетчатый плед, с сигаретой в зубах девушка смотрела на меня исподлобья, словно прожигая взглядом. - Ну, и чего ты приперся? - выдыхая дым мне в лицо, спросила она. На самом деле у меня не было особой причины, я просто не хотел оставаться один в этот вечер, но и показаться ей слабым я тоже не хотел, а потому, молча, обдумывал свой ответ. - Ну? - настойчиво повторила девушка. - Хотел проверить не передознулась ли ты ксанаксом, - это вышло не так удачно, как я прокручивал в своей голове. Кажется, я ее разозлил, хотя выражение её лица почти не менялось, и было не понятно, довольна она или грустит. Эта маска безразличия никогда не покидала девушку. - Очень мило с твоей стороны. Проверил? А теперь вали отсюда. Я не сдвинулся с места. Она пристально смотрела мне в глаза, а затем развернулась и исчезла в глубине квартиры. - Хуй с тобой, делай, что хочешь, только дверь закрой. Я послушно выполнил её приказ и повернул дверной замок два раза налево. Каждый раз приходя к ней домой, ты оказывался в другом мире. Всё слишком чистое и аккуратное. Всё слишком холодное и острое. Всё слишком её. Даже пыль, имела своё строго отведенное место так, что никогда не бросалась в глаза. Я наблюдал за каждым её движением. Она неспеша затушила сигарету, сбросила с себя плед и, повернувшись спиной, натянула футболку. Затем расправила подушки на кресле и покрывало на нём же. А после присела на край комода, бросила свой взгляд в окно, а потом на меня и в конце концов просто уставилась в стену. - Почему ты о себе ничего не рассказываешь? - неожиданно для самого себя спросил я. - А смысл? - лениво протянула она. - Я хочу узнать тебя. - Достаточно того, что я знаю тебя. - Но мне недостаточно, - неловкая пауза всё нависала над нами в этой серой комнате. Она ухмыльнулась. - Он появился в моей жизни, когда у меня ничего не осталось. Я просто стояла на мосту ночью и смотрела заплаканными глазами вдаль, на воду, на другой берег. Я не знала, чем занять себя, как унять тревогу, как заглушить боль. Тихий осенний вечер, почти как сейчас, даже уже ночь. А он... Он шел, раскачиваясь из стороны в сторону, пока не наткнулся на меня и не протянул ту злосчастную бутылку виски, - она улыбнулась, и мне даже показалось, совсем на мгновение, что её глаза засверкали. - С того дня мы проводили каждый день вместе. Мы гуляли звездными ночами, встречали рассветы на крышах, воровали шоколад в супермаркетах и таскались каждую субботу на выставки. Я готовила ему оладьи с сиропом по утрам, а он перед сном читал мне немецких философов и следил, чтобы я действительно засыпала. Мы писали свои имена на теле друг друга и разрисовывали стены в заброшках. По средам и пятницам мы пили только чай, а по воскресеньям не ужинали. Однажды он притащил котёнка домой и назвал его Хлебом, а я купила кактус, который даже однажды зацвел. Мы пели песни под гитару, которые на ходу и придумывали и мечтали, что когда-нибудь отправимся в путешествие по всему миру, - тут она осеклась и потупила взгляд, пряди волос спали ей на лицо и плечи и, казалось, будто бы они целиком обволакивают её. Я ждал продолжения, но она так и не начала говорить вновь. - И что же было дальше? - Дальше? Дальше - он исчез навсегда из моей жизни, - сухо и грубо произнесла она. - Он бросил тебя? - Нет, он бросил себя, - я в недоумении смотрел на неё. - Позже я узнала, что он умер. Его труп нашли в ванной с улыбкой на лице. Он обещал, что придет ко мне, если сделает это первым, но так и не пришел... - Вы были любовниками? - не без интереса спросил я. - Ах, нет, пожалуй, это был мой первый и единственный друг. - И после его смерти началось всё это? - Что именно? Алкоголь, таблетки и наркотики? Ха, это было задолго до его появления. Но теперь какой смысл стараться жить, если нет того, ради кого, ты готов это сделать? - А как же я? - А разве я нужна тебе?   *** Нужность... Что ты хочешь почувствовать, говоря об этом? Тепло /горячие объятья, плед и красное вино/, заботу /просыпаться от поцелуя, легкого касания твоей кожи/ и, может, внимания /но не слишком много, чтобы не ощущать себя жалкой/. А действительно ли оно того стоит? Действительно ли это стоит привязанности, пронизанности и связанности? Ведь если ты впустишь кого-то в свою скромную свалку, то больше не сможешь отпустить. Ты вновь побоишься боли расставания, ты будешь унижаться и пойдешь на всё. Но пойдешь ли? Неужели твоё сердце не настолько ещё очерствело? Или ты только хочешь думать так? Отдай своё тело, но не душу. Она никому не нужна, всё видят лишь то, что хотят. Ложь и улыбки. Ложь и улыбки. Ложь и улыбки /лицемерие - единственное искреннее, что осталось в этом мире/     00:00 Так ты ещё хочешь тепла? Хочешь оттаять? Хочешь, чтобы твои руки сжигали всё, к чему прикасаются? Ты наивно надеешься, где-то глубоко внутри себя. Выброси надежду. Помни о предпосылках /которых нет/. Ты не согреешься. Ты не нужен. Ты будешь всегда одинок. Мы все одиноки.    

Почти два часа.

Я подыхаю от ламповости,

Глядя на дом за окном,

На круглосуточный супермаркет,

На стол,

И на то,

Как спускаются тени со стен,

Потолка,

С подоконника, занавесок.

А с неба,

Летя,

Будто перья,

Движутся облака.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 118;