Рассказ «Денщик и офицер» (1880).

26.04

Домашняя работа

Тема войны в рассказах «Четыре дня», «Денщик и офицер», «Трус». Человек на войне

Сегодня на занятии мы:

¾ познакомимся с произведениями В.М. Гаршина, в которых раскрывается тема войны;

¾ рассмотрим, как изображается в этих произведениях человек;

¾ узнаем позицию автора, его отношение к войне.

 

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ

ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ИЗУЧЕНИЯ

 

 

Рассказ «Четыре дня» (1877) - блестящий писательский дебют. Произведение создано на основе реальной истории и первоначально имело подзаголовок «Один из эпизодов войны». Рассказ сразу же принёс автору славу. Это небольшое произведение ставили в один ряд с такими выдающимися творениями, как «Севастопольские рассказы» Л.Н. Толстого и батальные картины В.Верещагина.

В нем отразилось отношение самого Гаршина к войне, которая, по мнению автора, противоестественна и враждебна человеку. В этом произведении ярко выражен протест против войны, против истребления человека человеком. В.М. Гаршин на данном творческом этапе высшую ценность бытия видел в уникальности человеческой жизни.

История создания. На войне Гаршин стал свидетелем истории, которая произвела на молодого бойца сильное впечатление. Рядовому Болховского полка Василию Арсеньеву в бою перебило ноги. Оказавшись без еды и питья, он сумел снять флягу с убитого солдата противника и благодаря воде продержаться более четырёх суток. Раненого нашли люди 6-й роты, в которой служил Гаршин, и доставили в лазарет, где спустя некоторое время он всё же скончался.

Об этом фронтовом эпизоде Гаршин сообщил в письме к матери.

Позже, попав в госпиталь, он приступил к созданию рассказа, рукопись которого была отправлена в «Отечественные записки». Сохранив основную фактическую канву, автор в то же время сознательно подкорректировал некоторые детали. Так, герой «Четырёх дней», в отличие от настоящего Арсеньева, сам убил неприятеля, фляга которого спасла ему жизнь. Кроме того, писатель изменил национальность: убитый турок, по его версии, оказался египетским феллахом (крестьянином), силой посланным на войну. С помощью новых подробностей Гаршин сместил центр сюжета в сторону моральных терзаний героя.

Сюжет. Повествование ведётся от лица рядового Иванова, отправившегося добровольцем на русско-турецкую войну и очнувшегося в лесу после одного из боёв. Сначала идёт поток воспоминаний о минувшем дне: выстрелы, падающие и стреляющие люди, бегущий прямо на рассказчика солдат противника, штыковая атака. Затем все звуки разом исчезают, над головой появляется синее небо. Потом и оно гаснет.

Придя в себя, Иванов обнаруживает, что не может подняться: обе ноги перебиты. Неподалёку неподвижно лежит заколотый им солдат — феллах в египетском мундире. Чувство вины перед незнакомым человеком, перемешивается с чувством жажды. На теле феллаха видна фляга с водой. Чтобы добраться до неё, надо по земле преодолеть расстояние в две сажени. Этот путь кажется Иванову вечностью.

Воды во фляге, по расчётам Иванова, должно хватить на пять суток. Однако невозможность передвигаться ввергает героя в отчаяние. Кажется, что приходит спасение: на переходе через ручей появляются казаки. Рассказчик тщетно пытается докричаться до них, потом падает в изнеможении и не замечает, что из опрокинутой фляги вытекает драгоценная жидкость. Когда он это обнаруживает, воды остаётся на полстакана. Так проходят четыре дня. Иванов начинает угасать, когда на него натыкается ефрейтор Яковлев, отправившийся вместе с товарищами искать раненых и убитых. Далее события развиваются стремительно: вода, носилки, лазарет, операция. Доктор Пётр Иваныч сообщает пришедшему в сознание бойцу, что «одну ножку пришлось отнять», но жить он будет.

Образ автора, авторская точка зрения. Правдивое, свежее отношение Гаршина к войне художественно воплотилось в виде нового необычного стиля — очерково отрывочного, с вниманием к, казалось бы, ненужным деталям и подробностям. Появлению такого стиля, отражающего авторскую точку зрения на события рассказа, способствовало не только глубокое знание Гаршиным правды о войне, но и то, что он увлекался естественными науками (ботаникой, зоологией, физиологией, психиатрией), которые научили его замечать «бесконечно малые моменты» действительности. Кроме того, в студенческие годы Гаршин был близок кругу художников-передвижников, которые научили его смотреть на мир проницательно, в мелком и частном видеть значительное.

Тема. Тему рассказа «Четыре дня» сформулировать несложно: человек на войне. Такая тема не была оригинальным изобретением Гаршина, она довольно часто встречалась в русской литературе.

Гаршин внёс некоторые изменения в эту традиционную тему. Он вывел тему «человек на войне» за рамки темы «человек и история», как бы перевёл тему в другую проблематику и усилил самостоятельное значение темы, дающей возможность исследовать экзистенциальную проблематику.

Проблематика и художественная идея. Рассказ показывает не человека вообще, то есть человека не в философском смысле, а конкретную личность, испытывающую сильнейшие, шоковые переживания и переоценивающую своё отношение к жизни. Ужас войны заключается не в необходимости совершать героические поступки и жертвовать собой — как раз эти живописные видения представлялись добровольцу Иванову (и, видимо, самому Гаршину) до войны, ужас войны в другом, в том, что заранее даже не представляешь. А именно:

1) Герой рассуждает: «Я не хотел зла никому, когда шёл драться.

Мысль о том, что придётся убивать людей, как-то уходила от меня. Я представлял себе только, как я буду подставлять свою грудь под пули. И я пошёл и подставил. Ну и что же? Глупец, глупец!». Человек на войне даже с самыми благородными и добрыми намерениями неизбежно становится носителем зла, убийцей других людей.

2) Человек на войне мучается не от боли, которую порождает рана, а от ненужности этой раны и боли, а также от того, что человек превращается в абстрактную единицу, про которую легко забыть: «В газетах останется несколько строк, что, мол, потери наши незначительны: ранено столько-то; убит рядовой из вольноопределяющихся Иванов. Нет и фамилии не напишут; просто скажут: убит один. Убит один, как та собачонка…» В ранении и смерти солдата нет ничего героического и красивого, это самая обыкновенная смерть, которая не может быть красивой. Герой рассказа сравнивает свою судьбу с судьбой запомнившейся ему с детства собачки: «Я шёл по улице, кучка народа остановила меня. Толпа стояла и молча глядела на что-то беленькое, окровавленное, жалобно визжавшее. Это была маленькая хорошенькая собачка; вагон конно-железной дороги переехал её, она умирала, вот как теперь я. Какой-то дворник растолкал толпу, взял собачку за шиворот и унёс. <…> Дворник не пожалел её, стукнул головой об стену и бросил в яму, куда бросают сор и льют помои. Но она была жива и мучилась ещё три дня <…> Подобно той собачке, человек на войне превращается в мусор, а кровь его — в помои. Ничего святого от человека не остаётся.

3)Война полностью меняет все ценности человеческой жизни, добро и зло путаются, жизнь и смерть меняются местами. Герой рассказа, очнувшись и осознав своё трагическое положение, с ужасом понимает, что рядом с ним лежит убитый им враг, толстый турок: «Передо мною лежит убитый мною человек. За что я его убил? Он лежит здесь мёртвый, окровавленный. <…> Кто он? Быть может, и у него, как у меня, есть старая мать. Долго она будет по вечерам сидеть у дверей своей убогой мазанки да поглядывать на далёкий север: не идёт ли ее ненаглядный сын, её работник и кормилец?… А я? И я также… Я бы даже поменялся с ним. Как он счастлив: он не слышит ничего, не чувствует ни боли от ран, ни смертельной тоски, ни жажды <…>» Живой человек завидует мёртвому, трупу!

Дворянин Иванов, лёжа рядом с разлагающимся вонючим трупом толстого турка, не брезгует страшным трупом, а почти равнодушно наблюдает все стадии его разложения: сначала «был слышен сильный трупный запах», затем «его волосы начали выпадать. Его кожа, чёрная от природы, побледнела и пожелтела; раздутое ухо натянулось до того, что она лопнула за ухом. Там копошились черви. Ноги затянутые в штиблеты, раздулись, и между крючками штиблет вылезли огромные пузыри. И весь он раздулся горою», потом «лица у него уже не было. Оно сползло с костей», наконец «он совсем расплылся. Мириады червей падают из него». Живой человек не испытывает отвращения к трупу! Причем настолько, что ползёт к нему для того, чтобы напиться теплой воды из его фляги: «Я начал отвязывать флягу, опершись на один локоть, и вдруг, потеряв равновесие, упал лицом на грудь своего спасителя. От него уже был слышен сильный трупный запах». Всё поменялось и перепуталось в мире, если труп является спасителем…

Художественное пространство. Изображенный в рассказе мир отличается тем, что он не обладает очевидной цельностью, а как раз наоборот очень раздроблен. Вместо леса, в котором идет бой в самом начале рассказа, показаны детали: кусты боярышника; ветки, отрываемые пулями; колючие ветви; муравей, «какие-то кусочки сора от прошлогодней травы»; треск кузнечиков, жужжание пчёл — всё это разнообразие не объединено ничем целым. Точно также и небо: вместо единого просторного свода или бесконечно восходящих небес — «видел только что-то синее; должно быть, это было небо. Потом и оно исчезло». Мир не обладает цельностью, что вполне соответствует идее произведения в целом — война есть хаос, зло, нечто бессмысленное, бессвязное, бесчеловечное, война есть распад живой жизни.

Изображенный мир не имеет цельности не только в пространственной ипостаси, но и во временной. Время развивается и не последовательно, поступательно, необратимо, как в реальной жизни, и не циклически, как это нередко бывает в произведениях искусства, здесь время каждый день начинается заново и каждый раз заново встают казалось бы уже решенные героем вопросы. В первый день из жизни солдата Иванова мы видим его на опушке леса, где пуля попала в него и тяжело ранила, Иванов очнулся и ощупывая себя понял, что с ним произошло. На второй день он вновь решает те же вопросы: «Я проснулся <…> Разве я не в палатке? Зачем я вылез из неё? <…> Да, я ранен в бою. Опасно или нет?<…>» На третий день он опять всё повторяет: «Вчера (кажется, это было вчера?) меня ранили<…>»

Время дробится на неравные и ничего не значащие отрезки, пока ещё похожие на часы, на части суток; эти временные единицы, казалось бы, складываются в последовательности — первый день, второй день… — однако эти отрезки и временные последовательности не имеют никакой закономерности, они несоразмерны, бессмысленны: третий день в точности повторяет второй, а между первым и третьим днём герою кажется промежуток гораздо больше суток и т. п. Время в рассказе необычное: это не отсутствие времени, подобное, скажем, миру Лермонтова, в котором герой-демон живет в вечности и не осознает разницы между мигом и веком(6), у Гаршина показано умирающее время, на глазах читателя проходят четыре дня из жизни умирающего человека и ясно видно, что смерть выражается не только в гниении тела, но и в потере смысла жизни, в потере смысла времени, в исчезновении пространственной перспективы мира. Гаршин показал не цельный или дробный мир, а мир распадающийся.

Такая особенность художественного мира в рассказе привела к тому, что особое значение стали иметь художественные детали. Повышенное внимание к детали у Гаршина не случайно: как уже говорилось выше, он знал правду о войне из личного опыта солдата-добровольца, он увлекался естественными науками, которые научили его замечать «бесконечно малые моменты» действительности — это первая, так сказать, «биографическая» причина. Второй причиной повышенной значимости художественной детали в художественном мире Гаршина является тема, проблематика, идея рассказа — мир распадается, дробится на бессмысленные происшествия, случайные смерти, бесполезные поступки и т. д.

Рассмотрим для примера одну заметную деталь художественного мира рассказа — небо. Даже небо представляет собой нечто неопределённое, как бы случайный фрагмент настоящего неба. Получив ранение и лёжа на земле, герой рассказа «не слышал ничего, а видел только что-то синее; должно быть это было небо. Потом и оно исчезло», через некоторое время очнувшись от сна он вновь обратит внимание на небо: «Почему я вижу звёзды, которые так ярко светятся на чёрно-синем болгарском небе? <…> Надо мною — клочок чёрно-синего неба, на котором горит большая звезда и несколько маленьких, вокруг что-то тёмное, высокое. Это — кусты». Это даже не небо, а нечто похожее на небо — у него нет глубины, оно на уровне свисающих над лицом раненого кустов; это небо не упорядоченный космос, а нечто чёрно-синее, клочок, в котором вместо безупречно красивого ковша созвездия Большой Медведицы какая-то неизвестная «звезда и несколько маленьких», вместо путеводной Полярной звезды просто «большая звезда». Небо утратило гармонию, в нем нет порядка, смысла. Это другое небо, не из этого мира, это небо мёртвых. Ведь над трупом турка именно такое небо…

Повествование в рассказе «Четыре дня» ведётся от первого лица («Я помню…», «Я чувствую…», «Я проснулся»), что, конечно, оправданно в произведении, цель которого исследовать душевное состояние бессмысленно умирающего человека. Лиризм повествования приводит к повышенному психологизму, к высокой степени достоверности в изображении душевных переживаний героя.

Композиция рассказа. Интересно построены сюжет и композиция рассказа. В первый день Иванов пытался определить свое место в мире, предшествующие этому события, возможные последствия, а затем во второй, третий и четвертый день то же самое он будет повторять заново. Сюжет развивается как бы кругами, все время возвращаясь в исходное состояние, в то же время отчетливо видна и кумулятивная последовательность: с каждым днём труп убитого турка всё более разлагается, все более страшные мысли и более глубокие ответы на вопрос о смысле жизни приходят Иванову.

Много интересного в субъектной организации рассказа, где второе действующее лицо — не живой человек, а труп. Необычен конфликт в этом рассказе: он многосложен, вбирает в себя старый конфликт солдата Иванова со своими ближайшими родственниками, противостояние между солдатом Ивановым и турком, сложное противостояние между раненым Ивановым и трупом турка и др.

Рассказ «Денщик и офицер» (1880).

Первоначальное название «Люди и война». В этом рассказе противопоставлены два типа людей из разных социальных слоев. Один – денщик Никита Иванов, простой 20-летний парень, крестьянин, «низенький человек с несоразмерно большим животом, унаследованным от десятков поколений предков, не евших чистого хлеба, с длинными, вялыми руками, снабженными огромными черными заскорузлыми кистями», которого упекли в армию только потому, что по неграмотности его отца он не был усыновлен формальным порядком. Попав в армию, он оказывается «самым плохим… солдатом». Прапорщик постоянно ругает Никиту за плохое исполнение обязанностей. В образе Никиты противопоставляется его любовь к крестьянскому труду и его бесполезность в армии. Это противопоставление в финале окрашивается трагическими тонами: Никита во сне видит гибель своей семьи, которая лишилась кормильца.

Ночью Никите видится, что он снова дома, но там никого почему-то нет. Затем вся изба заполняется деревенскими, которые сообщают страшную весть. «Здравствуй, Никита, - говорят ему, - Твоих, брат, никого нету, всех бог прибрал! Все померли…» И видит Никита всю свою семью среди толпы, и вдруг он понимает, что они умерли, и все деревенские тоже мертвые. Возможно, это вещий сон.

Жизнь и судьба Никиты бессмысленны, и этот мотив мировой бессмысленности, которая ведёт к гибели человека, лежит в основе мировоззрения Гаршина.

Другой герой - офицер Александр Стебельков, который ничем не занят в армии, кроме как долгим сном и балами до утра. «…Получив в своё распоряжение денщика, он в две недели совершенно разучился надевать и снимать платье». Офицер этот особенно ничтожен в сопоставлении с Никитой, если сравнить их сны. Но что снится и беспокоит офицера? В своем сне он видит, что он генерал, и все ему прислуживают, и даже майор подводит к нему свою дочь, о которой Стебельков давно мечтал, но тут начинают греметь пушки, звучит марш, и все куда-то движется, и Стебельков тоже вместе со всеми, а потом к нему со всех сторон бегут чудовища, и он зовет Никиту! Конечно, этот офицер не может обойтись без Никиты.

И пусть Никита на уроках словесности не может дать определения, что такое знамя и солдат, но в душе он очень хорошо знает эти понятия и готов исполнить свой солдатский долг и отдать свою жизнь за знамя. А готов ли Стебельков… Неизвестно. Финал открытый.

Рассказ «Трус» (1879).

Главный герой, от лица которого ведётся повествование, «смирный, добродушный молодой человек, знавший до сих пор только свои книги, да аудиторию, да семью и еще несколько близких людей, думавший через год-два начать иную работу, труд любви и правды», выразил нежелание идти на войну, его одолевают сомнения и переживания.

У него есть шанс избежать смерти на войне, остаться в Петербурге. Для этого ему лишь нужно попросить помощи у знакомых. Рассуждая об этом, рассказчик спрашивает себя: «Не трус ли я в самом деле?» Ведь все окружающие его люди твердят об этом. Однако он «припомнил» множество случаев, в которых приходилось стоять лицом к лицу с опасностью, и не мог обвинить себя в трусости. Значит, можно прийти к выводу, что не смерть страшит героя, а напрасность его жертвы. Оправдает ли цель войны все бесчисленные жертвы, которые были преподнесены ей?

Главного героя рассказа мучает вопрос о том, почему люди воспринимают жертвы войны как нечто нормальное, и в то же время гибель от несчастного случая – для них катастрофа: «Отчего катастрофа на Тилигульской насыпи, стоившая жизни нескольким десяткам человек, заставила кричать о себе всю Россию, а на аванпостные дела с "незначительными" потерями тоже в несколько десятков человек никто не обращает внимания?» Прочитанные им статьи о бесчисленном количестве погибших на войне вызывают у него чувство ужаса. Перед глазами он видит "целые кровавые картины": «Я прочитал о третьем плевненском бое. Выбыло из строя двенадцать тысяч одних русских и румын, не считая турок... Двенадцать тысяч... Эта цифра то носится передо мною в виде знаков, то растягивается бесконечной лентой лежащих рядом трупов. Если их положить плечо с плечом, то составится дорога в восемь верст…» Помимо рассказчика это никого не заботит. Метания героя воспринимаются всеми, как проявление слабости и трусости.

В этом рассказе умирает от гангрены молодой врач-студент Кузьма. Его страдания воспринимаются как мерило, которым определяется размер народного бедствия: «Кузьма кажется мне единицею, одной из тех, из которых составляются десятки тысяч, написанные в реляциях. Его болезнью и страданиями я пробую измерить зло, причиняемое войной». И во время болезни Кузьмы, которая проходит как страшный фон к размышлениям главного героя, он думает о войне.

Он не понимает, зачем идет эта война и кому она нужна, зачем людям умирать такой страшной смертью, но все равно не пользуется своими связями и идет на войну, понимая, что «война есть общее горе, общее страдание». «Что-то… сидит у меня внутри… и запрещает мне уклониться от войны. "Нехорошо", - говорит мне внутренний голос». И там погибает на поле боя от «шальной пули». Автор позволяет читателю взглянуть на поле битвы с высоты птичьего полета. Люди кажутся чёрными точками, что показывает ничтожность и наружность их жертв, ведь их смерть лишь капля в море.

ü Основные выводы

В.М. Гаршин вывел тему «человек на войне» за рамки темы «человек и история», перевёл тему в другую проблематику. Он показывает не человека вообще, а конкретную личность, испытывающую сильнейшие, шоковые переживания и переоценивающую своё отношение к жизни.

Человек на войне мучается не от боли, которую порождает рана, а от ненужности этой раны и боли, а также от того, что человек превращается в абстрактную единицу, про которую легко забыть.

Война полностью меняет все ценности человеческой жизни, добро и зло путаются, жизнь и смерть меняются местами, труп может быть спасителем.

В.М. Гаршин показал бессмысленную жестокость, которая несёт с собой война. Она лишает людей будущего и надежд, игнорируя их убеждения, моральные ценности, сметая все на своём пути.

До встречи на занятиях


Дата добавления: 2021-06-02; просмотров: 254; Мы поможем в написании вашей работы!




Мы поможем в написании ваших работ!