ЦРУ ИДЕТ ЗА СОВЕТСКИМИ СЕКРЕТАМИ



Решение о поиске затонувшей советской подводной лодки было принято летом 1968 года. Имеющееся в распоряжении ВМС США поисковое судно «Мицар» (USNS Mizar, T-AGOR-11), с помощью которого были обнаружены затонувшие американские атомные подлодки «Трешер» и «Скорпион», для поиска К-129 не годилось, поскольку работа этого судна в точке гибели К-129 однозначно нарушала секретность всей операции.
В то же время в распоряжении военно-морской разведки США находилась атомная подводная лодка специального назначения «Хэлибэт» (USS Halibut, SSN-587), предназначенная для поиска затонувших объектов. Лодка прошла программу испытаний и уже имела опыт поиска затонувшего советского вооружения с помощью управляемых аппаратов «Фиш» (Fish) в марте 1968 года. Использование подводной лодки хотя и имело меньше шансов на обнаружение К-129, но полностью обеспечивало скрытность поисков.
В ходе поисковой операции, получившей кодовое название «Бархатный кулак», подлодка «Хэлибэт» в августе 1968 года все же обнаружила обломки К-129 и сделала около 22 тыс. фотоснимков. Советская подлодка с сильно деформированным и переломленным корпусом лежала на правом борту, кормовая часть, начиная с 5-го отсека, находилась в 100 м от носовой части.
При сопоставлении информации о взрывах на борту с имеющимися фотоматериалами видно, что часть ограждения рубки К-129 в месте расположения ракетных шахт сильно повреждена, обшивка рубки вывернута далеко в стороны, а шахты № 2 и 3 выше палубы надстройки как таковые отсутствуют, угадываются лишь нагромождения бесформенных металлических конструкций. Боеголовки и сами ракеты внутри шахт тоже отсутствуют. Из этого можно сделать следующий вывод: уже на запредельной глубине внутри шахт произошел взрыв ракетного топлива, что привело к разрушению шахт и кормовой части ограждения боевой рубки.
Аналогичная ситуация произошла на борту подводного ракетоносца К-219 проекта 667АУ из состава 19-й дипл Северного флота в октябре 1986 года с похожей по конструкции жидкотопливной ракетой Р-27У. Проникшая через неплотность неисправной верхней крышки забортная вода привела к созданию избыточного давления внутри шахты, в результате чего были раздавлены баки с топливом и окислителем. При смешивании компонентов произошел взрыв. После затопления К-219 со всеми остальными ракетами произошло то же самое, но через некоторое время. Осмотры глубоководными обзорно-поисковыми роботами комплекса «Лортодромия» в 1987 году затонувшей К-219 показали, что все шахты, в которых оставались ракеты, имеют разрушения. Таким же образом, как и в случае с К-219, понадобилось колоссальное давление вокруг погружающейся ниже предельной глубины К-129, чтобы произошло поступление воды в шахты и разрушение топливных баков ракет. Сами шахты имеют сопоставимый с прочным корпусом запас прочности, и поэтому они сначала потеряли герметичность от забортного давления, а полностью были уничтожены от взрыва топлива и окислителя.
В то же время шахта № 1 хоть и имела повреждения от взрывов в шахтах № 2 и 3, но ее крышка оставалась в закрытом положении с прижатым кремальерным замком, что свидетельствовало о нахождении боеголовки ракеты внутри шахты. Этого факта оказалось достаточно, чтобы Центральное разведывательное управление (ЦРУ) приняло решение о дорогостоящем подъеме части корпуса длиной 42 м.
Кроме моноблочной боеголовки Р-21 в поднимаемой части также находились:
– две торпеды 53-56 с атомным специальным боевым зарядным отделением (АСБЗО);
– две торпеды СЭТ-53М;
– комплект секретной боевой и эксплуатационной документации в секретной части, находящейся на 1-й палубе 4-го отсека;
– аппаратура связи, в том числе и аппаратура ЗАС (засекречивающая аппаратура связи) в рубке связи, объединенной с постом ЗАС на 1-й палубе 2-го отсека.
Пост СПС (связь повышенной стойкости) с шифровальной аппаратурой и шифрокодами располагался в 5-м отсеке. Часто повторяемое в различных публикациях свидетельство, что по просьбе командира К-129 при модернизации корабля пост СПС был перенесен из 2-го отсека в 4-й для увеличения площади командирской каюты, является не чем иным, как художественным вымыслом. Перенести в другой отсек боевой пост, имеющий допуск к документам с грифом «СС» (совершенно секретно) и «ОВ» (особой важности), по своему усмотрению и без рабочих чертежей от проектанта судоремонтный завод действующими регламентами уполномочен не был. Шифропост находился в 5-м отсеке в соответствии с проектной документацией конструкторского бюро – проектанта.
По свидетельству американской стороны, в момент подъема произошли разлом захватов и разрушение поднимаемого корпуса. В захватах остался только 1-й отсек с торпедным боезапасом.
Впрочем, о составе вооружений и секретов, попавших в руки американцев, нет никаких достоверных сведений. В то же время капитан «Хьюз Гломар Эксплорер» (Hughes Glomar Explorer) впоследствии под присягой свидетельствовал, что его судно сделало шесть операций по опусканию захватов, и лишь две из них были тренировочными.
Останки советских моряков, обнаруженные внутри корпуса подлодки, были захоронены с борта судна «Хьюз Гломар Эксплорер» 4 сентября 1974 года примерно в 90 морских милях к юго-западу от острова Оаху, в точке с координатами 18 градусов 29 минут c.ш. и 157 градусов 34 минуты з.д.

 

Автор: Илья Курганов

Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2017-12-22/10_978_k129.html

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 331;