Роль инвестиций в развитии государств Латинской Америки



 

В контексте экономической безопасности, которая становится приоритетной как в мировых целях, так и на периферии, вопрос о зарубежных капиталовложениях приобретает одно из ключевых значений. По этому поводу ведутся напряжённые дискуссии, причём разброс мнений варьируется от явного некритического восхваления до полного эмоционального отрицания. Многие экономисты указывают на иностранные инвестиции как один из важнейших источников модернизации экономики страны. Между тем практика многих зарубежных стран показывает, что даже масштабный приток иностранных капиталов не гарантирует стабильных и высоких темпов экономического роста. Наглядным подтверждением этого является опыт таких крупных развивающихся стран, как Бразилия, Мексика, Аргентина. На протяжении последних десятилетий они были одними из основных получателей иностранных инвестиций в развивающемся мире. Однако, несмотря на привлечение значительных объёмов зарубежного капитала, их экономическое развитие на протяжении последних 25 лет остаётся крайне нестабильным. После экономического подъёма каждый раз наблюдается падение объёмов ВВП или снижение темпов его роста до минимального уровня. За период с 1980 по 2004 года объём ВВП Мексики и Бразилии сокращался по 5 раз, а у Аргентины – 9 раз, /10, с.82/. Возможно, опыт Латинской Америки станет как бы особым предупреждением для других стран об опасности на предстоящем пути, если те не предпримут соответствующие упреждающие меры. Тем более что использованию иностранного капитала в системе перестройки и модернизации экономики многими странами региона придавалось первостепенное значение.

Иностранные инвестиции в развитии государств Латинской Америке исторически сыграли особую роль. С момента обретения ими в XIX веке политической самостоятельности зарубежные капиталы оказывали большое влияние, так или иначе, воздействуя на формирование структуры национальной экономики этих стран и даже на общественно-политический климат. Во многом под влиянием зарубежного капитала складывался экстенсивный тип развития, основанный на экспорте ресурсов. В результате чего, несмотря на богатую ресурсную базу, а со временем и образованное население, уровень экономического развития большинства стран региона оказался в состоянии отсталости и запаздывания.

В последнюю четверть XX века в Латинской Америке заметно обострилось концептуальное противостояние вокруг вопроса о значении зарубежных капиталов в ходе догоняющего развития периферийных стран, а так же роли прямых иностранных инвестиций. Этот вопрос приобрёл особую значимость в тот период, когда регион перешёл на новый курс, обещавший хозяйственный подъём и социальное благополучие.

В 1980-1990-е годы влияние иностранного капитала в латиноамериканской экономике значительно усилилось. После недостаточно успешных попыток создания собственной конкурентоспособной перерабатывающей промышленности многие страны региона пережили долговые кризисы, в результате чего ими был взят курс на либеральные реформы. В его основе лежало стремление оживить экономику с помощью рыночно-открытой модели, предусматривавшей снятие ограничений для притока транснационального капитала. Под давлением кредиторов был расширен доступ иностранных инвестиций в национальную экономику и проведены масштабные приватизации с активным участием зарубежных инвесторов. Развернувшийся процесс массовой приватизации, имевший цель получить необходимые средства для казны, выразился в резком сужении непосредственного и косвенного национально-государственного инвестирования. В некоторых странах разгосударствление собственности приняло масштабный характер в расчёте на особо позитивный и быстрый эффект. К тому же в Аргентине было введено жесткое прикрепление курса национальной валюты – песо – к американскому доллару, что фактически лишило её возможности проведения независимой денежно-кредитной политики и регулирования валютного курса. Правительство сократило государственные расходы, и были привлечены кредиты МВФ. В итоге значительная часть экономики многих латиноамериканских стран оказалась под контролем зарубежных корпораций, которые оказывают серьёзное влияние на ситуацию в их экономике и политической сфере. Снижение управляемости национальной экономикой, высокая зависимость от неконтролируемых потоков иностранного капитала и интересов транснациональных компаний стали одними из важнейших причин происходящих здесь периодических кризисов. Особенно тяжёлая ситуация складывается в Аргентине, где в 1990-е годы был реализован, пожалуй, один из наиболее радикальных сценариев неолиберальных реформ. Однако Бразилия, позже многих приступившая к приватизации, оказалась в менее неблагоприятном положении, например, по сравнению с соседней Аргентиной. По крайней мере, официально инвесторам было запрещено покупать контрольный пакет акций бразильских компаний.

Начавшееся на рубеже 1980-1990-х годов оживление в финансово-инвестиционной сфере, расширение кредитно-фондовых операций создавали иллюзию вернувшегося благополучия. Кое-где заговорили даже об «экономическом чуде». Первое пробуждение произошло в 1994-1995 годы в образе мексиканского финансово-банковского кризиса, прокатившегося болезненным эхом по соседним странам. Тогда впервые в общественно-политических кругах отчётливо прозвучала критика в адрес либеральной модели. Восстановление роста в последующие два года позволяло думать о случайности произошедшего спада. Однако разразившийся в 1997-1998 годах в среде «непотопляемых азиатских тигров» финансово-валютный кризис больно ударил по Латинской Америке. Он затронул кровеносную систему любого рыночного хозяйства – финансы, а так же сказался на бюджетной сфере, платёжных балансах, увеличилась статья оттока капиталов за пределы национальных границ, показав непрочность и слабую эффективность либерального курса. До провозглашения в середине 1980-х годов экономических реформ во многих странах региона осуществлялась выборочная политика относительно привлечения иностранного капитала для целей развития. Ряд отраслей стратегического значения был закреплён за государством, немало важных сфер хозяйствования – за частным национальным капиталом. Такой курс осуществлялся до государственного переворота в Чили в 1973 году, /21, с.15/.

На рубеже 1980-1990-х годов начало пересматриваться инвестиционное законодательство, давшее иностранным инвесторам те же права, что и национальным владельцам капитала. Существенную роль в активизации деятельности иностранных инвесторов сыграла программа «Вашингтонский консенсус», принятая в 1989году в США и одобренная МВФ и МБРР. Она, в частности предусматривала распространение в латинской Америке либерального режима применительно к зарубежным вкладчикам капитала. В результате к началу XXI века новые инвестиционные законы действовали более чем в двадцати странах региона. Помимо этого латиноамериканские страны региона заключали особые двусторонние соглашения с государствами-центрами о взаимном привлечении инвестиций и их соответствующей защите, а так же об устранении двойного налогообложения на капиталовложения. Были образованы специальные комитеты и комиссии, ориентированные на содействие росту зарубежных капиталов, куда подчас входили министры экономики, финансов и иностранных дел, а также председатели центробанка. В 2000 году в Латинской Америке действовало свыше 20 органов, рассматривавших участие зарубежных инвесторов в приватизируемых предприятиях.

В таких обстоятельствах росло напряжение в деловом мире региона. В условиях демонтажа защитных мер происходило разбухание сегмента национальных и иностранных частных банков с неизбежным ростом процентных ставок. А подобная опасная динамика вела к переключению финансовых потоков кредитования промышленности и базисной инфраструктуры, не говоря уже о высокотехнологичном и наукоёмком производстве, требующем крупных инвестиций, на более доходные, хотя и весьма рисковые, фондовобиржевые спекулятивные цели. Неизбежно в таких обстоятельствах возрастала доля портфельных капиталовложений в ущерб прямым иностранным инвестициям.

Финансового баланса в условиях преобладания либеральных ориентиров добиться не удалось, о чём свидетельствуют платёжно-инвестиционные спады в конце 1990-х годов в ряде латиноамериканских стран. «Свободная экономика» вступила на тупиковый путь развития. Особенно тяжёлым оказалось начало XXI века, когда финансово-кредитные потрясения охватили и без того кризисную Аргентину. В конце 1990-х годов экономика страны впала в новую рецессию, и в декабре 2001 года Аргентина объявила дефолт. Для удержания экономики от развала и предотвращения социальных взрывов правительство вынуждено было вновь просить МВФ о предоставлении финансовой помощи, взамен которой оно пошло на беспрецедентное открытие экономики, не останавливаясь перед потерей национального контроля над ней. Результатом реформ стали обеднения значительной части населения и фактически утрата экономического суверенитета страны. Сегодня даже для решения проблем в жилищно-коммунальном секторе президенту Аргентины приходится летать во Францию, чтобы просить уступки у французских инвесторов. Затем финансовые трудности стали испытывать и другие страны, в том числе даже такая относительно устойчивая, как Чили (снижение темпов роста с 4,2 % в 2000 году до 2,1 % в 2002 году).

Постоянное концептуальное противоборство вокруг участия иностранного капитала в процессе инвестирования – один из важнейших аспектов нынешней социально-политической жизни региона. Приход к власти в ряде крупных и малых стран политических деятелей левого направления – свидетельство того, что Латинская Америка находится на стратегическом перепутье своего развития. При этом речь идёт не об отказе от иностранных инвестиций, что было бы недальновидно и просто нереально, а о более внимательном и где-то многостороннем подходе при их допуске.

Экономические основы безопасности – одна из ключевых проблем современной Латинской Америки. Её нельзя по-настоящему понять, не уяснив роли иностранных инвестиций в динамике хозяйственного развития региона. Исторический опыт взаимодействия латиноамериканских стран с зарубежными вкладчиками капитала, особенно последних десятилетий показал, что зарубежное инвестирование не принесло коренного структурного обновления экономики. Более того, нередко именно оно способствовало возникновению новых перекосов в национальном хозяйстве. Усилилась зависимость региона от зачастую непрогнозируемой конъюнктуры мирового рынка. Исполнительный секретарь ЭКЛА, аналитик Х.А. Окампо назвал развития Латинской Америки в 1990-е годы периодом «света и теней». Неутешительные результаты программ оздоровления и стабилизации лишний раз подтверждают сомнительность опоры на внешние ресурсы в качестве одного из главных рычагов подъёма и модернизации экономики. Не отрицая их значимости, видимо, в первую очередь следует учитывать качество инвестиционной помощи, определение оптимального для данного региона, страны и даже отрасли экономики синтеза взаимоотношений в новом сложном индустриально-информационном мире.

Исходя из опыта эти стран можно сделать вывод, что приток иностранных инвестиций будет оказывать наиболее положительный эффект на развитие страны в том случае, если её власти имеют собственную сильную экономическую политику и привлекают зарубежные инвестиции в соответствии с её приоритетами. Там где государство отстраняется от управления своим экономическим развитием, уступая его транснациональным корпорациям, поступление иностранных инвестиций не обеспечивает высокий и стабильный рост и часто приводит к снижению национального суверенитета.


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 55;