Социально-типологическая информация



СЬциально-типологическая информация характеризует, в частности, национальность говорящего. Это отражается в акценте, т. е. в особенностях произношения фонетических элементов чужой речи, в манере (фонетическом укладе), характерной для родного языка говорящего и обусловленной национально-историческими традициями язьжовой культуры (Зиндер, 1989). Акцент может быть результатом отсутствия в родной речи ряда фонем и аллофонов, которые говорящий заменяет близкими, но далеко не тождественными на слух носителей данного языка, фонетическими элементами своей речи.

Национальные особенности родного языка человека, говорящего на другом язьже, проявляются также в интонации речи, т. е. характерных для каждого язьжа особенностях распределения мелодических и ударных элементов речевых фраз. Интонация и фонетический уклад (база) чужого язьжа наиболее трудно усваиваются иноязычными, даже при овладении ими словарным запасом, грамматикой и синтаксисом иностранного языка. Поэтому акцент и интонация используются в криминалистике для опознания национальности говорящего. Не менее важную социально-типологическую информацию несет диалект говорящего (местный выговор, местные наречия), свидетельствующий о региональном происхождении носителей одного и того же языка (В.И. Даль) (например, «оканье» в Вологодской области, «аканье» в Московской, диалектные особенности интонации и т.п.).

В речи человека отражается его социально-иерархический статус (ранг) по отношению к слушателю, как например, в диалоге «начальник-подчиненный», «учитель-учению), «сильный-слабый», «независимый-зависимый» и т.п. Начальственный, поучительный, покровительственный, снисходительный, а нередко и рис. 15. Отношения раздражительный тон начальник-подчинен-начальника, „ли робкий,™- «£„«£ ™? зависимый, а то и льстивый, Calero, 1971). угоднический, самоуничижительный тон подчиненного. Степень выраженности такого рода социально-иерархических особенностей речи может определяться как диапазоном ранговых различий, так и психологическими характеристиками коммуникантов — прежде всего — выраженностью чувства собственного достоинства (см. также следующий раздел «Психологическая информация»).

Художественная литература и сценические— драматическое, оперное — искусства дают множество примеров социально-иерархических особенностей речевого поведения людей в различных жизненных ситуациях, осуждения художественными средствами случаев унижения чести и достоинства человека, а также — добровольного или вынужденного самоунижения людей.

 

Рис. 15. Отношения начальник-подчиненный. Кто есть кто? (По Nierenberg and Calero, 1971).

Психологическая информация

Психологическая информация охватывает широкий круг личностных характеристик человека, которые в той или иной степени могут проявляться в невербальных (как, впрочем, и в вербальных) особенностях речи. Попытки установить по голосу такие психологические особенности говорящего как воля, темперамент, экстраверсия-интроверсия, доминантность, общительность, интеллект, неискренность и др. были предприняты в экспериментальной психологии еще в середине нашего столетия (Ликляйдер, Миллер, 1963) и продолжаются по настоящее время. С определенной вероятностью каждый из перечисленных видов психологической информации присутствует в речи человека или проявляется в соответствующих ситуациях общения (см. § 3.12. «Психологический портрет человека по его голосу»).

1 Типичный пример — исповедь «Червяка» в романсе МЛ. Мусоргского «Червяк»: «...ходят слухи, что будто граф... моя жена... Граф, говорю, приобретая, трудясь, я должен быть слепым. Да ослепит и честь такая! Ведь я червяк в сравненьи с ним, лицом таким, его сиятельством самим!». Музыка композитора, воспроизводящая интонации живой человеческой речи, и исполнительское мастерство артиста-певца красочно дополняют невербальными средствами вербальный смысла монолога этого лишенного чести и достоинства «человека-червяка».

Недавние исследования показали, что в речи человека хорошо различаются (как лингвистически, так и невербально!) такие важные психологические черты личности как чувство собственного достоинства и чувство превосходства (Морозов, 1995). При этом, если чувство достоинства оценивается слушателями как весьма положительное свойство говорящего (даже более высоко, чем, например, доброжелательность), то чувство превосходства, наоборот, чаще всего — как негативное качество. Известно, что и чувство достоинства, и чувство превосходства основаны на высокой самооценке личности, что, в целом, может и не вызывать негативной реакции, если, разумеется, самооценка говорящего в глазах собеседника не слишком завышена (самомнение). Однако чувства достоинства и превосходства различаются по критерию отношения к другому, т. е. к партнеру по общению: если чувство собственного достоинства сочетается с уважительным отношением к другому, то чувство превосходства — с занижением, недооценкой личностных качеств коммуниканта, пренебрежительным к нему отношением (высокомерная снисходительность и т. п.). Естественно, что для любого человека, каков бы он не был по социальному статусу по отношению к говорящему, это является унизительным и вызывает его соответствующую явную или скрытую реакцию протеста. Таким образом, отношение коммуниканта к партнеру по общению, выраженное как вербальными, так и невербальными средствами, является для реципиента информацией особо важного значения. Справедливым в этой связи представляется бытующее у англичан определение понятия «джентльмен»: «Джентльмен — это человек, с которым любой другой человек чувствует себя джентльменом». Определение, подразумевающее общеизвестность, подчеркивает основные атрибуты «джентльменского набора» — демонстративную учтивость, уважительность, вежливость в общении со всеми.

Стоит, правда, заметить, что светская учтивость как демонстрация уважительного отношения к другому, может иметь разную психологическую основу: искреннее признание и уважение достоинства другого или, как подметил еще Ф. де Ларошфуко, «желание всегда самому встречать вежливое обращение (независимо от признания достоинств коммуниканта) и слыть обходительным человеком» (Ларошфуко, 1990). При этом невербальные средства общения (интонация, тембр голоса, кинесика) поведут себя различным образом: если в первом случае они составят гармонический ансамбль с учтивыми словами, то во втором случае будут молчать, т.е. оставаться нейтральными или даже будут противоречить словам (в случае реально низкой оценки собеседника говорящим). Указанная дисгармония вербально-невербальных смыслов лежит в основе нашего распознавания неискренности высказывания, хотя фальшивая светская учтивость давно приучила людей удовлетворяться при обмене любезностями формальным смыслом произнесенных слов. Недаром поэтому говорится, что нет ничего более несносного, чем подробно отвечать на вопрос «Как ваше здоровье». Тем не менее надо признать, что вежливость в любом варианте есть признак воспитанности, образованности, культуры человека, а в наше время — еще и недюжинной психологической выдержки, «джентльменского иммунитета» против процветающей грубости.


Дата добавления: 2019-07-17; просмотров: 35;