Социологический взгляд на любовные отношения.



теперь, перед тем как идти дальше, хотелось бы поговорить еще об одном диалектическом противоречии, бессменно причастном к любовным отношениям.

Некоторые познавшие жизнь гуманисты, утверждая, что любовь между полами не всегда связанна с сексуальным влечением, что она может быть платонической, при этом ехидно оговариваются, что такую бескорыстную любовь действительно можно испытывать к друзьям своего пола, к родителям, детям, животным, к Богу в конце концов. Но как могут так любить друг друга те, кого сама природа сделала классовыми врагами?!

Любовные отношения мужчины и женщины, с одной стороны, предполагают и содержат в себе принятие любимого человека во всей его индивидуальности и неповторимости, заботу о нем, признание его ценности, важности, восхищение его существованием и желание в любой ситуации быть рядом с ним. С другой же стороны, та бесконечно сопутствующая отношениям мелочная торговля, подробному анализу которой и посвящена, по большому счету, эта работа, может привести к непониманию, как вообще все эти вещи любовью называют. Не зря же говорится: в любви, как и на войне, правил не существует.

Так что же со всем этим делать?! Почему любовь одновременно открывает в человеке самые светлые и нежные чувства, толкает его на благородное безумство и иногда становится самым глубоким, сакральным, скажу даже смыслообразующим переживанием; и в то же время именно в отношениях полов проявляют себя такие присущие глубинной человеческой сущности качества, как эгоизм, мстительность, злая хитрость, склонность к обману и предательству, собственничество, тщеславие, жестокость. (Для удобства дальнейшего изложения предлагаю условно назвать первую составляющую любви ее светлой стороной, а вторую — теневой.)

Объяснить причину вышеописанного противоречия намного сложнее, чем согласиться с его существованием.

И самое ближнее, что пришло автору на ум, — это перевести противоречивый предмет любовных отношений в категории социологии. Они и помогут разобраться во всем этом.

Приглашаю за собой!*

Для раскрытия мысли нам понадобится определение ряда терминов.

Итак,

Социальный Статус* — положение человека, которое он занимает в группе, ниша или место в ее социальной структуре. Различные Статусы функционально связаны друг с другом через систему прав и обязанностей, фиксированных социальными нормами.

Например, статус друга, мужа, бойфренда, любовника, ухажера, отвергаемого ухажера.

Социальная структура общества (группы, пары) — это совокупность функционально связанных между собой пустых (т.е. не заполненных людьми) статусов.

Социальная структура существует вне зависимости от того, какие люди ее заполняют. Люди, заполняющие статусы, могут меняться, но отношения статусов, обусловленные социальной структурой, неизменны. Социальную структуру образно можно сравнить с пчелиными сотами, состоящими из взаимосвязанных, но пустых ячеек-статусов. Устойчивость социальной структуры объясняется устойчивостью потребностей людей и общества.

Приведем пример: сложившаяся система разделения труда и обуславливающая социальное неравенство система неравного распределения ресурсов предполагает наличие функциональных отношений таких статусов, как начальник — подчиненный; богатый — бедный; работник умственного — физического труда; учитель — ученик; высокообразованный, квалифицированный специалист — необразованный разнорабочий. Причем очевидно, что перечисленные ниши-статусы могут занимать реальные люди. Кадры, занимающие эти ниши, могут меняться, однако сами абстрактные ниши-статусы исторически всегда переживут тех людей, которые их в какой-то момент занимают.

Или другой пример: обусловленная известным рядом потребностей структура отношений разнополых людей предполагает такие функциональные связки статусов, как муж – жена, любовник-любовница и пр. Совершенно очевидно, что кадры, заполняющие эти статусы, могут быть заменены, но абстрактная структура пары останется той же.

Итак, социальные статусы скреплены друг с другом социальными функциями. Социальные функции учителя — учить, а ученика — учиться; начальника — управлять и нести ответственность, а подчиненного — выполнять указания; мужа (в классике) — обеспечивать семью, а жены — хранить домашний очаг, ублажать суженого.

Прошу обратить особое внимание, что реализация социальных функций регламентируется не желаниями и надеждами людскими, а правами и обязанностями статусов!

Отношения людей — носителей социальных статусов, выполняющих свойственные данным статусам социальные функции, называются социальными отношениями.

Говоря иначе, специфика именно социальных отношений и взаимодействий состоит в том, что конкретный человек выступает в них в первую очередь не как человек, сам по себе, а как представитель социальной группы, носитель соответствующего статуса. И регламентируется содержание социальных отношений, прежде всего, соответствующими правами и обязанностями, а не личными симпатиями и антипатиями людей — носителей статусов.

Например, тюремный страж как человек может в душе с пониманием относиться к заключенному. Но социальные отношения этих двоих людей как носителей своих статусов, предполагающих соответствующие права и обязанности, будут состоять в том, что преступник будет сидеть, а тюремщик — его сторожить и контролировать. Мужчина в роли брата может с пониманием относиться к супружеской неверности своей сестры, а уже в роли мужа, не одобрять (мягко говоря) аналогичное поведение своей жены.

А теперь хочу обратить внимание на следующее.

Социальные статусы, будучи взаимосвязаны друг с другом, не взаимодействуют между собой. Между собой взаимодействуют живые люди — обладатели этих статусов. В социальные отношения вступают не абстрактные статусы, а их носители — конкретные люди.

Как бы жестко ни регламентировалось соответствующими нормами поведение людей в системе социальных отношений, люди все-таки остаются людьми и параллельно регламенту они вступают друг с другом в отношения межличностные, человеческие.

Итак, Межличностные отношения — это отношения людей вне социальных статусов и ролей. Основой и содержанием межличностных отношений являются восприятие и понимание человеком другого человека в совокупности его личных, индивидуальных качеств, без оглядки на его социальный статус и социальные функции.

Хотя общество (согласно своему устройству) побуждает людей к социальным отношениям, люди не теряют возможность видеть в других именно людей.

И человек в роли строго отца, отчитывающий другого человека, находящегося в роли его провинившегося сына (социальные отношения), может простить его и не скрывать свою любовь (межличностные отношения).

Зачем я все это привел здесь? Очень даже по делу!

А теперь отгадка: теневая сторона любви фатально и неизбежно проявляется в социальных отношениях, а ее светлая сторона рождается и проявляет себя в межличностных отношениях.

Десять минут молчания и раздумий…

Очень часто психологи, исследуя свой предмет — межличностные отношения — не могут правильно их понять, не увидев за ними отношения статусные, социальные (предмет социологии).

А ведь отношения в паре — это прежде всего социальные отношения, а на фоне последних межличностные отношения могут быть как хорошими, яркими, так и совсем никакими. Но классические диадные отношения разнополых партнеров прежде всего — социальные, а уж отношения межличностные (в них, диадных) — как складутся, как получится. Партнеры выбирают друг друга по потребительским качествам, то есть интересуются прежде всего сексуально-брачным статусом индивида, а только после этого — им как человеком.

Да и можно их понять — не до жиру им, не до задушевных посиделок, когда надо решать важнейшую экзистенциальную проблему — проблему кадрового подбора на вакансию сексуально-брачного партнера. Причем если человеку нужен друг, чтоб душу кому открыть можно было, критерии выбора совсем другие, куда мягче и гуманнее. Отношения друзей не строятся на правах требования и обязанностях, а вот отношения любовные… ну, сами знаете!

Так что повторюсь: спорный это вопрос об адекватности применения к любовным отношениям эМ и Жо слова Любовь.


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 15; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ