ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ КОНСТИТУЦИЙ ЮСТИНИА1 О СОСТАВЛЕНИИ ДИГЕСТ, ОБ ИХ ОБНАРОДОВАНИИ И УТВЕРЖДЕНИИ 13 страница



50 Но закон Папия предоставил свободнорожденной патронке, пользующейся привилегией двоих детей, а вольноотпущеннице ради троих детей, почти те же права, которыми по эдикту претора пользовались патроны;

свободнорожденной патронке, пользующейся привилегией троих детей, закон Папия дал те права, которые по тому же самому закону даны были патрону, между тем как патронке из вольноотпущенниц этот закон не предоставил того же права.

91

 

51 Что касается имуществ вольноотпущенниц, то в случае если они умрут без завещания, закон Папия не дает свободнорожденной патронке, имеющей детей ничего нового; таким образом, если ни сама патронка, ни вольноотпущенница не подверглись умалению правоспособности, то в силу закона XII таблиц, наследство принадлежит патронке, а дети вольноотпущенницы устраняются от наследования; этот закон применялся и в том случае, когда патронка не может сослаться на привилегию детей, так как, согласно вышесказанному, женщины никогда не могут иметь своих наследников. Если та или другая подвергается умалению правоспособности, то опять-таки дети вольноотпущенницы устраняют патронку, потому что с разрушением прав агнатства, вследствие изменения правоспособности, дети вольноотпущенницы приобретают преимущество в силу прав кровного родства.

52 Если умирает вольноотпущенница с завещанием, то та патронка, которая не может сослаться на привилегию детей, не имеет ровно никакого права против завещания вольноотпущенницы; но патронке, которая имеет определенное число детей, предоставляется в силу закона Папия то право, которым по эдикту пользуется патрон вопреки завещанию вольноотпущенника.

53 Тот же самый закон предоставил сыну патронки, имеющему детей, права патрона, но в отношении этого лица достаточно, если у него есть один сын или дочь.

54 Здесь достаточно было коснуться только в общих чертах всех этих прав, тем более что обстоятельное изложение составляет предмет особого сочинения.

55 Теперь нам следует поговорить об имуществе вольноотпущенников -Латинян.

56 Чтобы эта часть права стала понятнее, следует вспомнить то, что мы сказали в другом месте, именно, что те лица, которые теперь называются Latini Juniani, некогда по квиритскому праву были рабами, но под покровительством претора жили обыкновенно как свободные, вследствие чего имущество их принадлежало обыкновенно патронам по праву пекулия. Впоследствии же, по Юниеву закону, все те, свободу которых защищал претор, приобрели ее, и были названы Латино-Юнианами; латинами потому, что по закону они должны были пользоваться такою же свободою, как и лица, которые, переселившись как римские свободнорожденные граждане из города Рима в латинские колонии, становились латинскими колонистами; юнианами они названы потому, что приобрели свободу на основании закона Юния, хотя и не были римскими гражданами. Таким образом, издатель Юниева закона, видя, что по этой фикции имущество умерших Лати-нов не будет уже принадлежать патронам, потому что Латаны и не умирали в качестве рабов, чтобы имущество их могло перейти к патронам как пеку-лиарное, и кроме того потому, что наследственная масса вольноотпущен-ника-латина не могла принадлежать патронам в силу отпущения на волю, то

92

 

он считал необходимым, чтобы благодеяние, оказанное латинам, не обра тилось по отношению к патронам в несправедливость, определить и поста новить, чтобы имущество этих принадлежало отпускающим на волю точн< также, как если бы не было этого закона. С тех пор по аналогии права пеку лия имущество Латинян принадлежит, по этому закону, отпускателям.

57 Отсюда возникло то, что сильно отличаются те права, которые уста новлены по Юниеву закону относительно имущества Латинян, от тех, которые применяются относительно наследства вольноотпущенников, получивших римское гражданство.

58 Наследственная масса вольноотпущенника, римского гражданина, ни под каким предлогом не переходит к посторонним наследникам патрона, но она принадлежит во всяком случае сыну патрона и внукам от сына и правнукам от внука, хотя бы даже эти последние были родителем лишены наследства; имущество же Латинян по аналогии пекулия рабов, также принадлежит посторонним наследникам, но оно не переходит к детям отпуска' теля, лишенным наследства.

59 Точно также наследство вольноотпущенника, римского гражданина принадлежит поровну двум или более патронам, хотя бы они не были оди наковыми собственниками этого раба; имущество же Латинян принадлежи! им соразмерно с тою частью, в какой каждый из них был собственником.

60 Равным образом при наследстве вольноотпущенника - римского гражданина патрон устраняет сына другого патрона, и сын патрона исключает внука другого патрона; имущество же Латинян принадлежит в то же время и самому патрону и наследнику другого патрона соразмерно с тою частью, в какой оно принадлежало бы самому отпускателю.

61 Точно также, если у одного патрона трое сыновей, а у другого один то наследство вольноотпущенника, получившего римское гражданство разделяется поголовно, т.е. трое братьев получают три части, а один четвертую; имущество же Латинян принадлежит наследникам соразмерно то? части, в какой принадлежало бы самому отпускателю (на волю).

62 Равным образом, если один из этих патронов откажется от своей части в наследстве вольноотпущенника - римского гражданина, или если ot умрет раньше, чем вступил торжественно во владение наследством, то все наследство получает другой патрон; имущество же Латина делается выморочным в части, принадлежавшей отпавшему патрону, и считается собственностью народа.

63 Впоследствии, при консулах Лупе и Ларге, сенат постановил, чтобь;

имущество Латинян сперва принадлежало тому, кто их освободил, затем -их детям, не поименно лишенным наследства, по мере близости родства накониц, чтобы имущество это, по древнему праву, принадлежало наследникам тех лиц, которые освободили.

64 Некоторые полагают, что в силу этого сенатского постановления мь:

пользуемся относительно имущества Латинов тем же самым правом, каки^

93

 

пользуемся в наследстве вольноотпущенников, получивших римское гражданство; так, главным образом утверждал Пегаз, но, очевидно, не основательно. Наследство вольноотпущенника, римского гражданина, никогда не переходит к посторонним наследникам патрона; имущество же Латинян именно на основании этого же сенатского постановления принадлежит также посторонним наследникам, если только дети отпускателя этому не препятствуют; точно также при наследстве вольноотпущенника, получившего римское гражданство, детям отпустившего на волю нисколько не мешает лишение их наследства, но в имуществе Латинян, как определяется в самом сенатском постановлении, мешает поименное лишение наследства. Таким образом, по более правильному толкованию, сенатское постановление определило только, что дети отпускающего на волю, не лишенные наследства поименно, предпочитаются посторонним наследникам.

65 Итак, освобожденный из-под отеческой власти сын, обойденный в завещании, имеет преимущество пред посторонними наследниками в имуществе Латинян, хотя бы он вопреки завещанию своего родителя не потребовал владения наследством.

66 Точно также дочь и прочие прямые наследники, хотя и устраняются по гражданскому праву от всякого наследования после их отца, если лишены наследства посредством общей формулы, но все-таки в наследстве после Латинян они будут иметь преимущество пред посторонними наследниками, если только они не поименно были лишены родителем наследства.

67 Равным образом, если дети откажутся от наследственной массы родителя, имущество Латинян им тем не менее принадлежит, ибо эти наследники никоим образом не могут считаться ни лишенными наследства, ни обойденными в завещании молчанием.

68 Из всего этого достаточно видно, что если тот, кто сделал кого-либо

69 По-видимому ясно и то, что если патрон оставленное наследство разделил между одними только детьми на неровные части, то думают, что имущество после Латина разделяется между ними не поголовно, но в размере, указанном завещанием, так как нет места сенатскому постановлению, если не является никого постороннего наследника.

70 Но если патрон оставит вместе со своими детьми еще и постороннего наследника, то по мнению Целия Сабина, дети покойника получают приходящуюся на каждое из ни^ долю всего наследственного имущества, потому что в том случае, когда является посторонний наследник, применяется не закон Юния, но сенатское постановление. Яволен же утверждает, что по сенатскому постановлению дети патрона получат соразмерно числу их ту часть наследства, какую приобрели бы посторонние наследники по закону Юния, до издания сенатского постановления, и что остальные части на следства принадлежат им в размере, определенном завещанием.

71 Точно также возник вопрос, касается ли это сенатское постановление детей патрона, рожденных от дочери или внучки, т.е. имеет ли мой внук oi

94

 

дочери в наследственном имуществе моего Латина преимущество перед посторонним наследником; далее спрашивается, касается ли это сенатское постановление материнских Латинян, т.е. получит ли в имуществе материнского Латина предпочтение сын патронки, или посторонний наследник матери. Кассий полагает, что в обоих случаях применяется сенатское постановление, но большинство не разделяет этого мнения, так как сенат ничего не определил на счет тех детей родителей, которые примкнули к другой семье; это видно из того, что сенат исключает поименно лишенных наследства. По-видимому, сенат имел в виду тех, которые обыкновенно лишаются наследства родителем, если не назначаются наследниками. Да и нет надобности ни матери лишать сына или дочь наследства, ни матернему деду -внука или внучку, если не хотят назначить их наследниками, будем ли мы рассматривать этот вопрос с точки зрения гражданского права, или с точки зрения преторского эдикта, которым вопреки завещанию обещается владение наследством детям, обойденным в завещании молчанием.

72 Иногда, однако, вольноотпущенник, получивший римское гражданство умирает как бы Латин, если, например, Латин получит по милости императора квиритское право, без нарушения прав патрона; равным образом, если Латин получит от императора права римского гражданства против воли и без ведома патрона. В этих случаях, согласно эдикту императора Трая-на, названный вольноотпущенник, пока он жив, уподобляется прочим вольноотпущенникам, получившим римское гражданство, и оставляет законное потомство, но умирает как Латин, и дети его не могут ему наследовать;

правоспособность же его состоит только в том, что он может назначить наследником патрона и подназначить ему другого, если тот не пожелает быть наследником.

73 А так как упомянутое постановление было, по-видимому, причиною того, что эти люди никогда не умирали как римские граждане, хотя бы впоследствии и воспользовались тем правом, в силу которого по закону Элия или по сенатскому постановлению они были бы римскими гражданами, то император Адриан, чувствуя несправедливость подобного положения, предложил сенату издать такое постановление, чтобы те, которые без ведома или против воли патрона получат от императора квиритское право, считались наряду с людьми, приобревшими права римского гражданства, по закону Элия Сенция, или по сенатскому постановлению, если только они впоследствии воспользовались тем правом, в силу которого, по закону Элия Сенция или сенатскому постановлению, они приобрели бы римское гражданство, в случае если бы остались Латинами.

74 Имущество тех лиц, которые по закону Элия Сенция причислялись к классу людей, покоренных оружием, принадлежит патронам либо по аналогии с наследством после вольноотпущенников - римских граждан, либо по аналогии с наследством после Латинов (Юнианских.)

75 Именно, наследственная масса тех лиц, которые получив свободу, приобрели бы права римского гражданства, если бы не было против этого

95

 

иконных препятствий, предоставляется патронам в силу того же закона по аналогии с наследством после вольноотпущенников - римских граждан; но эти лица, как полагает не без основания большинство юристов, не имеют правоспособности составлять завещания. Казалось невероятным, чтобы законодатель хотел предоставить людям низшего положения право составлять завещания.

76 Наследственное имущество после тех лиц, которые вследствие отпущения на волю приобрели бы права Латинян (latinitatem Junianam), если бы не было против этого законных препятствий, предоставляется патронам как если бы эти лица умерли Латинами. Но по этому вопросу законодатель как я полагаю, не достаточно ясно выразил свою волю.

77 Обратим внимание и на то преемство, которое открывается при покупке имущества (с публичного торга - в случае конкурса).

78 Продается конкурсная масса лиц, или находящихся в живых, илк умерших; имущество первых продается например, в том случае, когда должник скрывается с целью уклониться от ответа по иску; продается имущество и тех лиц, которые по закону Юлия уступают таковое своим кредиторам для конкурсного распределения. Точно также продается имуществе на основании судебного решения по истечении срока, предоставленного им (т.е. лицам, находящимся в живых) для удовлетворения кредиторов, отчасти по законам XII таблиц, отчасти по преторскому эдикту. Имущество умерших должников продается тогда, когда известно, что у них нет ни ближайших наследников, ни преторских, ни какого-нибудь другого законного преемника.

79 Если совершается продажа имущества того, кто находится в живых, то претор приказывает владеть и располагать имуществом должника беспрерывно в течение 30 дней и сделать публичное объявление о продаже;

если продается имение умершего, то это совершается по истечении 15 дней;

затем претор приказывает верителям собраться и выбрать из своей среды магистра (представителя), т.е. такое лицо, при помощи которого имущество могло бы быть продано. Если продается имущество того, кто находится в живых, то претор приказывает совершить продажу в течение 10 дней, если умершего - то в течение 5 дней; накониц претор приказывает присудить имущество покупателю или по истечении 20 дней, если оно принадлежало лицу живому, или по истечении 10 дней, если имущество было собственностью умершего. Причина, почему продажа имущества людей живущих должна совершаться медленнее, заключается в том, что относительно живых нужно было позаботиться, чтобы они не смотрели равнодушно на продажу имений.

80 Однако имущество не переходит к преторским наследникам (владельцам) и покупателям имения в полную собственность, но им предоставляется только обладание вещами; имущество делается их квиритскою собственностью только по истечении давности; иногда покупатели не пользуются даже правом давности, например, тогда, когда покупатель - иностранец.

96

 

81 Все претензии прежнего собственника имущества, равно и его долги не переходят по самому праву на преторского владельца, ни на покупателя имущества, т.е. самое право не оставляет за владельцем или покупателем тех же должников и долгов, какие были у прежнего собственника. Поэтому по поводу всех вещей они с одной стороны сами могут выступить против других с аналогическими исками, а с другой можно против них предъявлять такого же рода иски, о чем именно поговорим в следующей книге.

82 Есть еще другой род преемства, который не введен ни законом XII таблиц, ни преторским эдиктом, но тем правом, которое принято по общему согласию, т.е. обычаем.

83 В самом деле, когда отец семейства дает себя на усыновление, или когда женщина переходит под власть мужа, то все их вещи, бестелесные и телесные, равно и все вещи, которые им причитались с других, приобретаются усыновителем или фиктивным мужем, за исключением тех, которые уничтожаются вследствие умаления правоспособности, как например полное пользование, обязательство личных работ вольноотпущенников, клятвенно заключенное, и иск, доведенный до момента засвидетельствования спора в законном суде.

84 С другой стороны, долги, следуемые с того, кто отдал себя на усыновление, или той, которая вступила под власть мужа, переходят на усыновителя только в том случае, если будут наследственными, и за эти долги ответствует в силу самого закона усыновитель или фиктивный муж, так как он делается наследником, а тот, кто отдал себя на усыновление, или та женщина, которая перешла под власть мужа, перестают быть наследниками. Хотя усыновитель и фиктивный муж не ответствуют по тем долговым обязательствам, которые заключили эти лица от своего имени, и хотя лицо, давшее себя усыновить и женщина, перешедшая под власть мужа, не берут на себя обязательств, так как они чрез умаление правоспособности освобождаются от ответственности, однако, с погашением измененной правоспособности, против них дается аналогичный иск, и если эти лица не защищаются против этого иска, то претор позволяет верителям продать все то имущество, которое бы им принадлежало, если бы не подчинились чужой власти.

85 Если наследник уступит другому in jure свое законное наследство, прежде чем примет ее торжественным образом, или прежде чем будет действовать в качестве наследника, то по гражданскому и общенародному праву преемником становится тот, кому уступлено наследство в форме цессии in jure совершенно так, как если бы этот последний был призван к наследованию в силу закона. Но когда он уже после принятия наследства уступает таковое, то тем не менее он наследует, и потому будет ответственным перед верителями. Физические вещи наследственной массы переходят к тому, кому она уступлена, совершенно так, как если бы отдельные предметы были ему переданы перед судящим претором, а долги погашаются, и таким образом дожники по наследству извлекают выгоду.

1995

97

 

86 Го же самое применяется, если назначенный в завещании наследник уступает in jure свое наследство другому уже после принятия такового; но когда он это делает до принятия наследства, то эта цессия in jure не влечет за собою законных последствий.

87 Но спрашивают, достигает ли чего-нибудь ближайший и необходимый наследник, уступая наследство перед судящим претором? Приверженцы нашей школы полагают, что эти наследники совершают недействительный акт; представители другой школы (Прокулианцы) утверждают, что они этим актом достигают того же, что и другие после добровольного принятия наследства, так как, по-видимому, безразлично, делается ли кто наследником, вследствие торжественного принятия и действия в качестве наследника, или вследствие того, что закон его принуждает к принятию наследства.

88 Теперь перейдем к обязательствам, главное деление которых распадается на два вида: каждое обязательство возникает или из договора, или из правонарушения.

89 Рассмотрим прежде те, которые происходят из договора; их четыре вида: именно они возникают вследствие передачи вещи, или торжественными словами, или письменным образом, или простым соглашением.

90 Обязательство заключается передачею вещи, например, когда дают взаем. Заем в тесном смысле возникает при тех вещах, которые определяются весом, счетом и мерою, как например наличные деньги, вино, масло, хлеб в зерне, медь, серебро, золото; эти вещи мы даем или счетом, или мерою, или весом для того, чтобы они сделались собственностью получающих и чтобы со временем были возвращены нам не те же самые вещи, но другие того же свойства и качества. Отсюда произошло и название займа (mutuum), так как то, что мною тебе дано, из моего делается твоим (meum+ tuum=mutuum).

91 Вещью обязуется и тот, кто получил недолжное от того, кто по ошибке заплатил; против него может быть вчиняем иск по формуле; "если явствует, что такой-то обязан дать", как будто бы он получил заем. Вот почему некоторые полагают, что малолетний или женщина, которым дано без соизволения опекуна по ошибке то, что им не следует, столь же мало обязаны возвратить это по судебному требованию, как и на основании займа. Впрочем сей вид обязательства, по-видимому, не происходит из договора, так как тот, кто дает в намерении заплатить, скорее хочет прекратить обязательственное отношение, чем заключить.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 209; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!