Региональная экономика: нефтеперерабатывающая, нефтехимическая и химическая промышленность



 

Сегодня Иркутская область по-прежнему является форпостом химической промышленности Восточной Сибири, несмотря на значительный спад по сравнению с доперестроечными показателями отрасли. Доля региона в Восточно-Сибирском экономическом районе по выпуску товарной продукции достигает около половины общего объема производства, по стоимости основных производственных фондов составляет около 69%, по численности промышленно-производственного персонала - 58%.

В структуре химической промышленности области определяющую роль играет хлорная подотрасль, доля которой в товарной продукции составляет около 95%. Однако профильная продукция хлорной подотрасли не является конечной в химическом комплексе.

Постперестроечное время было нелегким для всей химической отрасли России, в том числе и для предприятий Иркутской области. Кризис настиг крупнейшие предприятия - Ангарский нефтехимический комбинат, Усольский и Саянский химпромы, так и не стабилизировалось положение на 'Усольехимфарме'. В обзорах зарубежных аналитиков в середине 90-х утверждалось даже, что к 2001 году Россия практически потеряет свою химическую промышленность. Однако сегодня химия вновь вошла в пятерку наиболее инвестиционно-привлекательных отраслей российской экономики.

До перестройки и некоторое время после нее, по инерции, химическая промышленность жила по законам плановой экономики, никаких кризисов и перепадов в которой не подразумевалось по определению. Наиболее интересные изменения происходили в последнее десятилетие, их мы и попробуем отследить.


Год

Кризис европейской химической промышленности совпал с полным разрывом технологических внутриотраслевых связей между предприятиями страны. Как подсчитали позднее аналитики, падение уровня инвестиций в химическое производство составило в 1992 году 70%, а падение объемов экспорта - 44%.

В химической отрасли начинается приватизация. Аналитики Российского фонда федерального имущества (РФФИ) оценили ее тогда как неудачную: ваучеры в химические предприятия вкладывали неохотно. В том же году в России началось создание вертикально интегрированных компаний (ВИНК) в нефтяной отрасли. В структуру ВИНК вошли большинство российских НПЗ и предприятий нефтеоргсинтеза, в том числе и Ангарская нефтехимическая компания.

'Усольехимпром', первенец химической промышленности Сибири и Дальнего Востока, в этом году был реорганизован в акционерное общество открытого типа.

Первый удар получил 'Саянскхимпром': поставки этилена с АНХК сократились на 30%, показатель рентабельности предприятия сразу упал до 5%. У ангарчан начались проблемы с нефтью, поэтому все меньше производилось этилена, а цена на него росла. Первые убытки у 'Саянскхимпрома' появятся позднее, в начале 90-х годов предприятию удавалось держаться на плаву за счет отсутствия платежей за основные фонды и запредельной рентабельности от экспорта, доходившей до 43%. Мировые цены на ПВХ тогда достигли 1 тысячи долларов за тонну, в то время как внутри страны цены на сырье для его производства оставались стабильными.

 

Год

Ангарский завод химреактивов - единственный представитель 'малой химии' в регионах Сибири и Дальнего Востока - был преобразован в ОАО 'Сибреактив'.

Кредиторы 'Саянскхимпрома' начали процесс о несостоятельности предприятия, который длился почти два года. Инициатором иска о банкротстве стала московская компания 'Биопроцесс' в лице родственного СП 'Маджесс', претендовавшего на статус внешнего управляющего СХП. Однако против банкротства предприятия выступили очень влиятельные региональные политики. Не последнюю роль сыграла позиция крупных кредиторов АО АНХК и 'Иркутскэнерго', которым был крайне невыгоден полуторагодичный мораторий на долги 'Саянскхимпрома'. Процесс закончился мировым соглашением и сменой генерального директора СХП. Владевшее контрольным пакетом акций комбината государство отправило в отставку прежнего руководителя СХП г-на Емельянова. Новым руководителем СХП стал Валерий Харитонов. 'Биопроцесс', владеющий около 10% от уставного капитала АО, беспрепятственно получил место в совете директоров.

 

Год

Перестраивающийся южнокорейский концерн LG предложил России крупные инвестиции в химическую отрасль в обмен на госпакеты акций ряда химических комбинатов. Ему неожиданно отказывают. Выясняется простой факт - российская химия, казавшаяся никому не нужной, уже имеет своих лоббистов в правительстве.

'Саянскхимпром' к июню этого года получил первые убытки: впервые за всю историю предприятия в первом полугодии 1994 года было выпущено продукции в объеме 50% от проектной мощности, что ниже точки безубыточности.


Год

В России зарегистрировано уже восемь химических финансово-промышленных групп. В последующие годы будет предпринято немало попыток консолидировать пакеты акций ведущих химических предприятий, что привело к частной смене собственников. В Иркутской области крупнейшие предприятия отрасли - Саянский и Усольский химпромы, подчинены Центральной компании Восточно-Сибирской финансово-промышленной группы.

В марте были разработаны мастер-планы развития нефтехимического и нефтеперерабатывающего комплексов АНХК. Общая сумма затрат оценивалась в 1,98 млн. долларов. Завершение реконструкции мощностей нефтехимического комплекса 'Ангарскнефтеоргсинтез' было запланировано на период до 1998 года. Проект оценивался в 650 млн. долларов. Однако вскоре АНХК постиг тяжелейший кризис, и комбинату было уже не до реконструкции.

На 'Саянскхимпроме' кризис был связан, прежде всего, с падением мировых цен на ПВХ, введением в России валютного коридора и снижением платежеспособности отечественных партнеров - переработчиков поливинилхлорида. СХП опять оказался под угрозой банкротства. Главные кредиторы - АНХК и 'Иркутскэнерго' - обратились в арбитражный суд. Они настаивали на признании своего должника неплатежеспособным и назначении на предприятии внешнего управляющего. Однако после переговоров стороны пришли к соглашению. СХП был обязан до конца текущего года погасить просроченную кредиторскую задолженность и впредь полностью в срок расплачиваться за потребляемую электроэнергию и за поставки нефти.

 

Год

В химической и нефтехимической промышленности Иркутской области наметилась тенденция к стабилизации. Объем производства уменьшился по сравнению с 1995 годом на 17% (в 1997 году - на 39%). Уменьшилось производство синтетического аммиака, серной кислоты, минеральных азотных удобрений, пластических масс и синтетических смол, полиэтилена. В то же время снизилось производство смолы ПВХ в АО 'Саянскхимпром', в основном за счет введения с июля 1995 года 'валютного коридора' и снижения мировых цен на ПВХ почти в 2 раза.

 

Год

В марте этого года кредиторами 'Саянскхимпрома' была разработана схема 'совместной деятельности' (или процессинг), которая предполагала замораживание долгов предприятия и прохождение всех средств фирмы через счет оператора - Восточно-Сибирскую ФПГ. Это, по сути, нелегитимное банкротство. Однако данная схема не была проработана с юридической точки зрения и осуществлялась в основном по устной договоренности, базируясь на доверии ее участников. В конечном итоге, она начала разрушаться. Долги СХП в этом году превысили 1 трлн. неденоминированных рублей.

В ноябре возбуждено еще одно дело о банкротстве - теперь уже АНХК. Нефть на комбинат в то время поставляла владеющая им Сибирско-Дальневосточная нефтяная компания - 'Сиданко'. В декабре 1997 года иркутский арбитраж постановил, что долги АНХК перед кредиторами фиксируются в долларовом эквиваленте. Дело о банкротстве было прекращено почти через три года, в марте 2000 года, когда областной арбитражный суд утвердил мировое соглашение между комбинатом и кредиторами.

 

Год

Осенью этого года положение АНХК из просто тяжелого превратилось в сверхтяжелое. Нефти не стало, и 'Сиданко' констатировало безнадежную нерентабельность компании. Во избежание производственного коллапса в дело пришлось вмешаться министру топлива и энергетики Сергею Генералову, который, по его собственному признанию, 'был вынужден уговаривать другие компании загружать комбинат сырьем'. Угроза банкротства Ангарки, посредством которой обладминистрация пыталась заставить 'Сиданко' платить налоги и увеличивать загрузку НПЗ, как известно, не сработала. В октябре 'Сиданко' полностью прекратила поставлять сырье в Ангарск, в ноябре сняла с себя полномочия управляющей компании, а глава группы 'Интеррос', владеющей контрольным пакетом 'Сиданко', Владимир Потанин заявил о готовности нефтяного холдинга вернуть акции АНХК в госсобственность.

Г-н Потанин при этом подчеркнул, что АНХК является полностью убыточной, поэтому вести разговор о цене контрольного пакета акций компании 'не приходится - сегодня она практически равна нулю'.

Остановка АНХК повлекла бы за собой и остановку 'Саянскхимпрома', который получает сырье для производства ПВХ по трубе из соседнего Ангарска.

С октября поставка нефти на АНХК проходила на давальческой основе. Практика работы с давальцами продолжалась вплоть до 2000 года, пока нефтехимическую компанию не взял в производственное управление ЮКОС, запретивший прием нефти. Позднее новый собственник тяжелое положение на комбинате умело поставит в вину давальцам, а сам бизнес на давальческой основе охарактеризует как криминальный. Впрочем, не будь давальцев в трудные для АНХК времена, сегодня ЮКОСу негде было бы работать, комбинат бы стоял, а для ремонта и восстановления мощностей АНХК потребовались бы астрономические суммы денег.

В этом же году на базе государственного 'Саянскхимпрома' ЗАО 'Истлэнд' создает новое, не обремененное долгами и обязательствами дочернее предприятие 'Саянскхимпласт'. В его уставный капитал передается недвижимое имущество комбината. Была использована излюбленная схема предприятий-должников: все активы были выведены в чистые дочерние предприятия, а долги и договоры на обслуживание с энергетиками остались на 'Саянскхимпроме'. В последующее время кредиторы будут высказывать намерения обратиться в суд с исками о незаконном переводе активов в 'дочки'. На этот шаг решатся энергетики, применив не менее излюбленную схему предприятий-кредиторов - купив одну акцию, тем самым став акционерами. Однако Иркутский арбитражный суд, после долгих разбирательств, откажет в удовлетворении иска. Всего в ходе реструктуризации 'Саянскхимпрома' было создано четыре дочерних предприятия: ОАО 'Саянскхимпласт', ЗАО 'Химсода', ЗАО 'Химтранс', ЗАО 'Саянсхимэнерго'.

Печально известный 'августовский' кризис начал благоприятно сказываться на экспортно-ориентированных предприятиях. Девальвация рубля создала возможность реализовывать продукцию химпромов значительно выше себестоимости, однако СХП продолжает работать на 30 % загрузки своих мощностей. В конце года областные власти решили создать рабочую группу по стабилизации деятельности предприятия. В нее вошли практически все руководители предприятий и организаций, являющихся кредиторами или прямыми партнерами СХП. Главная цель мероприятия - попытка создать выгодные условия для сбыта стратегически важной для области продукции саянских химиков - поливинилхлоридной смолы.

 

Год

На 'Усольехимпроме' сменился генеральный директор: совет директоров принял решение не продлевать контракт с Альфредом Сальмановым. На его место назначен Юрий Пронский из Воркуты, ранее работавший заместителем генерального директора на шахте. Позднее его сменит Наталья Губина.

Госпакет 'Усольехимпрома' был передан в доверительное управление ЦК 'ВС ФПГ'. Право распоряжаться акциями химкомбината отдано председателю совета директоров УХП, президенту Восточно-Сибирской ФПГ Юрию Семаку.

В конце года Межведомственная балансовая комиссия выдала заключение о целесообразности производства в отношении УХП процедуры банкротства по схеме конкурсного производства. То есть считалось, что вывести предприятие из кризиса уже невозможно, остается только распродать оставшееся имущество. Но, по мнению Юрия Семака, финансовые показатели заметно улучшились уже к моменту принятия этого решения. В IV квартале 1999 года был остановлен рост кредиторской задолженности, значительно сократился срок возврата дебиторской задолженности со 128 дней в 1998 году до 73 - в 1999 году. На 1 января 2000 года дебиторская задолженность составила 319 млн. рублей. Достигнуты договоренности о реструктуризации долга практически со всеми кредиторами, кредиторская задолженность на 1 января 2000 года - 1641.5 млн. рублей, это 66% от задолженности на 1 января 1999 года. Госналогинспекция также дала согласие на реструктуризацию бюджетной задолженности, достигнуты соответствующие соглашения с бюджетными и внебюджетными фондами.

'Саянскхимпром' создает в Маньчжурии совместное предприятие 'МаньСА'. Решение об организации СП по приему и хранению поливинилхлорида на территории Китая было принято еще в 1997 году. Цель нового предприятия - оптимизация схемы отгрузки ПВХ в Китай и решение проблемы дефицита крытых вагонов на железной дороге.

 

Год

Химическая отрасль попадает в сферу интересов нефтяных компаний. В Иркутской области НК 'ЮКОС' приступил к участию в руководстве АНХК. По итогам последнего квартала этого года комбинат, впервые за несколько лет, сработал с прибылью

В мае был вновь поднят вопрос о введении конкурсного производства на 'Усольехимпроме'. Центральная коллегия уполномоченных государственных представителей сделала заключение о нецелесообразности признания ОАО банкротом. Принято решение о продаже государственного пакета акций 'Саянскхимпрома'. 38,5% акций будет выставлено на конкурс с инвестиционными условиями, в рамках которого часть вырученных от продажи средств в качестве инвестиций предполагается направить на развитие предприятия. Позднее стратегия собственника изменится, в РФФИ решат, что продажа с аукциона увеличит объем средств, поступающих в бюджет от приватизируемой собственности. Выставить акции на аукцион будет решено в 2002 году

Генеральный директор 'Саянскхимпрома' Виктор Круглов избран председателем совета директоров Центральной компании Восточно-Сибирской финансово-промышленной группы.

 

Год

АНХК перешла под полный контроль ЮКОСа, ставшего владельцем контрольного пакета акций компании.

В июне упали цены на рынках Европы и Юго-Восточной Азии на поливинилхлорид (ПВХ) - основную продукцию 'Саянскхимпрома'. Показатели производства на комбинате растут, коэффициент использования мощности в этом году достиг 75%, однако выручка от реализации продукции падает.

В октябре сменился председатель совета директоров 'Усольехимпрома', Юрий Семак уступил свое место представителю санкт-петербургской группы компаний 'Нитол' Александру Рудику. Вскоре, в этом же году, Александр Адамович пересядет в кресло заместителя губернатора Иркутской области, в его подчинении окажется экономика региона. Его место в УХП займет Анатолий Гончаров. Наталью Губину на посту гендиректора сменит Дмитрий Котенко, работавший ранее заместителем гендиректора, а еще раньше возглавлявший ЗАО 'Нитол'.

Группе компаний 'Нитол', специализирующейся на управлении промышленными предприятиями и бизнесом в химической отрасли, в это время принадлежит 20% акций УХП. Уходя, Семак заявил, что первый этап антикризисной программы финансового оздоровления 'Усольехимпрома' уже реализован. Реструктуризирована задолженность основным кредиторам, в том числе бюджетам разных уровней и ОАО 'Иркутскэнерго', прекращен рост кредиторской задолженности. Разработаны приоритеты развития предприятия и определены главные инвестиционные проекты, которые должны существенно улучшить ситуацию на усольском химкомбинате. Ну а привлечение инвестиций в основное производство - это, по мнению Семака, уже новый этап антикризисной программы.

Несмотря на заявление Юрия Семака о финансовом оздоровлении, в этом году 'Усольехимпром' сработает с убытками. Этот факт руководство компании объясняет ростом энерготарифов и плохой мировой конъюнктурой на продукцию, производимую предприятием. Так, цены на основные виды экспортируемой продукции в течение года снизились на треть.

АО 'Саянскхимпласт' - дочернее предприятие 'Саянскхимпрома' в этом году на 14% по сравнению с предыдущим годом увеличит производство ПВХ. Доля предприятия в общероссийском производстве этой продукции в 2001 году составила 38% (первая позиция среди производителей) против 34% годом ранее.

 

Год

'Усольехимпром' входит в список предприятий, подлежащих приватизации в этом году. Государству принадлежит 27,5% акций от уставного капитала компании. По информации представителей предприятия, в настоящее время ведется активная скупка акций 'Усольехимпрома', за полгода они подорожали в пять раз. Реестр акционеров компании с весны прошлого года претерпел значительные изменения: количество акционеров сократилось с 7,3 тысячи до 5 тысяч.

Удивительно, что УХП до сих пор не имеет богатого собственника: 80 процентов родственных предприятий входят в состав мегахолдингов - Лукойла, МДМ и других. Акции комбината не котировались на рынке ценных бумаг из-за низкой прибыли предприятия. Однако сейчас московская фирма 'Нитол' и местная 'Сибирский регион' начали скупать акции по дешевке. Уже сейчас в их руках консолидировано не менее 50 процентов акций химпрома. Скорее всего, дальнейшая судьба госпакета уже решена.

Руководство УХП в этом году приняло решение диверсифицировать рынки экспорта продукции. Половина продукции комбината идет на экспорт, в основном - в Китай, который активно развивает собственную химическую промышленность. Перспектив на внутреннем рынке не видно, поэтому решено активное внимание уделять Японии, Корее, США.

Между тем на расширенной коллегии Управления Министерства по налогам и сборам по Иркутской области и УОБАО 'Усольехимпрому' присвоено 'почетное' звание лжеэкспортера. В ответ гендиректор Дмитрий Котенко назвал обвинение в лжеэкспорте и подделке документов 'слишком поспешным и сделанным не по адресу'. В результате УМНС лишило комбинат звания традиционного экспортера, что означает более тщательное внимание и потерю льгот. Причиной стало то, что в качестве поставщиков сырья УХП использовал предприятия, которые не предоставляют налоговую и бухгалтерскую отчетность в налоговые органы. Некоторые из поставщиков не находятся по адресам, указанным в счетах-фактурах, а одно из них вообще не состоит на налоговом учете.

В этом году будет выставлен на аукцион госпакет 'Саянскхимпрома'. О своем намерении участвовать в нем заявило ЗАО 'Истлэнд'. Сегодня компания контролирует значительную часть акций предприятия. В случае приобретения госпакета, 'Истлэнд' станет основным акционером. Гендиректор 'Истлэнда' Сергей Ерощенко достаточно высоко оценивает шансы его компании на победу в аукционе.

На АНХК продолжается рост загрузки мощностей. Предположительно, в 2002 году АНХК получит 7,5 млн. тонн нефти, на 300 тысяч тонн больше, чем в прошедшем году. Помимо этого, осваиваются новые виды продукции. По оценкам специалистов НК 'ЮКОС', в 2002-2005 годах в регионе вырастет потребление нефтепродуктов с высокими качественными показателями.

Химический комплекс Иркутской области: самовывоз из кризиса

Инвестирование отрасли осуществляется в основном за счет собственных средств и пока недостаточно для решения многих проблем

В структуре промышленности Иркутской области доля химической и нефтехимической промышленности по итогам 2001 года составляет 7,1%, а с учетом нефтепереработки - 11,1%. Предприятиями химической и нефтехимической промышленности области за прошлый год было произведено продукции на 7605,4 млн. рублей, что составляет 84,7% к уровню 2000 года. Как отмечает заместитель начальника департамента по развитию промышленного комплекса Виктор Тификов, уменьшение объемов произошло в основном за счет перевода Ангарского завода полимеров НК 'Юкос' на бюджетное финансирование (схема процессинга) и падения цены на химическую продукцию на внешнем рынке. При этом индекс физического объема по отрасли составил 102,8%.

На АНХК в 2001 году произведено продукции на 3915,5 млн. рублей, что составляет 121% к предыдущему периоду. Произведенная реструктуризация производств, а также ряд других организационных и технических мероприятий дали свои положительные результаты: на 1 января 2002 года получена прибыль 324 млн. рублей. Это позволило компании производить текущие расчеты с предприятиями-смежниками и регулярные платежи в бюджет.

Появившаяся устойчивость в работе АНХК позволила достигнуть стабильности в работе химических производств компании. Производство этилена составило 103.3%, пропилена - 104,1%, полистирола - 104,9%, метанола - 118,7% по сравнению с предыдущим годом. Дочерние предприятия и АНХК химического направления своевременно производили текущие платежи во все уровни бюджетов и внебюджетные фонды, поставщикам за продукцию и оказанные услуги. Размер прибыли на 1 января 2002 года составляет 78,4 млн. рублей.

На 'Саянскхимпроме' в прошлом году отмечен рост объемов производства. Производство поливинилхлорида (ПВХ) составило 111,2%, соды каустической - 111,5% по отношению к этому же периоду. 'Усольехимпром' увеличил выпуск тетрахлорэтана - 103,5%, трихлорэтилена - 101,8%, гипохлорита кальция - 108,8%. Несколько уменьшился по сравнению с предыдущим годом выпуск каустической соды - 95,8%, ПВХ - 91,6%, эпихлоргидрина - 88,7%.

Падение цен на мировом рынке на химическую продукцию привело к резкому ухудшению финансового положения экспортноориентированных Саянского и Усольского химпромов. На 1 января 2002 года ими получены убытки соответственно 173,6 и 210,4 млн. рублей. Особенно сильно сказалось снижение цены на ПВХ, который является одним из основных экспортных товаров. Положение производителей усугубилось с применением экспортной таможенной пошлины на ПВХ в размере 6,5%. Как сообщил Виктор Тификов, администрация области обратилась в Министерство финансов и Государственный таможенный комитет с просьбой об ее отмене. В настоящее время материалы по данному вопросу находятся на рассмотрении в комиссии Правительства Российской Федерации по защитным мерам во внешней торговле и таможенно-тарифной политике.

Несмотря на имеющиеся трудности крупнейшим предприятиям нефтехимического комплекса Иркутской области удалось сохранить свой потенциал и значительную часть химической продукции поставлять не только на внутренний рынок, но и на рынки химических материалов промышленно развитых стран, главным образом Китая и стран Азиатского региона.

Среди аутсайдеров отрасли оказались гидролизное и фармакологическое производства. По-прежнему снижается объем производства на гидролизных заводах - за 2001 год его объем составил 597,7 млн. рублей, что составляет 74,6% к предыдущему году. За последние месяцы 2001 года на заводах сложилось критическое финансовое положение, на 1 января 2002 года убытки составили 74,9 млн. рублей.

Все три завода Иркутской области - Бирюсинский, Зиминский и Тулунский имеют огромные долги перед поставщиками и бюджетом, находятся на грани остановки. При этом они являются градообразующими и социально-значимыми.

Загрузка производственных мощностей ОАО 'Усолье-Сибирский химфармкомбинат', одного из крупнейших предприятий по изготовлению лекарственных препаратов в области, в 2001 году составила чуть более 1%. Объем продукции составил 74,6 млн. рублей, или 118.4% к предыдущему периоду. Несмотря на улучшение показателей имеется большая задолженность перед поставщиками, бюджетами всех уровней и внебюджетными фондами, работниками предприятия. Отсутствие оборотных средств, малая загрузка предприятия не позволяют комбинату выйти в разряд рентабельных. С октября 2001 года здесь введено внешнее наблюдение, а с марта текущего года - внешнее управление.

Структура химического комплекса Иркутской области в ближайшем будущем не претерпит существенных изменений. В этом уверен заместитель председателя департамента развития промышленности Виктор Тификов. Дальнейшее развитие предприятий химического комплекса региона должно осуществляться по линии реконструкции, технического перевооружения производства и расширения ассортимента продукции с учетом потребностей рынка. С этим утверждением не поспоришь, однако на его реализацию необходимы средства.

Инвестиционная деятельность остается вялотекущей. Несмотря на увеличение в последние два года инвестиций в техническое развитие производства, их объемы недостаточны для решения назревших структурно-технологических проблем и поддержания на требуемом уровне положительной динамики производства. Переориентация производства на новейшие, прогрессивные технологии, создание новой конкурентоспособной продукции осуществляются медленными темпами. В условиях практически полного прекращения выделения централизованных капитальных вложений процесс инвестирования в отрасли осуществляется в основном за счет собственных средств предприятий и в небольшой доле привлеченных кредитов. Виктор Тификов отмечает, что в связи с имеющейся инфляцией сохраняется высокий процент ставки банковского кредита, который не позволяет использовать его сегодня как инвестиционный ресурс.


Дарья БЕРЕЖКОВА

"Сегодня в Иркутске. Экономика

Не надо отрываться от «трубы»

Полемика

Не надо отрываться от «трубы»

Облагороженные сырьевые отрасли могут стать фактором экономического роста

Эксперты Фонда комплексных прикладных исследований обсудили в столице острую проблему

· Сможет ли Россия к 2017 г. оторваться от «трубы», жить продажей высокотехнологичной продукции, а не сырья?

· Существуют ли пределы сырьевого развития?

· Какой должна быть структурная модернизация?

· Почему инновации остаются невостребованными?

· Пакое место в мировой экономике может занять наша страна в недалеком будущем?

 

Александр Некрасов,

заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН

 

Сегодня главный вопрос в том, насколько эффективно мы используем ресурсы. Например, коэффициент извлечения нефти находится на позорном уровне – 0,2, когда у всего мира он 0,4, то есть 80% ценнейшего вида топлива мы оставляем в недрах. Причем хорошо известны компании, которые снимают «сливки», не поддерживают уровень добычи, отрабатывают дешевую нефть, а все остальное бросают.

С переработкой сырья не лучше. Наш уровень глубины переработки уже несколько лет стоит на уровне 70–71%. Этим пользуются конкуренты. Например, западные компании покупают у нас мазут по мировым ценам, перерабатывают его, получают светлые нефтепродукты и реализуют с хорошей прибылью.

Природным газом мы тоже могли бы распоряжаться гораздо выгоднее. Наш газ специфичен, в нем много этана, в месторождениях Восточной Сибири около 5% пропана, бутана, изобутана и т.д. Все это практически не используется. Если бы были реализованы предложения, внесенные еще в конце 80-х, о поставке газа из Восточной Сибири на перерабатывающие предприятия в Череповец или Грязовец, мы бы не только закрыли весь импорт полимеров, но и стали крупными экспортерами нефтехимических продуктов на полимерной основе.

Вместо нас это делают другие. Сегодня на переработке нашего газа, подающегося в Европу, работают заводы в Турции, Германии. Уже при содержании этана в 3% считается эффективным его использование, а в российском газе его существенно больше.

Мы очень нерационально используем и другие свои ресурсы, например, гелий. Сегодня в мире только три страны обладают его запасами – США, Алжир и Россия. У наших конкурентов лет через 15 месторождения истощатся и мы останемся единственными обладателями запасов стратегического сырья. Вопрос – как ими распорядиться? Газпром заявляет, что к 2010 г. как-то использует 15% ресурсов, но 85% останутся неиспользованными! Между тем гелий мог бы стать основой нового эффективного экспортного направления, каркасом для всей экономики страны. Более того, именно разработка гелиевых месторождений дала бы дополнительный импульс для развития восточных территорий России.

Подобных примеров можно привести множество, но все они будут свидетельствовать об одном: довольно смотреть на «трубу» как на примитивный источник пополнения казны. Будущее – за глубокой переработкой сырья, которая может дать стране неизмеримо больше.


Андрей Клепач,

исполнительный директор Независимой аналитической группы «Центр развития»

Скорее всего, этот год у нас будет очень хороший. Дело не только в высоких ценах на нефть, но и в очень высоких объемах экспорта нефти, газа и металлов. Основные риски в ближайшей перспективе связаны не с тем, что цены могут упасть, а с тем, что может прекратиться наращивание физических объемов добычи. По оптимистическому сценарию, добыча нефти вырастет до 500 млн т, но я думаю, что она стабилизируется в пределах 450. Дело не в том, что нефти нет – нужны фундаментальные стратегические решения государства и бизнеса: по развитию трубопроводов, направлениям экспорта, разведке месторождений. К сожалению, при нынешнем уровне партнерства эти решения приняты не будут. Поэтому вероятнее сценарий, по которому возникнет пауза в стабилизации объемов добычи нефти, соответственно, и экспорта. А в этих условиях динамика темпов роста экономики сядет сильно.

Какие возможны альтернативы? Мы можем говорить, что точка роста – это не отрасль, не компания, а человек. Но на уровне макроэкономики все измеряется отраслями и структурой, поэтому изменяться могут только они. Расчеты показывают, что наиболее вероятные темпы роста – 4–5% для промышленности, для ВВП – чуть больше или меньше. Это хорошая траектория роста, но она возможна тогда, когда роль локомотива для экономики будет играть переработка (нефтехимия, металлургия), а не нефть. Следовательно, нужны структурные изменения и консолидация бизнеса именно в этих секторах. Так же как нужна консолидация на проектах новых нефтепроводов – ни одной нефтяной компании сделать это в одиночку не по силам, только всему нефтяному сообществу в целом.

Если нам удастся обеспечить наращивание экспорта нефтехимии (сейчас этот сектор влачит жалкое существование – темпы роста около 2%, рентабельность крайне низкая), можно будет поддержать рост экономики, пусть не на 7%, но на 4–5% уже в ближайшие годы. Правда, потребуются серьезные инвестиции.

Частный бизнес, даже очень крупный, не сможет без поддержки государства поднять на должный уровень перерабатывающую промышленность. Как не удастся это сделать и без масштабных иностранных инвестиций. Например, чтобы обеспечить темпы роста в 6–7%, машиностроение должно устойчиво расти на 8–10%. Реально ли это? Думаю, при нынешнем положении дел и сложившейся структурой компаний ничего не получится. Если только не поможет государство с серьезным оборонным заказом.

Вот почему я не вижу потенциала для удвоения ВВП за 10 лет. Может быть за 15 – да, но и то при очень серьезных сдвигах в производстве и структуре бизнеса. Я бы их эшелонировал следующим образом: сырьевые отрасли, химия, лесная промышленность, металлургия, на втором плане – обрабатывающие отрасли. Вопросов много; не думаю, что без целенаправленной промышленной политики они могут быть решены.

 

Вячеслав Никонов,

президент фонда «Политика»

Что плохого в «трубе»? Сама по себе она ни благо, ни зло – скорее благо. Да, надо диверсифицировать экономику, но при этом оторваться от «трубы» нам не удастся в силу географических и иных особенностей нашей страны. Тем более, что возможны всяческие изменения. Например, стремительно наступают водородные технологии, в связи с чем некоторые поговаривают, что, мол, надо побыстрее продать энергоносители. С другой стороны, есть прогнозы, что в геометрической прогрессии вырастет потребность в природном газе, следовательно, возможности для наращивания производства и экспорта – огромные.

Восточносибирские месторождения энергоресурсов – разведанные и неразведанные – очень велики, что дает возможность выхода на азиатские рынки. Бытует мнение, что в ближайшее время решения о строительстве нефте- и газопроводов на Восток не будут приняты. У меня ощущение, что они обязательно будут приняты в силу нескольких причин. Например, Пекин поставил условие – принять решение до весны, дольше ждать не будет. Японцы тоже проявляют колоссальные лоббистские амбиции, предлагая мощные инвестиции в нефтеразведку Восточной Сибири, даже закрывая глаза на острую проблему островов Курильской гряды. А все потому, что заинтересованность Восточной Азии в получении российских энергоресурсов огромная! При умелой дипломатии можно выйти на уровень «полутора нефтепроводов», которые удовлетворили бы и Китай, и страны Юго-Восточной и Восточной Азии, и США. Поэтому «труба» сама по себе может еще долго выступать в качестве фактора экономического роста в России.

 

Борис Салтыков,

президент ассоциации «Российский дом международного научно-технического сотрудничества»

Решение проблемы экономического роста – только глубокая переработка, то есть, переход к экономике, основанной на знаниях. Все ведущие страны на этом живут, превращая знания в нечто, что тут же купят. Фундаментальные знания – тоже сырье, но и его мы «продаем» по дешевке, потому что результаты исследований публикуются в открытой печати. Но стоит это сырье переработать, как оно повысится в цене многократно. Скажем, от нуля до бешеных, фантастических цен на лицензию на производство кристаллов.

Какое место занимает Россия в глобальной экономике? Что в мире хорошо продается? Товары, услуги и технологии. Мы, в основном, продаем товары далеко не лучшего качества, оригинальные технологии, но не заводы, качественные услуги, кроме транспортных коридоров, тоже предложить не можем. Даже образовательные услуги высокого класса (потенциал у нас огромный!) и то продать не можем, потому что в стандарты не вписываемся. Резерв есть – это Hi-Tec, но сначала мы должны построить мост от советской системы науки к сектору воплощения знаний, которые можно продавать.

Удвоение ВВП – не самоцель, его можно добиться и за счет ресурсов, но качество роста при этом будет совсем другое. Высокая рентабельность нефти держится на ценах, но если они рухнут надолго, капитал потечет в пивоварение, производство колбасы или легкую промышленность. Словом, туда, где выгоднее. А структурная перестройка экономики еще долго будет идти на словах. И вот почему. Пока нефть у нас в таком количестве и по таким ценам продается, никакой серьезной мотивации вкладывать сверхприбыль во что-то другое нет. Поясню на примере. Индустриализация 30-х годов основывалась не на нефти, она проводилась за счет другого сектора экономики – сельского хозяйства, по существу построена на костях крестьян. Но при этом покупались уже готовые комплектные заводы – Калининградский, Горьковский и т.д., чтобы сразу выйти на уровень мировых технологий.

Поэтому и сегодня мы должны максимально использовать свои преимущества, не посиживая на «трубе» в ожидании перемен. Надо развивать внутреннюю переработку, встраивать науку в экономику. Тогда и ВВП будет расти.

Материал подготовила Татьяна ХУДЯКОВА

 

внутриреспубликанской и межрегиональной интеграции

I. Развитие внутриреспубликанской интеграции.

II. Развитие межрегионального взаимодействия в целях формирования взаимовыгодных товарно-сырьевых потоков, обеспечивающих экономический эффект для различных регионов и компаний.

Инвестиционная программа развития компаний НГХК в области технического перевооружения, расширения мощностей, создания новых производств требует комплексного решения вопросов оптимизации существующего сырьевого обеспечения, привлечения дополнительных источников сырья, рационализации использования имеющихся ресурсов.

Цель

стабильное обеспечение компаний комплекса сырьевыми ресурсами, совершенствование структуры их потребления путем более глубокой переработки различных видов сырья, более квалифицированного использования содержащихся в нем ценных компонентов.

Основные задачи

· формирование долгосрочных взаимовыгодных организационно-технологических схем товарно-сырьевых взаимосвязей компаний НГХК Республики Татарстан с последовательным переводом их на режим рыночного регулирования;

· поиск и внедрение наиболее рациональных схем межрегионального взаимодействия компаний по сырьевому обеспечению, реализация крупномасштабных межрегиональных проектов;

· широкомасштабное внедрение достижений науки и техники в области комплексной и максимально глубокой переработки сырья;

· разработка сбалансированной стратегии сырьевого обеспечения компаний НГХК с учетом реализуемых инвестиционных и инновационных программ всех компаний (включая средние и малые);

· создание и реализация в компаниях НГХК программ организационно-технологического, ресурсосберегающего характера, направленных на расширение сырьевой базы;

· разработка на региональном и корпоративном уровнях механизмов инвестиционного обеспечения реализуемых проектов в области сырьевого обеспечения.

Основные направления

I. Развитие внутриреспубликанской интеграции

Вопросы сырьевого обеспечения традиционно являются одними из наиболее существенных для достижения устойчивого развития НГХК. Их решение в ходе реализации Программы развития нефтегазохимического комплекса Республики Татарстан на 1999-2003 годы через налаживание механизма взаимодействия производителей НГХК Республики Татарстан в рамках внутриреспубликанской интеграции позволило удовлетворить ряд важных сырьевых потребностей многих нефтехимических и химических компаний, испытывающих серьезный сырьевой голод в условиях трансформацинного периода. Среди них такие компании, как ОАО "Нижнекамскнефтехим", ОАО "Казаньоргсинтез", ОАО "Нижнекамскшина", ОАО "Казанский завод синтетического каучука", ЗАО "КВАРТ", ОАО "Нэфис-Косметикс" ОАО "Нижнекамский завод технического углерода", субъекты малого предпринимательства, а также компании других отраслей промышленности (автомобилестроение и другие).

Первоначальная схема внутриреспубликанской интеграции, сформированная согласно Протоколу совещания у Президента Республики Татарстан от 22 января 1999 г. представлена в приложении N 9 (Внутриреспубликанская интеграция предприятий НГХК РТ в 1999 г.) к настоящей Программе. Динамика изменений товарно-сырьевых потоков между предприятиями комплекса в 2000-2003 гг. отражена в приложениях NN 10(Схема внутриреспубликанской интеграции предприятий НГХК РТ в 2000 и 2001 гг.) и 11(Схема внутриреспубликанской интеграции предприятий НГХК РТ в 2002 и 2003 гг.) к настоящей Программе (согласно постановлениям Кабинета Министров Республики Татарстан от 11.01.2000 г. N 7, от 12.02.2001 г. N 68, от 23.01.2002 г. N 23, от 14.01.2003 г. N 5).

Объемы поставок сырьевых ресурсов для основных компаний химии и нефтехимии Республики Татарстан в рамках внутриреспубликанской и межрегиональной интеграции в 1999-2002 гг. представлены в таблице 6. (Основные поставки сырьевых ресурсов в рамках внутриреспубликанской и межрегиональной интеграции)

В 1999-2003 гг. число участников внутриреспубликанской интеграции и перечень товарно-сырьевых позиций, вовлеченных в нее, значительно расширились. Данная практика должна быть продолжена и в перспективе с учетом технологических и организационных изменений в компаниях комплекса.

Достижение цели стабильного сырьевого обеспечения компаний комплекса в рамках внутриреспубликанской интеграции потребует активизации деятельности (на региональном, отраслевом и корпоративном уровнях) в следующих основных направлениях:

· увеличение объемов переработки высокосернистой карбоновой нефти;

· достижение максимально возможной глубины переработки нефти;

· обеспечение поставок сырьевых ресурсов с Нижнекамского нефтеперерабатывающего комплекса для основных предприятий химии и нефтехимии республики;

· вовлечение в переработку максимальных объемов попутного нефтяного газа, исключая его использование в качестве технологического топлива на нефтяных промыслах республики с замещением его отработанным сухим газом;

· увеличение отбора ШФЛУ на установках комплексной подготовки нефти (УКПН);

· увеличение объемов стабилизации нефти с целью извлечения дополнительных объемов ШФЛУ;

· внедрение на Миннибаевском ГПЗ технологической схемы, позволяющей увеличить отбор этана на 10-12%;

· вовлечение в переработку ресурсов природных битумов, крупнейшими в России запасами которых (1,5-3 млрд. тонн) обладает Республика Татарстан, которые пока не находят практического применения в связи с отсутствием высокоэффективных технологий их добычи и переработки;

· обеспечение на предприятиях химии и нефтехимии технологических возможностей по использованию различных видов сырья (в частности, обеспечение гибкости этиленовой установки ОАО "Нижнекамскнефтехим" по структуре используемого сырья на пиролиз для производства этилена);

· расширение внутренней (собственной) сырьевой базы предприятий химии и нефтехимии за счет модернизации и реконструкции действующих производств, введения в действие ранее законсервированных установок, эффективного комбинирования имеющихся технологических установок (это является актуальным для этиленовых заводов ОАО "Нижнекамскнефтехим" и ОАО "Казаньоргсинтез", ЦГФУ и установок завода ДБ и УВС ОАО "Нижнекамскнефтехим");

· качественное изменение технологической основы производства путем использования ресурсосберегающих технологий, позволяющих значительно снизить материалоемкость и энергоемкость производства;

· обеспечение максимально глубокого передела продукции предприятий "большой" химии и нефтехимии в границах региональной экономики, в том числе расширение возможностей участия ОАО "Нижнекамкнефтехим" и ОАО "Казаньоргсинтез" в процессах внутриреспубликанской интеграции и кооперации за счет увеличения номенклатуры производимой ими продукции и роста объемов выпуска, а также обеспечения поставок на предприятия республики для дальнейшей переработки;

· включение во внутриреспубликанскую интеграцию все большего числа средних и малых производственных компаний, функционирующих на конечных стадиях передела химической и нефтехимической продукции;

· вовлечение в процессы внутриреспубликанской интеграции и кооперации предприятий других отраслей народного хозяйства республики (потребителей и поставщиков);

· постепенный переход к рыночному регулированию взаимоотношений компаний в рамках внутриреспубликанской интеграции (прежде всего в части ценового регулирования взаимопоставок).

Проблема сырьевого обеспечения химии и нефтехимии республики в перспективе сохранит свою актуальность. В частности, должны учитываться возрастающие потребности ОАО "Нижнекамскнефтехим" и ОАО "Казаньоргсинтез" в сырьевых ресурсах в результате реализации инвестиционных программ развития

· Основные перспективные потребности ОАО "Нижнекамскнефтехим" в углеводородном сырье со стороны

· Основные перспективные потребности ОАО "Казаньоргсинтез" в углеводородном сырье со стороны

В свою очередь, дефицит мономерной базы определяет ограниченное предложение полимерных материалов и изделий из них, что обусловливает в том числе и недостаточные темпы развития малого и среднего бизнеса в НГХК Республики Татарстан.

Это требует комплексного подхода к решению проблемы развития нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств в Республике Татарстан.

В частности, в период реализации Программы будет предусмотрено обеспечение действующих предприятий химии и нефтехимии сырьем с нефтеперерабатывающих производств республики.

Более того, предполагается создание новых нефтехимических производств в составе нефтеперерабатывающего комплекса, ориентированного на переработку карбоновой нефти, с выпуском базовых олефинов, полимеров и изделий из них.


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 65;