Ответственность должника за неисполнение обязательства.



Ответственность по обязательствам в римском праве была двоякой:

– личной – отдача себя в зависимость ввиду имущественных выгод. С законом Петелия (326 г. до н. э.) долговая кабала для римских граждан была отменена, но и в дальнейшем элементы гарантии обязательства возможностью применения личного принуждения к должнику по времени возрождались;

– материально-имущественной. Имущественная ответственность могла охватывать все имущество должника, принадлежавшее ему лично; отделенное или обособленное имущество членов семьи не подпадало под долговое исполнение. Ответственность по обязательствам предполагалась в объеме, предусмотренном содержанием обязанности. Возможно было увеличение или уменьшение этого объема в зависимости от мотива неисполнения: злонамеренность неисполнения влекла дополнительные штрафные санкции; другие формы вины неисполнения могли смягчить эти санкции. Должник освобождался от ответственности за случай, который послужил причиной неисполнения.

Вербальные контракты. Stipulatio.

Вербальный контракт (contractae verbis) – договор, устанавливающий обязательственные отношения словами, т. е. договор, приобретающий обязывающую силу с момента произнесения определенных фраз.

Виды вербальных контрактов: 1)стипуляция – устный договор, заключенный посредством вопроса будущего кредитора и совпадающего с этим вопросом ответа со стороны лица, соглашающегося быть должником по обязательствам. Это словесная формула, в которой лицо, которому задается вопрос, отвечает, что он сделает то, о чем его спросили:

– spondes? spondeo – обещаешь? обещаю;

– dabis? dabo – даешь? даю (дашь? дам);

– facies? faciam – сделаешь? сделаю. Стипуляция порождала только одностороннее обязательство, т. е. одной стороне по договору принадлежало только право, а другой – только обязанность.

Для установления обязательств стипуляция требовала определенной формы. Но и по содержанию вытекающие из нее обязательства рассматривались формально. Должник был обязан исполнить лишь то, что буквально вытекало из вопроса и ответа. Формальный характер стипуляции проявлялся в том, что ее действие ограничивалось только непосредственно участвовавшими в ней сторонами. Нельзя было возложить по стипуляции обязательство на третье лицо, которое не участвовало в ее заключении. При стипуляции кредитор был вправе требовать с должника только сумму долга и не мог потребовать ни процентов, ни убытков, вызванных неисполнением должником своего обязательства.

Обязательство из стипуляции носило абстрактный характер. Для доказательства долга достаточно было доказать сам факт заключения стипуляции.

Для того чтобы обеспечить доказательство факта заключения стипуляции, составлялся письменный акт, удостоверяющий обязательство, который назывался cautio. Основание не входило в число ни существенных, ни случайных элементов стипуляции, что отличало данный договор от иных договоров, которые при отсутствии основания не приобретали юридической силы.

Стипуляция могла быть сложной, если на стороне кредитора или на стороне должника присутствовала множественность лиц:

– корреальное обязательство – на стороне кредитора в обязательстве участвовали другие лица в качестве самостоятельных кредиторов. Несколько кредиторов задавали по очереди должнику одинаковый вопрос, а он давал один общий ответ;

– солидарное обязательство – на стороне должника в обязательстве участвовали другие лица в качестве самостоятельных должников. Кредитор предлагал каждому из нескольких должников один и тот же вопрос, одному за другим без перерыва. Должники после этого вопроса отвечали одинаково по очереди;

– стипуляция с дополнительным должником (adstipulatio) – при заключении стипуляции между кредитором и должником принимал участие добавочный кредитор, который стипулировал то же самое, что и основной кредитор. Платеж, совершенный адстипулятору, был действителен в той мере, как и платеж основному кредитору;

– стипуляция с поручительством за должника (adpromissio) – договор, по которому третье лицо в целях обеспечения требований кредитора принимало на себя ответственность по обязательству главного должника;

2) обещание предоставить приданое;

3) клятвенное обещание услуг вольноотпущенником своему патрону.

Хранение (depositum).

Договор хранения (или поклажи) (depositum) – договор, в силу которого одна сторона (хранитель или депозитарий) принимала на себя обязательство хранить переданную ей другой стороной (поклаже-дателем или депозитантом) индивидуальноопреде-ленную вещь и возвратить ее в неизменном и неповрежденном виде по окончании срока хранения.

Предмет договора хранения – индивидуаль-ноопределенная вещь. Исключение: иррегулярное хранение.

Договор хранения – безвозмездный и реальный договор, считался заключенным с момента фактической передачи вещи на хранение.

По договору хранения вещь передавалась в обладание депозитария, он не становился ни собственником вещи, ни владельцем переданного ему по договору имущества. Использование переданного на хранение имущества квалифицировалось как кража со всеми вытекающими последствиями.

Обязанности депозитария:

– обеспечить сохранность вещи в течение срока действия договора;

– своевременно возвратить переданную на хранение вещь.

Депозитарий отвечал за умысел и грубую неосторожность. Если депозитарий пользовался вещью или не возвращал ее в срок, депозитант был вправе предъявить к депозитарию прямой иск из хранения (actio depositi directa), удовлетворение которого влекло бесчестье (infamia).

Обязанности депозитанта:

– обеспечить, чтобы его вещь не причинила ущерба депозитарию;

– предупредить депозитария об особых свойствах вещи.

Если хранение вызывало расходы или причинение |ущерба депозитарию, он был вправе посредством обратного иска из хранения (actio depositi contraria) взыскать компенсацию с депозитанта.

Риск случайной гибели лежал на депозитанте.

Специальные виды договора хранения:

1) иррегулярное (необычное) хранение (depositum irregularae), при котором сданные депозитантом предметы смешивались с однородными вещами депозитария и, обезличиваясь, превращались из инди-видуальноопределенных в определенные родовыми признаками (например, хранение плодов деревьев, зерна и т. д.). В этом случае по требованию депози-танта ему возвращались не те же самые вещи, а такое же количество однородных вещей. Риск случайной гибели в таком договоре лежал на депозитарии;

2) вынужденное хранение (depositum miserabile) возникало, когда депозитант был вынужден немедленно отдать свою вещь на хранение третьему лицу. Могло быть вызвано стихийным бедствием (наводнением, пожаром и т. д.). Так как депозитант был лишен возможности выбрать подходящего депозитария и проверить его добросовестность, депозитарий нес повышенную ответственность:

– отвечал за любую форму вины;

– в случае гибели или повреждения вещи, переданной на хранение, обязан был компенсировать по-клажедателю двойную стоимость вещи;

3) секвестр (sequestratio), в силу которого несколько лиц отдавали вещь на хранение третьему лицу с условием, что она будет возвращена тому или другому лицу в зависимости от того, как сложатся в дальнейшем обстоятельства. Применялся в случае спора о праве на вещь. Вещь по договоренности изымалась из владения спорящих и передавалась на хранение незаинтересованному лицу, у которого она находилась до разрешения спора. За хранителем признавалось держание и юридическое владение вещью. Секвестр мог быть установлен по соглашению сторон и по решению суда.

Ссуда.

Договор ссуды (сommodatum) – договор, в силу которого одна сторона (ссудодатель или коммодант) передавала другой стороне (ссудополучателю или коммодатарию) индивидуально-определенную вещь во временное безвозмездное пользование, а ссудополучатель принимал на себя обязанность вернуть ту же самую вещь в неповрежденном состоянии по истечении срока договора.

Договор ссуды – реальный договор, считался заключенным с момента фактической передачи имущества в пользование. Иных специальных условий о пределах и содержании соглашения не требовалось.

Предмет договора ссуды – телесные, незаменимые, индивидуальноопределенные вещи (дом, участок земли, конкретное орудие труда и т. д.), но необязательно находящиеся в гражданском обороте. Предметом могла быть вещь, запрещенная кобороту, но дозволенная к частному обладанию (например, безнравственная или запрещенная книга). Предметом договора ссуды могла быть и недвижимость, что было важнейшим отличием от договора займа.

Договор ссуды – безвозмездный договор. Возмездное пользование порождалось не ссудой, а имущественным наймом, который вступал в силу уже с момента достижения сторонами соответствующего соглашения и управомочивал нанимателя принудительно истребовать вещь от получившего наемную плату наймодателя.

Хозяйственную выгоду из договора ссуды формально извлекал только ссудополучатель, так как ссуда считалась безвозмездным договором, подобно займу; но, в отличие от займа, здесь невозможно было скрытое соглашение о процентах, о симу-ляционной оплате и т. п. Выгоды для ссудодателя должны были составлять предмет особого соглашения – пакта.

Договор ссуды – двухсторонний договор. Обязанности ссудодателя (коммоданта):

– предоставить вещь надлежащего качества, гарантирующего ее хозяйственное использование с выгодой для ссудополучателя;

– при недостаточном качестве вещи – привести вещь в нормальное состояние (чтобы плуг вспахивал почву, раб работал, а не болел, и т. д.), или возместить убытки, причиненные этой вещью другому (откармливание рабочего скота до нормального состояния, починка повозки и т. д.).

Обязанности ссудополучателя (коммодата-рия):

– пользоваться вещью надлежащим образом, т. е. в соответствии с ее хозяйственным назначением и указаниями договора, и проявлять при этом заботливость хорошего хозяина. Ссудополучатель мог извлекать из вещи доходы и плоды, но не мог передавать вещи, переданные ему по договору ссуды, третьим лицам;

– вернуть ту же вещь, которая им была получена от ссудодателя, или в срок, или по востребованию;

– возместить все возможные ухудшения вещи сравнительно с тем качеством, в каком она была ему передана.

Ссудополучатель нес ответственность за любую форму вины.

Риск случайной гибели вещи, переданной по договору ссуды, лежал на ссудодателе.

Для возмещения вреда, причиненного ссудополучателю, и для получения со ссудодателя возмещения некоторых издержек ссудополучатель, мог предъявить обратный иск (actio commodati contraria), который относится к таким издержкам, которые обычно не сопровождают процесс пользования, а носят непредвиденный характер (например, если животное заболело и его пришлось лечить).

Ссудодатель мог предъявить прямой иск (actio commodati directa).

Заем.

Договор займа (mutuum) – договор, по которому одна сторона (заимодавец) передавала другой стороне (заемщику) денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками, в собственность заемщику, а заемщик принимал на себя обязанность вернуть такую же сумму денег или такие же вещи по истечении срока, указанного в договоре, или по востребованию.

Договор займа – реальный договор, считался заключенным с момента фактической передачи денег или вещей, до передачи соглашение сторон не влекло ни прав, ни обязанностей.

Предмет договора займа – деньги или телесные, находящиеся в обороте вещи, определенные родовыми признаками (зерно, масло, кирпич и т. д.). Не признавался заем, например, в отношении обязательств, сервитутов, индивидуальноопределенных вещей и т. д.

По договору займа вещи передавались в собственность заемщика, причем была необходима реальная передача вещи в прямое обладание и специальное согласие об условиях займа.

Договор займа заключался в форме:

– сделки nexum (в древнейшее время) – путем совершения особого обряда (gestum или negotium per aes et libram) с помощью куска меди и весов, при появлении чеканной монеты – с помощью торжественной формулы;

– стипуляции (взаимного обмена торжественными обещаниями);

– обыкновенной письменной форме.

Договор займа – односторонний договор, т. е. у заимодавца не было обязанностей перед заемщиком, было лишь право требовать от заемщика возврата определенной договором суммы или вещи; у заемщика не было никаких прав по отношению к займодавцу, но была обязанность вернуть в установленный договором срок вернуть деньги или иные вещи.

Заемщик был обязан вернуть такое же количество вещей такого же качества, какое им было получено.

В случае невозвращения заемщиком займа в срок заимодавец мог предъявить:

– иск строгого права;

– иск о возврате неосновательного обогащения;

– иск на взыскание имущества, полученного заемщиком по договору займа.

Заемщик мог предъявить иск о возврате расписки, ссылаясь на непредоставление займа.

Риск случайной гибели полученной по договору займа вещи лежал на заемщике.

Договор займа – беспроцентный договор. Проценты могли устанавливаться путем специального указания в договоре или заключения отдельного соглашения. Максимальный размер процентов: 1 % в месяц, в праве Юстиниана – 6 % в год (для торговцев – 8 % в год). Начисление процентов на проценты было запрещено.

Senatusconsultum Macedonianum (I в. н. э.) при Веспасиане запретил получение займа подвластным для себя, за исключением полученного в пределах свободного имущества или одобренного домовлады-кой, а также если заимодавец по извинительным причинам не знал о подвластности заемщика.

Разновидность договора займа – морской (или корабельный) заем pecunia traiecticia или foenus nauticum – заимодавец давал деньги для мореходных и торговых целей. Заемщик принимал на себя обязанность вернуть деньги только в том случае, если корабль благополучно дойдет до места назначения. Риск случайной гибели валюты нес заимодавец, в отношении же купленного на эту валюту товара имело значение, перевозился ли товар на риск кредитора. Договор морского или корабельного займа всегда процентный (максимальный размер – 12 %).


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 400;