Прошлое народа, его настоящее и будущее причудливым образом сплелись здесь воедино.

Александр Белов Тайная родословная человечества © Белов., 2010 © Оформление. ООО «Свет», 2014 Космогония и лица догонов Было бы интересно проанализировать лица людей, относящихся к разным расовым группам. Быть может, в их лицах можно рассмотреть некие общие черты, характерные для всего этноса. Основываясь на библейской картине мира, мы можем предполагать, что все люди, живущие на Земле, имеют единый источник возникновения, что они потомки Адама и Евы. Однако имеются и другие мифологемы. Так, африканское племя догонов в своих мифах опирается на традицию, согласно которой предки догонов прибыли на Землю во вращающемся ковчеге от звездной системы Сириуса. В ковчеге находились восемь двуполых первопредков, от каждого из которых и происходит один из восьми догонских родов. Если исходить из этой мифологемы, то можно предполагать, что догоны имеют собственный, независимый источник происхождения. Вот перед нами лицо пожилого догона (рис. 1). Если мы закроем правую часть лица белым листом бумаги и посмотрим внимательно на левую, то увидим эмоцию сосредоточенности, углубленности в свой внутренний мир.

Рис. 1

 

Здесь надо пару слов сказать о методе. Такой метод часто используют антропологи и физиогномисты в своих исследованиях. Он позволяет выявить скрытые черты и знаки лица и доминирующие эмоции, которые трудно уловить, если лицо воспринимается в целом. Кроме того, в теле и лице человека существует функциональный перекрест: левая часть лица и тела в большей степени связана с правым (эмоциональным) полушарием мозга, а левая часть лица – с левым (логическим) полушарием мозга. Основываясь на этом, можно сделать выводы о преобладании у данного конкретного индивида логического или эмоционального мышления.

Итак, что же данный метод позволяет нам увидеть в лице конкретного догона?

Сразу видно, человек этот непростой, возможно, жрец местного культа. Меж тем, лицезрея его левую половинку лица, нельзя не отметить, что все его существо – весь его эмоциональный мозг – подвержен какой-то вселенской печали. О чем эта печаль?

Возможно, печаль эта об утрате былой неземной родины, и она передается генетически, а не является индивидуальным благоприобретением конкретного человека. Путешествие на Землю во вращающемся ковчеге предков догонов, вероятно, имело свою цель. Как пишут некоторые исследователи космогонии догонов, предки догонов, прибывшие на Землю, спасались от катастрофы сверхновой звезды Сириуса В, которая в мифологеме называется звезда По. Примечательно, что эта звезда, именуемая догонами «пупом творения», была открыта астрономами лишь в 1862 году. Несомненно, открытие этой звезды астрономами произошло уже гораздо позже того, как она стала известна догонам.

По мнению догонов, космос обитаем и довольно густо населен разумными существами. Так, в системе Млечного Пути существуют «другие земли», на которых живут «крылатые, бегающие, плавающие и ползающие люди».

Если прикрыть левую половинку лица этого догона листом бумаги и сосредоточить свое внимание на его правой половинке лица, то мы увидим хитрость и некоторое торжество, если не сказать злорадство, которые пробиваются сквозь «вселенскую грусть». Догонов традиционно относят к так называемой кушитской расе. Иные исследователи считают догонов представителями эфиопской расы. Другие считают догонов темнопигментированным «ответвлением» европеоидов.

На примере данного конкретного лица можно сказать следующее: в нем много семитских черт. Нос с выгнутой спинкой, легкий альвеолярный прогнатизм и очертания губ характерны для семита. Однако в то же время широкие ноздри характерны для негроида. Возможно, это можно объяснить последствиями межрасового скрещивания. Весьма необычны складки на широком лбу. Сам лоб как бы надвинут на глаза. Это указывает на необычную мыслительную деятельность, на напряженную работу аналитических лобных долей мозга. Топография лица в целом указывает на его эфиопское происхождение, промежуточное между европеоидами и негроидами.

У древних египтян была своя собственная мифологема о происхождении первых людей. Древние египтяне верили, что люди возникли из слез божества солнца Ра. По другой версии мифа, Амон – древнеегипетское божество солнца породил людей и богов: «вышли люди из глаз его, а боги из уст его». Хотя древние египтяне, судя по всему, так же как и догоны, хорошо знали о звезде Сириус, но все же они придерживались версии, что Осирис и Исида – первые божественные правители Египта – были потомками солнечного божества.

Иные мифы о происхождении людей имелись у тибетских лам. Тибетцы претендовали на собственную звездную историю возникновения своего народа. Согласно тибетской космогонии, оседланный волшебный конь стоит и ждет ездока в Шамбале. Этот конь способен доставить всадника к созвездию Ориона и обратно за одну ночь.

Бушмены связывали свое происхождение с людьми, которые были созданы до них в «эпоху сновидений» мифологическим богоподобным персонажем Цагном – кузнечиком-богомолом. У австралийцев были свои собственные первопредки, которые, породив людей, отправились на Небо.

Таким образом, разные этнические группы верили, а некоторые продолжают верить до сих пор, что имеют независимый источник происхождения.


Три большие расы и «костная материя»

Наука более консервативна и осторожна, чем мифы, она движется как бы на ощупь, ни на чем не настаивая и избегая категоричности в суждениях. Однако и наука не прошла мимо взглядов, постулирующих особое возникновение разных этнических и антропологических групп населения земли. Помимо собственно моногенетической концепции возникновения людей на Земле, существует и иная концепция – полигенетическая. Эта последняя концепция постулирует, что современное человечество не едино в своей генетике и истории. На мой взгляд, эта концепция также требует к себе уважительного отношения и должна быть рассмотрена и введена в обиход современного научного обсуждения, несмотря на моноцентрические тенденции последнего времени. Если рассматривать чисто антропологический аспект проблемы, то мы увидим, что полигенетизм, понимаемый как множественность источников возникновения людей, имеет свои сильные стороны, заслуживающие самого пристального внимания исследователей.


Рис. 2. Строение фигуры: 1 – европеоид, 2 – негроид, 3 – монголоид.

 

В качестве примера возьмем и сравним три большие расы: австрало-негроидную (экваториальную), монголоидную и европеоидную. Представители этих рас весьма отличаются друг от друга. Не будем сейчас брать психологические отличия, которые, несомненно, имеются, сосредоточимся на «голой» антропологии. Так, если сравнивать строение тела европеоидов, негроидов и монголоидов, то важно отметить, что у негроидов скелет более тяжелый, туловище короткое, конечности длинные. У монголоидов туловище длинное, а конечности сравнительно короткие. У европеоидов длины туловища и конечностей, если сравнивать их с представителями двух больших рас – монголоидами и негроидами, относительно средние (рис. 2).

Так или иначе, пропорции тела являются важным антропологическим маркером. Укоротить или удлинить туловище и конечности никому не удастся быстро, даже если он этого очень захочет. Это очень консервативный расовый признак.


Рис. 3. 1 – европеоид, 2 – негроид, 3 – монголоид.

 

Если рассмотреть строение черепа представителей трех больших рас, то и здесь мы увидим существенные отличия (рис. 3). Уже на этом довольно схематичном рисунке видно, что форма мозгового черепа у европеоидов, негроидов и монголоидов значительно отличается. В частности, хорошо видны отличия в затылочной части черепа между черепами европеоида и негроида. Сосцевидные отростки височной кости европеоида более выражены и направлены более вперед, нежели это прослеживается у негроида. Емкость черепной коробки европеоида больше, чем у негроида. Если судить по данному рисунку, у европеоида более выражен лобный отдел и сильнее обозначены надбровные дуги.

Череп монголоида отличается по форме от двух предыдущих черепов. Лоб более скошен. Можно предполагать, основываясь на этом признаке, что лобные доли мозга менее задействованы в данной популяции. Очевидно, аналитические способности у монголоида менее выражены, чем у европеоида, склонного к философскому обобщению действительности. Зато у монголоида на данном рисунке хорошо заметно и выражено теменное поднятие черепа, которое отсутствует у негроидов и европеоидов. Это говорит о хорошем развитии соматосенсорной коры мозга, отвечающей за пространственное ориентирование и тонкую моторику движений. Так, японский мастер боевых искусств может поймать летящую муху двумя палочками для еды, что проблематично для европеоида и негроида.

У монголоида плоское лицо, слабо выступающие вперед носовые кости, сравнительно неглубокие глазницы и массивная нижняя челюсть.

Такая фронтальность лица говорит об изначальной открытости и доброжелательности. У нас, в России, укоренилось представление о жестокости татаро-монголов. Но надо иметь в виду, что татаро-монголы являются метисами между европеоидами и монголоидами; их нельзя считать чистой расовой группой. Ужасы татаро-монгольского нашествия на Русь могут быть объяснены и тем, что в составе воинств Батыя, Мамая, Тамерлана и прочих средневековых восточных завоевателей был весьма высок процент метисов, в чьих жилах текла кровь европеоидов. Исходный тип монголоидов в большей степени сохранился у представителей байкальского типа североазиатской расы.

Тем не менее, массивная челюсть монголоида с выраженным челюстным углом может свидетельствовать о редкостном упрямстве и неуступчивости.

У негроида нижняя челюсть значительно более грацильная (изящная), с небольшим слабо выступающим вперед подбородком. Челюстной угол менее выражен. Это указывает на склонность к быстрой переменчивости в отношении к чему-либо и легкую безболезненную смену доминирующей эмоциональной парадигмы. Негроиды более мобильны и переменчивы по своим психологическим качествам, чем представители других больших рас. Кроме этого, такая морфология нижней челюсти придает лицу негроида некоторую «детскость» и непосредственность, которая в целом может диагностироваться и как психологический признак, который выражается в излишнем эмоциональном характере и поведении.

Тем не менее, на черепе негроида особенно выражен альвеолярный прогнатизм. И этот признак прямо-таки бросается в глаза. Обе челюсти – верхняя и нижняя – заметно выступают вперед, при этом верхние и нижние резцы смыкаются под углом. В целом у негроидов челюсти выглядят длиннее, чем у европеоидов и негроидов. На мой взгляд, альвеолярный прогнатизм вкупе с удлиненными челюстями указывает на индивидуальные эгоистические устремления, порой плохо подавляемые и сдерживаемые социумом. Как говорится, дети есть дети, они непосредственны, и их устремления трудно поддаются корректировке социальных структур. Впрочем, возможно, это весьма субъективное восприятие.

Тем не менее, кости черепа свидетельствуют, помимо прочего, об особенностях психики индивида, и от этого никуда не уйти. Их (кости) так быстро не переделаешь, как это кому-то и хотелось. «Костная материя» может указывать на независимый источник происхождения трех групп населения земли.


Расовая психология в первом приближении

Конечно, между представителями трех больших рас имеются и иные отличия. Представители европеоидной расы имеют по преимуществу белый цвет кожи. Смугловатые оттенки кожи появляются у метисов, населяющих пограничные ареалы распространения.

Волосы у европеоидов по преимуществу мягкие и прямые. Характер волосяного покрова на голове указывает на прямоту и в то же время на мягкость, душевность европеоидов. Узковолнистые и курчавые волосы наблюдаются в основном у европеоидов, проживающих в южных районах. Несомненно, это также признак метисизации.

Нос у европеоидов обычно имеет высокое или среднее переносье; узкий, прямой, иногда с выпуклой спинкой. Высокое переносье свидетельствует о хорошей вентиляции легких; но не только… Воздушная струя охлаждает активно работающий мозг, защищая его от перегрева. Турбулентная воздушная струя, проходя по носовым ходам, также электролизирует центры подкорки. Особенно нуждаются в охлаждении и в притоке свежей крови, несущей кислород, аналитические лобные доли мозга. Это залог их хорошей работы.

В северных популяциях европеоидов встречаются также вогнутые спинки носа, которые могут иногда достигать 30–40 %. Скорее всего этот признак указывает на неоднородность и смешанный характер таких популяций.

Разрез глаз у европеоидов горизонтальный; быть может, со слегка заметным поднятием наружного угла глаза. Но это небольшое поднятие может быть объяснено и метисизацией с древними монголоидами.

Подбородок у скандинавских европеоидов заметно выдвинут вперед. Эта особенно заметно, если сравнивать лицо европеоида с лицом негроида. Традиционно считается, что большой выступающий вперед подбородок является признаком силы воли. Существует даже выражение – «волевой подбородок».


Рис. 4

 

Если исходить из концепции, что все европеоиды имели собственный независимый от других больших рас источник возникновения, то можно представить себе лицо «идеального» европеоида – прапредка, которое, наверное, могло выглядеть примерно так, как на картине Константина Васильева «Скандинавский воин» (рис. 4). Конечно, несмотря на высокую патриотическую патетику и «воинственность» портрета, нельзя не отметить, что глаза у «Скандинавского воина» получились запредельные, какие-то невидящие, чересчур печальные, спинка носа неправдоподобно прямая и слегка выгнутая, а волосы широковолнистые и жестковатые, нетипичные для прапредка европеоидов… Но Васильев, вероятно, и не ставил перед собой задачу отобразить прапредка европеоидов. На этом портрете можно скорее уловить восприятие современным художником идеализированного европеоида, каковым он ему представляется…

Австрало-негроидная, или экваториальная, раса отличается от европейской расы темным оттенком кожи; до черных оттенков у негроидов и желто-бурых у бушменов. Цвет волос и глаз тоже темный. Форма волос: курчавые – у негроидов и широковолнистые – у австралоидов. Нос широкий и маловыступающий, имеет низкое переносье. Губы большие. Большие «вывернутые» губы – также свидетельство чувственности, детскости и непосредственности. Челюсти выступают вперед (альвеолярный прогнатизм). Возможно, в лицах взрослых предков негроидов была выражена в большей степени детскость, наивность и непосредственность, которая наблюдается у детей современных представителей негроидной расы. Может быть, эти предки выглядели примерно так, как выглядит на этнографическом рисунке этот ребенок – представитель племени хауса из Западной Африки (рис. 5). В детских чертах лица порой лучше угадываются черты лица прапредка. Быть может, здесь действует так называемый биогенетический закон Геккеля-Мюллера – онтогенез (индивидуальное развитие) в сжатой ускоренной форме повторяет филогенез (историческое развитие вида; в данном случае расы).


Рис. 5

 

Весьма интересно, что у этого ребенка наряду с наивностью прослеживается и изрядная доля воинственности. Чтобы обнаружить это качество, нужно закрыть белым листом бумаги правую сторону его лица. Сразу проявляется бескомпромиссность и воинственность. Правая сторона лица свидетельствует о чувственности, детскости и наивности. Особенно это проявляется в нижней как бы «вывернутой» и оттопыренной губе. Правый глаз, связанный с левым «логическим» мозгом, более доброжелателен. Левый глаз, связанный с правым «эмоциональным» мозгом, «воинственен» и даже жесток. У этого ребенка в зачатке доминируют эмоциональные качества над рассудочными. Как там все это разовьется во взрослом состоянии – Бог весть. Скорее всего, этот потенциал «эмоциональной жесткости» некуда не денется, а проявится и во взрослом состоянии. Конечно, судить по конкретному индивиду о психологическом состоянии исходного расового типа – дело неблагодарное. Но у нас нет другого пути. Не станешь же отображать и обобщать характер всех представителей данной расы в кратком исследовании. Кроме того, судить об исходном типе по современному конкретному индивиду можно лишь весьма приблизительно.

У представителей монголоидной расы в основном смуглый цвет кожи. Волосы, как правило, жесткие и прямые, часто иссиня-черного цвета. Нос обычно довольно узкий с малой и средней высотой переносья; выступает вперед незначительно. Присутствует складка верхнего века (эпикантус). Наружный угол глаза приподнят. Третичный волосяной покров практически отсутствует на лице и на теле. Можно предполагать, что исходное лицо монголоида выглядело так, как мы видим его на этом рисунке, выполненном с реконструкции М.М. Герасимова (рис. 6). Сразу видно, что человек этот волевой. Специально не будем называть того, кого Герасимов изобразил здесь, а художник отобразил. Художественная интуиция Герасимова не подвела. Только такой человек и мог явиться «бескомпромиссным» военачальником.


Рис. 6

 

Помимо трех больших рас, существуют иные расы, которые некоторые исследователи считают также большими расами.


Были ли айны самураями?

Одна из весьма интересных и самобытных рас земного шара – это курильская (айнская) раса. Ныне айны живут на острове Хоккайдо, но в древности были распространены шире. Они жили на островах Японии, Курильской гряде; возможно, на острове Сахалин и «на нашем» Дальнем Востоке. По своей генетике айны значительно отличаются от всех прочих больших и малых рас земного шара. В их генофонде присутствуют редкие аллели и аллотипы, присущие только им. Может быть, поэтому чистокровные айны не скрещиваются с негроидами, что упоминается в некоторых исследованиях.

О своем происхождении сами айны рассказывают так. Некогда на земле айнов жили люди, непохожие на них – коропок-гуру. Они были малы ростом и рыли в земле убежища типа землянок. (Ныне коропок-гуру обитают в подземном мире.) К одной одинокой женщине этого народа по ночам стал прилетать Аиойна – бог гор, по своему облику выглядевший как медведь. От него женщина родила детей, от которых и пошли айны. Однако жизнь айнов не была благоустроена. Они ели мясо животных и птиц в сыром виде и занимались людоедством. Боги на небе почувствовали запах айнов, исходящий от их земли. Они вынудили Аиойну вновь явиться на землю и цивилизовать свой народ. Аиойна научил айнов обращаться с огнем, ремеслам, показал им, как делать рыболовные снасти и ловить рыбу, изготовлять луки, стрелы, горшки, домашнюю утварь, строить жилища. Аиойна отучил айнов от людоедства.

Таким образом, основываясь на этой мифологеме, можно предполагать, что айны являются смешанной популяцией. Некоторые антропологи также указывают, что в облике айнов сочетаются монголоидные и европеоидные признаки. Быть может, древние европеоиды и цивилизовали айнов, приобщив их к европейским культуре и знанию.

У айнов довольно своеобразный облик. Цвет кожи у них смугловатый, волосы темные, жесткие, волнистые. Глаза светло-карие, что совсем нетипично для монголоидов. Третичный волосяной покров, особенно на лице, очень сильный (мировой максимум). Лицо низкое и широкое, немного уплощенное. Нос, рот и уши крупные, губы полные. Длина тела небольшая, шея короткая, руки длинноватые, телосложение массивное. По своему облику айны несколько напоминают австралоидов, некоторые даже называют их северными австралоидами. Но все же аборигены Австралии заметно отличаются от айнов.


Рис. 7

 

Вот перед нами типичный потомок айнов (рис. 7). Быть может, у этого человека, одетого в кимоно, в жилах и течет японская кровь, но ею можно пока пренебречь. Облик у него типично айнский. Психологический портрет его сложен. Если мы прикроем правую сторону его лица, то в левой половине увидим довольно-таки воинственное выражение лица, взгляд вроде бы даже направлен на какого-то врага. Губы сжаты. На лбу обозначились странные своеобразные складки, сходящиеся к переносице. Можно предположить, что такие складки образуются обычно у человека, постоянно целящегося из лука. Нрав у этого человека, очевидно, тяжеловатый. Глаз злой. Общее впечатление от левой стороны лица, что перед нами волюнтарист, не привыкший, чтобы ему перечили.

Это его эмоциональная доминанта.

Если мы прикроем левую половинку лица и взглянем отдельно на правую, то увидим по существу того же волюнтариста, может быть, более расслабленного. Глаз невидящий, какой-то уснувший. Нижняя губа выпячена вперед – признак самости и эгоизма. Правая сторона лица обычно связана с логическим мозгом. Можно сделать общий вывод, что логика здесь спит, или, как говорят, отдыхает. В психике преобладает эмоциональная составляющая, но она структурирована социумом.

Человек, обросший жесткими волосами, напоминает Робинзона Крузо или Карабаса Барабаса. Но таковы все айны. Жесткий и обильный волосяной покров свидетельствует о жесткости характера. Чем-то это лицо напоминает Карла Маркса, но по внешним, а не по внутренним качествам, конечно. Говорят, японские самураи восприняли у айнов свое самурайство. Может быть, это и так, по крайней мере это утверждение требует специального изучения. Человек, который перед нами, неплохой воин, но плохой философ. Верхняя губа чем-то напоминает клюв хищной птицы. Нос вроде бы даже вздернут вверх – признак неуживчивого и вздорного характера.

Вряд ли эта индивидуальная характеристика относится ко всем айнам. Говорят, они в общем-то покладистые, работящие и скромные люди. Хотя, быть может, эти качества они восприняли от японцев, живущих с ними бок о бок не одно столетие.


Жизнь бушмена не сахар

Бушменскую (капоидную) расу некоторые исследователи считают совершенно самостоятельной расой, наравне с другими большими расами. И в самом деле, внешность бушменов весьма своеобразна. Цвет кожи у них желтовато-бурый. Волосы и глаза темные. Волосы спирально завитые, слабо растут в длину. Нос широкий с низкой переносицей. Лицо довольно плоское, небольшое. Нижняя челюсть тонкая, длинная. Рост тела небольшой. Жировые отложения на ягодицах (стеатопигия) сочетаются с ранней морщинистостью кожи. Этот признак выражен особенно у женщин.

В былые времена бушмены широко населяли Африканский континент. Они жили в том числе и на севере Африки. Костные останки бушменов имеют феноменальную древность – до 90 000 лет. Другие расы современного человека появились, по всей видимости, гораздо позже. Ныне бушмены вытеснены в пустыню Калахари, расположенную на юге Африки.

У бушменов весьма своеобразная космология. Согласно их мифам, животные, населяющие Африку, а также звезды, луна и солнце некогда были людьми «древнего народа». Представители этого «древнего народа» были бессмертны. Они на время исчезали, а затем вновь появлялись, возвращаясь к жизни, как полная Луна. Но как-то один ребенок не поверил, что его мать вернется. Он стал оплакивать ее, как умершую. Тогда Луна, не выдержав детских криков, раздававшихся с земли, сошла с неба и приняла облик женщины. Она ударила ребенка по лицу и разбила ему верхнюю губу. После чего этот ребенок превратился в зайца с раздвоенной верхней губой, а люди стали смертными. Представителем «древнего народа» был и мифологический персонаж, герой легенд и преданий Цагн – кузнечик-богомол.


Рис. 8

 

На рисунке 8 мы видим лицо современного бушмена. Если, закрыв правую часть лица, мы внимательно вглядимся в левую половинку лица, то совершено неожиданно обнаружим эмоцию радости, которая пробивается сквозь страдальческое выражение. Несомненно, у этого человека есть чувство собственного достоинства, гордость. Чем-то это лицо напоминает портреты Ленина с выпяченным вперед подбородком и горделивым выражением лица, которое придавали ему советские художники. Однако складки вокруг глаза в районе переносицы «стирают» эту ассоциацию. Они указывают на страдание, как будто человек этот лицезреет нечто одновременно прекрасное и ужасное. Такова эмоциональная доминанта.

Если мы прикроем левую часть лица этого человека и вглядимся в правую половинку лица, то обнаружим страдальческое выражение, даже плач. Такова воспринимаемая бушменами неприкрытая реальность современного своего положения. Здесь отпечаталось логическое восприятие бушменом фактического положения дел. Да и то верно, жизнь бушменов полна трудностей. Чтобы выжить в безводных пустынных районах Калахари им приходится рыть ямы на месте русел пересохших рек. Тогда есть шанс добыть несколько капель подземной воды.


Рис. 9

 

На рисунке 9 мы видим лицо бушмена в профиль. Здесь хорошо заметно своеобразие антропологического типа лица. Длинная челюсть сочетается с альвеолярным прогнатизмом, коротким уплощенным носом. Мозговой череп небольшой по объему. Ухо расположено ближе к затылку. На ухе можно рассмотреть так называемый «дарвиновский бугорок». Глаза глубоко посажены. На мой взгляд, в лице данного бушмена заметны признаки вырождения антропологического типа. Повышенная морщинистость кожи подтверждает это предположение.


Саамы – оккультные тайны морфотипа

Еще одной расой, которой антропологи склонны придавать высокий таксономический ранг наравне с другими большими расами, являются лопари, или саамы. Лапоноидная раса была некогда распространена в северных районах Европы. Ныне ее представители проживают на севере Фенноскандии – природной стране, охватывающей Скандинавский, Кольский полуостров, Финляндию и часть Карелии. Впрочем, некоторые специалисты считают, что своеобразие антропологического типа лопарей кажущееся: этот морфотип возник из-за смешения монголоидов и европеоидов в древности.

Тем не менее, морфологический тип лопырей, несмотря на существование локальной изменчивости, достаточно единообразен. И этот признак указывает на независимый источник их возникновения.

Кожа у лопарей светлая, слегка смуглая. Волосы обычно темные, прямые или широковолнистые, мягкие. Очевидно, мягкость и широковолнистость волос – свидетельство покладистого и доброжелательного характера. Третичный волосяной покров довольно слабый. Темные глаза преобладают. Наружные уголки глаза подняты, что придает лицу внешне улыбчивое выражение. Голова относительно крупная. Лицо низкое, в основном за счет очень малой высоты нижнего отдела. Нос короткий и широкий в крыльях. Расстояние между глазами большое, что свидетельствует об открытости и доверчивости. Тело коротковатое, с широким корпусом. Ноги относительно короткие, руки длинные.

В мифологии саамов существует весьма интересный персонаж – златорогий белый олень-оборотень Мяндаш. Он является прародителем саамов. Его зачала нойда – шаманка от связи с диким оленем. Узнав, что его отец олень, Мяндаш отправляется в тундру на поиски отца. С появлением в оленьем стаде Мяндаша люди получают возможность охотиться на оленей. После чего Мяндаш возвращается к людям и, приняв облик человека, дарит людям лук и обучает охотиться с его помощью, затем он обучает людей строить жилище из оленьих шкур. Мяндаш берет себе в жены девушку, и с этого момента она обретает возможность по своему желанию превращаться в важенку – четырехлетнюю самку оленя. В оленей превращаются многочисленные дети Мяндаша. И жена Мяндаша в человеческом облике напутствует своих детей, разрешая им убивать себя только хорошим людям, которые чтут Мяндаша.

В саамском мифе о конце света Мяндаш принимает поистине космические размеры. Его тропа – это тропа солнца. На златорогого оленя охотится бог-громовик Айеке-Тиермес. Когда в оленя попадет первая стрела, горы извергнут огонь, реки потекут вспять и иссякнут источники. Когда в лоб Мяндошу вонзится вторая стрела, огонь охватит всю землю, вода закипит, лед растает. Когда собаки Айеке-Тиермеса схватят оленя и бог-громовик вонзит в его сердце острый нож, тогда звезды упадут с небес, солнце утонет во мраке ночи, потухнет луна и земля превратится в пепел.


Рис. 10

 

На рисунке 10 мы видим женщину, представительницу народа саамов. Лицо широкое, улыбчивое. Если мы прикроем правую сторону лица и взглянем на левую, то увидим натуру игривую, довольную жизнью. Из этого, конечно, не следует, что все лопари довольны жизнью, но изрядная доля оптимизма у лопарей имеется.

Если мы прикроем листом белой бумаги левую сторону лица и вглядимся в правую половину лица, то, вероятно, сможем заметить некие признаки потомственной шаманки. И в самом деле, жизнь даже современных саамов, ведущих «природный образ жизни», не отделима от шаманизма. Дабы обеспечить удачу на охоте и суметь выжить в жилище из оленьих шкур, нужны предельная собранность и оккультные навыки. Правый глаз, связанный с левым полушарием мозга, совершенно «сумасшедший». Должно быть, так выглядят глаза шаманки, когда во время шаманского действа – камлания на естественную реальность «надевается» так называемая воображаемая реальность. Роль женщины у саамов особая. Женщина является не только «хранительницей очага», но и родовых преданий, а также оккультных навыков. Скорее всего, оккультные навыки «выученные», а не генетически наследуемые. Об этом, в частности, говорит именно правая выразительная часть лица, связанная с логическим мозгом. Кто научил женщин саамов экстрасенсорному воздействию – это вопрос открытый. Быть может, культурный герой Мяндаш?


Откуда «свалились» на землю европейцы?

Весьма неоднородны по своему антропологическому составу так называемые большие расы. Они традиционно разделяются специалистами на малые расы, а те в свою очередь на подрасы и отдельные народности.

Тем не менее, если в целом рассматривать европеоидов, то они заметно отличаются от представителей других больших рас. Европеоиды – молодая раса. Появилась она сравнительно недавно, в конце плейстоцена (незадолго до потопа).

Многие атеистически настроенные антропологи выводили европеоидов из кроманьонцев – более древних жителей земли, населявших Переднюю Азию, Северную Африку и Европу около 60 000 лет назад. Однако и сами кроманьонцы непонятно откуда взялись. Атеистически настроенные антропологи полагали, что предками кроманьонцев являлись неандертальцы, чья история еще более древняя. Но все же такая точка зрения кажется мало обоснованной. Неандертальцы, кроманьонцы и европеоиды весьма различаются по своему антропологическому типу. К примеру, можно сравнить черепа неандертальцев, кроманьонцев и европеоидов, чтобы убедиться на наглядном примере, что у всех трех типов имеются значительные морфологические отличия и вряд ли они могут происходить один от другого (см. рис. 11).


Рис. 11. Расположенные в один ряд черепа: а – неандертальца, б – кроманьонца, в – современного европеоида.

 

На черепе неандертальца мы видим огромные надбровные дуги. Форма мозгового черепа совсем иная, нежели у кроманьонца и европеоида. У неандертальца круглые глазницы, довольно широкое расстояние между глазами, огромное грушевидное отверстие носа, совсем иная форма скул и челюстей, заметный прогнатизм (выступание вперед) лицевой части черепа. Многие из этих признаков могут свидетельствовать об инволюции – деградации исходного типа европейского неандертальца. Да, как мы знаем, неандертальцы не были «паиньками», у них процветал каннибализм, а в их популяции культивировались животные наклонности. С общей культурой было слабовато.

У кроманьонца широкое лицо, небольшое грушевидное отверстие носа. Очень массивные нижняя челюсть и скулы. Большое расстояние между глазами. Форма черепа своеобразная. Форма глазниц тяготеет к прямоугольным. Рост у кроманьонцев высокий. Перед нами подлинный великан. Очевидно, легенды о великанах у индоевропейцев, пришедших в Европу около пяти тысяч лет назад, могли родиться от соприкосновения с популяцией кроманьонцев. Некоторые скелеты и черепа из захоронения на острове Южном в Онежском озере давностью свыше трех тысяч лет указывают на возникновение и существование гибридного типа кроманьонцев и европейцев. Однако этот тип нельзя считать исходным для европейской популяции. На территории древней Европы найдено множество других костных останков метисов, представляющих собой смешанный тип между кроманьонцами и негроидами, кроманьонцами и монголоидами и т. д.

У европейцев округлая черепная коробка, глаза расположены сравнительно близко друг к другу. Форма грушевидного отверстия носа заметно отличается от такового у кроманьонцев и неандертальцев. Лицо узкое, как «лезвие топора». Надбровные дуги выражены слабо, в отличие от первых двух типов. Скулы имеют другую форму. Форма глазниц отличается от кроманьонцев.

Если говорить о психике, то даже по черепу видно, что европеоид был более сосредоточен на самом себе, на своих внутренних размышлениях и переживаниях. Его психический интерес менее направлен вовне, чем это наблюдается у первых двух типов, особенно у неандертальца.

Основываясь даже на этом беглом осмотре черепов, совершенно нельзя исключать, что все три группы имели собственный и независимый источник происхождения. Тем более это становится ясно, что не только черепа, но и анатомия тела у всех трех типов заметно отличается.

Мифы повествуют о том, что белые европеоиды, являясь носителями знаний, приходят на земли аборигенов – коренных жителей Земли как цивилизационные герои (белые боги). Они приносят им знания и умения, учат возделыванию земли, скотоводству, умению строить дороги, города, мосты; отучают от бескультурья и каннибализма.

Если основываться на индоевропейской мифологии, возникшей, по-видимому, около пяти тысяч лет назад или раньше, то можно предполагать, что древние европейцы верили, что их род происходит от союза земли и неба. Диевас (Дьяус) – божество сияющего дневного неба соединилось с богиней земли (мать-земля). В результате этой небесной свадьбы появились на свет первые европейцы. От божества неба человек унаследовал бессмертную душу, а от матери-земли – смертное тело.

Согласно реконструированному специалистами индоевропейскому мифу, у неба как мужского начала и земли как женского родились близнецы – брат и сестра. В результате их инцеста появились первые представители древнего европейского народа. Этот миф присутствует во многих мифологиях индоевропейцев: иранцев, индусов, латышей, русских. У русских это знаменитый сказочный сюжет об инцесте Ивана да Марьи, приуроченный к празднику летнего солнцестояния Ивана Купалы.

Тем не менее, основываясь не только на мифах, но и данных антропологии, археологии и истории, можно предполагать, что индоевропейцы не коренная европейская группа. Они пришли в Европу около пяти тысяч лет назад с Кавказа, Передней Азии, с юго-востока Сибири. До них в Европе обитали иные этносы. Антропологический состав жителей Европы до той поры составляли кроманьонцы, монголоиды, австралоиды, негроиды, лапоноиды и группы со смешанным европеоидным населением.

Внутри северной группы современных европеоидов антропологи часто выделяют атланто-балтийский и беломоро-балтийский типы.


В скандинавах «спит» воин

Атланто-балтийская раса ныне обитает в Скандинавии, на Британских островах. Люди – носители данного атланто-балтийского антропологического типа населяют северные районы Западной и Восточной Европы. Этот тип можно встретить у норвежцев, шведов, шотландцев, исландцев, датчан, прибалтов, белорусов, русских. Этот тип встречается и в популяциях северных районов Франции, Германии и у финнов. Еще реже этот тип можно встретить и у других европейских народов.

Характерным признаком атланто-балтийцев являются светлая кожа, а также светлые глаза, частота встречаемости которых в данном типе может составлять 75 %. Частота встречаемости светлых волос доходит до 50 %. Волосы широковолнистые, прямые и мягкие, что указывает на природное добродушие. Рост бороды у мужчин средний. Третичный волосяной покров на теле – от среднего до слабого. Отсутствие густых волос на теле указывает на южное происхождение, а также на молодость самого расового типа. Головной указатель колеблется от длинноголового до среднеголового. Высота лица несколько преобладает над шириной. Зато высота нижнего отдела лица значительная. Нос прямой и узкий, с высоким переносьем. Рост высокий.


Рис. 12

 

На рисунке 12 мы видим представителя данного антропологического типа. Если мы закроем правую часть его лица, то увидим на левой отпечатавшуюся эмоцию доброжелательности, которую в общем-то трудно было ожидать увидеть, рассматривая лицо целиком. Представляется, что в этой половинке лица отпечатались какая-то грусть и скрытый юмор (едва заметная ухмылка). Прослеживается также некоторая доля страдания. Трудно сказать, в какой мере это относится ко всему типу, а не является благоприобретением отдельного индивида. Однако, согласитесь, что европейцы традиционно ценят и понимают юмор и умеют исподволь пошутить, в том числе и над самим собой. Страдать европейцы также умеют, пожалуй, как никто другой.

Когда мы прикроем левую сторону лица и взглянем на правую, то сразу заметим внимательный, «сверлящий» взгляд, от которого становится не по себе. Судя по всему, в этом европейце спит жестокий воин, но он именно спит. (Не дай бог этому воину вырваться наружу…) Общий расслабленный контру лица говорит о цивилизованности и спокойствии, умении собой владеть. В полуулыбке есть какая-то «дьявольщинка».

В целом эмоциональная карта лица довольно симметричная. Быть может, это объясняется тем, что генетика северных европеоидов пострадала от инволюции меньше, чем генетика других расовых групп. Наследственность не успела испортиться, и асимметрия лица менее выражена. Объяснить это можно и так: более молодые расы, вероятно, имеют более симметричное лицо (правую и левую часть лица), нежели расы условно более старые. Если верно предположение, высказываемое в мифах, что предки европеоидов недавно «спустились» с Неба (белые боги), то их фенотип должен быть больше приближен к идеальному фенотипу человека и менее подвержен инволюционным изменениям, возникающим от соприкосновения с грубой материальной земной действительностью.

Доминирует у этого индивида, несомненно, правая часть лица, она более выразительная и информативная. Эта половинка лица в большей степени связана с логическим полушарием мозга. И в самом деле, у европейцев доминирует логика. Причем логика цивилизационная, которая обустраивает окружающую действительность, делает жизнь более комфортной. Эмоциональные «всплески» у северных европейцев явно не в чести. Эмоции принято носить глубоко внутри, скрывая их даже от самого себя. А печаль – она может возникнуть от соприкосновения с грубой материальной действительностью. Жизнь – сложная штука, и не все в ней можно просчитать, организовать и сделать «правильным». Страдание заключено в самой сердцевине материальной действительности, и от него не уйти, живя в этом «лучшем из миров». Как сказал Будда, «жизнь – это страдание», и похоже на то, что северные европейцы это только начинают постигать. Южные европейцы могут жить иначе. Они менее страдают, руководствуясь, очевидно, принципом, который как-то сформулировал Райкин в одной своей миниатюре: «Давайте снизим потребности, и всем сразу будет весело!» У северных европейцев высокая требовательность к себе и другим. И это, похоже, доставляет им мучение и страдание, но они не могут от этого избавиться, так как принцип цивилизаторства и культуры ценят больше всего в себе и других. Похоже на то, что европейцы как тип стремятся создать рай на земле. Получится ли это у них? Увидим!

У европейцев весьма высокая степень воспроизводства. Может быть, они унаследовали это качество от своих предков – мифологических богов? Ныне 2/3 населения Земли, как это ни парадоксально, состоит из представителей европейской расы. Правда, большинство европеоидов представляют собой метисов.


Беломоро-балтийский тип, божественные близнецы и дочь солнца

Беломоро-балтийский тип ныне проживает по преимуществу между Балтийским и Белым морями. Некоторые антропологи полагают, что этот тип, или беломоро-балтийская раса, включает в себя прямых потомков древнего населения Средней и Северной Европы. Это самая светлопигментированная раса, особенно это верно в отношении цвета волос. В принципе форма и жесткость волос такая же, как и у представителей атланто-балтийской малой расы. Волосы прямые, широковолнистые и мягкие, что указывает на добродушие и покладистый характер. Однако третичный покров в целом слабее, чем у предыдущей расы. Длина тела также меньше. Головной указатель выше – имеется выраженная тенденция к брахикефалии – короткоголовости. Ширина черепа больше его длины. Лицо шире и ниже, чем у представителей предыдущей расы. Одним из главных физиогномических отличий от атланто-балтийского типа является более короткий нос, который в 30–40 % случаев имеет вогнутую спинку. Вогнутая спинка или курносый нос – свидетельство задора. Рост бороды менее выражен, чем у предыдущего типа.

Данный беломоро-балтийский тип отмечается в большей степени у современных латышей и литовцев.


Рис. 13

 

Вот перед нами представительница этого антропологического типа (рис. 13). Можно, конечно, спорить по поводу того, насколько индивидуальные психологические черты конкретного человека могут быть распространены на представителей всего антропологического типа. Но думается, что все же и в индивидуальных проявлениях можно уловить коллективные групповые особенности. Наследственность – довольно консервативная вещь. И каждый человек в той или иной степени наследует антропологию и психологию группы. К этому нужно прибавить воспитание и культуру. Человек – носитель того или иного этноса, воспринимает благодаря научению тот единый этнокультурный пласт, который и отличает один этнос от другого.

Если мы прикроем белой бумагой правую часть лица этой девушки, то увидим, что ее левая часть лица «излучает» доброжелательность и открытость. Здесь мы видим элемент кокетства и самолюбования, что в общем-то довольно типично для молодых девушек. Но наряду с этим нельзя не заметить наивность и какую-то прямо патологическую веру в лучшее. Это, к сожалению, а может быть, и к счастью, типично для всех прибалтов. К ним словно бы применительны слова из детской песенки советского периода: «Каждому, каждому в лучшее верится…» Эта левая часть лица связана с правым полушарием мозга. Эмоция, как говорится, понятна, и она хорошо читается. Если мы прикроем правую часть лица, то заметим совершенно иное. Эта часть лица может восприниматься как довольно-таки агрессивная. «Выпученный» глаз, видящий цель, полуоткрытый рот, с уст которого словно бы слетают некие воинственные слова… Девочка-лапочка трансформируется в амазонку. Нос со слегка вогнутой спинкой усиливает это ощущение воинственности. Кончик носа вздернут, подбородок изрядно вынесен вперед, что свидетельствует о самомнении и изрядной доле эгоизма. Если экстраполировать эти качества на всех прибалтов, то нужно согласиться, что в самом деле прибалты самодостаточны, не терпят вмешательства в их внутренний мир. Если уж даже девушка довольно воинственна, то что ожидать от мужчин? Но все же надо признать и иное: у прибалтов нет агрессии по отношению к другим народам. Они явно руководствуются принципом: не трогайте нас, мы не будем трогать вас. Возможно, этим они оберегают свои консервативные культурные и общественные ценности. Как видим, они сохранили не только свою древнюю культуру, но и во многом антропологический тип, который «разбазарили» другие европейцы.

Описывая эстиев, отожествляемых с древнебалтийскими племенами, Тацит сообщает, что они «поклонялись праматери богов и как отличительный знак своего культа носят на себе изображения вепрей». Арабский географ Индриси сообщает о раннем язычестве балтийцев, что они поклонялись огню. В балтийском пантеоне первое место занимает бог неба Диевас. Отсюда, очевидно, происходит и таинственный «Див», сидящий на вершине древа, упоминание о котором мы встречаем в древнеславянском памятнике письменности «Слово о полку Игореве»: «Див кличет вверху древа», а «затем врежается (сходит) Див на землю». Согласитесь, что Диевас, Див или древнеиндийский Дьяус – Бог сверкающего Неба, очень похожи по своему произношению на Дьявола, коим заклеймили противника бога ранние христиане и иудеи. Вепрь – тотемное изображение, связанное с культом матери богов, очень похоже на черта, имеющего свиную голову. В целом культ огня, а также солнечный огненный рай похожи на пекло, в котором заправляют черти, и сам дьявол их хозяин. Иными словами, то, во что верили предки балтийцев, было отринуто более поздними религиями.

У Диеваса есть дети – сыновья, близнецы, которые влюблены в свою сестру – дочь солнца. Ожидая свою сестру, близнецы зажигают на море два огня, катают ее на яблоневой лодке, едут на свидание с ней на двух конях. Особенности близнечного культа запечатлелись, в частности, в традиции изображать двух коньков на крыше. Согласно реконструкции древнего близнечного мифа, нельзя исключать, что один близнец стал впоследствии Перкунасом – громовержцем (ему соответствует древнеславянский Перун), а другой – противник громовержца Велняс или Велнс (которому соответствует древнеславянский бог мертвых, охранитель скота Велес). Дочь солнца поочередно посещает то громовержца Перкунаса, то в ночное время суток спускается в гости к его антагонисту Велнясу. Об отношении древних литовцев к этому богу свидетельствует то обстоятельство, что, по-видимому, нынешняя столица Литвы город Вильнюс назван его именем.

Несмотря на противопоставление двух божеств, олицетворяющих день и ночь, жизнь и смерть, надо полагать, что древние язычники поклонялись им обоим в равной степени, не отвергая от себя ни одно из этих божеств. Когда душа попадала на тот свет, то там правил царь мертвых Велняс или Велес, когда душа возвращалась назад, то здесь правил Перкунас или Перун. Очевидно, в былые времена оба божества в равной степени, как и дочь солнца (или солнцева сестра, согласно русской сказке «Ведьма и солнцева сестра»), в полной мере пользовались любовью своих поклонников. Такое поклонение обеспечивало благополучие в этой и той жизни. В ночное время на земле правил Велняс, в дневное – Перкунас. Дочь солнца или «солнцева сестра» пребывает то с одним, то с другим из двух братьев.

Прибалты в своей мифологии изображали царя мертвых в виде огромного черного вепря, который похищает солнце каждый раз вечером. Весьма интересно, что и в осетинской сказке о царе мертвых хозяин этой страны показан в виде черного вепря. Ему приносят человеческие жертвы, и он также похищает солнце.

Если встать на точку зрения антропологов, которые считают, что предки балтийских славян наиболее соответствуют исходному типу европеоидов, пришедшему в Европу около пяти тысяч лет назад, то можно предположить следующее: северный высокорослый европеоидный тип, характерный для эстонцев, шведов и норвежцев, образовался в результате смешения с коренным, доевропеоидным населением Европы, в котором была сильна доля кроманьонских черт.


Среднеевропейцы смешались с монголоидами?

Следующая малая раса, входящая в состав европеоидного расового ствола, называется среднеевропейской. Она распространена практически по всей Европе, но в основном распределяется по ареалу Северо-Европейской равнины от Атлантики до Волги. Чаще всего она встречается у словаков, чехов, поляков, австрийцев, немцев, северных итальянцев, украинцев и русских. Занимаемый ею район называют иногда «поясом шатенов». Она характеризуется более темной пигментацией волос, несколько меньшим ростом, чем предыдущие малые расы европеоидов. Понятно, что такой большой ареал распространения включает в себя массу подтипов. Однако если рассматривать в целом, головной указатель умеренно брахицефальный. Таким образом, короткоголовость у представителей этой расы доминирует. Пропорции лица имеют средние значения. В целом лицо более широкое, чем у представителей северных европеоидов. Очевидно, это объясняется «дрейфом генов» от монголоидов. Рост бороды у мужчин средний и выше среднего, третичный волосяной покров на теле умеренный. Нос обычно с прямой спинкой и довольно высоким переносьем. Длина носа варьирует. Восточные варианты этой расы в целом светлее. Многие антропологи полагают, что эта раса имеет смешанное происхождение. Очевидно, на формирование этой расы в свое время оказало заметное влияние скрещивание с монголоидами. Численно среднеевропейцы преобладают в Европе.

Вот перед нами женщина – типичная среднеевропейка, русская (рис. 14). Если мы прикроем листом бумаги правую сторону ее лица, то на левой части сразу обнаружим монголоидный элемент. Он проявится гораздо четче, чем если бы мы воспринимали лицо в целом. В отношении психических качеств можно сказать следующее: здесь мы видим доброжелательность, некоторую затаенную хитрость и грусть, типичную для русских людей. Однако наряду с этим, несомненно, присутствует и европеоидный элемент, который доминирует.


Рис. 14

 

Если мы прикроем левую часть лица и вглядимся отдельно в правую, то заметим ту же самую «восточную» хитрость наряду с самоиронией и способностью к внутренней игре. Тем не менее, и здесь присутствуют европейская жесткость и некоторый налет женского коварства. Последнее качество кажется нетипичным для русских женщин. Бог весть откуда они это восприняли. Вряд ли от восточных соседей. Тут также прочитывается элемент самолюбования.

В общем, в русской женщине есть «какая-то загадка», которую отгадать пытается не одно поколение мужчин. Быть может, эта «загадка» является следствием смешанного происхождения, а быть может, отпечатком «загадочной русской души». Весьма интересно, что, по данным антропологов, население Древней Руси, до XIII века, до появления татаро-монголов, было иным в антропологическом отношении. Русские люди в большей степени были похожи на жителей Cеверной Европы и прибалтов. Данные о домонгольском населении Руси почерпнуты в результате раскопок древних курганов и могильников.

Если мы взглянем на южных славян, то заметим в их лицах большую долю монголоидных черт (рис. 15). Вот перед нами типичные украинцы. У них более округлые лица, более низкое переносье и более узкий разрез глаз, чем у русских, если брать в целом у украинцев более темные волосы и глаза «с прищуром».


Рис. 15

 

В общеславянской мифологии специалисты выделяют «главный» миф о борьбе громовержца Перуна с царем мертвых змееподобным Велесом. Оба божества противопоставлялись друг другу и топографически. Так, если идол Перуна стоял в древнем Киеве на холме, то идол Велеса внизу – на киевском Подоле. Причина божественной распри – похищение Велесом скота и людей, а в некоторых вариантах мифа – жены громовержца. Преследуемый Велес последовательно прячется под деревом, камнем, обращается в человека, коня, корову. Перун расщепляет дерево, раскалывает камень, убивает человека, в котором прячется Велес, поражает коня и корову. В результате он освобождает и похищенных людей, и скот, и свою жену. Его победа завершается дождем, приносящим плодородие. Таким образом, умерший скот и люди возвращаются на землю. Они рождаются вновь. Здесь мы видим реинкарнацию человека и животного. Таким образом, мир в древнем славянском мифе описывался через систему двоичных бинарных противопоставлений. Жизнь находится в оппозиции смерти. Бинарная оппозиция прослеживается и в иных персонажах, наделенных противоположными свойствами. Таковы счастье (Доля) и несчастье (Недоля). У балтийских славян ритуал гадания – выбор между Долей и недолей был связан с противостоящими друг другу Белобогом и Чернобогом. Такие обряды, как хождение с козой, гонение змей, заклание ильинского быка, коровья смерть, сожжение скота, завивание бороды (Велесу, Николе или Илье), вызывание дождя, окликание звезды, юрьевские и купальские праздники, позволяли установить с языческими божествами доверительный диалог.

Многие божества у балтийских славян имели несколько голов, это дало повод специалистам говорить о том, что в одном идоле объединились разные функции божества, например, карающая и дарующая. Вероятно, таким универсальным божеством в древности и был славянский Триглав, позже – Змей Горыныч, изрыгающий огонь и летящий над лесами и долами. Таким божествам в древности приносили человеческие жертвы. Может быть, с этим связано «смрадное дыхание» Змея Горыныча.

Противопоставление огня и воды было одно из самых значимых противопоставлений у славян. Возможно, Триглав, он же Огненный Змей, он же Змей Горыныч или Змиулан, были владыками преисподней. Им противостоял Перун, хозяин вод и «живого огня» – молний. Дабы переправиться на тот свет, главному герою славянских сказок надо преодолеть огненную реку. Во время ритуала вызывания дождя молодая девица обливалась водой. Возможно, этому ритуалу в древности соответствовал ритуал человеческих жертвоприношений, который в более поздние времена заменили ритуалом жертвоприношения животных.

Возможно, так называемое «двоеверие»: вера в лешего, водяного и т. д., было связано не столько с появлением новой религии – христианством, сколько с изначальным дуализмом божеств древнеславянского языческого пантеона. Древние славяне почитали одновременно разных богов – и условно плохих, и условно хороших. Как говорится, «Богу – свечка, а черту – кочерга».


Кавказский культ волка

Следующей малой расой является балкано-кавказская. Популяции, в которых встречается данный антропологический тип, проживают в основном в районе евразийского горного пояса. В различных классификациях к данному типу отнесены альпийская, динарская, арменоидная и другие расы. Длина тела средняя или выше средней. Волосы темные, чаще всего волнистые. Глаза темных и смешанных оттенков встречаются в равных долях. Третичный волосяной покров развит сильно. Быть может, немного не дотягивает до мирового максимума, который удерживают айны. Голова брахицефальная – т. е. распространена короткоголовость. Пропорции лица сильно различаются у разных групп и этносов; однако, если рассматривать в целом, лицо широкое. Нос обычно крупный, часто с выпуклой спинкой. В некоторых вариантах опущены кончик и основание носа. Альпийская раса на западе ареала распространения имеет сравнительно небольшой нос, а его спинка может иметь и вогнутую форму. Горцы Памира и Гиндукуша также имеют менее крупный нос и не столь сильное развитие третичного волосяного покрова.

Понятное дело, что жители Балкан отличаются от жителей Кавказа. Так, болгары во многом смешались с турками, благодаря чему изменился их антропологический тип. Кавказцы также не однородны. Грузины заметно отличаются от чеченцев, осетины – от грузин.

Некоторые антропологи особо выделяют осетин как потомков древнего антропологического типа, присущего когда-то всем евразийцам.


Рис. 16

 

Вот перед нами старик осетин (рис 16). Если мы закроем правую часть его лица и вглядимся в левую, то заметим некоторую настороженность, может быть, хитрость. Однако последнее качество может быть и индивидуальным, не характерным для всего этноса. Быть может, это умудренность, характерная для стариков. Как свидетельствуют летописные памятники, в былые времена предки осетин – скифы-сарматы – умертвляли своих стариков, облегчая им путь к лучшей жизни. Настороженность может проявляться у стариков осетин – аланов и на генетическом уровне уже много позже того, как этот обычай канул в Лету.

Если мы закроем левую часть лица и вглядимся в правую, то, несмотря на старость, заметим довольно сильный воинствующий дух, который присущ, очевидно, всем горцам.


Рис. 17

 

Вот перед нами молодой человек – осетин (рис. 17). Если мы прикроем правую часть лица и рассмотрим левую, то заметим доброжелательность и спокойствие. Однако все же некоторая настороженность прослеживается во взгляде и здесь.

Если мы вглядимся в правую часть лица молодого человека, то заметим все тот же воинствующий дух.

Весьма интересно, что антропология портрета молодого человека сближает его со скандинавским типом. Мы видим прямой и достаточно массивный подбородок, тонкие губы, тонкий нос с высоким переносьем, округлую черепную коробку. Можно сказать, что перед нами «истинный ариец» с «нордичеcким характером». Примечательно другое: предки осетин скифо-сармато-аланы обитали в Северном Причерноморье до VIII века до н. э. А предками скифов в свою очередь были иранские арии.

Как пишет исследователь Абаев, аланы считали себя «детьми солнца». Солнечные мифы группируются в основном вокруг мифологических героев Сослана и Ацамаза.

Так, Сослан рождается на свет из оплодотворенного Бесом камня. После того как Бес увидел обнаженную прекрасную Сатану, купающуюся в реке, его семя упало на камень. Кузнец Курдалагон разбил камень и вынул оттуда младенца. Прекрасная Сатана вскормила младенца, дала ему имя и вырастила его. Решив стать непобедимым, Сослан потребовал, чтобы его закалили. Курдалагон бросил Сослана в колоду, наполненную кипящим волчьим молоком. После чего тело Сослана превратилось в чистый булат.

Здесь мы видим явную параллель со сказкой «Конек-Горбунок», написанной Ершовым по мотивам русских народных сказок. В дальнейшем разворачивании сюжета осетинского мифа мы обнаруживаем параллели с другими русскими сказками, с путешествием Ивана-царевича в страну мертвых; параллели угадываются, например, и со сказкой «Царь-девица и молодильные яблоки».

Пройдя инициацию, Сослан решил жениться на дочери Хура – солнца. (Слово «Хура» присутствует и в имени авестийского божества Ахурамазда.) Однако солнечное божество потребовало от Сослана достать листья волшебного дерева Аза, дарующего бессмертие и растущего в стране мертвых. Сослан спускается в страну мертвых и при помощи дочери царя мертвых добывает листья священного дерева. Однако дочь царя мертвых предупреждает Сослана, чтобы он, возвращаясь в страну живых, не брал никаких диковинных вещей, которые ему встретятся по дороге домой. Однако Сослан пренебрегает этим советом и, найдя на дороге диковинную шапку, засовывает ее за пазуху. Это был обратившийся в шапку царь чертей. Сослан гибнет от колеса Балсага, пущенного в него. Умирая на поле боя, он предлагает свое тело на съедение волку.

Таким образом, осетинская мифология в некоторых своих частях является связующей между скифской и русской мифологией, что указывает на единый источник возникновения этих мифологий.

У осетин имелся в древности культ близнецов. Это видно по божественным персонажам-близнецам, героям эпоса. Через весь осетинский эпос проходит мотив о волке. Имя кузнеца Курдалагона, воспитавшего Сослана и искупавшего его в кипящем волчьем молоке, содержит в себе древнее осетинское название волка Курдал-Уаргон. Вероятно, в древности североосетинское ущелье Аргон звучало как «волчье ущелье». Волк (староосетинское слово «уарка») является покровителем и прародителем одного из племен аланов. Волк вскармливает еще одного героя эпоса Саууая. Здесь явно прочитываются параллели с римским мифом о близнецах Ромуле и Реме, вскормленных капитолийской волчицей. К тому же надо отметить, что серый волк помогает и русскому Ивану-царевичу – в сказке «Иван-царевич и серый волк». Он же воскрешает убитого Ивана-царевича, добывая живую и мертвую воду.

Мифологические параллели вполне объяснимы. Осетины похожи на предковый антропологический тип, пришедший в Европу около пяти тысяч лет назад. Это так называемые племена фатьяновцев (культура боевых топоров), пришедшие на территорию Центральной России во втором тысячелетии до новой эры с берегов Вислы и Рейна. Кроме прочего, этот тип за вычетом метисных вариантов обнаружен в могильниках на территории Центрального Казахстана и Южной Сибири. Это племена андроновцев.


Космическое жертвоприношение и индоарии

Следующая малая раса евразийцев – индо-средиземноморская. Она имеет большой ареал распространения. Встречается в некоторых южных районах Европы, Северной Африке, Аравии и других южных районах Евразии от Европы до Индии. Представителей этой расы можно часто встретить среди испанцев, португальцев, южных итальянцев, марокканцев, алжирцев, ливийцев, египтян, различных арабских и семитских групп, у иранцев, иракцев, афганцев, народов Средней Азии, индусов. Длина тела обычно средняя или чуть ниже средней. Цвет кожи обычно смуглый, но встречаются достаточно светлые оттенки, особенно в Европе. Волосы темные, волнистые. Глаза обычно темные. Третичный волосяной покров умеренный. Нос обычно прямой и узкий с высоким переносьем. Средний сегмент лица преобладает. Глазное яблоко широко открыто.

Однако на крайнем северо-западе и на крайнем северо-востоке обитают представители этой расы, отличающиеся от описанной типологии. Они имеют высокий рост. На северо-востоке у ирано-афганского варианта, помимо высокого роста, выпуклая спинка носа и сильный рост бороды.


Рис. 18

 

Вот перед нами пуштун (рис. 18). Если мы прикроем правую часть его лица, то в левой части лица перед нами предстанет довольно характерный афганский тип с высокой долей эмоциональной вовлеченности в происходящее. Левая часть лица по преимуществу связана с правым эмоциональным мозгом.

Если мы прикроем левую часть лица и сосредоточим свое внимание на рассматривании правой стороны лица, то заметим скорее эмоционально отступающий тип. Правая сторона лица по преимуществу связана с левым логическим мозгом.

Это говорит о том, что эмоциональное восприятие действительности у данного типа превалирует над логическим восприятием. И действительно, среди пуштунов много религиозно фанатичных людей.


Рис. 19

 

Вот перед нами женщина индианка (рис. 19). В ее типологии угадываются, помимо европейских, веддоидные черты лица. Ведды были аборигенами Индии до того момента, как туда вторглись арийские племена в конце второго тысячелетия до новой эры.

Если мы прикроем правую сторону ее лица и сосредоточим свой взор на восприятии левой, то во взгляде индианки заметим некоторый испуг пополам с надеждой; кроме этого, некоторую наивность… Быть может, это личные качества, а быть может, унаследованные от веддоидов, которые выглядели весьма робкими и испуганными от вторжения арийцев на их территорию. Впрочем, испуг и наивность веддоидов может быть их базовым качеством вне зависимости от вторжения.

Если мы прикроем левую сторону лица, то увидим в правой чувство собственного достоинства, гордость и желание первенства.

Чисто визуально эта часть лица делает похожей индианку на представителей арменоидной расы. Возможно, и у армян, как потомков арийцев, также присутствуют эти качества. Вероятно, индианка унаследовала их от своих индоарийских предков. Таким образом, индусов можно воспринимать двояко – как носителей индоарийской и веддоидной наследственности.


Рис. 20

 

Вот перед нами араб (рис. 20). Если мы прикроем его правую часть лица, то на противоположной увидим «восточную хитрость», какую-то затаенность и скрытый, внутренний плач… Можно предположить, что эти качества арабы могли унаследовать от негроидов, с которыми жили бок о бок длительное время.

Если мы прикроем левую часть лица, то заметим радость, которая вполне очевидна и вполне читается, и быть может, «воинствующий дух», который вообще характерен для представителей евразийской расы. Таким образом, можно предположить, что и семитские племена также являются носителями двойной наследственности: европеоидной, которая преобладает, и отчасти негроидной.

Конечно, говорить об общей мифологии столь разных этносов, входящих в состав индо-средиземноморской расы, не приходится.

Можно сосредоточиться на ведийской и индуистской мифологиях. В роли верховного божества, сотворившего мир в поздневедийский период, выступает Праджапати – бог-творец, или бог-отец. Позднее в эпоху упанишад его сменяет Брахма. Брахма творит вселенную из космического яйца. Он создает богов, землю и смерть, дабы уберечь землю от перенаселения. Согласно Упанишадам, Учению о пяти огнях, Боги создают человека, помещая в его тело небесный огонь. Умаляя горение этого огня и пребывая в аскезе, умерщвляя плоть (тапас), человек приближается к бессмертию и может добиться исполнения любых желаний.

Происхождение сословий древние индусы описывают так: Боги приносят в жертву космического великана Пурушу и создают из частей его тела различные варны. Из рта Пуруши выходят брахманы – жрецы; из рук – кшатрии – воины; из бедер – вайшьи – земледельцы. Из ног – шудры – низшие сословия индийского общества. Однако Пуруша не совсем человек, согласно гимну Ригведы, он многолик, тысячеглав, тысячеглаз, тысячерук, тысяченог. Разделив тело Пуруши на части, боги тем самым как бы «освобождают» находящиеся в нем тысячи людей. Кроме того, из тела Пуруши появляются светила, ветер, стихии, стороны света и сами боги. Дух Пуруши начинает отожествляться с луной, глаз – с солнцем, уста – с богом огня Агни и громовержцем Индрой. Более поздние ведийские тексты отожествляют с Пурушей творца мира Праджапати, приносящего себя самого в жертву и творящего мир из самого себя.

Ритуал человеческого жертвоприношения – пурушамедха, с последующим расчленением тела, отожествляется брахманами с элементами космоса.

Весьма интересно, что отголоски этих мифов и жертвоприношений мы можем встретить и в русских сказках. Так, старшие братья убивают Ивана-царевича, расчленяют его мертвое тело и разбрасывают части трупа по полю. В этом можно увидеть анахронизм человеческого жертвоприношения. Однако Иван-царевич воскресает сразу после того, как серый волк собирает части его тела и складывает вместе. После окропления мертвой водой его тело срастается, восстанавливая чудесным образом свою изначальную целостность, а после окропления живой водой Иван-царевич оживает.

Таким образом, можно предполагать, что тысячеголовый Пуруша восстанавливает свою изначальную целостность после того, как в конце времен наступает гибель и разрушение мира, когда скрытый в недрах земли огонь вырывается со дна океана и поглощает все живое. Тогда наступает очередная пралайя (гибель мира). Души людей входят в безначальное тело космического праотца.

Поскольку индоарии верили, что все четыре касты древнеарийского общества произошли от единого прародителя – Пуруши, то из этого следует, что все иные люди, не арийцы, произошли от иных Пуруш – «космических великанов». Возможно, некоторым продолжением этого мифа является миф о «чернокожем» Кришне, который «растиражировал» свое тело в 16 108 копий. Обладая чудесной способностью пребывать одновременно со своими 16 108 женами, Кришна производит на свет многочисленное потомство. Впоследствии все это потомство погибло по воле бога в городе яндавов.

Индоарии считали, что обряд космического жертвоприношения Пуруши длится постоянно. Индоарии отожествляли принесение в жертву человека и принесение в жертву космического Пуруши. Само жертвоприношение с последующим оживлением позволяет восстановить изначальную целостность человека и мира.


Странная история о древних папуасах и неграх, обитавших на территории России

В свою очередь экваториальная большая раса, точно так же как и евразийская большая раса, распадается на несколько мелких, входящих в ее состав.

Вообще говоря, австралоиды являются довольно древней расой. Их ископаемые останки прослеживаются на территории Австралии и в других местах мира, вплоть до Европы. Возраст этих останков порой составляет сорок тысяч лет. В частности, на Среднем Дону на территории верхнепалеолитической стоянки Костенки найден хорошо сохранившийся костяк австралоида, напоминающего современного папуаса (Костенки-14), Маркина Гора. М.М. Герасимов реконструировал портрет этого древнего жителя Дона. На скульптурной реконструкции явственно проступили черты папуаса. Возраст останков 35 000 лет. Вряд ли кто-либо из обычных русских людей готов сходу принять мысль, что некогда на территории современной Воронежской области обитали папуасы. Тем не менее, это так. Похоже, что в те далекие времена европеоиды еще «не водились» на Земле.

С другой стороны, под Владимиром в захоронении Сунгирь обнаружен костяк мальчика (Сунгирь-2), принадлежащего к негрской расе. У мальчика очень крупные зубы и ярко выраженный альвеолярный прогнатизм. Возраст 25 000 лет. Похожий ископаемый тип обнаружен на территории современной Чехословакии в нескольких местах. Возраст 30 000 лет. Известно также захоронение негроидов – пожилой женщины и юноши 16 лет – из грота Гримальди (Италия). Кроме прочего, «экваториальными особенностями» отличается и череп кроманьонца из грота Комб-Каппель (Франция), найденный в 1909 году. Возможно, это был метис, соединивший в себе черты кроманьонца и негроида.

Кроме этого, Герасимов описал череп негроида с Кавказа и привел его графическую реконструкцию. Этот представитель негрской расы жил на Кавказе в неолите.

Сохранились данные о том, что негроиды жили на Кавказе совсем недавно. Еще в XIX веке сохранялись их локальные популяции. По некоторым данным, Максим Горький, заинтересовавшийся проблемой проживания негров в Абхазии, вместе с председателем ЦК Абхазии Самсоном Чанба в 1927 году посетил район их локального местопроживания в районе села Адзюбжу, где встречался со старожилами-неграми. Это были так называемые абхазские негры, которые считали себя коренными абхазами, но выглядели как настоящие негроиды.

Возможно, это были «местные негры», потомки коренного неолитического населения Абхазии, по крайней мере этого с ходу отрицать нельзя.

В этой связи весьма любопытна и иная история. По слухам, распространенным среди местного населения в Аджарии, в окрестностях горы Заадан проживала небольшая популяция диких людей, выглядевших как настоящие негроиды. Однако эта популяция вела обособленный, полудикий и замкнутый образ жизни и редко выходила на контакт с «цивильными» жителями местных сел и деревень. Одну женщину удалось поймать охотникам-абхазам в конце XIX века, набросив на нее сеть. Эта молодая женщина была привезена в Абхазию и подарена одному местному князю. «Абнауая» – в переводе с абхазского – «дикая баба», прожила среди абхазов несколько лет, родила четырех детей от местных мужчин. Но она так и не научилась говорить, ходила раздетой, ела коренья, траву и сырое мясо. Зана – такое имя дал этой женщине ее хозяин князь Генабо – умерла при очередных родах. От нее остались четверо детей. Профессор Борис Поршнев из МГУ в конце 60-х – начале 70-х годов прошлого века искал могилу Заны на кладбище в селе, где она была похоронена, но безуспешно. Его помощник Игорь Бурцев обнаружил лишь могилу Хвита Сабекия – ее сына от смешанного брака, а также могилу неизвестной негритянской женщины, похороненной предположительно в конце XIX – начале XX века. Он тайно извлек из обнаруженных могил оба черепа и доставил их в Москву, вопреки воле главы тогдашней администрации села.

Бурцев, не будучи антропологом, предполагал, что ему удалось обнаружить могилу самой Заны (негритянка), чей череп он извлек.

Не так давно автору этих строк посчастливилось внимательно осмотреть оба черепа – нергитянки и сына Заны Хвита Сабекия. И вот к каким выводам я пришел: первый череп принадлежит несомненно обычной негритянской женщине, на нем не отмечено никаких аномалий. Судя по характеру захоронения (вместе с костяком в могиле была обнаружена женская туфля, зеркало и расческа), эта женщина вела вполне цивильный образ жизни и, очевидно, являлась представительницей так называемых негров Абхазии, которые жили среди абхазов с незапамятных времен. К сожалению, в захоронении череп был раздавлен и затем склеен не совсем правильно, но по своим параметрам это вполне нормальный череп.

Однако череп Хвита, сына Заны, весьма примечателен. Он, несомненно, имеет необычный вид, выказывающий в нем натуру дикую и мало управляемую. Этот череп имеет множество индивидуальных особенностей. В целом же его можно классифицировать как череп современного представителя австралоидной расы, близкой к современным папуасам. К тому же надо иметь в виду, что Хвит являлся метисом, соединившим в себе черты «абнауая» и местного жителя – ее ухажера. Вот перед нами два черепа (рис. 21). Одного взгляда на них достаточно, чтобы понять, что негритянка не является матерью Хвита. Черепная коробка и лицевой череп имеют различные формы. Совсем иная нижняя челюсть.


Рис 21. а – череп негритянской женщины; б – череп Хвита.

 

С любезного разрешения Игоря Бурцева я попробовал сделать графическую реконструкцию Хвита по методу М.М. Герасимова. И вот что у меня получилось (рис. 22). Возможно, так выглядел Хвит Сабекия в профиль. Довольно-таки характерный профиль, вы не находите? При жизни о Хвите ходили легенды о его неуживчивости и склочном нраве.


Рис. 22

 

Помимо прочего, я попытался реконструировать облик матери Хвита – представить себе, как могла выглядеть Зана, основываясь на черепе Хвита. (Как выглядел отец Хвита, мы не знаем, но, вероятно, он был абхазом.) Вот что у меня получилось в результате (рис. 23). Перед нами типичная представительница австралоидов, возможно, папуасов.


Рис. 23

 

Таким образом, можно, основываясь на этом своеобразном расследовании, сделать вывод, что в самом деле на территории современной Абхазии до недавнего времени проживала небольшая популяция австралоидов, которая вела дикий образ жизни.

О том же, что негроиды заселяли ряд деревень в окрестностях Адзюбжи в Абхазии, свидетельствуют исторические документы.

Весьма интересно и другое: потомки негроидов, имеющих характерный облик, живут и поныне в некоторых абхазских деревнях.

Потомки же Заны сегодня также проживают в Абхазии. Некоторые из них сохранили черты, присущие своей прародительнице.


Австралийцы и их маленькие предшественники

Австралийская раса ныне представлена главным образом коренным населением Австралии. Таковых осталось немного, чуть более 400 тысяч человек. Да и те по большей части метисы.

У представителей этой расы кожа темная, но не столь темная, как это имеет место у негрской расы. Цвет волос – от коричневого до черного. Волосы на концах имеют тенденцию «выгорать». В некоторых популяциях коренных австралийцев, проживающих в районе Западного плато, у детей часто встречаются очень светлые волосы, вплоть до белокурых, которые с возрастом темнеют. Около 20 % молодых женщин сохраняют светловолосость. Форма волос также изменчива: встречаются широковолнистые, узковолнистые, локоновые. Глаза сильно пигментированы, глыбки пигмента могут выходить за пределы собственно радужки. Третичный волосяной покров у мужчин на лице развит хорошо, на теле умеренно. Нос очень широкий в крыльях, имеет очень низкое переносье. Разрез глаз большой, но глазное яблоко посажено очень глубоко. Губы средней величины. Выражен прогнатизм. Рост средний и выше среднего. Туловище короткое, конечности длинные. Грудная клетка и ее мышцы развиты очень хорошо, шея короткая.

Весьма интересен тот факт, что скелет тела довольно-таки грацильный (изящный), однако в то же самое время череп несоразмерно массивный, с сильно развитыми надбровными дугами и мощными челюстями.

Вот перед нами абориген Австралии (рис. 24).


Рис. 24

 

Если мы закроем правую часть его лица и сосредоточим свое внимание на восприятии левой части лица, то наверняка сможем заметить, что вся эта половинка лица выражает крайнюю степень неудовольствия. Здесь мы видим эмоциональный дискомфорт. Кажется, что если все аборигены имеют такое выражение лица, то жизнь им должна казалась с овчинку. Это в общем не удивительно, если принять во внимание, что популяция аборигенов Австралии малочисленная и вымирающая.

Если мы прикроем левую сторону лица и сосредоточим свое восприятие на правой, то заметим смирение, некоторое добродушие. Но правый глаз все равно смотрит зло. Эта часть лица связана с логическим мозгом. Вероятно, аборигены приняли как данность ту ситуацию, в которой они оказались с появлением белых колонистов и переселенцев, превративших Австралию поначалу в тюрьму, а затем в свою колонию. Однако эмоциональная часть их существа все еще не может примириться с такой ситуацией.


Рис. 25

 

Вот перед нами австралийский ребенок (рис. 25). Сразу бросается в глаза необычно большой рот, широкий низкий нос и копна светло-желтых волос, контрастирующих с темной кожей. Действительно, тип довольно необычный. Если мы прикроем правую часть его лица и взглянем на левую, то сквозь лучезарную улыбку заметим все то же неудовольствие и настороженность. Левый глаз вообще какой-то «волчий».

Если мы рассмотрим отдельно правую часть лица, то в общем-то не обнаружим подвоха: ребенок как ребенок, улыбается и желает нас вовлечь в какую-то одному ему ведомую игру. В этой части лица прослеживается какое-то «извинение» за что-то. Может быть, у аборигенов за долгие годы гонений уже сформировался некий комплекс неполноценности?

Однако у аборигенов Австралии встречаются популяции, в целом не подпадающие и под это расплывчатое описание. Например, в горных районах восточного побережья обитают небольшие популяции маленького роста и с курчавыми волосами. Не исключено, что эти популяции имеют независимый источник происхождения. Часто их антропологи рассматривают как потомков представителей большой расы, некогда существовавшей в Австралии и островах Океании.

К этому можно добавить, что совсем недавно, в сентябре 2003 года, в Индонезии на острове Флорес были обнаружены костные останки популяции карликовых людей, которых журналисты прозвали «хоббитами». Возраст этих останков 12 000 лет. Таким образом, еще совсем недавно недалеко от австралийских берегов обитали люди, чей рост не превышал одного метра. Емкость их черепной коробки составляла всего лишь 350 кубических сантиметров. Сама голова этих древних людей, которые жили сравнительно недавно – на рубеже плейстоцена и голоцена, была размером со спелый грейпфрут. Для сравнения, у человекообразных обезьян: горилл и шимпанзе емкость черепа составляет около 450 куб см, т. е. у человекообразных обезьян в среднем на 100 «кубиков» больше.


Рис. 26. Череп одного из древних жителей острова Флорес, найденный в 2003 году.

 

Такой малый объем мозга у «хоббитов» наводит на определенные размышления. Можно ли их считать людьми? Однако морфология посткраниального скелета у них несомненно человеческая. Да и лицо у них вполне человеческое, если не считать небольшой «убегающий» назад лоб, сильно развитые надбровные дуги, необычно большие зубы, прогнатизм челюстей и отсутствие выраженного подбородка (рис. 26).

Посмотрите на рис. 27. Так выглядит лицо восстановленного по черепу индонезийского «хоббита».


Рис. 27

 

Хомо флоресинсис ходили на двух ногах, рядом с их останками обнаружены миниатюрные орудия труда. Антропологи-эволюционисты отнесли флоресинсис к эректусам, посчитав их карликовой формой последних. Поскольку считается, что сапиенсы (современные люди) могли скрещиваться с эректусами, то, возможно, в генофонде некоторых популяций современных жителей Индонезии и Австралии вполне могут «храниться» гены «хоббитов».

«Хоббиты» могли попасть в Австралию и собственно на остров Флорес, где и были обнаружены их останки, по суше из Азии. Еще 12 000 лет назад сухопутные мосты связывали воедино Индонезию и Юго-Восточную Азию. Уровень Мирового океана был на 130 метров ниже современного из-за того, что имелся мощный ледник в Скандинавии и Северной Америке. Когда около 11 тысяч лет назад этот ледник растаял, то уровень Мирового океана поднялся до современной отметки. Сухопутный перешеек между Индонезией и Юго-Восточной Азией исчез.

В мифах австралийцев присутствует сказание о странствиях «вечных людей», которые впоследствии становятся ящерицами-мухоловками. Нередко странствие приобретает характер бегства. Странствующих людей ведут за собой вожди, которые используют юношей для размножения своего тотема. При этом часть преследуемых превращается в кенгуру и людей-собак. Деградация?


«Воинственный дух», испуг и хитрость негрито

Весьма интересно, что многие антропологи считают негрито – темнокожих людей небольшого роста, проживающих ныне на Филиппинах и на Андаманских островах, предшественниками австралийцев-аборигенов. Когда-то они заселяли всю Юго-Восточную Азию, но, теснимые новыми волнами переселенцев, отступали все дальше на юго-восток. Антропологи иногда относят негрито к меланезийской расе. Эта раса в основном распространена на Новой Гвинее и островах Меланезии (черных островах), расположенных к северо-востоку от Австралии. Вопрос о происхождении негрито остается дискуссионным.

По-видимому, поднявшийся уровень Мирового океана привел к островной изоляции, и некоторые антропологические типы, входящие в эту расу, значительно изменились.

Внутри меланезийской расы выделяют до четырех вполне самостоятельных антропологических типов. Если же рассматривать в целом, то все они отличаются от представителей австралийской расы преобладанием курчавых волос. У детей волосы часто бывают волнистые, что указывает, что предки отдельных групп меланезийцев имели волнистые, а не курчавые волосы. Также у меланезийцев в отличие от австралийцев небольшой рост и ослабленный третичный волосяной покров.

Самая низкорослая группа меланезийцев – это негрито. На рис. 28 можно видеть ребенка негрито. Надо отметить, что выглядит он весьма необычно для австралийца. Вряд ли его можно назвать представителем австралийской расы, несмотря на некоторый «меланезийский налет». Белые колонисты, впервые столкнувшиеся с негрито, дали им такое название (негритос – «маленький негр»). И в этом, надо отметить, есть толика здравого смысла.

У ребенка негрито большое расстояние между глазами, весьма характерный нос «пипочкой» и своеобразная негритянская конструкция лица, небольшой округлый подбородок. Его также роднят с «настоящими» неграми, проживающими в Африке, темная кожа и курчавые волосы.

Мы можем сравнить лицо этого ребенка негрито с лицом ребенка, принадлежащего к негрской расе и проживающего в Центральной Африке (рис. 5). И в самом деле, сходство довольно-таки разительное. Отличие состоит в более округлом лице ребенка негрито и «меланезийском налете». Взрослые представители негрито и негров в большей степени отличаются друг от друга. Это может свидетельствовать в пользу того, что исходный тип у негров и негрито был единый. Таким образом, надо признать, что негры некогда проживали и в Центральной Азии, и Юго-Восточной Азии, и в Индонезии, и в Меланезии. Не по воздуху же предки негрито переправились в Меланезию и на Филиппины?

Маленький рост негрито можно объяснить островной изоляцией и внутригрупповым скрещиванием.

Что касается андаманских негритосов, проживающих на довольно-таки большом расстоянии от Меланезии, то полагают, что их предки были выходцами из Азии. Андаманские негритосы, оказавшись в островной изоляции, сильно деградировали. До недавнего времени они ходили совершено голые, пугались, как дикие звери, извержений вулканов. Они практически по сей день не используют орудий труда, позабыли цивилизацию и стали промышлять собирательством, разучились разводить огонь и стали вялить на солнце тушки убитых или найденных мертвых зверей и птиц. Зато андаманские негритосы с ловкостью обезьян научились карабкаться по деревьям, когда в XIX веке за ними охотились белые колонисты, дабы отловить их и продать в рабство. Они целыми днями не спускались деревьев и убегали от своих преследователей, ловко прыгая с дерева на дерево при помощи лиан и свитых ими веревок.


Рис. 28

 

Если мы всмотримся в лицо ребенка негрито (рис. 28), прикрыв правую часть его лица, то заметим, что в левой проявляется то ли «воинственный дух», то ли большой испуг, то ли и то и другое вместе. Чего здесь больше у ребенка, как-то и не различишь. Однако глаз, очевидно, слишком широко раскрыт – «вытаращен», как будто ребенок столкнулся с чем-то совершенно неожиданным. Эта эмоциональная реакция роднит его с веддоидами, проживающими ныне на юге Индостана и на Шри-Ланке. Известно, что веддоиды могут быть довольно агрессивными.

Правая часть лица ребенка выглядит спокойней, но и здесь присутствует удивление. В целом его лицо похоже на некоего древнего божка, выделанного из дерева, коему поклонялись некоторые островные жители в Меланезии.

Весьма любопытно, что отдельные родовые группы, проживающие ныне на острове Фиджи и на других островах Меланезии, вели свою родословную от тотемного предка, изготовленного из специального дерева «ву» (предок). Этот предок, установленный на специальном почетном месте в деревне, обладал магической силой и мог воздействовать бесконтактно на членов своей родовой группы. Считалось, что это божество, вырезанное из священного дерева, обладает магической силой «мана». И эта сила позволяет событиям происходить (случаться) именно так, как пожелает этого предок. Принося предку жертвы и воздаяния, можно умилостивить его и «уговорить» изменить ход событий в желательное для просящего русло. При этом магическая сила мана только росла. При этом считалось, что реальные предки, уходя в мир иной, инкарнировали в священные деревья «ву», из которых и вырезались впоследствии изображения божества. Другие умершие предки, чья земная деятельность не позволяла им воплощаться в деревья «ву», перевоплощались в рыб, птиц, определенные травы. У этих рыб, птиц и трав также можно было просить содействия в том или ином предприятии. Их не разрешалось убивать и срывать. Таким образом, у островных жителей мы видим в общем-то основу ведийской религии – принцип реинкарнации. Трудно сказать, было ли это заимствование от арийских переселенцев с севера, либо являлось частью самостоятельного древнего культа. Не исключено, что идея реинкарнации была распространена и среди древних веддоидов – жителей Индостана задолго до того момента, как племена ариев вторглись в Юго-Восточную Азию.


Странные культы папуасов

Вот перед нами еще один тип меланезийцев, имеющий более европейские черты лица, чем это имеет место у «негроидных» негрито (рис. 29). Если мы прикроем правую сторону лица этого мальчика, то на левой стороне лица увидим удовольствие и отпечатавшуюся хитрость. С чем связана эта «хитрость», нам неведомо. Быть может, в жилах этого мальчика течет и индоарийская кровь. Арии продолжили свое продвижение на Юго-восток и после завоевания Индии. Судя по всему, они проникли и на острова Меланезии.


Рис. 29

 

Если мы прикроем левую сторону его лица, то увидим на правой в большей степени проявленный тип аборигена с «простоватым» и даже в чем-то отталкивающим выражением лица. О диковатых, свирепых наклонностях свидетельствуют большой рот и оттопыренная нижняя губа. Очевидно, «хитрость» этого мальчика заключается в том, что он демонстрирует фотографу свою «арийскую» европеоидную часть лица, которая более востребована, а аборигенскую, «откровенно плотскую», предпочитает скрывать.

Вот перед нами житель Папуа Новой Гвинеи папуас (рис. 30). У него мощные надбровные дуги, низкое переносье, и в общем характерный для папуасов нос с выпуклой спинкой и опущенным кончиком; большой рот с крупными зубами. Если мы прикроем правую часть лица и рассмотрим левую, то обнаружим в целом искреннее удовольствие от жизни, а также, как говорится, незатейливость натуры. Единственное, что выдает в этом человеке натуру не такую уж простую, как это может показаться на первый взгляд, – это «хитрый глаз».


Рис. 30

 

Если мы прикроем левую часть лица и взглянем на правую, то тут же мы найдем подтверждение хитрости характера. Перед нами большой хитрец, склонный улыбаться лучезарно и даже более того, но при этом преследующий какую-то свою выгоду. Как-то вспоминается, глядя на эту половинку лица, что у папуасов, как и у некоторых островитян Океании, был некогда распространен ритуальный каннибализм, от которого они, слава богу, избавились, научившись в ритуальных целях поглощать свиней.

У папуасов и по сей день сохранились символические, имитационные и ритуальные действия, танцы, пантомимы, ритуальные маски, одежда, украшения, музыкальные инструменты, краски, орнамент, скульптура, что привлекает к папуасам многочисленных туристов. Выглядит все это довольно празднично, однако содержание этого весьма трудно истолковать однозначно.

У папуасов довольно распространены образы «великих матерей» – первых женщин, которые были всегда и которые дали начало их дема. Ряду персонажей свойственна дуальная природа. Так, прародитель Угатаме – одновременно солнце и луна, мужчина и женщина. Особую роль в мифологии занимают герои, вступающие в кровосмесительную связь с чудесными предками. Так, у племен вагава мальчик-солнце – сын земной женщины и отца-рыбы. В космогонических мифах народности хули солнце-брат и луна-сестра вступают в инцестуальные отношения и, убоявшись своей противоестественной связи, поднимаются на небо. На небо уходят и некоторые предводители племен, вступившие в конфликт со своим окружением. Прямой путь на небо – это высокое дерево, воспринимаемое как лестница в небо.

Однако иногда люди покидают землян, отправляясь в подземный мир, через особую дыру в земле, иногда через водоемы и болота.

Люди появляются на свет в результате брака брата и сестры, но они «недоделаны», чтобы их «доделать», требуется пройти обряд инициации. Иногда первое поколение людей появляется из червей, размножающихся в теле убитого кенгуру. Однако эти люди-личинки, или люди-черви, только выглядят как люди, но им требуется пройти особые ритуалы, чтобы стать «настоящими» людьми и вобрать в себя знания и опыт своих предшественников.

У некоторых племен «хозяевами» земли являются многоголовые змеи. Рассказывают истории, как женщины становятся их пленниками и после этого рожают людей, не похожих ни на кого на свете. Изображения предков, изготовленные из священного дерева, а также нарисованные их портреты представляют собой обязательный атрибут мужских и церемониальных домов.

В некоторых мифах объясняется, почему не следует заниматься каннибализмом. Из чего можно заключить, что каннибализм имел место в прошлом. Некоторые исследователи отмечают, что каннибализм возник у папуасов не сам по себе, скажем, от нехватки пищи, а имел ритуальные формы. Жрецы культа насаждали каннибализм, который был связан с мистическими воззрениями. Так, считалось, что если кому-то удастся «скушать» мозг, сердце или печень своего врага, то он станет таким же мощным, умным как враг, и воспримет его положительные качества. Поэтому врагов себе в диету выбирали из лучшего состава. Мы все помним печальную участь Кука, который приглянулся островитянам. Когда матросы выменяли труп Кука, то островитяне выдали им две корзины с мясом – это было тело Кука, приготовленное для дальнейшего поглощения. Не так давно в лесах Новой Гвинеи пропали два белых миссионера. К сожалению, они были уже съедены, удалось лишь обнаружить их кости. Известный антрополог Рокфеллер из знаменитой семьи также стал жертвой каннибалов. Жрецы показывали его европейский череп, висевший на священной пальме. Однако сегодня европейцы, чтобы не искушать судьбу, и сами не желают посещать дикие районы, в которых все еще иногда встречается каннибализм.


«Страна веддов» похожа на гетто

Веддоидная малая раса распространена на островах Индонезии, на Шри-Ланке и в Южной Индии. Как считают некоторые антропологи, она представляет собой некоторый уменьшенный (грацильный) вариант австралоидов. У веддов все миниатюрное – и лицо, и голова, и туловище. У них умеренно темная кожа, волнистые волосы, средняя толщина губ, имеется весьма заметный прогнатизм. Нос в крыльях, быть может, немного уже, чем у австралоидов, переносье низкое. Третичный волосяной покров слабый, рост средний и ниже среднего, иногда эту расу объединяют с австралоидной в одну большую расу. В былые времена данный тип был распространен гораздо шире. Так называемые «австралоидные особенности» сегодня фиксируются вплоть до 30 градусов северной широты.

Вот перед нами молодой мужчина с «веддоидными особенностями» (рис. 31). Вряд ли его можно назвать чистым веддоидом. В его лице угадываются «китайские» черты, а также черты дравидов, которые сами по себе имеют смешанное происхождение. В его лице угадывается и небольшая примесь «белой крови».


Рис. 31

 

Если мы закроем правую часть его лица и вглядимся в левую сторону лица, то заметим довольно-таки сильный «воинствующий налет». Здесь угадывается арийская составляющая, несмотря на общую монголоидную конструкцию лица. Кстати, и монголоиды в древности тоже были весьма воинственные.

Что касается веддов, то они оказывали порой активное сопротивление продвижению на юг Индостана арийских кочевников. Они виртуозно обращались с большими луками. Будучи сами небольшого роста, они ложились на землю и, уперевшись в излучину лука ногами, натягивали тетиву и стреляли из положения лежа, точно попадая в цель.

Если мы прикроем левую часть лица мужчины бумагой и всмотримся в правую, то обнаружим довольно-таки ощутимое сходство с китайским морфотипом. Это сходство не столько антропологическое, сколько общее эмоциональное. Здесь присутствует некое романтическое выражение лица, быть может, позирование, которое иногда встречается у китайцев.

Вот перед нами более типичный веддоид (рис 32). И действительно, в чертах его лица проявляются «австралоидные особенности». Очевидно, в раннем возрасте эти особенности проявлены более четко. Это, кстати, указывает на родство веддов и австралоидов.


Рис. 32

 

Лицо весьма характерное. Если мы прикроем правую часть лица, то обнаружим в левой какую-то отстраненность, которую можно заметить у некоторых южных народов, живущих вдали от цивилизации. Может быть, это смирение с той судьбой, которая выпала на долю этих народов. Лоб козырьком нависает над глазами и глаз смотрит из глубины, как глаз сомнабулы. Эта часть лица связана с правым эмоциональным мозгом. Очевидно, эмоциональность даже у детей веддов довольно-таки сильно подавлена социумом и положением, в котором они находятся. Впрочем, «отстраненность» можно трактовать и иначе – как мистическую озаренность.

Если мы прикроем левую часть лица, то увидим на правой куда более «вовлеченный» в происходящее взгляд. Однако в целом эта половинка лица какая-то грустная, огорченная, если не сказать плачущая.

В общем радоваться веддам нечему. Сегодня чистокровные ведды живут на Шри-Ланке в восточной провинции, так называемой «стране веддов». Cегодня их численность составляет около тысячи человек. У веддов распространен язык сингальско-мальдивской подгруппы индоарийской группы индоариев. Однако в ходу у них тайные ритуальные говоры, которые вобрали в себя остатки былого самобытного языка.

Формально ведды – буддисты и индуисты. Хотя у них наблюдается весьма самобытная форма этих религий, соединенная, по-видимому, с древними народными культами.

У веддов сохранился древний культ богини-матери, который впоследствии соединился с культом Дурги. Богиня-покровительница предстает также в образе богини леса и растительности, а также в образе местных богинь, опекающих урочища и пещеры. У веддов распространен культ змей, который ассоциируется с дождем, плодородием и удачей. В былые времена ведды, очевидно, поклонялись буйволу, что связано с культом плодородия. Мотивы жертвоприношения буйвола сохранились в некоторых древних легендах.

Сыном богини-матери является мужское божество – бог войны, охоты и победы.

Когда-то ведды использовались сингальскими правителями в качестве разведчиков и стрелков из лука в борьбе с белыми колонизаторами. Сегодня ведды промышляют охотой, собирательством и рыбной ловлей. Живут в шалашах, гротах и пещерах, изобилующих на территории их проживания. Очевидно, эти гроты и пещеры сегодня и в недалеком прошлом стали убежищем для теснимого сингалами и тамилами народа. Еще на рубеже новой и старой эры ведды жили по всему острову Шри-Ланка и на юге Индостана. Но времена меняются…


Негрский (негроидный) тип во многом изменился

К негрской малой расе обычно относят многочисленные популяции негроидов, проживающих в Африке в саване или прилесной зоне. Они значительно отличаются от других африканских негроидов – бушменов и пигмеев.

Цвет кожи у представителей негрской расы темный и очень темный. Как и у большинства жителей экваториальной области, у них темные глаза. Волосы сильно кучерявые и спирально завитые. Нос широкий в крыльях, с низким и плоским переносьем. Губы толстые, слизистая их часть как бы вывернута наружу. Отмечается сильный альвеолярный прогнатизм. Третичный покров весьма умеренный, слабый. Глазная щель широко открыта, глазное яблоко слегка выступает вперед. Расстояние между орбитами большое. Рост средний или выше среднего. Туловище относительно короткое, конечности, напротив, длинные, особенно предплечье и голень. Кисть руки часто длинная и узкая. Таз небольшой. Поясничный изгиб выражен хорошо.

Вот перед нами девушка из Конго с весьма длинной нижней челюстью (рис. 33). Очевидно, что некоторые популяции, живущие в Центральной Африке, сохранили исходный тип своих предков. Мы «пощадим» девушку и не будем обсуждать…


Рис. 33


Рис. 34

 

А вот перед нами житель Северной Африки – алжирец (рис. 34). В его чертах угадывается небольшая примесь арабской крови. У него заметно более короткие челюсти, менее выражен альвеолярный прогнатизм. Зато нос широкий и губы крупные, как у настоящих конголезцев – представителей конголезской расы.

Если мы прикроем его правую часть лица, то обнаружим в левой хитрость, непрямоту, затаенность и недоверие и, возможно, коварство. Вероятно, эти «сложные» психологические черты этот алжирец унаследовал от арабских кочевников. Но это доподлинно утверждать нельзя.

Правая часть лица алжирца более негроидная. В ней угадывается какой-то детский инфантилизм, добродушие и доверительность.


Рис. 35

 

Вот перед нами еще одна представительница негрской расы (рис. 35). Если мы прикроем правую часть ее лица и всмотримся в левую, то обнаружим весьма архаичный тип. Возможно, здесь мы видим предковый тип, распространенный в данной популяции. Он в чем-то похож на семитский тип. Глаз-«наблюдатель» внимательно отслеживает ситуацию. Он «наблюдает», несмотря на внешне благожелательное выражение лица. Здесь же мне привиделась некая любовная магия. У африканских девушек это в ходу. И это несмотря на то, что сам общий абрис лица не больно-таки женственный, но, как говорится, на «вкус и цвет товарищей нет». Быть может, в прошлом воплощении эта дама была мужчиной, и такое может быть.

Если мы прикроем левую часть ее лица и всмотримся в правую, то обнаружим более доброжелательное выражение лица. Глаз как бы испускает на зрителя волны чувственности. Говорят, африканские женщины весьма чувственны. Быть может, это и так.


Рис. 36

 

Вот перед нами конголезский мужчина (рис. 36) в профиль. Здесь мы видим всю ту же эмоцию чувственности. Быть может, некоторую иронию. Говорят, у негроидов большие губы оттого, что они постоянно «парятся» под южным солнцем; вывернутая слизистая оболочка губ позволяет лучше испаряться влаге. Думается, однако, это не единственное объяснение больших губ. Быть может, этот признак говорит о чувственности негроидов. Наряду с прочим мы видим здесь выраженный альвеолярный прогнатизм, который можно объяснить двояко: желанием по-детски схватить зубками что-либо или кого-либо, а может, этот признак развился у негроидов в силу того, что с пищей у них часто бывают проблемы. Всякое может быть в этом подлунном мире. Вместе с тем в лобной доле лица проявляется какая-то эмоция детской надежды и, быть может, просьбы и огорчения, что эту просьбу не удовлетворили.

Для мифологических представлений африканских негроидов характерны функции демиурга-создателя, культурного героя, который приносит людям основы цивилизации, а также трикстера. В переводе с английского трикстер – обманщик, ловкач. Однако этим отнюдь не исчерпываются его функции. Трикстер нарушает установленные нормы и предписания. Он является своего рода антагонистом благого творца. Карл Густав Юнг понимал образ трикстера как воплощение бессознательного и сексуального начала в человеке и божестве. Кроме того, трикстер-игрок, не останавливающийся ни перед чем. Для него буквально нет ничего святого. Так, некоторые культурологи и религиоведы видят в змее-искусителе функции трикстера. Весьма симптоматично, что у африканских народов трикстер порой затмевает собой божество или сам заступает на его место. Трикстер не всегда антропоморфен; так, в мифах народности яо хамелеон по приказу Мулунгу обучает людей добывать огонь, а заодно и искушает их.

Функции создателя людей часто поглощаются функциями обожествленного вождя, который выступает как культурный герой. Иногда в африканской мифологии функции главного героя передаются божественным демиургам – солнцу и луне. Иногда божество солнца вытесняется более поздними персонажами, которые воспринимают и присваивают некоторые солнечные функции. Так, у народности мбугве солнце называется именем верховного божества Мулунгу. А культ самого Мулунгу продолжает быть тесно связан с солнцем. К нему, как и к солнцу, непосредственно обращают молитвы о здоровье и благополучии.

Обожествлением дождя и грозы выступают боги-громовики, которые противостоят солнцу.

Нередко небесное божество, соединившись с женским божеством земли, порождает другие светила и людей. Это напоминает в чем-то индоевропейские мифы. Быть может, в этом сохранились отголоски событий, когда в Африке появлялись белые завоеватели, которые становились правителями; они брали себе в жены черных красавиц. Так, на стенах пещер в Сахаре сохранились изображения белых воителей, которые ведут бой наряду с чернокожими войнами. Широко известна также «белая дама», чей контур начертан был задолго до современности на стене одной из пещер. Некоторые считают, что развалины древних крепостей в Зимбабве на реке Замбези – дело рук белых колонистов, периодически вторгавшихся на территорию «черной» Африки. Недалеко от развалин крепостей обнаружены плавильные печи, в которых во II веке нашей эры выплавлялись изделия из железа – наконечники копий и украшения. Не исключено, что эти технологии принесли в страну банту с севера белые колонисты. Быть может, это были древние семиты.


Почему грустят пигмеи?

Негрильская малая раса. К ней принадлежит популяция аборигенного населения тропического леса Африки. Когда-то пигмеи жили по всей Центральной Африке, но впоследствии были вытеснены банту в область тропического леса. Основные их занятия сегодня – это собирательство, охота и рыболовство. Традиционное оружие пигмеев – это небольшой лук, из которого они виртуозно стреляют отравленными стрелами и небольшое копье. Для того, чтобы заманить зверя в ловушку, пигмеи используют западни. За убитую дичь пигмеи выменивают у соседей – высокорослых банту зерно, металл и глиняную посуду. Банту по-крупному стараются не связываться с низкорослыми пигмеями, которых подозревают в колдовстве. До недавнего времени пигмеи не знали способа добычи огня, они тщательно хранили головни, наделяя огонь мистическими свойствами. В основном пигмеи питаются запеченными клубнями и плодами, изредка мясом. Многие пигмеи, как встарь, ведут кочевой образ жизни. Две-четыре семьи постоянно перемещаются по определенному, закрепленному за ними участку леса – мбути. Живут пигмеи в низких хижинах, изготовленных из ветвей и листьев. Их одежда, как правило, состоит из кожаного пояса с передником. У пигмеев, как ни парадоксально, богатый фольклор. Они передают из уст в уста легенды о героях-охотниках. Часто устраивают праздники с песнями и танцами, изображающих удачную охоту. При этом увлеченно пародируют повадки животных. У пигмеев в ходу «хвалебные имена», которыми они награждают многих животных. Очевидно, это пережитки тотемной магии. Распространен культ леопарда. У них также в ходу и бытовые мифы, связанные с постройкой хижин, приготовлением пищи, воспитанием детей, хранением головни. Вероятно, пигмеи в прошлом были более «окультурены», чем сегодня.

Оседлые пигмеи, живущие в контакте с банту, с легкостью переходят на европейскую одежду и начинают использовать богато орнаментированные браслеты и украшения. Для них восприятие культурных ценностей не представляет никакой «этической проблемы». У пигмеев имеется национальный музыкальный инструмент микембо, из которого они виртуозно извлекают звуки.

Пигментация и форма волос у пигмеев практически такая же, как у негрской расы. Однако есть и существенные отличия – нос еще более широкий, но несколько больше выступает вперед. Разрез глаз значительный, глазное яблоко сильно выступает вперед. Третичный волосяной покров на теле развит довольно хорошо. Рост очень маленький, ноги относительно туловища короткие, но руки длинные. Суставы рук и ног очень подвижны. Откуда взялись пигмеи, антропологи, можно сказать, лишь гадают. Ископаемых останков практически нет. Быть может, пигмеи не всегда были такими низкорослыми. Предполагают, что они уменьшились из-за недостатка белковой пищи и из-за адаптации к лесному образу жизни.

Вот перед нами дама из одного кочующего племени с ребенком (рис. 37). Здесь мы видим весьма самобытное женское лицо с большой нижней челюстью. У дамы какой-то грустный, обращенный вдаль взгляд. Жизнь в тропическом лесу – это вам не жизнь в благоустроенном городе. У пигмеев совсем иная психика, сориентированная на постоянное общение с дикими зверьми и первобытными силами Природы. Весьма интересна также антропология лица ребенка. Здесь мы видим в достаточно юном возрасте выраженный прогнатизм. Ребенок не похож на ребенка представителя негрской расы. Это говорит о том, что у пигмеев могут быть свои собственные предки, не восходящие к единому негрскому стволу.


Рис. 37


Рис. 38

 

Вот перед нами еще одна молодая дама (рис. 38). Если мы прикроем правую часть ее лица, то на левой обнаружим некую «первобытную эмоцию», которую часто можно видеть на реконструированных антропологами лицах эректусов, хабилисов и прочих древних представителей рода Номо. Оттопыренная нижняя губа, слегка полуоткрытый рот в сочетании с большими скулами напоминает знакомый абрис палеоантропов, австралопитеков и даже человекообразных. Тем не менее, при таком «архаическом» лице глаз «живет» своей самостоятельной, вполне осмысленной человеческой жизнью. Однако взгляд какой-то сонный, как бы смотрящий на нас из-под спуда времени. Не хочется верить в то, что это деградация, но все же нельзя не отметить необычность этой половинки лица. Возможно, это индивидуальные особенности.

Если мы прикроем листом бумаги правую половинку лица, то обнаружим вполне себе цивильное лицо. Однако здесь взгляд какой-то ослабленный. Как будто дама не видит для себя особого интереса в происходящем. Взгляд как бы «тонет» в окружающей реальности, как будто прощается с ней. И это несмотря на то, что на голове у дамы платок, повязанный вполне цивилизованным способом – не без кокетства. Очевидно, в облике пигмеев есть некое противоречие между формой и содержанием – душой и телом. Может ли такое быть, что тело постепенно деградирует, а душа нет? На этот вопрос я не знаю ответа.

Вот перед нами мужчина (рис. 39). На его голове шапка, изготовленная из шкуры леопарда. На шее его повязан ритуальный шнурок. Несомненно, это высокий по своему статусу член общины.


Рис. 39

 

Если мы прикроем правую часть его лица и вглядимся в левую, то обнаружим большую примесь негрской расы. Очевидно, между популяциями пигмеев и негрской расы сегодня имеет место заключение брачных союзов. Однако до недавнего времени пигмеи соблюдали статус кво, предпочитая вступать в брак со своими. У данного представителя в лице «сквозит» какая-то растерянность, сосредоточенность на своих внутренних ощущениях. Быть может, фотограф «подловил» этого мужчину во время глубокого погружения в себя, которое часто происходит во время магического ритуала.

На правой части лица отпечаталось некое ощущение того самого чувства, которое охватывает человека во время наития, когда он как бы себе сам не принадлежит. Однако это чувство несет в себе заметную долю сексуальной эмоции. Быть может, ритуалы «камлающих» пигмеев так или иначе связаны с пробуждением скрытой сексуальности.

В лице этой молодой девушки мы в большей степени можем обнаружить собственно негрильские черты лица (рис. 40). Однако если мы прикроем правую часть ее лица, то обнаружим в левой ту же самую отстраненность от реальности, с которой сталкивались в предыдущих лицах. Взгляд слишком спокойный. Это взгляд «не участника» событий, отстранившего от них.


Рис. 40

 

В правой части лица мы видим наивность и так называемую детскую эмоцию, характерную для всех детей. Однако и здесь мы видим отстраненный взгляд, безучастно взирающий на внешний мир. Наряду с этим прослеживается какая-то затаенная надежда, которая свойственна всем молодым девушкам.


Белый запад и черный восток у североазиатских монголоидов

Монголоидные антропологические типы обитают практически во всех климатических и геологических зонах. Если сравнивать с европеоидами, монголоиды освоили свой ареал обитания значительно раньше. Ископаемые черепа, которые относят к вполне современному типу, встречаются в самых различных районах Азии – от Израиля до Явы.

Если судить по ископаемым черепам из Китая, можно предполагать, что там около 20 000 лет назад жили предки современных азиатских монголоидов – невысокие коренастые люди с желтоватой или коричневой кожей, прямыми черными волосами, слабо развитым волосяным покровом на теле, с особой складкой кожи на верхнем веке глаза (эпикантус), с плоским лицом. Очень широкими скулами и узкими невысокими носами.

Ареал распределения современных монголоидных популяций можно разделить на «центр» и «периферию». «Центр» – это практически вся Азия. «Периферия» – это Юго-Восточная Азия, Индонезия, острова Тихого океана, Мадагаскар, Северная и Южная Америка. На «периферии» антропологический тип популяции монголоидов значительно отличается от исходного. Вероятно, он возник в результате изоляции и в результате смешения с европеоидами и экваториалами.

Частота эпикантуса уменьшается от центральной зоны к периферии. Примерно так же уменьшается степень уплощенности лица.

Можно предполагать, что среди современных популяций в большей степени сохранили черты исходного антропологического типа северные монголоиды. Их традиционно разделяют североазиатскую и арктическую малые расы.

Современная западная граница северных монголоидов проходит по Енисею. Южная граница очерчена ареалом обитания дальневосточной малой расы, к которой относится население Китая, Кореи и Японии.

На севере ареал обитания северных монголоидов ограничен Северным Ледовитым океаном, а на востоке – Тихим океаном.

Североазиатская малая раса имеет цвет кожи наиболее светлый среди других групп монголоидов. Волосы темные, обычно прямые и жесткие, но иногда встречаются народности, например эвенки, у которых бывают и мягкие волосы. Жесткие волосы, как уже отмечалось, могут свидетельствовать о жесткости характера. Лицо, как правило, широкое, высокое и очень плоское. Мозговой череп имеет большой горизонтальный диаметр и малый высотный. Нос имеет широкое грушевидное отверстие. Обычно он варьирует по величине и степени выступания. Имеются группы с очень плоским переносьем. Довольно часто встречается эпикантус, разрез глаз очень небольшой. Рост средний и ниже среднего. Эта малая раса в свою очередь распадается на два морфотипа: байкальский и центральноазиатский. У байкальского типа наблюдается максимум монголоидности в морфологии лица – оно очень плоское. Наряду с этим у байкальского типа наблюдается минимум пигментации кожи. Он самый светлый среди монголоидов. Очевидно, байкальский тип в большей степени сохранил особенности древнего монголоидного населения Земли.

Коренные народы Сибири: эвенки, буряты, якуты и т. д. являются носителями признаков североазиатской расы.

Вот перед нами представительница бурятского этноса и данной антропологического расы (рис. 41). У этой пожилой женщины характерные складки на лбу. Такой тип складок – большая редкость среди евразийцев. У нее длинный нос и широкое в скулах лицо. Вместе с тем небольшой «убегающий назад» лоб и сильно зауженная височная зона черепа.


Рис. 41


Рис. 42

 

Если мы прикроем правую часть лица, то обнаружим на левой эмоцию плача, которая, однако, может свидетельствовать вообще о безрадостности жизни пожилого человека. Взгляд сосредоточен на внутреннем переживании.

Закрыв левую сторону лица, мы видим на правой более расслабленное выражение; даже некоторое удовлетворение, которое пробивается сквозь эмоцию плача и страдания. Взгляд в этой части лица нефиксированный, как бы отсутствующий.

Не думаю, что это страдальческое выражение лица является индивидуальным свойством данной пожилой женщины. Скорее всего, эмоция страдания в той или иной степени характерна для многих представителей этой расы.

Вот перед нами пожилой мужчина (рис. 42).

Закрыв правую часть лица, мы наблюдаем на левой все ту же эмоцию страдания. Глаз смотрит как бы через силу, преодолевая старческий недуг. Эта часть лица какая-то «неживая». Она связана с эмоциональным правым мозгом. Да, жизнь пожилых людей лишена эмоциональной яркости и привлекательности, она как бы «вытерта».

Однако на правой половинке лица, воспринимаемой отдельно от левой, мы видим несколько иное выражение. Здесь сквозь страдание и изможденность пробивается заинтересованность и даже, может быть, молодцеватый дух. Возможно, это связано с тем, что предки бурятов, эвенков, якутов и других представителей данного антропологического типа были более воинственны, чем их потомки. По крайней мере кажется, что на этой части лица запечатлелись, наряду с прочим, и эмоция жизнелюбия, и непритязательный «восточный юмор».

Бурятская мифология имеет наиболее древний пласт, состоящий из героического эпоса. Весьма интересно, что некоторые сюжеты бурятских мифов перекликаются с индоевропейскими мифами и сюжетами русских сказок. Так, согласно эпосу, первые люди на Земле – это брат Паханг и сестра Туя, вступившие в инцестуальные отношения. В генеалогическом мифе хоринцев Хоридой, их предок, однажды бродил по острову Ольхон на Байкале. Он увидел трех лебедей, спустившихся на берег озера и превратившихся в девиц. Хоридой похитил одежду одной из них. Из-за этого она не сумела улететь вместе со своими подругами и вышла замуж за Хоридоя. Она родила ему одиннадцать сыновей, от которых пошло одиннадцать хоринских родов. Когда оба они состарились, жена упросила Хоридоя отдать ей ее лебединую одежду. Она накинула ее и превратилась в царицу-лебедя, которая улетела в отверстие в юрте. Этот сюжет весьма перекликается с русскими сказками о Царице-лебеди и об Иване-царевиче, который похитил ее одежду и принудил тем самым выйти за него замуж. Аналогичный сюжет встречается и в индуистских мифах, когда Кришна похищает одежду купающихся девиц.

С возникновением у бурят шаманизма у них появляется дуалистическая структура. Согласно мифам, разделение небесных божеств – тенгри на два враждующих лагеря появилось после смерти Асаранги-тенгри, которому подчинялись все они. После этого произошел раскол небожителей на два лагеря: на плохих и злых богов, на добрых и хороших. Шаманские мифы балаганских бурят объясняют происхождение всех зол и болезней на земле так: некогда у главы всех богов, живших на небе, Саган Себдега («белый хозяин») была дочь красавица Наран («солнце»). К ней стали свататься одновременно предводители западных и восточных тенгри. В поединке победил глава западных тенгри. Он разорвал своего противника на части и сбросил на землю. Из его головы возникло чудовище Архан, стремящееся все время поглотить солнце. Из его ног – злые сестры, из его рук – дьявол, а из туловища – невиданное чудовище. Таким образом, мы видим древний индийский миф о Пуруше как бы наоборот, зеркально отраженным. Из частей тела поверженного хана восточных тенгри родились не предводители первых каст, а злые духи, чинящие людям препятствия.

Дети и внуки добрых и злых тенгри имеют антропоморфный облик. Они способны к оборотничеству: к превращению по своему желанию в птиц и зверей. Они имеют статус посредников между богами и людьми. Дети тенгри – ханы и нойоны, которые также делятся на западных (добрых) и восточных (злых). Западные ханы имеют характерные эпитеты, например: Хун Саган-нойон («молочно белый господин»), хозяин олова, или Хуте Саган-нойон («белый господин молока»). Из восточных ханов известны Эрлик-хан – владыка подземного мира и другие. Они, как правило, имеют эпитет «черный».

Очевидно, можно считать западных ханов предводителями белых шаманов, а восточных – предводителями черных шаманов, насылающих на людей оспу и прочие болезни и несчастья. Можно предполагать, что на возникновение этой мифологемы оказало влияние в свое время реальное расположение древних монголоидов, предков бурятов, как бы зажатых между белыми (европеоидами) и черными (негроидами).

В целом в бурятском эпосе много параллелей с индоевропейским эпосом. Так, главный герой переплывает реку на огромном налиме, ему постоянно помогают мифологические звери и птицы, которых он в свое время спас от верной гибели. Однако есть и существенные отличия, в противостоящем главному герою стане животных-врагов имеются гигантские комары размером с огромных птиц, муравьи ростом с быка, страшные осы размером с орла.

Мифологические персонажи могут принимать обличье разных животных. Так, враг, преследуемый героем, превращается в перепелку, а герой – в сокола. Герои, разрезанные на куски, чудесным образом воскресают из мертвых. В этом прослеживаются явные параллели с русскими сказками.


«Хозяйка животных» дает эскимосам прокормиться

Арктическая малая раса, как правило, проживает на Крайнем Севере, вокруг Северного Ледовитого океана. В нее входят эскимосы, коряки, чукчи, американские индейцы.

Данный антропологический тип в большей степени выражен у эскимосов. Что же касается самих эскимосов, то они сегодня проживают на Аляске, около 34 тысяч человек, на севере Канады – 26 тысяч человек, в Дании – на острове Гренландия, а также на Чукотке и в Магаданской области.

Пигментация кожи более темная, чем у североазиатской расы монголоидов. Волосы прямые и жесткие. Эпикантус встречается у 50 % населения. Выступание носа умеренное и слабое. Лицо менее плоское, чем у представителей североазиатской расы, но зато более прогнатное. Характерная для многих монголоидных рас о-образная форма ног выражена слабее. По некоторым пропорциям тела эти монголоиды значительно отличаются от континентальных рас. У них туловище и руки сравнительно короче, ноги длиннее, а грудная клетка более округлая. При сильно развитом костяке и мышцах подкожный жир развит слабее, что также отличает их от остальных монголоидов.

Вот перед нами эскимосская девушка (рис. 43). Если мы закроем правую часть лица и вглядимся в левую, то обнаружим довольно-таки наивный, можно сказать, детский тип лица. Однако выражение лица, конечно, не детское. Чем-то эта половинка лица напоминает североамериканских индейцев. И это не удивительно, ведь они близкие родственники эскимосов. Быть может, в этом лице (его половинке) прослеживаются жесткость и внешнее неприятие. Эскимосы хоть и не воины, но зато они постоянно «воюют» с холодным климатом.


Рис. 43

 

Правая часть лица, воспринимаемая отдельно, выглядит куда добрее. Здесь читается интерес, хитрость и, быть может, недоверие. Оттопыренная нижняя губа портит общее впечатление от портрета.

Вот перед нами мужчина, по виду шаман (рис. 44). На его лбу прикреплено стилизованное изображение летящего ворона – героя эскимосских мифов.


Рис. 44

 

Если мы закроем правую сторону его лица и сосредоточим свое восприятие на левой, то заметим «глубокий» затаенный взгляд, отстраненность и некую маску неприятия. Наверно, так выглядит лицо хирурга, делающего сложную операцию, когда у него что-то не клеится.

Правая часть лица более спокойна, может быть, даже излишне спокойна. Глаз хранит дистанцию. Наверное, такой же взгляд можно заметить у африканских колдунов. Да и в самом лице, в нижней его части, есть нечто африканское: быть может, легкий прогнатизм лица.

Если смотреть на портрет в целом, то нужно отметить особую форму черепной коробки. Она небольшая по размеру и характерная для эскимосов.

Вот перед нами портрет еще одной молодой эскимосской девушки (рис. 45). Надо отметить, что мы видим здесь весьма характерное лицо с крупными скулами и щеками. «Щелочки глаз» также характерны для данной расы. Быть может, это адаптация к яркому солнечному свету, отраженному от снега и льда, чтобы он не попадал в глаза?


Рис. 45

 

Если мы закроем правую часть лица, то увидим на левой в общем-то доброжелательную эмоцию радости и молодости.

Закрыв левую сторону лица и сосредоточившись на правой, мы увидим довольно четко и ясно очерченный абрис монголоидного лица; быть может, с некоторой долей «восточной» хитрости; но в целом эта половинка лица оставляет впечатление довольно простоватого и бесхитростного: что на уме, то и на лице. Правая часть лица связана с левым мозгом. Очевидно, супераналитических способностей здесь ждать не приходится, но человек добрый.


Рис. 46

 

На лице этой женщины (рис. 46) мы видим большую гамму эмоций. Если мы прикроем правую часть лица, то на левой заметим довольно-таки мужской характер. Здесь читаются и прямота, и неприятие, и жесткость, обычно свойственная мужчинам, а также мудрость, спокойствие и отстраненность. Удивительно «читать» все это именно здесь, на этой половинке лица, так как она по идее связана с эмоциональным мозгом. Но всякое бывает… Бывает, что женщины выполняют несвойственные им мужские функции; особенно это можно ожидать в условиях сурового существования в Арктике. Кроме прочего, это иногда может оказывать воздействие и на тело. Так, у эскимосов довольно часто, по сравнению с другими популяциями, встречается андрогенитальный синдром.

Если мы прикроем левую сторону лица и сосредоточимся на восприятии правой, то увидим в ней хорошо выраженный исходный арктический антропологический тип. Однако эта часть лица какая-то спящая. Эта часть связана с логическим мозгом и по идее должна быть более активна, но здесь мы видим все наоборот.

Эскимосы как этнос сформировались довольно-таки давно, около 5 тысяч лет назад. На протяжении своей истории они хорошо приспособились к существованию в Арктике. У них появилась охотничья лодка – каяк, ставшая прототипом байдарки. У них возник гарпун с поворотным наконечником – орудие охоты на морского зверя. У них имеется глухая меховая одежда специфического покроя, а также жилище из снега – игла, жировая лампа для варки пищи и обогрева жилища. Основная пища у них – мясо и жир морских и прочих животных. Они разнообразят свой рацион в летнее время ягодами и морскими беспозвоночными. Живут общинами.

Согласно эскимосской мифологии, мир населен духами – инуа. Они являются истинными хозяевами предметов, животных и явлений природы. Инуа может принимать облик маленького человечка с деформированными чертами лица или уменьшенной копии предметов, скал, ветра, бурана, солнца, животных, хозяином которых он является. Однако от инуа отличается тарнек – душа человека или животных.

В океане живет Седна – хозяйка животных. Она дает людям их в пищу. Однако если люди грешат, то их грехи запутываются в ее волосах. Седна гневается и не дает людям животных; и они могут умереть с голоду. Седна враждебно относится к мужчинам, поэтому «упрашивать» Седну «простить грехи» часто приходится женщинам.

Заметную роль в мифологии играет Ворон, выступающий в ипостаси культурного героя.

Согласно мифам эскимосов острова Кадъяк, Ворон принес в мир свет, и в тот же мир с неба упал пузырь с женщиной и мужчиной. Выйдя из пузыря, они создали горы, леса, поля и населяющих их животных.


Дракон как прародитель китайцев

Тихоокеанские монголоиды включают в себя две малые расы: дальневосточную и южноазиатскую. У дальневосточной малой расы, расселенной в Китае, Корее и Японии, цвет кожи смуглый. Глаза темные, как и у всех монголоидов. Волосы прямые, жесткие и очень темные. У взрослых людей эпикантус встречается от 75 до 95 % случаев. Третичный волосяной покров развит весьма слабо. Рост средний и чуть выше среднего. Лицо узкое, средней ширины, высокое и плоское. Мозговой череп в горизонтальном сечении сравнительно небольшой, но высокий. Нос довольно длинный, с прямой спинкой, обычно слабо– или средневыступающий.

Вот перед нами китайская девушка (рис. 47). Если мы прикроем правую часть лица, то обнаружим в левой эмоцию доминирования. Китайские девушки легки на подъем. К тому же они, вероятно, не из робкого десятка. Некоторые, например, наравне с мужчинами успешно осваивают кун-фу и прочие восточные единоборства.


Рис. 47

 

Если мы прикроем левую сторону лица, то обнаружим в правой эмоцию социальной вовлеченности в происходящее. Некий общественный энтузиазм вообще свойственен китайцам. Очевидно, за счет этого они добиваются удивительных успехов. Коллективные действия позволяют им проявлять свои лучшие качества. Может быть, поэтому в Китае прижился социализм, в то время как в остальных странах, включая Россию, он явно дышит на ладан. Вера в лучшее светлое будущее прямо-таки сквозит в этой части лица китайской девушки. Кроме прочего, на ее лице явственно угадывается мечтательность, свойственная молодости, но наряду с этим отмечается некоторая прямота и жесткость, свойственная китайским девушкам.

Вот перед нами мужчина в летах (рис. 48). На голове традиционная кепка. Наверное, как многие китайцы, конформист. Лицо весьма благородное, наверное, из интеллигенции. Если мы закроем правую часть лица и сосредоточим свой взор на левой, то без труда заметим некий «партийный» налет. Специфическое выражение у некоторых китайцев, принадлежащих к компартии, прямо-таки отпечатывается на их лицах. Особенно это проявляется, если они высокопоставленные партократы.

Некоторые люди умеют придавать своему лицу особое настроение, как это умели делать наши руководители из КПСС, особенно из ЦК КПСС. Вспомните их портреты, висевшие в каждом красном уголке завода, воинской части, КБ и т. д.

Умудренность опыта накладывается на легкую грусть – скорбь за родной народ. Прибавьте к этому самокритичность и народность, простоту и доступность, и вы получите портрет среднего члена Политбюро.

Левая часть лица связана с правым эмоциональным мозгом. Поэтому не удивительно, что многие высшие руководители по совместительству хорошие актеры. Они владеют своим лицом и умеют выстраивать по крайней мере эту левую часть лица, придавая ей нужное настроение. Они много тренируются в этом. И результат за многие десятилетия опыта – ошеломляющий. Слабая полуулыбка слегка озаряет доброе лицо. Это тоже надо уметь – освещать лицо полуулыбкой умеет не каждый. Проникновенный взгляд проникает в глубь вещей и распознает скрытое – оттого и грусть. Эти люди видят больше, чем другие, и грустят за своих соплеменников. К тому же здесь угадываются жесткость и «волевой подбородок» – надо уметь сообщить своему лицу непреклонность и готовность к принятию популярных решений. Эта часть лица какая-то интернациональная, межнациональная.

Однако если мы закроем левую часть лица и вглядимся в правую, то сразу увидим «китайского товарища» – личность вполне «осязаемую», имеющую конкретную национальность. Это происходит оттого, что эта часть лица связана с левым логическим мозгом. У каждого человека есть свой потолок аналитических способностей, который к тому же определяется воспитанием и генами. Как говорится, выше головы не прыгнешь. Мышление как таковое в большей степени отпечатывается на этой половинке лица, особенно это проявлено у высоколобых мужчин.

Личные качества «китайского товарища» выглядят не столь лучезарно, как можно было бы думать, созерцая его противоположную сторону лица. Здесь угадываются и легкая степень личного беспокойства, и некоторая нервозность, и «человеческое выражение лица». Это лицо человека, живущего в конкретной живой ситуации, а не небожителя, парящего над Землей. У китайцев в крови конформизм. Как говорится, нужно соответствовать. И боязнь «несоответствия» сквозит через дымку обыденности. Быть может, здесь угадывается и небольшая толика коварства. Впрочем, все это только «угадывается», и здесь есть прямая попытка скрыть все под внешне благожелательной маской добродушия. Как говорится, профессионально поджатые губы не дают выплеснуться истинным мыслям на лицо. Во взгляде есть нечто змеиное. Наверное, это традиционное выражение лица. Китайцы, как мне кажется, умеют придавать своему лицу «змеиное выражение». Возможно, эта «тотемная пантомима» идет от культа змей и драконов, которые были распространены некогда в Китае… А в остальном человек, конечно, как видно, неплохой. Трудно сходу оценить психологию представителя другой культуры.

Впрочем, у русских и китайцев много общего – гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. Взять в качестве примера хотя бы советскую историю.

Этническая история Китая сложна и длительна. Историки считают, что китайский народ, самый многочисленный в мире, восходит к общности древних земледельческих племен, возникших в бассейне реки Хуанхе в 4 тысячелетии до новой эры.

Одна из отличительных особенностей древнекитайской мифологии заключается в том, что мифологические персонажи истолковывались (в том числе и под влиянием позднейшего рационального конфуцианства) как реальные деятели глубокого прошлого – как правители и сановники. Большую роль в древности играли тотемистические представления. Так, иньцы считали своим тотемом ласточку, а племена ся – змею. Постепенно змея трансформировалась в дракона (лун). Дракон стал символом государя, а ласточка – символом государыни.

Прародителем людей считается полудракон-получеловек Нюй-ва. Первоначальные люди в виде бесформенных существ блуждали в кромешной тьме. Они были сросшимися воедино: сросшиеся зубы, ноги и т. д. Однако божественный первочеловек Пань-гу разделился на множество вещей: небо и землю, явления природы. Паразиты на его теле стали людьми. Здесь мы видим некое сходство с ведийскими мифами о Пуруше, расчлененном на части богами в результате жертвоприношения и создавшем мир из частей своего тела.

Согласно древним мифам, распространенным в Восточном Китае (нижнее течение реки Хуанхэ) – два змееобразных человека – брат и сестра Фу-си и Нюй-ва были единственными людьми, спасшимися от потопа. Они вступили в брачные отношения и породили новое человечество.

Древние китайцы верили, что на небо можно было забраться по особым небесным лестницам. Однако верховный правитель повелел своим слугам перерезать путь между небом и землей. Они выполнили его предписание. Одни подняли небо вверх, а другие опустили землю вниз. Таким образом, связь между небом и землей прервалась.

Некогда вокруг земли было десять золотых солнц. Однако посланный с неба стрелок уничтожает «лишние» солнца, стреляя в них из лука. В мифах также говорится о мировой горе, где живут небожители и где расположена «нижняя столица» мира, что указывает на устойчивую параллель с ведийскими мифами о мировой горе Меру.

Бог грома в древнем Китае – Луй-гун. Он ассоциируется с «громовым драконом». С ним связан миф о рождении первопредков. В древнекитайском языке «удар грома» (чжень) этимологически связан со словом «забеременеть». Миф о зачатии легендарного государя Шуня связан со встречей дракона с его будущей матерью – земной женщиной. Здесь мы также видим некоторые параллели с индоевропейской мифологией.

Как считал академик А.П. Окладников, занимавшийся древней историей Сибири в эпоху ранней бронзы, эпоху Иньского времени китайцы восприняли от соседних индоевропейских племен, действующих от Черного моря до Тихого океана, колесницу, секреты выплавки металлов, изготовления бумаги, порох и прочие диковинные «вещицы», которыми славился Древний Китай. Как считают некоторые историки, когда-то в Китае правила белая каста. Культ дракона-государя восходит к тем далеким временам. Не исключено, что сам культ дракона-прародителя китайцы восприняли у древних индоевропейцев. Как считают некоторые антропологи, самих китайцев, воспринимаемых как антропологический тип, нельзя считать «чистыми» монголоидами. На 70 % они монголоиды, а на 30 % – европеоиды. Очевидно, в возникновении этого антропологического типа «поучаствовали» предки индоевропейцев, некогда обитавшие на территории Алтая, Гобийского Алтая – в сердце Монголии. До сих пор в этих местах сохраняются выбитые на скалах изображения колесниц и конных воинов. О чем и свидетельствовал Окладников.

Не исключено, что коллективизм, столь распространенный у китайцев, а также и у русских, восходит к древней религиозной коллективной идеологеме кочевников, перемещавшихся некогда по всей Евразии от Черного моря до Тихого океана. Коллективизм как положительное качество отмечается у корейцев и японцев, чьи предки ведут свою родословную от жителей материка.


У южноазиатов соединилось много кровей

К тихоокеанским монголоидам относят и южноазиатскую малую расу. Раса эта широко распространена в странах Южной Азии и Юго-Восточной Азии. Цвет кожи темнее, чем это имеет место у представителей дальневосточной расы. Есть некоторый процент волнистых волос, что, очевидно, связано с некоторой примесью австралоидной расы. Эпикантус встречается реже – в 20–50 % случаев. Лицо менее уплощенное и сравнительно более низкое. Губы более толстые, чем у дальневосточной расы, а нос относительно широкий. Лоб часто имеет выпуклую форму. Рост тела небольшой.

На формирование этой расы, очевидно, кроме австралоидов, оказали существенное влияние и негроиды, и европеоиды.


Рис. 49

 

Вот перед нами мужчина – по виду профессиональный военный (рис. 49). Если мы прикроем правую часть его лица и сосредоточим свое восприятие на левой, то заметим специфическое малайское выражение лица – «малайскую гордость». Это выражается в несколько высокомерном повороте головы, в сжатых губах и во взгляде, направленном вдаль, поверх людей и материальных объектов. Здесь на лице написана самодостаточность. Вовсе не факт, что эта «самодостаточность» на самом деле имеет место в жизни этого человека, но он ее выражает – является ее «носителем».

Правая сторона его лица, воспринимаемая отдельно от левой, куда более традиционна и народна. Здесь мы видим некоторую расплывчатость черт, характерную для малайцев, а также заметное влияние австралоидного типа лица. Взгляд здесь такой же – обращенный поверх голов, но лицо типичного малайца, не особо притязательного. Быть может, угадывается некоторая рисовка, характерная для некоторых малайцев. Выглядит это немного смешно. Словно вождь племени «выступает» перед своими подчиненными, напуская на себе значительность и высокомерие. Эта часть лица связана с левым мозгом. И к сожалению, на лице мы не видим особой углубленной работы мысли.

Теперь взглянем на вьетнамскую девушку (рис. 50). В ее чертах лица мы, несомненно, угадываем заметное влияние негрской расы. Это косвенным образом свидетельствует о том, что в Юго-Восточной Азии, как некогда и на островах Индонезии, обитали негритянские племена. Здесь мы видим большое расстояние между глазами, специфический «наивный» взгляд черных негритянских глаз, крупные негритянские губы, подбородок «яичком». Наряду с этим присутствуют и монголоидные особенности: «второе веко», широкие скулы, если смотреть в целом – монголоидный разрез глаз.


Рис. 50

 

Закрыв правую часть лица, мы видим весьма притягательный образ молодой девушки. В ней присутствует нечто от монголоидной расы, а нечто от негроидной; и то и другое неуловимо сплелись вместе, образовав «малайский идеал красоты», который так нравится некоторым ценителям – европейским мужчинам. Помнится, Иван Ефремов, тоже большой знаток и ценитель женской красоты, в своей книге «Час быка» писал о том, что в будущем все расы сольются воедино и будет образован новый идеал красоты. Он описал прекрасную девушку из будущего, в чертах которой слились все лучшие внешние женские качества монголоидов, негроидов и европеоидов. Ефремов писал, что, глядя на прекрасные юные черты молодой девушки, невозможно было отделить эти расовые составляющие друг от друга. Быть может, именно малайцы навеяли Ефремову такой литературный сюжет.

Наблюдая правую половинку лица нашей молодой вьетнамки, мы видим наивность негрской расы и загадку монголоидной. И эти психические качества в такой пропорции являются притягательными.

Однако если мы закрываем левую часть лица и сосредотачиваем свой взор на правой части лица, то видим гораздо меньшую пропорцию красоты. Здесь в нижней части лица проступает отдельно негритянская эмоция, а в верхней – монголоидная. Образ распадается на составные части. Быть может, это происходит оттого, что эта правая часть лица связана с левым аналитическим мозгом. И интеллектуальному мозгу соединить разные эмоции воедино трудно. Не его стезя.

Здесь мы видим наивность негритянского ребенка (губы и подбородок), некую отстраненность и, быть может, пробивающуюся сквозь нее жестокость монголоида. Образ распался.

Дабы смикшировать могущие показаться кому-то неприятными физиогномические выводы, рассмотрим лицо тайского мужчины (рис. 51).


Рис. 51

 

Закрыв правую часть его лица и сосредоточив свой взор на восприятии левой части, мы видим какое-то уснувшее выражение. Здесь прочитывается, быть может, обида, неудовольствие большого ребенка. Глаз вообще какой-то заплаканный. Губы надулись.

Прикрыв левую часть лица и воспринимая отдельно правую часть, мы заметим жесткость, быть может, даже жестокость, напряжены подбородок, глаз – устремленный к цели. Перед нами если не самурай, то по крайней мере непримиримый воин. Взгляд готов уничтожить врага. Эта часть лица связана с левым аналитическим мозгом. Стало быть, можно сделать вывод, что напряженность и воинственность исходит из логики вещей, а не продуцируется сиюминутной эмоцией. Воспринимая эту часть лица этого человека, мы видим отрешенность от эмоциональной составляющей психики и нацеленность на выполнение задания, программируемого аналитическим мозгом. Такое выражение лица должно быть у профессиональных убийц? Кто знает, кто знает.

Если же говорить в целом об этом портрете, то в нем мы видим некоторую пропорцию европеоидных черт и монголоидных. Здесь соединились, быть может, не лучшие качества тех и других. Кстати, татаро-монголы, славившиеся своей жестокостью, по своему расовому составу также были смешанной расой. В их жилах текла кровь и монголоидов и европеоидов. Однако времена меняются, то, что считалось хорошим несколько веков назад – воинственность, непреклонность и самоотверженность, сегодня как-то не в чести. Это востребовано разве что на ринге и в кино. Современным военным нечасто приходиться убивать, к тому же они в большей степени должны зависеть от прихотей начальства, чтобы выстраивать свою военную карьеру. Это накладывает на их поведение определенный отпечаток, ограничивающий личные боевые качества, резкость и эгоизм.

Однако, надо думать, воинственность и бескомпромиссность еще остались в геноме южноазиатов, достаточно вспомнить красных кхмеров.

Что касается мифологии жителей Южной Азии, то она, очевидно, была в прошлые века весьма глубокой и интересной. Так, к примеру, вьеты – народ, населяющий ныне Вьетнам, имели свою древнюю государственность и многовековую историю письменной культуры. Следы мифологических мотивов сохраняются на памятниках изобразительного искусства бронзового века. На ритуальных бронзовых барабанах имеются стилизованные изображения солнечных дисков с расходящимися лучами, тотемных животных – лань, птица, расположенных вокруг солнца, людей в головных уборах из перьев. Что подтверждает существование у древних вьетов культа солярного божества и тотемных представлений. Широко известен миф о победоносной борьбе горного духа, обитавшего на священной горе Танвиен, против духа вод. Большинство героев мифов антропоморфны, однако первым государем считается «государь дракон лака». В поздних средневековых изображениях он сохраняет свою змеевидность. Существует этнографический миф о рождении первых людей из яйца, снесенного наложницей властелина драконов – огненным Драконом Лак Лаунг Куаном. У народов Индокитая распространены мифы рождения первых людей из тыквы.


Кто «придумал» кровавые жертвоприношения у индейцев?

Кто создал американскую расу?

Как считают большинство антропологов, современный человек появился в Америке сравнительно недавно. Вероятно, это эпохальное событие произошло в период между 70 и 12 тысяч лет назад. В этот период наибольших похолоданий море отступало и образовывалась широкая перемычка Берингия, которая связывала Чукотку и Аляску. Ныне она затоплена Беринговым проливом. Считается, что охотники-собиратели, имевшие монголоидную внешность, прошли из Сибири в Америку, как говорится, не замочив ног – продвинувшись на юг по одному из свободных ото льда путей. Они распространились по Великим равнинам и проникли в Южную Америку, достигнув Патагонии.

И в самом деле, на севере Американского континента обитают эскимосы с ярко выраженными монголоидными чертами. Похожий тип обитает ныне и в самой южной оконечности Южной Америки – Огненной Земле.

По мнению палеоантропологов, у палеоиндейцев были прямые черные волосы, медного оттенка кожа, темные глаза, широкие скулы и лопатовидные передние зубы-резцы. Перечисленные особенности сохранились у американских индейцев поныне. Однако не все индейцы выглядят как типичные монголоиды. Так, к примеру, индейцы из Дакоты имеют несколько иной облик, заметно отличающийся от обычных монголоидов. У них длинные носы, иногда с выпуклой спинкой и высокой переносицей. Уплощенность лица умеренная и даже небольшая. Эпикантус редок. Тотальные размеры лица и головы часто большие. Рост средний и большой. Для большинства популяций характерна повышенная массивность при полноценном питании. Некоторая «нетипичность» американских индейцев иногда рассматривается как сохранение особенностей древних монголоидов. Однако другие исследователи считают эту «нетипичность» результатом скрещивания с представителями белых популяций, также в разное время проникавших на американский континент.

В пользу этой последней версии могут свидетельствовать не только данные антропологии и археологии, но и мифы. Так, существует весьма интересный миф о Виракоча – белом божестве, который вместе со своими помощниками прошел по всей стране, вызывая людей из-под земли, рек, озер и пещер. Согласно космогоническому мифу, Виракоча в озере Титикака создал солнце, луну и звезды. Затем он при помощи своих помощников – двух младших Виракоча сделал из камня человеческие фигуры и по их подобию создал людей, назначив каждому племени свою область обитания. Как считают специалисты, в образе Виркоча (полное имя Илья-Кон-Тики-Виракоча) слились сразу несколько древних божеств: Илья – солярное божество, Кон-Тики – огненное божество и собственно Виракоча – божество земли, воды. Культ Виракоча стал вытеснять с конца XV века прежний культ солнца и грома как верховных божеств. По легендам индейцев кечуа Виракоча, осуществив свою цивилизационную миссию и создав «новых людей», уплыл на Запад.

Очевидно, в этом мифе запечатлелось реальное событие – прибытие на Американский материк некой группы белых путешественников. Не исключено, что белые популяции периодически появлялись в Америке, являясь носителями новых знаний. Основываясь на этом, нельзя исключать, что антропологическая «нетипичность» американских индейцев возникла в результате митисизации белых колонистов и аборигенного монголоидного населения Америки. Так, согласно летописям, у инков до прибытия в Америку Колумба правила белая каста, имевшая белую кожу, высокий рост, светлые волосы и глаза и европеоидные черты лица. Кто знает, может быть, это были потомки Виракоча, не пожелавшие вместе с ним покидать благодатную землю Америки.

Вот перед нами два портрета «нетипичных» американских индейцев (рис. 52, 53). Здесь мы видим среди прочего крупные носы с выпуклой спинкой. Однако остальные антропологические особенности в большей или меньшей степени соответствуют монголоидному типу лица. Это широкие скулы, едва заметный альвеолярный прогнатизм, характерный, например, для эскимосов, небольшой «убегающий назад» лоб, увеличенные надбровные дуги. Здесь также отмечается монголоидный разрез глаз со «вторым веком», массивность челюстей, характерные для эскимосов подбородок и рот.


Рис. 52


Рис. 53

 

Если мы закроем правую часть лица на первом рисунке (рис. 52), то столкнемся с довольно-таки свирепым выражением лица. Поневоле вспоминается, что индейцы в былые времена были довольно-таки жестоки. Их человеческие жертвоприношения на ступенях пирамид Солнца и Луны были в свое время весьма массовым и распространенным явлением. Небольшой лоб и «сократившиеся» лобные доли сейчас воспринимаются довольно-таки одиозно. Этот признак как бы фиксирует наше внимание на проблеме жестокости и антигуманности. Впрочем, если брать человеческие жертвоприношения, то древние люди мыслили в других категориях. Отправляя жертву к праотцам, они верили, что созидают благо, помогают вернуться душе человека вновь в эту жизнь. К тому же надо иметь в виду, что, возможно, индейцы не сами «придумали» ритуалы жертвоприношений, а позаимствовали их у белых колонистов, прибывших на американский континент задолго до Колумба. Тем не менее, психическая бескомпромиссность нас, современных людей, конечно, отпугивает. Эту «бескомпромиссность», а вернее ее отпечаток, мы можем видеть на левой части лица это индейца.

Правая часть лица индейца более доброжелательная. К тому же здесь угадывается влияние европеоидной расы. Эта часть связана с левым логическим мозгом.

Другой индеец, изображенный в профиль, выглядит еще более европеизированным. Здесь видно, что лицо заметно более спокойно и расслабленно. Если брать антропологические признаки, то здесь видны небольшой альвеолярный прогнатизм, характерный монголоидный подбородок и прочие признаки монголоидности. В целом же в этом лице, конечно, больше европейских черт, нежели у предыдущего индейца. Мозговой череп имеет вполне европейскую форму. Костюмированное представление с надеванием характерных головных уборов, очевидно, касается формы ритуала, а не его сути. Сегодня богу солнцу если и приносят жертву, то только в виде цыпленка. И слава богу!

Многие исследователи обращают внимание на сходство древних религиозных сооружений Старого и Нового света. Так, в Центральной Америке, Перу и Мексике по сей день сохранились ступенчатые пирамиды, по своему архитектурному замыслу довольно близкие к аналогичным ступенчатым пирамидам, построенным в Южной Азии. Это позволяет предполагать культурные связи между малазийцами и палеоиндейцами.

Кроме того, нельзя исключать, что на землю Американского континента задолго до Колумба проникали и негроидные популяции. Так, от культуры ольмеков, живших на южном побережье Мексиканского залива, сохранились по сей день огромные каменные головы, вырезанные из цельного монолита, изображающие негрский или малазийский тип лица. Однако лично мне представляется, что каменные изваяния ольмеков изображают не негрский, а малазийский тип лица, в котором соединились монголоидные и негроидные признаки. Взгляните сами на одно из каменных изваяний ольмеков: большие губы и широкий нос сочетаются здесь с широкими скулами и характерным для монголоидов лбом (рис. 54).


Рис. 54

 

При этом левая часть лица каменной головы, воспринимаемая отдельно, кажется куда более агрессивной, чем добродушная, спящая правая часть лица. Очевидно, у изображенных здесь переселенцев доминировали в большей степени эмоции.

Можно предполагать, что древние малайцы, как и древние европейцы, добрались до берегов Мезоамерики, переплыв Тихий океан. Таким образом, они оказались в Мезоамерике задолго до Колумба.


Царь-жрец предводитель «длинноухих»

Кроме перечисленных рас, есть и такие, которые с трудом поддаются классификации. Они возникают в контактных зонах между большими расами. Одной из таких переходных рас считается полинезийская раса. Распространена она на островах Тихого океана и в Новой Зеландии. Кожа у представителей этой расы смуглая, иногда довольно светлых или желтоватых оттенков. Волосы темные, волнистые или прямые. Глаза темные, третичный волосяной покров обычно слабый, на лице увеличивается до средних значений. Эпикантус встречается редко. Нос средневыступающий и относительно широкий. Губы в большей степени склонны к полноте. Встречаются типы высокого роста, с крупными чертами лица. Эту расу обычно причисляют либо к европеоидам, либо к монголоидам, либо к австралоидам. По одному этому уже понятно, что мы имеем дело с популяцией смешанного происхождения. Можно предполагать, что различные расовые типы в разное время переплывали через Тихий океан в разных направлениях. Они часто останавливались на островах и заселяли их, где и происходило смешение разных расовых комплексов.

Вот перед нами молодая полинезийка (рис. 55). В общем, девушка дольно приветливая, в меру упитанная. Однако если мы закроем правую часть лица, то обнаружим на левой некую застывшую эмоцию, вероятно, более характерную для монголоидов. Лично мне не кажется, что это эмоция безоглядной радости, скорее всего это маска радости, «надеваемая» в соответствии с поведенческим ритуалом. С монголоидами роднят эту девушку и убегающий назад слегка скошенный лоб, и довольно широкие скулы. Да и взгляд какой-то типично монголоидный, быть может, отчасти «стеклянный», подбородок массивный, улыбка «фарфоровая». Диссонирует с этим нос, полный – с острым кончиком. Нос, конечно, не монголоидный. Взгляд направлен куда-то впереди себя и одновременно внутрь себя, что часто можно видеть у монголоидов.


Рис. 55

 

Если мы прикроем левую часть лица и сосредоточим свой взор на правой части, то обнаружим в общем-то европейское лицо с едва заметной примесью монголоидности. О монголоидности здесь свидетельствуют слегка скошенный лоб, массивные подбородок и нижняя челюсть и глаз с легким «прищуром».

Таким образом, в лице одной девушки соединились два расовых комплекса, характерных для европеоидов и монголоидов. В других лицах полинезийцев можно видеть некоторую долю негроидности, а также австралоидности. И в самом деле, поневоле поверишь, что полинезийцы – смешанная раса.

Считается, что заселение Полинезии началось во втором тысячелетии до новой эры. Предки полинезийцев переселялись с Фиджи на Тонга, а оттуда на Самоа. Заселение Полинезии могло идти и через Микронезию. Очевидно, белые и смешанные в расовом отношении колонисты достигали островов Полинезии, отправляясь в рискованное плавание из Малой Азии, Индонезии и Меланезии. Предполагают, что индейцы Южной Америки тоже могли оказать влияние на формирование полинезийского антропологического типа. На этом, в частности, настаивал норвежский исследователь Тур Хейердал. Таким образом, миграция населения шла через Тихий океан в обоих направлениях: из Азии в Америку и из Америки в Азию. Культурное, религиозное и расовое сходство обоих столь далеких регионов по крайней мере позволяет это предполагать.

В мифах большинства полинезийских островов в качестве места, откуда расселялись полинезийцы и куда возвращаются после смерти души достойных, фигурирует чудесная страна на западе – Гаваики (Аваики). Новозеландский этнограф Те Ранги Хироа (П. Бак) – сторонник северного (через Микронезию) пути заселения Полинезии, полагал, что Гаваики – это одно из названий островов Общества. Именно на островах Общества находился общеполинезийский культовый центр, жрецы которого давали инициации другим жрецам и формировали наиболее древние культовые традиции.

На древнюю азиатскую традицию указывает и то, что на островах Полинезии имеются полупрофессиональные жрецы-сказители и исполнители танцев, которые являются знатоками традиционных мифологических сюжетов. На Таити имелись шаманы-колдуны и экстатические прорицатели, что роднит их с аналогичной профессиональной кастой в Юго-Восточной Азии. Кроме того, на Таити был институт сакральных царей-жрецов, который противостоял военным вождям. С царем-жрецом было связано представление об особой магической силе (мана), которая распространяется на всех подданных царя-жреца.

В Новой Зеландии бог-громовик Ронго противостоит богу войны Ту. Оба бога являются близнецами. Мир разделен между ними. Ту (или богу Тангароа на острове Мангайа) принадлежит все «красное», а Ронго – все остальное. Темноволосые люди считаются потомками Ронго, а светловолосые – потомками Тангароа. Сыном Тангароа был воинственный бог Оро. Его потомки ариои были наиболее упорными противниками принятия христианства.

В Новой Зеландии, по свидетельству исследователя древних маорийских мифов Э. Беста, развитие мира и расселение людей по лику земли уподобляется росту дерева, имеющего общий корень и множество ветвей и отростков с листьями. Это, например, соответствует распространенной индоевропейской мифологеме мирового древа. В мифах Новой Зеландии поколение богов-близнецов бунтует против своих родителей: Ранги и Папы, с последующей ссорой между братьями. Эти мотивы созвучны вавилонскому мифу о борьбе Мардука и Тиамат, а также греческим мифам о борьбе разных поколений богов. По одному из центральнополинезийских мифов, в период тьмы По в раковине сидел сам себя создавший Тангароа. Затем он сделал из своей раковины Небо и Землю. Однако пространство между Землей и Небом захватил его брат Атеа, который, приняв облик чудовищного осьминога, стал препятствовать окончательному поднятию Неба над Землей. В этом мы видим ясно очерченный мотив, характерный для индусской мифологии: Брахма сам себя породил, находясь в золотом яйце. Затем он поднял Небо и закрепил Землю.

Сакральный миф о борьбе двух братьев распространяется на вождей первопредков. Согласно мифу, распространенному на Гавайях и на о. Пасхи, в борьбе младшего и старшего сыновей за власть побеждает младший, который имеет все признаки вождя-жреца. Вождь-царь, будучи убитый своим братом, использует магическую силу мана и чудесным образом воскресает из мертвых. Один брат возглавляет воинство «тощих», другой – «длинноухих». Побеждают длинноухие. В этом угадывается, как ни странно, сюжет из русских сказок о борьбе Ивана-царевича со своими братьями.


Апокалиптические легенды дравидов

Дравидийская малая раса возникла на стыке обитания европеоидов и веддоидов. Эту расу также относят к переходным расам. Ныне дравиды обитают в Индии, главным образом на юге. К ним относят тамилов, а также малочисленные народы, обитающие в горных и лесных районах. В значительной степени они сохранили архаичную культуру. Представители этой расы обитают и в Центральной Индии (араоны, гонды и др.), а также в Пакистане и соседних районах Афганистана и Ирана. Общая численность составляет около 190 млн человек. В былые времена эта раса была по-видимому гораздо более распространена. Как считают многие ученые дравиды, это доарийское население Индии. Они являются создателями Хараппской цивилизации, чей возраст составляет около четырех с половиной тысяч лет. Еще в первом тысячелетии до нашей эры дравиды имели свои собственные государства: Андхра, Пандья, Чола, Чера. Как считают некоторые ученые-неортодоксы, древнейший город Хараппской цивилизации Мохенджо-Даро был разрушен при помощи ядерного взрыва в 1500 г. до н. э. От огромной температуры постройки города превратились в конгломераты зеленоватого стекла, которое образуется, например, на месте ядерных взрывов в Неваде. Наиболее существенные разрушения в центре города – в эпицентре предполагаемого взрыва. Надо отметить, что в Индии обнаружен по крайней мере один скелет человека, чья радиоактивность превышена в 50 раз. Считают, что эта ядерная катастрофа древности была описана в «Махабхарате». Ядерный боезаряд фигурирует там под именем «оружия Брахмы» и «пламени Индры». Откуда взялось ядерное оружие у ариев-завоевателей, это ученые, исповедующие такой апокалипсический сценарий, не поясняют.

Дравиды, как и эфиопы, обитали длительное время в зоне контакта европеоидов и экваториалов. Как отмечают исследователи, у обеих переходных рас встречаются похожие группы крови и сывороточные белки, по частотам которых они также занимают промежуточное положение. Это свидетельствует о том, что и дравиды, и эфиопы относятся к одному кругу форм контактной зоны. Правда высказывается и иная точка зрения – сходство биохимии крови и морфотипа может быть свидетельством более поздних контактов с соседями.

У дравидов глаза темные. Кожа коричневых оттенков. Волосы прямые и волнистые, тоже темные. Пропорции лица и тела занимают промежуточное положение.

Вот перед нами пожилой дравид (рис. 56). Прикрыв большую правую часть лица и сосредоточив свой взор на меньшей левой части лица, мы видим весьма характерное выражение. Здесь проявлена хитрость, двусмысленность. По своей антропологии чем-то эта часть лица напоминает армяноидный и семитский морфотип. Быть может, это сходство чисто внешнее, индивидуальное, а быть может, и в самом деле в жилах дравидов течет кровь семитов и древних индоевропейцев.


Рис. 56

 

Закрыв левую часть лица, мы видим на правой части воинственную эмоцию неприятия. Покатый лоб, «утопленный» глаз и дольно мощный угол нижней челюсти напоминает веддоидный антропологический тип лица. Очевидно, в лице этого человека и в самом деле соединились два расовых комплекса, образовав третий – смешанный.

Характерной чертой дравидской мифологии является отсутствие пантеона и развитых образов богов. В центре дравидской мифологии фигурирует представление о жизненной силе, энергии, которая может быть благой. В этой благостной своей ипостаси энергия проявляется в плодородии, процветании, в продолжении рода. С другой стороны, эта энергия может быть крайне разрушительной. Она может иметь опасный и устрашающий характер. С этой последней силой связаны духи и божества, имена которых не называются, которых трудно умилостивить: эти духи и божества – опасные мучители людей и животных. Они получают видимое удовольствие от того, что мучают людей и в конце концов сводят их в могилу.

Дравиды считали, что различные божества и духи воплощаются в особые камни. Именно этим особым камням поклонялись древние дравиды, устанавливая их на специальные платформы под вековые деревья. И сегодня этот обычай можно видеть в сельской местности. Причем устанавливаются эти каменные «монументы» не только хорошим божествам, но и условно плохим; по всей видимости, дравиды до сих пор верят, что и злые божества, и духов можно все-таки как-то умилостивить, несмотря на их несговорчивость и непреклонность.

В связи с человеком жизненная сила наиболее ярко проявляется как сакральная сила царя. Эта сила охраняет безопасность всех подданных. Именно поэтому о царе и его благополучии дравиды некогда весьма заботились. С другой стороны, жизненная энергия проявляется как сексуальная сила. Эту силу можно транжирить, тратить попусту, а можно накапливать себе во благо. Накопленная энергия и направленная на некий заданный объект обладает разрушительной силой. Этой энергией можно разрушать города и сдвигать горы. Эта энергия ассоциируется с образом внутреннего огня, сообщающее биологическому телу свойственные ему теплоту и жизненность. В индуизме эта энергия получила название тапас, что переводится с древнего индийского языка как «тепло», «жар», «пыл», а также как «мучение». Умерщвление плоти и аскезы, которые налагает на себя аскет и подвижник, позволяют ему накапливать эту энергию. Именно эта энергия обладает защитной функцией, направляя ее в нужное русло, можно убить врагов на расстоянии. Управляя этой энергией, можно не только побеждать своих врагов, но и производить значительные разрушения в их стане. Не исключено, что именно тапас имелся в виду в «Махабхарате», когда там описывались сцены применения ужасающего оружия типа «пламени Индры». Тапас также понимается как универсальный космологический принцип, лежащий в основе мира. «Космический жар» вырывается со дна океана в период окончания мирового цикла и поглощает все живое.

Между тем обожествление внутренней энергии (ману) у дравидов нашло свое воплощение в двух различных, противоположных по своему назначению культах. Так, дравиды поклонялись богине целомудрия Каннахи и богине матери-прародительнице Паттини. Богиня целомудрия – покровительница аскетов и отшельников, а богиня-мать наделена порой грозными кровожадными функциями. Она является еще и богиней войны. Ее образ сливается образом Дурги – богини войны и смерти. В этом дуализме есть глубокая символика. И в самом деле, рожденный человек должен умереть, и лишь не рожденный в миру бессмертен. Эта философия в какой-то мере стала основой индуистской философии спасения от колеса времени, выхода за пределы рождения – смерти.

У дравидов имеются весьма интересные мифы о древней прародине, располагавшейся на затопленных океаном землях. В некоторых исследованиях эта прародина дравидов отожествляется с затонувшей в водах потопа Лемурией и Гондваной. Весьма любопытно, что в непосредственной близи от долины Инда, Мохенджо-Даро и всей древней цивилизации Хараппы располагался приморский город Дварка, по преданию построенный чернокожим Кришной. Как описывается в «Махабхарате», воды моря поднялись и поглотили древний город за одну ночь. В 1982 году индийский подводный археолог С.Р. Рао обнаружил затонувший город Дварку, ныне поглощенный водами Аравийского моря. Этот город находится в десяти километрах от индийского побережья. Рао считает, что Дварка была построена на развалинах еще более древнего города. Как полагает исследователь Грэм Хенкок, этот город относится к позднему периоду цивилизации Инда-Сарасвати. Он был построен между 1700 и 1500 годом до н. э. Так или иначе, древние легенды тамилов о затонувшей прародине обретают некие зримые черты.


Странная монголоидность эфиопов

К переходной малой расе относят и эфиопскую. Локализована эта раса в Восточной Африке (Эфиопское нагорье и Африканский рог) на стыке европеоидов и негроидов. Цвет кожи обычно варьирует в пределах коричневатых оттенков. Волосы курчавые, узковолнистые. Третичный волосяной покров заметно ослаблен. Нос обычно широкий, прямой, с довольно широким переносьем. Лицо обычно узкое. А губы средней толщины. Рост средний и выше среднего. Разные варианты этой расы представлены среди суданских, эфиопских, кенийских, сомалийских этносов.

Весьма интересен следующий факт: ископаемые останки, похожие на современных эфиопов, обнаружены в этом регионе в мезолите и неолите. В связи с этим высказывалось предположение, что этот древний тип эфиопов возник в прошлом по той же причине, что и нынешний современный эфиопский тип. Очевидно, контактная зона европеоидов и экваториалов и в былые времена проходила в этом же районе на той же самой территории.

Вот перед нами немолодая женщина эфиопка (рис. 57). В ее лице гораздо меньше «негроидности» и больше «европеоидности», чем можно было предполагать. Однако и то и другое, несомненно, присутствует.


Рис. 57

 

Если мы закроем правую часть ее лица и всмотримся в левую, то заметим, наряду с явной «европеоидностью» и довольно заметную долю «моноголоидности». Об этом последнем антропологическом качестве говорят широкие скулы и «убегающий» назад лоб. «Невидящий» глаз смотрит тяжело из-под опущенного верхнего века. Дама словно бы демонстрирует себя, отсутствуя при этом душевно. Бросается в глаза некоторая изможденность лица, очевидно, жизнь дамы никак не назовешь сладкой.

Если мы прикроем левую часть лица и сосредоточимся на восприятии правой, то заметим типично эфиопский тип лица. Полноватые губы свидетельствуют о значительной негрской примеси. Глаз, однако, и здесь в большей степени монголоидный. Взгляд напряженный, даже, быть может, плаксивый. Однако сквозь эту «плаксивость» пробивается внимательность, наблюдательность и некая житейская мудрость. Эти качества можно встретить в лицах пожилых европеоидов.

На эфиопском нагорье обнаружены следы древней цивилизации, которая, как считают некоторые историки и исследователи, была предтечей великолепной цивилизации Древнего Египта. В самом древнем египетском искусстве имеются изображения, портреты людей с вполне ясной европеоидной внешностью. Например, относящиеся к эпохе Древнего царства портреты древнего правителя Египта и его белокожей супруги, выполненные из раскрашенной терракоты. Портреты многих египетских фараонов демонстрируют великолепное стилизованное смешение европейских и негрских антропологических черт. Такова и золотая маска знаменитого Тутанхамона, правящего приблизительно в 1333 году до н. э. Полноватые негрские губы и подбородок «яичком» сочетаются с узким, небольшим носом с неширокими крыльями. Разрез глаз имеет в своем стилизованном очертании нечто монголоидное и одновременно негроидное. Кроме всего прочего, присутствуют широковатые скулы. Быть может, в формировании древней эфиопской расы и в самом деле принимали участие не только негроиды и европеоиды, но, древние монголоиды? Если так, то это меняет наш взгляд на происхождение и развитие древнеегипетской цивилизации, древнеегипетского общества и этноса в целом.


Рис. 58


Рис. 59

 

Кроме имеющихся стилизованных масок, антропологи восстановили лицо Тутанхамона по черепу. Вот перед нами два воссозданных портрета фараона: в профиль и три четверти (рис. 58, 59). Скажем прямо, лицо и мозговой череп весьма необычные. В них соединяются разные расовые комплексы. Конечно, прослеживается большая доля «европеоидности». Однако в портрете «три четверти» мы видим довольно отчетливо проступающие монголоидные черты: довольно широкие скулы и характерную для некоторых монголоидов линию лба. Форма глаз, отраженная скульпторами, также отчасти монголоидная. Придает сходство с монголоидным типом лица и «нарисованный эпикантус»: ритуализированное удлинение линии верхнего века. Сам этот «нарисованный эпикантус» может свидетельствовать о довольно давних связях с монголоидами, возведенных в культ. Нос Тутанхамона, несмотря на сильное «европеоидное» выступание вперед – «нос уточкой», довольно-таки широкий, что также может являться свидетельством монголоидной примеси. При всем том прослеживается сильный общий прогнатизм лица. Но это можно, вероятно, считать индивидуальным признаком. В царственном роду Тутанхамонов было распространено близкородственное скрещивание на протяжении многих поколений. Кроме того, мать Тутанхамона была его сводной сестрой. Некоторые специалисты предполагают, что необычная внешность Тутанхамона связана с генетическим заболеванием. Возведенные в культ близкородственные браки сильно влияли на изменение генетического состава царственных династий. Так, известная своим умом и красотой Клеопатра VII была рождена в браке сына Птоломея X с его родной сестрой. Такова специфика близкородственных браков: в них может родиться «гениальный» ребенок, а может родиться человек, страдающий генетическим заболеванием.

Древние греки обожествляли эфиопов, называли их «опаленноликими» и наделяли их разными благими эпитетами. Они считали, что эфиопы наравне с северными народами «гипербореями» наиболее любезны богам, и это проявляется в том, что боги снисходят как к гипербореям, так и к жителям южных рубежей ойкумены и пируют вместе с ними. У греков было распространено легендарное представление о том, что в землях эфиопов океан образует особый залив или обширную бухту, куда опускается солнце Гелиос, чтобы отдохнуть от дневных забот и остыть в период ночи. Эфиопы беседуют с Гелиосом, поэтому они такие «загорелые».


Ханты и манси готовятся к отражению атаки больших комаров

В зоне контакта европеоидов и моноголоидов традиционно выделяют две малые расы: уральскую и южносибирскую.

Уральская малая раса распространена в Приуралье, Зауралье и частично на севере Западной Сибири. Цвет кожи в основном светлый. Волосы темные и темно-русые, прямые и широковолнистые, иногда мягкие. Цвет глаз обычно темных и смешанных оттенков, но есть и светлые. Эпикантус встречается в 10–20 % случаев. Нос прямой или с вогнутой спинкой, кончик бывает приподнят, переносье средней высоты. Лицо небольшое, широкое, низкое и умеренно уплощенное. Губы средней толщины. Третичный волосяной покров ослаблен. Рост средний или ниже среднего. Уральская раса имеет некоторое сходство с лапоноидной, но крупнее и несколько более монголоидна. Некоторые специалисты, тем не менее, объединяют ее с лапоноидной в одну расу. Не исключено, однако, что лапоноидная возникла раньше в ином историческом контексте, чем уральская малая раса. Среди специалистов нет единства по поводу происхождения уральской малой расы. Одни считают, что она возникла в древности (мезолит – неолит) в результате контакта евразийских и монголоидных популяций. По мнению других, эта раса весьма монолитна и имеет самостоятельный морфотип.

В различных вариантах уральская раса встречается у манси, хантов, селькупов, некоторых поволжских народов, а также народов Алтае-Саянского нагорья.

Вот перед нами лицо молодого ханси (рис. 60). Если мы закроем правую сторону его лица и вглядимся в левую, то заметим ясно выраженную «моноголоидную эмоцию». Во взгляде можно прочесть и внимательность, и жесткость, и некоторый вызов. «Левое лицо» явно монголоидно.


Рис. 60

 

Закрыв левую сторону лица и внимательно вглядевшись в правую, мы видим некоторую насмешку и большую доброжелательность – признаки, больше характерные для евразийцев. Взгляд, однако, не монголоидный, а типично «ханты-мансийский», если так можно сказать. Такой взгляд довольно часто можно видеть у представителей уральской расы. Контур лица тоже какой-то «ханты-мансийский». Нельзя сказать, что он «переходный» между евразийцами и монголоидами. Вполне очевидно, что это устоявшийся морфотип. Смешение евразийцев и монголоидов если и имело место, то в глубокой древности. Субстрат уральской малой расы хорошо «перемешался».

Согласно основному мифу обско-уйгурских народов – ханты и манси, Земля появилась среди первичного океана из ила, который вынесла на поверхность трижды нырявшая на дно гагара. Гагару заставляет нырять прародитель всех богов Корс-Торум, а облик самой гагары принял злой дух Куль-отыр. После праведных дел прародитель богов заснул, а злой дух, приняв облик великана, стал таскать его, сонного, по земле, пытаясь убить и утопить. Так возникли на земле рытвины и горы, кочки и болота.

Инициатива сотворения людей принадлежит матери-земле. Прототипов людей изготовляли из сердцевины лиственницы. Первые люди получились мохнатыми и дикими. Они не удовлетворяли высокому требованию, предъявляемому к человеку, и были все уничтожены. Первыми существами, имеющими современный человеческий облик и разум, были богатыри-отыры, но Корс-Торум был разгневан их небывалой дерзостью. Он наслал на Землю сначала пожар, а потом потоп. Огненная масса вышла из-под земли и почти достигла небес. Повсюду разлились огненные реки. Корс-Торум искупался в огне и помолодел, после чего он стал отцом семи сыновей, зачатых от земных цариц. Эти сыновья явились родоначальниками родов ханты и манси.

Конец света ханты и манси представляют так: во время огненного потопа спасутся лишь те из людей, кто заранее изготовит плоты, состоящие из семи слоев древесины лиственницы. Шесть слоев сгорят. А седьмой останется. Плывущих на плотах без укрытия будут пожирать огромные комары. Поэтому нужно заранее позаботиться об отражении «атаки сверху» и заблаговременно изготовить на плотах прочный шалаш. Спасшиеся после невиданного катаклизма проживут еще столько же времени, сколько жили люди до предыдущего катаклизма и потопа. Затем люди превратятся в водяных жучков и бесславно окончат свой век в этом качестве. Это ознаменует собой конец мира.

Важное место в мифологии обских угров занимают представления о душе. Реинкарнирующая душа, дыхание – лили присуща человеку с самого рождения. После смерти душа переселяется в тело человека того же рода. Иными словами, реинкарнировать можно только в нарождающегося младенца собственного народа, откуда и происходил умерший человек. Душа способна отделяться от тела еще при жизни. Ис – «сонная душа» путешествует во время сна в виде глухарки. После смерти душа попадает в подземное царство злого духа Куль-отыра. Она живет там столько же, сколько прожил человек на свете. Затем она начинает уменьшаться и превращается в водяного жучка. После чего душа рождается вновь на земле.

Из демонических существ, противников людей, наиболее известны менквы – лесные людоеды. Они подлавливают людей, уносят в свои логова и там сжирают их. В лесу водятся также враждебные людям уччи (очи). Их облик ужасен – они обладают зооморфными чертами, изо рта торчат страшные клыки, но при этом передвигаются, как люди, на двух ногах.

Героические предания связаны с великанами-отырами. Они считаются первопредками и покровителями разных племенных союзов. Нередко они действуют вопреки воле небесного отца, за что бывают наказаны. Бог обрекает их на страдания и мучения, затем убивает их. Но отыры возрождаются вновь, так как являются бессмертными.

Как видим, мифология изобилует различными индоевропейскими мотивами. Не исключено, что мифы о реинкарнации души попали в мифологию обских угров благодаря давним контактам с древними евразийцами, предками индоевропейцев.


«Принцесса» Алтая поразила всех своей европейской внешностью

Южносибирская малая раса концентрируется в степях Казахстана, горных районах Тянь-Шаня и Алтае-Саянах. Цвет кожи у данного антропологического типа смуглый или светлый. Пигментация волос примерно такая же, как и у уральской малой расы, но несколько темнее. Волосы обычно прямые и жесткие. Нос прямой, иногда с выпуклой спинкой, более крупный, переносье средней высоты. Лицо обычно довольно высокое и широкое.

Рост средний. Если рассматривать в целом, то южносибирский антропологический тип более массивный, чем уральский.

Считается, что южносибирская раса имеет смешанное происхождение. Обычно антропологи подкрепляют этот тезис данными по древним эпохам. Начало смешения европеоидов и монголоидов в евразийских степях датируется серединой первого тысячелетия до новой эры. Начиная с этого времени можно провести непрерывную линию до современности существования южносибирского расового типа. Этот тип широко распространен среди казахов и киргизов.

Вот перед нами девочка из Казахстана (рис. 61). Если мы закроем правую часть ее лица и взглянем на левую часть лица, то заметим довольно явный евразийский налет. И это несмотря на в общем-то монголоидный разрез глаз. Особенно много евразийских черт угадывается в нижней части лица.


Рис. 61

 

Если смотреть отдельно на правую часть ее лица, то мы заметим более архаичные признаки. Здесь, несомненно, угадывается нечто базовое монголоидное. Очевидно, этот тип восходит к древнему типу монголоидов, обитавших на этой территории.

Весьма интересно в этой связи проследить этногенез казахов. Считается, что он проходил в условиях длительного взаимодействия различных кочевых племен. В онтогенезе важную роль сыграли прежде всего субстратные индо-иранские племена эпохи бронзы. В первом тысячелетии до новой эры территория современного Казахстана была зоной обитания ираноязычных сакских племен.

Весьма интересно, что не так давно на Алтае, на стыке четырех современных государств: России, Казахстана, Монголии и Китая, были найдены мумии саков, в том числе на плоскогорье Укок так называемая алтайская принцесса, похороненная в колоде из лиственницы, заполненной льдом. Благодаря этому сохранилось убранство погребения. Сама мумия «принцессы» имела парик, а кожа была покрыта татуировками. Захоронение относят к III–V веку до нашей эры. Антропологи восстановили облик «принцессы». Вот перед нами вполне евразийское лицо молодой женщины, принадлежавшей к среднему классу общества (рис. 62). Антропология лица недвусмысленно указывает на скифское происхождение. Несомненно и то, что нынешние жители горного района выглядят куда более монголоидными.


Рис. 62

 

Левая часть лица «принцессы», воспринимаемая отдельно, более европеоидная, чем правая. В правой части лица мне привиделась некоторая доля монголоидности и даже быть может негроидности, что выглядит на первый взгляд довольно-таки парадоксально. Однако если мы посмотрим на реконструированные М.М. Герасимовым лица людей андроновской и более ранней афанасьевской культур, чьи захоронения были найдены в курганах на территории Южной Сибири, Южного Урала и Алтая, то обнаружим среди них немало лиц со смешанными негроидными, монголоидными и европеоидными чертами.

Сегодня мумия «принцессы» Алтая хранится в Новосибирске. Там же находится и скульптурный портрет, восстановленный современными антропологами по методу Герасимова. В последнее время местное население Алтая требует похоронить «принцессу». Посыл у них такой: якобы после того, как ученые извлекли из-под земли «принцессу», на Алтае начались погодные катаклизмы, неурожаи и общее оскудение земли. Дело доходит до открытых протестов. Что это? Возрождение древних суеверий или местечковый национализм?

Быть может, такие требования базируются на мифологемах, которые уходят своими корнями в глубокое прошлое?

Еще в советское время, когда значительно охладились отношения СССР с Китаем, на экраны вышел любопытный художественный фильм. Очевидно, его сюжет был одобрен «сверху». В фильме рассказывалось, как в одной из древних крепостей во времена нашествия гуннов в первые века нашей эры укрылось некое европеоидное племя. Защитники крепости, понимая безнадежность своего положения, принимают непростое решение – воспользовавшись подземных ходом, вывести в безопасное место детей. Сами же они полны решимости погибнуть, дабы спасти детей и ценой своей жизни продолжить свой род. Надо отметить, что у среднеазиатских и южносибирских европеоидных племен, как и у прочих индоевропейцев, был в ходу культ предков. Эти люди верили в реинкарнацию, в то, что их души способны родиться вновь; главное для них было спасти свой род от полного уничтожения. И в самом деле, отвлекая бесчисленные орды врага, все защитники крепости погибли, но им удалось вывести за горный хребет своих детей, которые, став взрослыми, сохранили свой род, вступив в брачные отношения друг с другом.

Далее сюжет фильма плавно перемещается в наши дни. Некое племя (потомки спасенных детей), зажатое в горном урочище посреди чуждого окружения, живет до сих пор, сохраняя свою культурную самобытность. У представителей этого племени непростые отношения с местным монголоидным населением, но, верные заветам отцов, эти люди по-прежнему вступают в брак только с представителями своей небольшой народности, храня традиции предков. Эти люди верят, что благодаря этому души их прародителей вновь реинкарнируют и обретают новую жизнь.

Весьма любопытно, что все это происходит на фоне современной советской жизни. Молодой представитель этой малочисленной народности, получив образование, становится археологом. Под его руководством начинаются раскопки той самой древней крепости, где погибли его далекие предки. Местные потомки гуннов чинят всевозможные препятствия и всячески противятся раскопкам… Вот такой нетипичный сюжет для советского фильма, вышедшего тем не менее на широкие экраны лет 40 назад.

В связи с этим фильмом, сюжет которого был построен на реальных исторических событиях, любопытно взглянуть на проблему алтайской «принцессы». Местное монголоидное население требует похоронить «принцессу», а местные антропологи и этнографы, имеющие европеоидную внешность, противятся этому всеми силами. Быть может, за действиями ученых прослеживается не только чисто научный интерес, но и некая доставшаяся от предков мифологема о возрождении древнего евразийского рода, некогда обитавшего в этих местах? Так, один доктор наук, сотрудник музея в Новосибирске, проникновенно и трогательно рассказывает перед телекамерой о «принцессе» Алтая. Он говорит такие странные на первый взгляд слова, что «принцесса» обрела вторую жизнь в стенах музея, что ни он, ни его коллеги никогда не позволят вновь похоронить ее…

Прошлое народа, его настоящее и будущее причудливым образом сплелись здесь воедино.

Любопытно и то, что в северо-западной провинции Китая – Синьцзян-Уйгурском автономном районе, в котловине реки Тарим, обрамленной со всех сторон высокими горами, китайские археологи обнаружили так называемые таримские мумии, хорошо сохранившиеся в условиях засушливого климата. Эти мумии предположительно принадлежали тохарам или представителям племен афанасьевской культуры. По крайней мере краниометрические данные позволяют говорить о сходстве евразийских жителей таримской котловины с «афанасьевцами» и «андроновцами». Самые ранние мумии имеют датировку – XVII век до новой эры, самые поздние – II век нашей эры. Мумии принадлежат европеоидам, имеющим довольно высокий рост, рыжеватые и светло-русые волосы.

В китайских источниках первого тысячелетия до нашей эры говорится о том, что на северо-западе Китая обитают «белые люди с длинными волосами». Их называли «бай». Китайцы упоминают далее, что в III веке до нашей эры на севере Китая появились могущественные кочевые племена гуннов (хуннов). Впоследствии евразийские жители таримской котловины были полностью ассимилированы хуннами. Некоторые исследователи, впрочем, считают, что часть евразийских жителей таримской котловины перебрались на земли Юго-Западного Казахстана и Узбекистана, а затем на север Индии, где они создали Кушанскую империю.

Так или иначе, на территории современных Казахстана и Киргизии с первой половины первого тысячелетия нашей эры проходили сложные процессы тюркизации, связанные с миграцией хунну (гуннов) и других тюркоязычных племен на территорию Казахстана. В XIII веке последовало завоевание Казахстана монголами. После этого данная территория была включена в состав монголо-татарских государств (Кок-Орда, улус Сибана, Монголистан и др.). В ходе этого завоевания монголы полностью ассимилировались местным тюркским населением.

Традиционное занятие населения – это кочевое скотоводство (овцы, крупный рогатый скот, козы, помимо этого, коневодство и верблюдоводство), которое базировалось на круглогодичном пастбищном содержании скота. Радиус кочевок достигал 1200 км.

Распространившийся среди народов региона ислам постепенно вытеснил и разрушил прежние мифологические системы. Однако не были вытеснены исламом древние образы, связанные с иранской мифологией. Влияние этих образов продолжалось и после принятия ислама. У киргизов и казахов сохранились следы культа Умай – богини, олицетворяющей собой плотское земное начало. По-видимому, Умай считалась супругой Тенгри (Неба). Эта богиня упоминается в рунических текстах VII–VIII веков нашей эры. Некоторые исследователи считают, что образ Умай восходит к иранской мифологической птице Хумай, которая, бросая свою тень на человека, делает его счастливым. Умай считается покровительницей младенца, хранительницей домашнего очага. У шорцев и казахов Умай (Май) – дух-хранитель младенца. К ней во время родов обращаются повитухи, а знахарки – во время лечения детей. Киргизы до сих пор считают, что Умай дарует богатый урожай и умножает скот. В урожайные годы говорят: «Из груди матери Умай молоко течет». В турецкой мифологии Умай трансформировалась в Омаджи, которой пугают детей.

У казахов и киргизов до сих пор сохранились представления о магическом камне яда, а также вера в духов различных мест.

С мифологическим представлениями древних тюрок связаны культы волка и предков. Сохранился миф о происхождении племени тюрок (ашина). Согласно этому мифу, их предки жили на окраине большого болота, когда были истреблены соседними племенами. Удалось спастись лишь одному маленькому мальчику, которого выкормила волчица. Этот мальчик, став взрослым, женится на своей матери-волчице. Волчица, преследуемая врагами, бежит в горы Гаочана и, укрывшись в пещере, рожает десятерых сыновей, которые, став взрослыми, женятся на женщинах Гаочана и основывают свои роды. Имя одного из сыновей волчицы Ашана стало названием его рода. Впоследствии Ашана возглавляет свое племя, а его потомок Асянь-шад выводит племя из пещеры, и оно расселяется на Алтае, где племя стало именоваться тюрк. Похожа на этот миф и легенда о происхождении царского племени уйгуров – яглакар. Они называют в качестве своих прародителей волка и хуннскую царицу. Таким образом, в этих мифах мы видим некоторое метафорически реальное отражение исторических событий. Кроме прочего, в мифах о волке имеется заметное сходство с мифами народов индоевропейской группы, например, с италиками, русскими, а также с аланами (осетинами) Кавказа, которых гунны завоевали в IV веке н. э. Считается, что предками аланов были скифо-сарматские ираноговорящие племена. Весьма интересно и то, что Геродот в свое время писал о скифах, что они хотя бы на несколько дней в году превращаются в волка. Возможно, это свидетельство Геродота указывает на наличие у скифов культа волка.

Итак, мы рассмотрели с вами все более или менее крупные расовые типы или расы, которые обычно артикулируют антропологи. Происхождение многих из них остается тайной за семью печатями.

Очевидно, в заключение нужно сказать пару слов и о методе расовой физиогномики. По крайней мере этот метод давным-давно используется антропологами – когда отдельно рассматривают правую и левую части лица человека. Помимо прочего, этот метод позволяет установить индивидуальную расовую историю и родословную конкретного человека. Как правильно говорят: в современном человеке много кровей «намешано». При помощи данного метода можно по крайней мере установить, что там такое «намешано», а это всегда интересно. Этот метод может с успехом использоваться и для выяснения происхождения и развития крупных рас. Было бы желание… Кроме того, этот метод можно использовать для выяснения родословной того или иного народа. А это также весьма интересно.


«Белые» впервые появились на Кавказе, а может быть, на Балканах?

Очевидно, надо признать, что современные люди в антропологической классификации не столь однородная общность, как нам представлялось еще совсем недавно. По крайней мере значительным образом отличаются друг от друга представители трех или четырех так называемых больших рас: австралоидов, монголоидов, негроидов и европеоидов. Не исключено, что предки их имеют независимый источник происхождения. По крайней мере такой вывод можно сделать на основе данных об ископаемых находках представителей этих больших рас. Ископаемые останки представителей этих рас имеют разный возраст. Австралоиды имеют довольно архаичный антропологический комплекс признаков. Что до европеоидов, то, пожалуй, их можно назвать самой молодой расой, появившейся на границе плейстоцена и голоцена. Откуда появились европеоиды – это тайна, покрытая мраком.

В свое время был выделен так называемый кавкасионский антропологический тип (от Кавкасиони – грузинского названия Кавказа). Термин «кавкасионская раса» был введен в обиход немецким ученым Иоганном Фридрихом Блуменбахом. В прошлом этот термин использовался для обозначения древних европеоидов. По мысли Блуменбаха, европеоиды впервые появились на Кавказе.

Для кавкасионского антропологического типа характерны высокий рост, большие продольные и особенно поперечные размеры головы, колоссальная ширина лица, очень белая кожа, светлые волосы и глаза. Среди современных расовых групп речь идет прежде всего о карачаевцах, балкарцах, осетинах, жителях горных районов Грузии и Дагестана.

В самом конце XVIII века на Кавказе был найден необычный череп, который и подтолкнул немецкого ученого на выдвижение гипотезы, что Кавказ является прародиной белого человека. Однако похожий антропологический тип – динарский, обнаружен и на Балканах. Так, у современных черногорцев сходная антропология.

Вот перед нами современный черногорец (рис. 63). Лицо это удивительно напоминает лицо «Скандинавского воина» художника Константина Васильева. Хоть черногорцы и считаются славянами, но, вероятно, данный тип восходит к древнейшему европеоидному типу. (Антропологическая классификация часто не соответствует этнической, поэтому славянами могут быть разные расовые группы, порой далеко отстоящие друг от друга по степени родства.) Бросаются в глаза симметричность лица, широкие скулы, но «широкие» они иначе, чем у монголоидов. Они скорее выдвинуты вперед, чем в бок, это придает лицу черногорцев своеобразное неповторимое очертание. Нос с высоким и широким переносьем. Вероятно, и предки славян до монгольского нашествия могли выглядеть как черногорцы. По крайней мере богатыри-великаны из славянских легенд и былин по определению должны были выглядеть примерно так.


Рис. 63

 

Если мы закроем правую часть лица и сосредоточим свой взор на левой, то заметим, что линия скул и челюстей находится на прямой линии. Это придает лицу скульптурную монументальность. Глаз довольно большой, хорошо раскрытый. Какая-то непреклонность ощущается в этом лице, словно перед нами изображение одного из трех васнецовских богатырей.

В правой части лица, воспринимаемой отдельно, мы заметим некий романтизм образа, роднящий эту часть лица со «Скандинавским воином» Васильева. Однако наряду с этим есть какая-то детскость и наивность, быть может, даже парадоксально воспринимаемая незащищенность. Что-то трагическое в этом лице тоже ощущается. Правая часть лица связана с левым аналитическим мозгом. Очевидно, интеллектуальная составляющая евразийцев, делающих ставку на логику и аналитическое мышление, где-то дает сбой. Может, в этом можно угадать трагедию всей технократической цивилизации, привнесенной «белыми» на землю?

Очевидно, к динарскому ископаемому типу можно отнести и представителей древнейшей энеолитической культуры Триполья (название образовано по имени села Триполье, расположенного в 40 км от Киева). Эта археологическая культура 4–3 тысячелетия до новой эры располагалась на территориях современной Украины, к западу от Днепра, Молдавии и Восточной Румынии. Сохранились остатки домов, расписная керамика, предметы быта и культа. По всей видимости, создателями этой культуры были древние индоевропейцы.

Оба перечисленных типа: кавкасионский и динарский – входят в балкано-кавказскую малую расу. Представителей этой расы можно встретить сегодня на огромном пространстве от Пиренеев до Кавказа.

Если говорить в общем о популяции современных людей, то на основе краниометрических исследований Блуменбах выделил пять рас: кавказскую – белую расу, монголоидную – желтую расу, малайскую – коричневую расу, негроидную – черную расу и американоидную – красную расу. Во многом такая классификация используется и поныне.


Спасители послепотопной цивилизации «перемешались» со спасаемыми

Конечно, здраво рассуждая, белый человек мог впервые появиться где угодно: и в горной Эфиопии, и на территории современного Ирана (пещера Шанидар), а не только на Кавказе. В 3–2 тысячелетии до новой эры близкий по общей морфологии к исходному евразийский тип был распространен в степной зоне Евразии от Днепра до Алтае-Саян. В отечественной антропологии он получил название палеоевропейского. Сегодня часто фиксируются среди европеоидов антропологические типы, имеющие сходные признаки, но они не имеют непрерывного ареала и не составляют большинства какого-либо района. Наибольший процент данных вариантов встречается на Британских островах, в Скандинавии, Бельгии и Центральной Германии, в горных районах Европы и Северной Африке. Однако среди современных жителей в большей степени соответствуют древнему европейскому мезолитическому и верхнепалеолитическому населению Европы ирландцы. У них часто встречаются люди высокого роста, имеющие широкие плечи, с крупной грудной клеткой. У этих людей большая голова, надбровье заметно увеличено, лоб широкий и высокий, лицо широкое и несколько уплощенное, рот большой со средней толщиной губ, носогубные складки сильно выражены, вся нижняя челюсть широкая и высокая, с хорошо очерченным выступающим подбородком. Нос средней величины или крупный, с прямым или вогнутым профилем, с приподнятым кончиком. Волосы темно-русые и волнистые, часто рыжие. Глаза светлых оттенков, часто голубые. Цвет кожи очень белый; имеется тенденция к образованию веснушек. Несмотря на то что в горных районах Черногории и Кавказа имеется весьма близкий к ирландцам морфологический тип, но кожа у них обычно более темная, а нос имеет более выпуклую спинку. Многие специалисты считают, что в горных убежищах сохранился древний евразийский тип, но все же надо признать – современные ирландцы, очевидно, ближе к исходному типу европеоидов.

Вот перед нами ирландец, возможно, потомок кельтов или бриттов, которых вторгшиеся на Британские о-ва в середине первого тысячелетия нашей эры немецкие племена англосаксов оттеснили в горные районы. У этого ирландца рыжие волосы, очень белая кожа и голубые глаза (рис. 64). Если мы закроем правую часть его лица и сосредоточим свой взор на восприятии левой, то увидим очень даже необычное лицо. По всей видимости, эта половинка лица в большей степени соответствует древнему типу европеоидов. В современном мире совсем немного сохранилось таких эпических типажей. Глаз глубоко сидит и ясно смотрит из-под нависающего прямого козырька бровей.


Рис. 64

 

В правой части лица, воспринимаемой отдельно, мы видим некоторую гордость, превосходство и даже надменность. Это читается в конфигурации губ, подбородка и щеки. Сама щека несколько по-детски повисла над подбородком. Лоб тоже какой-то детский. В ирландцах и в самом деле есть некоторая наивность. Здесь глаз выглядит более «обиженно»; очевидно, «не все коту масленица», и жизнь преподносит сюрпризы даже баловням судьбы, которые сохранили древний облик своих предков.

Таким образом, древний типаж евразийцев представлен и в современной популяции. Но вот откуда он появился – это по-прежнему остается загадкой из загадок. Может быть, он в самом деле упал с неба? Однако есть и иное, более прозаическое объяснение: не исключено, что этот древний типаж возник благодаря смешению с кроманьонцами Европы. Впрочем, все же его нельзя отожествить с кроманьонцами. Речь идет о незначительной примеси.

Не меньшей загадкой является и происхождение задолго до первых европеоидов и самих кроманьонцев, а также австралоидов, монголоидов и негроидов. Быть может, правы и мифы, в которых белый человек выступает как потомок богов – цивилизационный герой, призванный возродить человеческую цивилизацию на земле после потопа? Популяции допотопных жителей, выжившие в результате катаклизма, влачили жалкое существование и были на грани деградации, вот тут, в этот критический момент, и появляются европеоиды. Основываясь на мифах, можно предположить, что боги не желали допустить сползания людей в пропасть деградации и послали на землю белых спасителей, которые прибыли на планету из поднебесья во всеоружии знаний. В результате человечество осуществило культурный скачок, а появившиеся европеоиды вступили в брачные отношения с аборигенами Земли и тем самым многократно увеличили численность человечества. Напомним, что сегодня на планете проживает 2/3 европеоидного населения от общего числа людей. Конечно, назвать всех современных евразийцев «чистыми» европеоидами нельзя ни в коем случае. Они являются метисами. Зато задача увеличения значительно сократившегося после потопа населения земли евразийцами была выполнена блестяще.

Развитие кельтской мифологии происходило в условиях расселения кельтских племен во второй половине первого тысячелетия до н. э. на европейском континенте – к северу от Альп и на Британских о-вах. Кельты – индоевропейцы, от них остались статуи божеств, рельефы, остатки культовых сооружений. Античные авторы свидетельствуют, что у кельтов была распространена вера в переселение душ и жизнь после смерти.

Из текстов римского поэта I в. Лукиана следует, что кельты доримской Британии приносили человеческие жертвы. Жертвы, предназначенные богу лесов Изусу, подвешивались на дереве, жертвы, приносимые богу грома Таранису, сжигались, а жертвы богу вод Тевтату топились. Жуткая история. Однако такие ритуалы совпадают с распространенной у всех индоевропейцев концепцией тройственной смерти. Часть богов сопоставимы с греческими богами. Так, Мак Ок ассоциировался с Аполлоном, а также с галльским Беленосом. Граннос являлся божеством солнца. Часть божеств известна только по иконографии, например, изображения трехликого и трехголового божества. Поневоле вспоминаются многоголовые божества славян, а также сохранившиеся их поздние сказочные ремейки в виде трехголового Змея Горыныча, пышущего пламенем.

Историк А. Горбовский указывает, что сохранились развалины кельтских крепостей, которые уничтожены неизвестным оружием. Камни кладки оплавлены аналогичным образом как город дравидов в долине Инда Мохенджо-Даро. Кроме прочего, в кельтских сагах можно встретить упоминание о летательных аппаратах, судя по всему, аналогичных агнихотрам и виманам из «Махабхараты». Их полет сопровождается вспышками пламени.

С мировым древом у кельтов связан мотив источника вечной мудрости. По кельтскому преданию, над источником, текущим с того света, стояло дерево орешника, которое роняло в воду «орехи мудрости». На человека, отведавшего их, снисходило божественное знание. Среди океана традиционно помещался потусторонний мир; на западе располагались «острова блаженных». Как следует из ирландской саги «Плавание Брана», на этих западных землях располагалась «Великая земля жизни», в которой царят изобилие и вечная молодость. Не исключено, что кельты задолго до викингов осуществляли плавания к берегам Северной Америки.

У кельтов был распространен культ кабана, принимающего человеческое обличье. В римское время кабан был связан с Меркурием. Аналогичный культ вепря был, по всей видимости, и у балтийских славян, и у аланов. Не исключено, что черт, имеющий морфологию «вепря», мигрировал в более позднюю мифологию как уже отрицательный персонаж. Миф о происхождении людей гласил, что люди происходят от божества иного загробного мира. Племена богини Даны, пришедшие из северных островов, принесли с собой четыре магических талисмана мудрости друидов: камень Фал, который испускал крик под ногами истинного короля, победоносное копье Луга, неотразимый меч Нуаду и неистощимый котел Дагда. В этой связи вспоминаются русские сказки о мече-кладенце, скатерти-самобранке; легенды о кричащих камнях, спрятанных в лесной глуши, до сих пор можно услышать в северных русских деревнях… Параллелей много.


Саамовское смешение скандинавов

Рассмотрим в качестве примера родословные некоторых народов, населявших и населяющих сегодня наш небольшой шарик под названием Земля. Понятное дело, что родословную всех народов, населяющих Землю, мы чисто физически не сможем рассмотреть – им нет числа. Поэтому речь пойдет лишь об «избранных» народах, до которых могут «дотянуться руки».

Весьма интересная родословная у скандинавских народов, о которых уже говорилось. Как предполагают историки, предки норвежцев – индоевропейские (германские) племена скотоводов и земледельцев пришли в Норвегию в конце 3 тысячелетия до новой эры. Шведы также в своей основе происходят от пришлых древнегерманских племен. По крайней мере само название «свеи» восходит к древнегерманскому этнониму. Как считал Страбон – греческий историк и географ, живший на рубеже старой и новой эры, германские племена мало чем отличались от кельтов. Они казались римлянам дикими и рослыми и имели волосы светлых оттенков. В отличие от кельтов они не строили мощных крепостей и вели кочевой образ жизни. Эти скупые довольно-таки сведения о древних германцах подкрепляются сведениями об указе римского императора Калигулы. Когда Калигула пожелал устроить инсценированное представление перед горожанами своего «победоносного» похода в Германию, за Рейн, он, не имея германских пленных, повелел отобрать высоких галлов и покрасить им волосы в рыжий цвет. Они изображали германцев. Древнеримский автор II века н. э. Дион Кассий выразился еще более четко о происхождении германцев: «некоторые из кельтов, которых мы зовем германцами». По всей видимости, кельты отличались от германцев только географически.


Рис. 65

 

Вот перед нами современный швед – житель Скандинавии, области, не столь уж далеко удаленной от Ирландии, населенной потомками кельтов и сохранивших в своем облике черты древнего палеоевропейского типа (рис. 65). Что мы здесь видим? По крайней мере антропология лица этого молодого шведа все же значительно отличается от антропологии лица ирландца (рис. 64). Это лицо имеет более широкие монголоидные скулы. В газах «читается» примесь аборигенного лаплоидного населения Скандинавии. Нос менее выдается вперед, нежели это отмечается у чистокровных представителей атланто-балтийской расы. Конфигурация носа с как бы раздвинутым переносьем также напоминает саамов. Здесь также наблюдается небольшой альвеолярный прогнатизм. Нижняя челюсть менее массивна, подбородок менее выражен и меньше выдается вперед. Углы нижней челюсти как бы загнуты назад и менее выдаются в стороны. С другой стороны, надбровье нависает невысоким козырьком над глазами, совершенно так же, как это имеет место у ирландцев, сохранивших облик предков. Но зато надбровные дуги совсем не выражены, а лоб вряд ли можно назвать высоким и широким.

Если мы закроем правую часть лица и сосредоточим свой взор на левой части, то заметим довольно-таки типичное саамовское лицо. О чем это говорит? О смешении, конечно. Древнегерманские племена, вторгшиеся на территорию исконного проживания саамов, представителей лаплоидной расы, сильно перемешались с автохтонным населением. Ныне саамы, как известно, компактно проживают на территориях Скандинавии, Финляндии и Карелии. Да и сами саамы, по некоторым данным, представляют собой результат более раннего смешения евразийцев и монголоидов.

Современные шведы родственны датчанам, исландцам, норвежцам, фарерцам.

Однако левый глаз этого юного шведа глядит очень напряженно и внимательно, совсем не по-саамовски – миролюбиво и спокойно, а по-европейски, можно даже сказать, воинственно – по-кельтски. И это притом, что вся левая часть лица воспринимается с довольно-таки большой примесью лаплоидной доли. Эта часть лица связана с эмоциональным мозгом, унаследованным молодым человеком в большей степени от саамовских прародителей. Из этой саамовской «природной идиллии» выбивается лишь европейский глаз.

Если мы закроем левую часть лица и сосредоточим свой взор на правой, то заметим, что эта часть лица более евразийская. Тут и типично европейская ухмылка, и «внутренняя» ирония, типичная для молодых евразийцев. Однако правый глаз по своей форме несравненно более монголоидный, саамовский. Эта часть лица связана с аналитическим мозгом, унаследованным молодым человеком от своих палеоевропейских предков. Парадоксальным образом правый глаз диссонирует со всей правой частью лица и является носителем саамовской «природной идиллии», с ее обязательным культом предков и верой в народную мифологему. Причем, очевидно, эта вера утвердилась на подкорке молодого человека, так сказать, в его подсознании и вряд ли проникла в рассудочное сознание.

Связь с саамами имеет обширные мифологические параллели. Многие скандинавские ученые, в особенности А. Ольрик, находят отражение скандинавской религии эпохи бронзы в верованиях скандинавских саамов, описанных еще в XVII веке. «Громовой старик» саамов соответствует Тору-человеку, которому приносят в жертву миниатюрные молоты. «Небесный человек» саамов соответствует богу солнца и плодородия с подчеркнуто гипертрофированными половыми органами Фрейру. «Ветряной старик» саамов соответствует Ньерду. Ему подносят миниатюрные челны, имея в виду его функцию бога морской стихии. Бог мертвых у саамов сопоставляется исследователем с Одином… Водан как главный носитель магической силы покровительствует вандалам.

С другой стороны, четко прослеживаются индоевропейские мотивы в скандинавской мифологии. Так, в Скандинавии – Южной Швеции и Юго-Восточной Норвегии сохранились наскальные изображения эпохи бронзы (вторая половина второго тысячелетия до н. э.). Они отражают культовые сцены и символы. Здесь можно увидеть корабли, повозки, распахивание земли. Культовый танец плодородия и священный брак, солярные символы в виде колеса, топоры, люди и животные, которые ассоциируются с культами плодородия и культом мертвых. Изображена фигура человека с топором, который может быть соотнесен с Тором. Аграрная тема пахарей может быть соотнесена с ванами. Известно также, что у западных германцев существовал культ земнородного бога Туисто, само имя которого означает «двуполое существо». Обычно специалисты сближают его со скандинавским великаном Имиром, который был принесен в жертву богами и из тела которого был создан мир, а также с культом близнецов. От трения ног Имира рождаются другие великаны.

От Туисто происходит первый человек Манн, а Манн в свою очередь является родоначальником трех племенных и культовых групп германцев: истевонов, герминонов, ингевонов.

Основу космогонии составляет мировое древо – ясень Иггдрасиль, которое связывает землю, где живут люди (Мидгард), и небо, где живут боги (Асгард), с подземным миром – царством мертвых – хель. Согласно древнему скандинавскому мифу, Тор вылавливает из первозданных вод «змея Мидгарда» и устанавливает на нем прекрасный Мидгард. Затем три бога во главе с Одином оживляют небесные прообразы людей Аск и Эмбля (ясень и иву), которые они нашли бездыханными и «лишенными судьбы» на берегу океана. «Доделав» людей, вдохнув в их тела жизнь и наделив их судьбой, боги поселяют первых людей в Мидгарде, который специально для них и создан. Таким образом, у людей появляются богини судьбы норны, которые поселятся у корней мирового древа, как раз там, где находится дорога в царство мертвых. За «золотым веком», когда боги и люди наслаждались покоем и бессмертием, следует раскол в стане богов – на асов и ваннов и первая война, которая за этим последовала. Существует древний миф о возникновении смерти от первого копья и первом ритуальном жертвоприношении юного бога Бальдра. Это является прологом к обратному превращению хорошо устроенного богами космоса в хаос. Завершается цикл жизни и мировое древо содрогается, когда на свободу вырываются хтонические чудовища. В этот момент приплывает корабль мертвецов. В последней битве с чудовищами участвуют объединившиеся боги асы и ванны и также павшие воины. Боги и чудовища убивают друг друга. Огненный великан Сурт поджигает мир, и он гибнет в огне и следующем вслед за этим наводнении. Однако мир должен будет вновь возродиться, когда начнется новый цикл жизни.


Этруски хорошо «перемешались» с армянами или евреями?

Весьма интересным и во многом загадочным народом являются этруски. Тайна происхождения этрусской цивилизации, расположившейся на Апеннинском полуострове, до сих пор будоражит умы ученых. Положил начало этим долгим дебатам о происхождении этрусков, по всей видимости, Геродот, живший в X веке до н. э. Греческий ученый указывал на Анатолию, которая сегодня входит в состав Турции, как на возможную прародину этрусков. Геродот живописует о голоде, который длился восемнадцать лет у соседей греков лидийцев, населявших Анатолию. Лидийцы заполняли голодные дни игрой в кости, танцами, состязаниями и прочим – лишь бы отвлечься. Однако в конце концов царь принял мудрое решение – он решил избавиться от половины едоков. По повелению царя жрец разделил лидийцев на две группы и кинул жребий. Одна группа по жребию судьбы, возглавляемая царским сыном Тирреном, села на челны и отправилась искать лучшую долю. По воле изменчивой фортуны корабли пристали к незнакомой земле Умбрии на севере Италии. Лидийцы вышли на берег и построили крепость. Они стали именоваться тирренами по имени своего предводителя. Вся эта история, рассказанная Геродотом, удивительным образом напоминает русские сказки о сыне царя, которого царь повелел посадить в бочку со своей матерью, засмолить и кинул в море, вверив воле волн. Волны вынесли бочку на берег, на котором сын царя воздвиг чудесный град. Этот сюжет использовал Пушкин в своей сказке о царе Салтане.

Однако эту «переселенческую» версию можно при желании опровергнуть. Этрусский язык не принадлежит к группе индоевропейский языков в отличие от греческого, кельтского, галльского и латинского. Лидийский же язык в отличие от этрусского принадлежал к хетто-луийской группе индоевропейских языков. Явная уникальность этрусского языка еще более сгустила атмосферу таинственности вокруг происхождения этрусков.

Иную точку зрения на происхождение этрусков высказал Дионисий Галикарнасский, писавший историю римлян. Он считает римлян мигрантами, имеющими греческое происхождение. Что до соседей римлян – этрусков, ученый является приверженцем той точки зрения, что этруски ниоткуда не мигрировали, а были исконными обитателями Апеннинского полуострова. Их «аборигенная» самобытность проявилась в языке и обычаях.

И в самом деле, в центре древней Этрурии археологи раскопали остатки еще более древней культуры Вилланова. Эти люди, получившие прозвище «ранние этруски», селились в овальных и прямоугольных хижинах, построенных из глины, камыша и дерева. Они были искусными кузнецами и гончарами. Они хоронили пепел умерших в керамических урнах, которым часто придавали форму миниатюрных хижин. Хотя им было известно железо, они изготовляли оружие и инструменты из бронзы. Этот спокойный сельский мир на лоне природы перетерпел резкие изменения в 8 веке до новой эры в результате так называемой экономической революции. Не исключено, что именно в это время на землю Этрурии прибывают финикийцы, которые как раз в конце IX века до н. э. основывают свои колонии на острове Сардиния, в северной Африке, на побережье Туниса и знаменитый Карфаген. Влияние пришлых финикийцев и обеспечило взлет и «новое дыхание» этрусской цивилизации.

Вот перед нами статуя богини Уни из обожженной глины, датируемая VI–V веком до новой эры (рис. 66). У богини вытянутое лицо, очень длинный прямой нос и «восточные» крупные глаза. Несомненно, перед нами лицо евразийской дамы, быть может, даже относящееся к динарскому типу. Об этом говорят скулы, слегка выдвинутые вперед. Однако подбородок явно «по-восточному» уменьшенный, и нижняя челюсть не так массивна, как у динарцев.


Рис. 66

 

Если мы прикроем правую часть лица и сосредоточим свой взор на левой, то заметим в этой половинке лица нечто типично этруское. Быть может, только глаз неимоверно большой. Он указывает на «восточную» примесь. Не исключено, что перед нами в облике богини Уни предстала некая древняя финикийка, а может быть, даже еврейка. Волосы слегка кучерявые, что типично для жителей Восточного Средиземноморья.

Не исключено, что перед нами также слегка стилизованное изображение женского армяноидного типа. Это впечатление только усилится, если мы закроем левую часть лица и сосредоточимся на восприятии правой. Здесь щека как бы слегка нависла, образовав характерную для армянских женщин складку. Лицо очень высокое, что не совсем типично для современных армян. Нос также умопомрачительной длины и совершенно прямой. В целом получился образ весьма притягательный. Возможно, что этот образ синтезирован из разных типов.


Рис. 67

 

Однако у этрусков мы встречаем обычно совсем иные стилизованные изображения лиц. Вот перед нами изображение бога Аплу, соотносимого с греческим Аполлоном (рис. 67). Лицо высокое, несомненно, европеоидное, что указывает на принадлежность к древнему типу евразийцев. Подбородок здесь довольно мощный. Это, кстати, отличительная черта многих стилизованных мужских изображений у этрусков, что может указывать на динарский тип как предковый. Внешние углы глаз приподняты, что придает лицам некоторую монголодность в общем-то при видимом отсутствии явной монголоидности. Сами глаза по-восточному большие. Ритуализированная улыбка освещает все лицо. Лоб высокий и широкий.

Если мы прикроем правую часть лица, то заметим на левой опять-таки едва заметный «восточный налет». Глаз смотрит как бы изнутри – доброжелательно, игриво. Как тут не вспомнить, что греки считали этрусков чересчур легкомысленными.

Если мы прикроем левую часть лица, то заметим нечто еврейское в выражении лица; и это притом, что видимая таковая морфология отсутствует. Может быть, этруски и в самом деле прибыли в Италию из благодатных областей Восточного Средиземноморья? На 1200 год до нашей эры приходится пик миграций населения. В этот период рушится царство хеттов в Анатолии. На этот период приходится гибель микенской цивилизации в Греции. Даже Египту в этот момент грозила серьезная опасность со стороны «народов моря». Не исключено, что в этот роковой период «аборигены» Восточного Средиземноморья, дабы избежать гибели, отправились на поиск новых земель.


Рис. 68

 

Вот перед нами еще одно стилизованное изображение лица (рис. 68). Здесь мы в принципе видим те же самые комбинированные черты – большой, прямо-таки огромный «скандинавский» подбородок, завитые негроидные, кучерявые волосы, узкие монголоидные глаза, большую «оттопыренную» африканскую нижнюю губу, прямой длинный европейский нос, оттопыренные уши и выступающие несколько вперед широкие скулы, кои можно встретить у некоторых представителей балкано-кавказской расы. Странный антропологический тип, который в целом оставляет ощущение палеоевропейского. Такое впечатление, что создатели образа вознамерились «впихнуть» в одно лицо множество признаков, относящихся к разным расам. По крайней мере из этого изображения ясно одно: этрусские художники были хорошо знакомы и с негроидным, и с монголоидным, и с палеоевропейским типом лица. Причудливо сочетая эти признаки, они утверждали некий новый идеал красоты.

Однако возникает вопрос: быть может, этруски и в самом деле были смешанным в расовом отношении типом? Последнее стилизованное лицо напоминает чем-то армяноидный тип и даже, быть может, некоторые грузинские лица; особенно если рассматривать нижнюю часть лица. Кто знает, может быть, предки этрусков, вытесняемые захватчиками, прибыли в 1200 году до новой эры откуда-то с Армянского нагорья, с Кавказа. Они проплыли по Черному морю, прошли через Босфор, а затем высадились в Италии, а затем в течение веков перемешались с местным аборигенным населением?

Судя по находкам ископаемых черепов, у некоторых этрусков и в самом деле были весьма приметные лица с ясно выраженным мощным подбородком.

Историки говорят о том, что этрусская мифология изобилует восточными чертами. В ней были распространены представления о сакральном характере царской власти, религиозные атрибуты – двойной топор, трон царя, сложная космогония близка космогонии Египта, Вавилонии, царств Малой Азии. В ходе соприкосновения этрусков с греческими колонистами в Италии происходило отожествление этрусских богов с олимпийскими богами. Так, Вселенная представлялась этрускам в виде трехступенчатого храма. Верхняя его часть соответствовала Небу, средняя – это земля, населенная людьми, а нижняя – это подземное царство мертвых. По расположению светил в верхней части вселенского храма этрусские жрецы предсказывали судьбы людей и всего народа.

Умудренные этрусские жрецы по необычному роению муравьев предсказали, что Этрурия будет поглощена Римом. Что и случилось вскорости.


Человек из «страны урарту» преподносит сюрпризы

Весьма интересна история возникновения армянского народа. На основании ассирийских источников можно говорить о постепенном процессе образования на Армянском нагорье государства Урарту. Вначале в документах упоминается «страна Урарту», понимаемая ассирийцами как союз племен, противостоящих их непрерывным военным набегам. Многие историки считают, что в этногенезе армянского народа урумейцы, мушки, хуррито-урартские племена, вторгшиеся в 12 веке до новой эры в пределы ассирийской провинции Шуприа.

Мотив ожесточенной борьбы между урумейцами и ассирийцами лег в основу многих древнеармянских мифов. Сама армянская мифология значительно перекликается с иранской культурой. Многие божества армянского пантеона имеют сходство с иранскими, такие, например, как Арамазд, Анахит, Вахагн. Кроме того, в армянской мифологии много семитских мифологем; в ней присутствуют также семитские божества: Астхик, Баршамин, Нонэ. В эллинистическую эпоху армянские божества отожествлялись с античными богами: Арамазд – с Зевсом, анахит – с Артемидой, Вахагн – с Гераклом, Астхик – с Афродитой, Нанэ – с Афиной, Михр – с Гефестом, Тир – с Аполлоном или Гермесом.

В древнеармянских мифах прослеживаются элементы тотемизма. Многие животные первоначально имели антропоморфный облик. Согласно древним представлениям, два аиста символизируют солнце. Аисты – это земледельцы, живущие в своих странах. Когда наступает время перелета, они надевают перья и отправляются в Армению. Перед отлетом аисты убивают одного из своих птенцов и приносят его в жертву богу солнца. Многие мифы посвящены змеям, культ которых издавна был распространен среди народа. Особенно почитался уж – лорту, которого считали другом армян и даже называли «армянином». Считалось, что священные змеи живут в подземных пещерах в богатых дворцах, у царей змей на голове драгоценный камень или золотые рога. У каждого из царей войско, которое послушно воле царя, выходит на поверхность и поражает неприятеля.

Горы в мифах также персонифицированы. Некогда они были людьми исполинского размера. Огонь и вода также персонифицированы – они брат и сестра. Некогда они поссорились, и теперь между ними вечная вражда. Эти мотивы напоминают индоарийские мифы о борьбе огня и воды.

Согласно одному мифу, огонь был создан сатаной, который ударил волшебным жезлом по кремнию. Этот огонь стали использовать люди для приготовления пищи. В ответ на это разгневанный бог создал молнию и стал поражать ею нечестивцев. В память об этом событии в феврале в праздник терендез возжигались ритуальные костры.

В армянской мифологии также распространены астральные сюжеты. Официальная религия армян включала в древности культ солнца и луны. Их статуи находились в храме в Армавире. Секты солнцепоклонников встречались в Армении еще в XII веке. Согласно народным поверьям, каждый человек имеет на небе свою звезду, которая меркнет, когда с ним случается несчастье. Аналогичные представления были в свое время распространены и в русском народе, достаточно вспомнить строки из всем известного романса: «Умру ли я, ты над могилой гори, сияй, моя звезда». Показывать пальцем на звезды нельзя было, иначе можно повредить живущим людям. Небо представляет собой дивный город с медными воротами и каменными стенами, в котором живут небожители. У входа в рай течет огненная река, согласно древним представлениям, когда наступит конец света и мертвецы восстанут из своих могил, то все они пойдут по узкому мосту над огненной рекой в рай. Праведники войдут в царствие небесное, а грешники упадут, и их поглотит огненная стихия. Эти мотивы близки к иранской мифологии, когда праведники войдут в конце времен в царство божие по мосту чинват, а грешники не смогут этого сделать.

В армянской мифологии присутствуют мифы о героях-богоборцах, прикованных богами к скалам, о близнецах и культурных героях. Историки считают, что два мифических предка армян Хайк и Арам были этническими божествами двух мощных племенных союзов – хайасов и арменов. С созданием первых армянских государств на основе древних культов формируются новый культ. Происходит это под влиянием семитских и иранских пантеонов богов. Во главе нового культа находится отец всех богов Арамазд. В эпосе «Випасанк» действуют демоны: вишапы, дэвы и каджи. В заговорах и заклинаниях участвуют чарки и другие злые духи. До нашего времени дошли древнейшие каменные изваяния, установленные у источников и рукотворных водоемов, изображавшие огромных рыб, их называют вишапами. Очевидно, в былые времена эти изваяния имели охранительную функцию. Дэвы – в иранской мифологии являются противниками богов – ахуров. В индийской мифологии все наоборот – девы – боги, и им противостоят «неразумные» асуры. Считается, что этот раскол некогда единого арийского пантеона свидетельствует о расколе и вражде индоарийских и иранских племен в начале 2 тысячелетия до новой эры.

Так или иначе, этот раскол отразился и на армянской мифологии, подпавшей под власть иранской мифологии.

В область «юрисдикции» древнего государства Урарту попало и древнее Ванское царство, населенное племенами хурритов. Согласно документам, хурриты не всегда подчинялись «указаниям сверху» и позволяли себе всякие вольности. Хурриты обитали близ озера Севан. В этом районе издавна известны богатые могильники. В свое время антрополог М.М. Герасимов съездил в Ереван и познакомился с материалами раскопок одного из могильников, расположенного в местечке Головино у озера Севан. Ему удалось составить реконструкцию лица древнего жителя этих мест по сохранившемуся черепу. Вот перед нами рисунок, сделанный со скульптурной реконструкции Герасимова (рис. 69). Как пишет Герасимов в своей книге «Восстановление лица по черепу», среди современных армян очень часты такие же формы носа, рта, подбородка, что наблюдаются у этого древнего человека. Возраст ископаемого черепа определяется IX–VIII веком до н. э. Герасимов отмечает, что «форма скуластости «человека из Головина» не имеет ничего общего с монголоидной плосколицостью и кроманьонской шириной лица… Отмеченная форма высокой скуластости является одним из характерных признаков современного армянского типа. Но в отличие от современного армянского типа, все эти физиономические особенности связаны с резкой долихокранностью (длинноголовостью), между тем как современные армяне – ярко выраженные брахицевалы (короткоголовые); среди древних хеттских изображений можно найти лица, близкие к восстановленному образу древнего урартийца».

 

Рис. 69

 

И в самом деле, на портрете Герасимова мы видим вытянутое лицо с высокими скулами, массивным подбородком и узким длинным черепом. Надбровные дуги выдаются вперед. Здесь мы видим черты древнего палеоевропейского типа. Весьма примечательно, что Герасимов особенно подчеркивает, что «высокая скуластость» этого типа не имеет ничего общего ни с монголоидной скуластостью, ни с кроманьонской. Это лишний раз указывает на отличие древних евразийцев от кроманьонцев и монголоидов и ставит вопрос об их происхождении.

У многих современных армян, а также грузин прямой затылок и выраженная короткоголовость (рис. 70). В чем-то этот тип соответствует динарскому, а также типу, который встречается сегодня у черногорцев. В целом Герасимов настаивает, что и древний, и современный армянские типы очень похожи. В этом с ним можно согласиться.

 

Рис. 70


Кто послал стрелу в скифского воина?

Весьма интересен антропологический тип скифов – ираноязычного народа, населявшего в 1 тысячелетии до новой эры степи Северного Причерноморья.

По представлению греков, под скифами, или, как они сами себя называли, «сколотами», обычно понимают многочисленное объединение разных племен населения русских степей. Эти племена – кочевники, скотоводы и земледельцы были объединены общностью культуры. Объединили эти племена воинственные пришельцы, носители иранства, которых называли «скифы царские».

Ранние скифы имели литые бронзовые шлемы, позже шлемы делались из железа. То же самое можно сказать о чешуйчатом панцире, прикрывавшем тело всадника, – сначала чешуйки были бронзовые, а затем железные. У скифов были короткие мечи – акинаки, легкие метательные дротики и тяжелые с длинными наконечниками копья. Голень скифского всадника была прикрыта бронзовой крагой – кнемидой. Воин имел маленький деревянный щит, обитый кожей.

Скифский лук был малых размеров, но обладал большой силой боя. Короткие стрелы были оперены и снабжены двух-трехлопастными бронзовыми наконечниками. Лук и стрелы носили в особом плоском футляре – горите, который обычно был отделан богатыми украшениями. Горит имел два отделения: в одном хранился лук, в другом – стрелы, число которых достигало до ста.

Голова коня была защищена уздой с дополнительными бляхами, которые выполняли роль декоративных украшений и предохраняли голову коня от ранений. Имелись налобник, наносник, нащечники. Грудь коня была украшена и защищена массивными круглыми бляхами – фаларами. Скифы не знали ни стремян, ни седла.

Великолепные стрелки и всадники скифы наводили ужас на врагов своим внезапным и стремительным появлением.

Скифское искусство по-варварски пышно. Накладные и массивные бляхи из серебра и золота украшали конскую сбрую, гориты, ножны и рукоятки акинака.

Отличительной чертой скифского искусства был так называемый звериный стиль, изображавший, как правило, борьбу зверей. Здесь были олени и барсы, грифоны и лани, пантеры и орлы. Это скифское искусство широко распространилось по Евразии и нашло преемников и подражателей в более позднее время в Приуралье, на Алтае, в Сибири, Монголии и даже Ордосе.

Среди скифов преобладают долихокранные (длинноголовые) европейцы. Вот на одной золотой пластине мы видим выгравированный скифский тип лица (рис. 71). Лицо вытянутое, с широкими скулами. Нос прямой, узкий, довольно длинный. Волосы волнистые. Если мы закроем правую часть лица, то увидим на левой тип скандинава, так сказать, «истинного арийца». Что и говорить, есть в этой половинке лица нечто «баварское». Само лицо расположено фронтально, что усиливает впечатление.


Рис. 71

 

Правая часть лица, воспринимаемая отдельно, несмотря на «скандинавский налет», воспринимается как более «иранская». Здесь мы видим нечто неуловимо армяноидное, быть может, даже и семитское. Скулы, по всей видимости, у скифов были высокие, что напоминает отчасти динарский и кавказский типы лица.

В свое время М.М. Герасимов восстановил лицо скифа по черепу, найденному в кургане близ села Сумского в Причерноморской степи (рис. 72). Датируют это захоронение V–IV веком до нашей эры. Череп был сильно удлинен. При заметной крутизне лба надбровные дуги хорошо развиты. Надпереносье высокое; неширокая спинка носа притуплена. Передний раздел скуловых костей очень мощный, широкий и несколько уплощенный. Резкий рельеф надбровий создает впечатление еще более развитого надпереносья. Прикус был таким, что резцы верхней челюсти заходили на резцы нижней и смыкались тесными, заходящими друг на друга рядами – резкая форма псалидонтии. Подбородок сильный и раздвоенный.


Рис. 72

 

Нижняя челюсть имеет отчетливые следы ранения скорее всего стрелой. Стрела попала в нижнюю челюсть с правой стороны и выбила большой кусок кости – 33 мм с двумя коренными зубами. Затем стрела прошла через полость рта и выбила два последних коренных зуба левой челюсти. В результате ранения произошла деформация всей нижней челюсти. Герасимов предполагает по характеру ранения, что стрелявший был пеший, а раненый был на коне. Именно с особенностями ранения связана заметная асимметрия лица. Герасимов считает, что этот портрет в целом типичен для причерноморских скифов.

Что касается скифской мифологии, то она обнаруживает большое сходство с древнеиранской мифологией. Как считают специалисты, основные сюжеты восходят ко времени индоиранского единства. Скифо-сарматская мифология сложилась в первом веке первого тысячелетия до нашей эры благодаря слиянию иранцев, пришедших с востока, и местного населения – киммерийцев, которые также были ираноязычны. Как полагают, «звериный стиль» в искусстве возник вследствие наделения богов зооморфными чертами.

Интересный миф о происхождении скифов излагает Геродот. В необитаемой земле, позднее получившей названии Скифия, от брака Зевса и дочери Днепра рождается первый человек – Таргитай. От трех его сыновей ведут свою родословную три скифских племени. С Неба падают золотые предметы – плуг с ярмом, секира и чаша. Очевидно, эти сакральные предметы символизируют три сословия скифского общества – земледельцев, воинов и жрецов. Весьма интересно, что Зевс-Юпитер тождественен скифскому Зевсу-Папаю. Многие исследователи трактуют слово Папай как «отец». И в самом деле, Папай похоже на русское слово «папа». В мифе о трех братьях, сыновьях Таргитая моделируется и трехчленная система мира: Небо, земля, подземный мир мертвых. Это связано и с институтом трех царей, правящих в Скифии, а также с наличием трех главных жрецов-гадателей среди жрецов.

На одном из сосудов, найденном в кургане из Куль-обы изображена сцена, когда три сына пытаются натянуть отцовский лук. Это удается лишь младшему сыну, и власть от отца переходит к нему. На сосуде, найденном в «Частых курганах», изображена сцена, когда отец вручает лук как символ царской власти младшему сыну, а двух других сыновей изгоняет. Считалось, что в Скифии должен править представитель военного сословия. Эти сюжеты мы, так или иначе, найдем в русским сказках о трех братьях и младшем – дураке, который, сказочно преобразившись, выигрывает состязание со старшими братьями и получает право жениться на царской дочери, а также в сказке о Царевне-лягушке.

Согласно Геродоту, сарматы произошли от юношей-скифов царских, вступивших в брачный союз с амазонками. Сарматы выше всего почитали огонь, что связано, очевидно, в том числе с особенностями погребального ритуала. К рубежу новой эры сарматы заняли причерноморские степи. Наиболее мощным племенем сарматов являлись аланы, прямые предки осетин. Об аланах писал римский историк, участник войн с персами, Аммиан Марцеллин, что они поклоняются Марсу в облике меча, вонзая его в землю. Этот обычай близок к скифскому культу Ареса. В нижнем Поволжье найдена золотая бляха, на которой изображен воин, вступивший в схватку с дикой кошкой, возможно, леопардом, это похоже на скифское изображение борьбы Геракла со львом. В сарматском искусстве прослеживается связь с античными колониями Причерноморья, а также со среднеазиатскими народами.

 

Оглавление

· Космогония и лица догонов

· Три большие расы и «костная материя»

· Расовая психология в первом приближении

· Были ли айны самураями?

· Жизнь бушмена не сахар

· Саамы – оккультные тайны морфотипа

· Откуда «свалились» на землю европейцы?

· В скандинавах «спит» воин

· Беломоро-балтийский тип, божественные близнецы и дочь солнца

· Среднеевропейцы смешались с монголоидами?

· Кавказский культ волка

· Космическое жертвоприношение и индоарии

· Странная история о древних папуасах и неграх, обитавших на территории России

· Австралийцы и их маленькие предшественники

· «Воинственный дух», испуг и хитрость негрито

· Странные культы папуасов

· «Страна веддов» похожа на гетто

· Негрский (негроидный) тип во многом изменился

· Почему грустят пигмеи?

· Белый запад и черный восток у североазиатских монголоидов

· «Хозяйка животных» дает эскимосам прокормиться

· Дракон как прародитель китайцев

· У южноазиатов соединилось много кровей

· Кто «придумал» кровавые жертвоприношения у индейцев?

· Царь-жрец — предводитель «длинноухих»

· Апокалиптические легенды дравидов

· Странная монголоидность эфиопов

· Ханты и манси готовятся к отражению атаки больших комаров

· «Принцесса» Алтая поразила всех своей европейской внешностью

· «Белые» впервые появились на Кавказе, а может быть, на Балканах?

· Спасители послепотопной цивилизации «перемешались» со спасаемыми

· Саамовское смешение скандинавов

· Этруски хорошо «перемешались» с армянами или евреями?

· Человек из «страны урарту» преподносит сюрпризы

· Кто послал стрелу в скифского воина?


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 230;